Эстонские сказки | Сказки народов мира на YAXY.RU

ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • ЭСТОНСКИЕ СКАЗКИ

    Об Эстонии
    Волк и овца
    Златопряхи
    Молодой кузнец
    Неразменный рубль
    Мышь и воробей
    Почему у зайца губа рассечена
    Красивая невеста
    Комар и конь
    Гном из-под печки
    Волшебные узлы
    Волк и олень
    Как барин конём стал

    Об Эстонии

    Эстония - одна из пятнадцати бывших Союзных республик, с 1991 г.
    суверенное государство. В 12-13 вв. складывалась эстонская народность. С 13
    в. народы Эстонии отражали немецкую, затем датскую агрессию. Во второй
    четверти 13 - середины 16 в., завоеванная немецкими крестоносцами,
    составляла часть Ливонии. В конце 16 века Эстония разделена между Швецией,
    Речью Посполитой и Данией. В середине 17 века вся территория Эстонии под
    властью шведов. По Ништадскому миру 1721 г. Эстония вошла в состав России.
    Эстонский язык относится к финно-угорской группе языков
    (прибалтийско-финская подгруппа).Большая часть верующих - протестанты
    (лютеране). Главными занятиями эстонцев были пашенное земледелие,
    животноводство, а на побережье - рыболовство.
    Традиционные виды декоративно-прикладного искусства: узорное ткачество
    и вязание, резьба по дереву, обработка кожи, ювелирное искусство. Народные
    мотивы используются в производстве декоративных тканей и ковров, серебряных
    украшений, вязаных изделий. Сохраняются некоторые народные обычаи, например,
    зажигание костров на Иванов день. С 1 половины 19 века начинается сбор и
    изучение традиционного фольклора: песен, преданий, сказок, пословиц,
    поговорок. На их основе были составлены эстонский эпос Калевипоэг (
    1857-1861) и сборник Старинные народные эстонские сказки (1866). Давние
    традиции имеет музыкальный фольклор; традиционный струнный инструмент типа
    гуслей - кантеле. С середины 19 века существуют певческие хоры. В 1944 г.
    был организован Эстонский мужской хор, основатель и художественный
    руководитель Г. Эрнесакс. В парке Кадриорг на окраине Таллина ежегодно
    проводятся знаменитые певческие праздники, собирающие огромное количество
    зрителей из разных стран.

     

    Волк и овца

    Жил-был волк, и жила-была овца. Овца от стада отбилась, заблудилась в
    лесу да и осталась там жить. А волку-то лес- дом родной. Повстречались волк
    и овца, ну и подружились друг с другом.
    Лето хорошо прожили кругом тепло, сытно, чего ж тут ссориться!
    Осенью кое-как промаялись, а зима нагрянула - плохо им пришлось. У
    волка лапы мёрзнут, у овцы хвост дрожит от холода.
    Вот овца и говорит:
    - Давай, волк, построим себе дом. Будем в доме печь топить, в тепле
    зиму зимовать. А волку лень. Он говорит:
    - Это вы, овцы, у людей привыкли жить под крышей. А мне и так хорошо.
    Выстроила себе овца избушку, с печкой, с лежанкой. И зима ей теперь не
    страшна. Тепло овце.
    А волк рыскал, рыскал по лесу да и взвыл. Мороз что ни день крепчает, а
    спрятаться некуда. Как ни лень, надо строить хоть какой-нибудь дом.
    Сгреб волк снег в кучу, лапами утоптал, хвостом подмел, кое-как
    выстроил ледяную избушку.
    Да тут, как нарочно, выглянуло солнце, и растаяла над волком ледяная
    крыша, развалились снеговые стены. Опять волк без дома.
    Как быть? Что делать?
    Пошел волк к овце, стал перед избушкой и говорит:
    - Овечка, овечка, приоткрой двери. На дворе мороз трещит, а у меня нос
    и уши замерзли. Позволь хоть морду у тебя, обогреть.
    Пожалела овца волка и приоткрыла дверь избушки. Волк сунул в щелку
    морду, постоял, постоял и говорит опять:
    - Овечка, овечка, у меня передние лапы замерзли,-позволь на порог
    ступить.
    Овечка открыла дверь пошире, позволила волку ступить на порог. Да волку
    все мало.
    - Слышишь, овечка, как ветер воет?-говорит волк.-У меня бока совсем
    заледенели. Позволь и бока отогреть.
    У овечки сердце мягкое, овечье. .-Что ж,-отвечает она,-у меня тепла не
    убудет, погрей, волк, свои бока.
    Волк залез в избушку по самый хвост и говорит:
    - Спасибо тебе, овечка, теперь совсем хорошо. Боюсь только, как бы
    хвост не отмерз. Без хвоста вся моя волчья краса пропадет! - Эх, волк,-
    говорит овца,- ну и мастер ты выпрашивать! Тебе бы с сумой по деревням
    ходить. Ладно уж, погрей и хвост.
    Волку только того и надо. Прыгнул он в избушку, осмотрелся кругом-да
    скок на печь. Свернулся калачиком и уходить не собирается.
    Так пролежал он до вечера. Разогрелся, распарился, и захотелось ему
    есть. Вот он и говорит овце:
    - Овечка, овечка, не пора ли спать? Залезай на печь, я подвинусь - и
    тебе места хватит.
    Посмотрела овца на волка. Голос-то ласковый, а глаза злые, голодные.
    - Нет, волк,- отвечает овца.- Мне еще недосуг. У меня ложки не мыты,
    мука не просеяна. Вот справлюсь, тогда уж пойду спать.
    Волк лежал, лежал, ждал, ждал, да и задремал.
    Ночью проснулся. Ух, до чего есть хочется! Брюхо так и подвело. Пошарил
    лапой - нет овцы на печи. Спрыгнул волк на пол и давай искать овцу. Только и
    овца хитра: спряталась от волка в мусорный ящик. Не нашел ее волк.
    Утром овца посмеивается:
    - Отчего ночью не спал, кого, серый, искал? Тыкал носом во все углы, не
    нашел, серый, овцы.
    Волк пролежал на печи целый день. К вечеру еще больше захотелось ему
    есть. Опять зовет он овцу:
    - Залезай, овечка, на печь. Тут тепло, тут хорошо.
    Овца ему отвечает:
    - Погоди, волк. У меня еще тесто на хлеб не поставлено, дрова не
    наколоты. Управлюсь - заберусь на печь.
    Волк опять не дождался, заснул. Ночью проснулся злой, голодный. Так бы,
    кажется, и взвыл, да побоялся овцу напугать. Пошарил лапой кругом - пусто.
    Не пришла овца на печь ночевать - знает повадки серого.
    Волк спрыгнул на пол. Туда-сюда тычется в темноте. Нет нигде овцы.
    Утром опять смеется овечка над волком:
    - Эх, волчище, чего по ночам рыщешь, кого по углам ищешь? Я под квашней
    сидела, на тебя, серого, глядела.
    Вот и третий вечер настал. Опять зовет волк овцу на печь, а овца
    отговаривается:
    - Что ты, волк! Рано еще спать. У меня полы не выметены, половики не
    вытряхнуты.
    Заснул волк. Ночью проснулся, стал овцу искать.
    Мусорный ящик перевернул, квашню опрокинул - нет нигде овцы. Совсем
    изголодался волк, даже зубами лязгает с голоду.
    Видит овца - добром дело не кончится.
    Под утро выбежала она из избы. Стала по лесу ходить, копытцами в снегу
    рыть. Нашла клюкву-ягоду. Собрала ту ягоду в кучу, принялась по ней
    кататься. Всю шерсть вымазала красным соком. Потом схватила длинный прут и,
    побежала назад к избушке.
    Стала под окошком. Стучит прутом по раме, кричит страшным голосом:
    - Нет ли волка в избе, нет ли серого на печи? Я семерых волков загрызла
    и до этого доберусь!
    Волк глянул в окно. Видит-стоит страшный, лохматый зверь, весь кровью
    перемазанный, должно быть - волчьей?
    Испугался волк, поджал хвост-да скорее вон из избы. Забился в лесную
    глушь и носа оттуда не показывает.
    А овца смыла снегом красную клюкву-ягоду со своей шерсти и зажила
    спокойно в теплой избушке.

     

    Златопряхи

    Я хочу рассказать вам хорошую сказку о тех далеких временах, когда на
    земле еще понимали язык четвероногих и пернатых и прислушивались к их
    мудрому слову.
    Жила в ту пору в темном дремучем лесу, в одинокой избушке, хромая
    старуха с тремя красавицами дочерьми. Дочки подле старухи цвели, точно яркие
    цветочки вокруг сухого пня; особенно пригожей и милой была младшая сестра.
    Но в лесной глуши красотой девушек могли любоваться только солнце днем да
    месяц и звезды ночью.
    Словно юноша влюбленный,Солнышко на них глядело,То играло в пестрых
    лентах,То румянило узорыСтаруха не давала дочерям лентяйничать и терять
    время попусту - они должны были работать с утра до вечера. Девушки весь день
    проводили за прялками - они пряли пряжу из золотого льна. Ни в будний день,
    ни в субботу вечером не было у бедняжек времени, чтобы запасти себе
    приданое. Если в сумерки или ночью, когда всходила луна, им не удавалось
    тайком взяться за спицы, то к приданому ничего и не прибавлялось. Спряденную
    кудель старуха тотчас заменяла новой и к тому же требовала, чтобы нить,
    которую пряли девушки, была одинаково ровной, в меру крученой и тонкой.
    Готовую пряжу она держала под замком, в тайнике, куда девушки не смели и
    ногой ступить.
    Откуда появлялся в доме золотой лен и на какую ткань шла спряденная
    нитка, пряхи не знали; старуха никогда им об этом не говорила. Каждое лето
    она два или три раза куда-то уходила и пропадала иногда больше недели, домой
    же всегда возвращалась ночью, и сестры никогда не видели, что она приносила
    с собой. Перед уходом старуха оставляла дочерям прядева на столько дней,
    сколько думала пробыть в отлучке.
    Вот и сейчас старуха снова стала собираться в путь. Разделив между
    дочками прядево на шесть дней, она, по обыкновению, начала поучать их:
    - Дочки, работайте усердно, не зевайте по сторонам, чтоб нитка на
    веретене не оборвалась, не то золотая пряжа потускнеет, и тогда конец вашей
    счастливой жизни!
    Но девушки только посмеялись над наставлением старухи, и не успела она
    отойти от дому и на десять шагов, как сестры наперебой стали издеваться над
    ней.
    - Ни к чему нам эти глупые поучения,- сказала младшая.- Золотую нитку
    рви сколько хочешь - она не порвется, и уж когда прядешь, тем более.
    - Да и золото потускнеть не может,- добавила вторая сестра.
    Так смеялись девушки по своему легкомыслию, пока смех их в конце концов
    не обернулся слезами.
    На третий день после ухода старухи нежданно случилось событие,
    принесшее сестрам сперва испуг и слезы, а в конце концов - счастье и
    благополучие.
    Королевич из рода Калева, охотясь с друзьями на диких зверей,
    заблудился в густом лесу. Он заехал так далеко, что уже не слышал ни лая
    собак, ни звуков охотничьего рога, которые помогли бы ему выбраться из чащи.
    То ли лесные духи ловили голоса звавших его людей, то ли звуки тонули в
    густых зарослях, не долетая до королевича. Выбившись из сил, юноша слез с
    коня и прилег отдохнуть в тени кустов, а лошадь пустил пастись на траве.
    Когда королевич проснулся, солнце уже клонилось к закату. Он стал
    искать дорогу и наконец набрел на маленькую тропинку, которая вела к избушке
    хромой старухи.
    Девушки очень испугались, увидев незнакомого юношу,- им до сей поры не
    приходилось видеть чужих людей. Но уже вечером, закончив работу, положенную
    на день, сестры так подружились с пришельцем, что забыли и об отдыхе. Когда
    наконец старшие сестры пошли спать, младшая осталась с юношей. Они сидели на
    пороге избушки, и ни тому, ни другому в эту ночь спать не хотелось.
    Пока они при свете луны и звезд нашептывают друг другу сладкие речи,
    посмотрим, что делают охотники, потерявшие в лесу своего старшого. Они без
    устали искали юношу, ездили по лесу и вдоль, и поперек, пока совсем не
    стемнело. Отчаявшись, они отправили к королю двух гонцов с печальной вестью,
    а сами улеглись на ночь под ветвистой елью решив на другое утро вновь начать
    поиски.
    Король тотчас же приказал на следующее утро, не дожидаясь рассвета,
    выслать отряд конных и пеших воинов на розыски пропавшего сына. Но лес был
    такой большой, что людям лишь на третий день к полудню удалось напасть на
    след, который вел к избушке.
    Королевич не скучал в обществе сестер и не вспоминал о доме. Уезжая, он
    тайно поклялся младшей сестре скоро вернуться и либо добром, либо силой
    увезти ее с собой. И хотя старшие сестры даже не подозревали об этом
    сговоре, тайна вскоре нежданно-негаданно открылась.
    Не на шутку испугалась младшая из сестер, когда, сев после отъезда
    королевича за прялку, заметила, что золотая нить на веретене порвана.
    Девушка проворно связала концы нити узелком и стала быстро вертеть колесо
    прялки, чтобы наверстать время, которое потеряла, милуясь со своим суженым.
    Но вдруг сердце у девушки сжалось: она заметила, что золотая пряжа утратила
    свой блеск. Не помогали ни вздохи, ни слезы - дело не шло на лад.
    Пришла беда - отворяй ворота - говорит старая пословица . Так случилось
    и теперь.
    Ночью старуха вернулась домой. Войдя в горницу, она мигом почуяла -
    что-то здесь неладно. Гнев закипел в ее сердце. Она подозвала к себе дочерей
    и потребовала от них ответа. Как девушки ни таились, как ни оправдывались -
    ничто не помогло: ложь на глиняных ногах ходит. Хитрая старуха сразу же
    поняла, какие песни напевал ее младшей дочери юноша. Она разразилась
    страшными проклятиями, осыпая ими небо и землю.
    В конце концов пригрозила свернуть юноше голову и бросить его на
    съедение диким зверям, если он вздумает вернуться.
    Младшая дочь, красная, как вареный рак, весь день не находила себе
    покоя и ночью не сомкнула глаз. Особенно мучила ее мысль о том, что
    королевичу, если он вернется, не миновать смерти. Рано утром, когда старуха
    и сестры еще крепко спали, девушка потихоньку вышла из избы во двор,
    надеясь, что утренняя прохлада развеет ее тяжкие думы.
    К счастью, она еще в детстве научилась у старухи понимать язык птиц, и
    теперь это ей пригодилось. На верхушке ели сидел ворон и приглаживал клювом
    перья. Увидев его, девушка воскликнула:
    - Милый ворон, мудрейшая из птиц! Можешь ли ты помочь мне?
    - Какая помощь тебе нужна? - спросил ворон.
    - Полети над лесами и равнинами, лети до тех пор, пока не увидишь
    прекрасный город, где живет король,- ответила девушка.- Разыщи там
    королевича и поведай ему про мою беду.
    И она рассказала ворону о том, как порвалась у нее золотая нить и какие
    страшные угрозы сыпались из уст старухи. Девушка попросила передать
    королевичу, чтобы он больше не возвращался. Ворон пообещал выполнить ее
    просьбу, если найдется в городе кто-нибудь, кто знает язык птиц, и тотчас же
    отправился в путь.
    Старуха теперь не позволяла младшей дочери садиться за прялку, а
    заставляла ее наматывать готовую пряжу. Для девушки эта работа, пожалуй,
    была бы и легче, но старуха не давала бедняжке ни минуты покоя, с утра до
    ночи осыпая ее проклятиями и бранью. Если девушка пыталась оправдываться,
    старуха бесновалась еще пуще. Злая баба уж если начнет браниться - ее
    никакой силой не остановишь.
    Под вечер с верхушки ели послышалось карканье ворона: Кра, кра! - и
    измученная девушка выбежала во двор послушать, какие вести принесла ей
    птица. Ворону посчастливилось встретить в королевском саду сына некоего
    мудреца, повелевавшего ветрами. Юноша этот хорошо знал язык птиц. Ворон
    передал ему слова девушки и попросил все рассказать королевичу. Узнав о
    случившемся, королевский сын сильно опечалился и стал втайне советоваться со
    своими друзьями, как спасти девушку.
    - Скажи ворону,- наказывал королевич сыну мудреца,- чтобы он поскорее
    летел к девушке и передал ей вот что: На девятую ночь будь наготове - придет
    избавитель и вырвет голубку из когтей ястреба .
    Ворону, чтобы вознаградить его за хлопоты и подкрепить его силы, дали
    кусок мяса и отправили в обратный путь.
    Девушка поблагодарила мудрую птицу за добрые вести и все услышанное
    сохранила в тайне, так что ни сестры, ни старуха ни о чем не догадались. Но
    чем ближе подходил девятый день, тем тяжелее становилось на сердце у
    девушки: она боялась, как бы нежданная беда не испортила все дело.
    На девятую ночь, когда старуха и сестры пошли спать, девушка на
    цыпочках вышла из избы и села под деревом на траву поджидать суженого. Страх
    и надежда переполняли ее сердце. Уже и вторые петухи пропели, а в лесу не
    слышно было ни голосов, ни шагов. Между вторым и третьим пением петухов до
    нее донесся отдаленный топот конских копыт. Чтобы топот и голоса
    приближающихся людей не разбудили сестер и старуху, девушка побежала в ту
    сторону, откуда слышался шум, и вскоре увидела отряд воинов. Впереди ехал
    королевич,- уезжая отсюда в прошлый раз, он сделал на стволах деревьев
    отметки, которые теперь помогли ему найти дорогу. Увидев девушку, юноша
    соскочил с коня, помог ей сесть в седло, потом сел сам, и они помчались.
    Месяц, выглядывая из-за деревьев, освещал им путь.
    Едва занялась заря, как лес наполнился птичьими голосами. Если бы
    девушка прислушалась к ним и последовала советам птиц, это избавило бы ее и
    королевича от многих бед. Но юноша нашептывал ей на ухо сладкие речи, и
    девушка не слышала и не видела никого, кроме своего суженого, а тот просил
    ее отбросить всякий страх и смело положиться на защиту воинов. Когда отряд
    достиг равнины, солнце стояло уже высоко.
    Старуха, встав поутру, не сразу хватилась дочери. Лишь немного погодя,
    увидев, что за мотовилом никого нет, она спросила у дочек, где их младшая
    сестра. Но те не знали. По некоторым приметам старуха поняла, что дочь
    убежала, и задумала наказать беглянку, послав за ней погоню. Старуха
    принесла с чердака горсть девяти волшебных трав, высушенных и перемешанных,
    прибавила к ним колдовской соли, завязала все в тряпочку, обмотала шерстяной
    ниткой и, бормоча заклинания, послала волшебный клубок с попутным ветром
    вдогонку дочери, приговаривая:
    Мать Ветров, махни полою,Пусть расправят крылья вихри!
    Пусть клубочек мой помчится,Словно ветер, словно птица;Пусть несется,
    смертоносный,И заставит пасть беглянку!
    К полудню королевич со своим отрядом достиг берега широкой реки. Через
    нее был переброшен мостик, такой узенький, что проехать по нему можно было
    только поодиночке. Когда королевич постиг середины моста, посланец ветра -
    волшебный клубочек на лету слегка коснулся коня. Испуганный конь с храпом
    взвился на дыбы, и не успели люди броситься на помощь, как девушка
    соскользнула с луки седла в реку. Королевич хотел было прыгнуть вслед за
    ней, но воины удержали его: река была такой глубокой, что ни один смертный
    не мог бы помочь беде.
    От ужаса и горя королевич чуть не лишился рассудка. Воины силой отвезли
    его в замок, где он провел много недель в уединенной комнате, оплакивая свою
    невесту. В первые дни юноша не принимал ни пищи, ни питья. Опечаленный
    король велел созвать всех мудрецов своей страны, но никто не мог сказать,
    чем болен королевич, и никто не знал, как его вылечить. Тогда сын
    волшебника, служивший у короля садовником, дал ему такой совет:
    - Пошлите гонцов в страну финнов, к старому мудрецу, он знает дело
    лучше, чем здешние мудрецы.
    Король поспешил послать гонцов к финскому мудрецу, и спустя неделю
    старик прилетел в королевство на крыльях ветра.
    - Добрый король! - сказал мудрец.- Этот недуг на королевича наслал
    ветер. Злой волшебный клубок поразил юношу в сердце, поэтому он и грустит.
    Тут не помогут ни уговоры, ни лекарства - только время залечит рану. Пусть
    он почаще бывает на ветру, чтобы ветер развеял его тоску.
    И правда - королевич стал поправляться, начал есть и спать. В конце
    концов он рассказал родителям о своем горе.
    Старый король желал бы, чтобы сын нашел себе новую невесту и поскорее
    привел в дом молодую жену, но королевич и слышать об этом не хотел.
    Так, в скорби и печали, прошел почти год. И вот однажды юноша случайно
    оказался у реки, где погибла его любимая. Вспомнив об этом, он горько
    заплакал. Вдруг ему послышался нежный, красивый голос, хотя никого
    поблизости не было. Голосок пел:
    По заклятью злой старухиВзяли волны слабенькую,Скрыли волны
    бедненькую,Обнял Ахти миленькую.
    Соскочив с коня, королевич осмотрелся вокруг, заглянул под мост, не
    спрятался ли там кто-нибудь. Но насколько хватало глаз, нигде таинственной
    певуньи не было видно. На поверхности воды, меж широких листьев, тихо
    покачивался цветок кувшинки. Это было единственное, что бросилось в глаза
    юноше. Но цветок не мог петь, тут, конечно, крылось какое-то волшебство.
    Королевич привязал коня к пню у берега, уселся на мосту и стал ждать, не
    послышится ли голос снова. Долго все кругом было тихо, потом голосок снова
    запел:
    По заклятью злой старухиВзяли волны слабенькую,Скрыли волны
    бедненькую,Обнял Ахти миленькую.
    Иной раз хорошая мысль осеняет человека совсем случайно. Так было и на
    этот раз. Если я сейчас поеду в лесную избушку,- подумал королевич, - кто
    знает, может быть, златопряхи помогут мне разгадать эту тайну . Юноша
    вскочил на коня и поехал по направлению к лесу. Он надеялся найти порогу по
    знакам, которые оставил на стволах деревьев, но лес разросся, и королевич
    проплутал больше суток, прежде чем отыскал тропинку. Он остановился в лесу
    поодаль от избушки и стал подстерегать, не покажется ли кто из девушек.
    Рано утром старшая дочь вышла к ручью умыться. Подойдя к ней, юноша
    рассказал о своем несчастье и о таинственной песне, которую он услышал у
    моста. Старухи, к счастью, не было дома, и девушка позвала юношу в горницу.
    Из рассказа королевича сестры сразу поняли, что виной несчастья был старухин
    волшебный клубок и что сестра их не умерла, а только опутана нитями
    колдовства.
    - Не заметили ли вы в речных волнах того, кто мог бы петь?-спросила
    старшая сестра.
    - Нет,- ответил королевич.- Насколько хватало глаз, на воде не было
    ничего, кроме желтого цветка кувшинки с широкими листьями. Но ведь ни
    цветок, ни листья не могли петь.
    Девушки сразу же решили, что кувшинка и была их сестра, утонувшая в
    реке и превращенная силой волшебства в цветок. Они знали, что заколдованный
    клубок, который старуха послала вдогонку их сестре, мог превратить ее во что
    угодно, но отнять у нее жизнь он не мог. Однако королевичу сестры ничего не
    сказали; они не хотели внушать ему напрасные надежды, пока не придумают, как
    спасти сестру. Старуха должна была вернуться только через несколько дней,
    поэтому у них было время подумать и посоветоваться.
    Вечером старшая сестра принесла с чердака горсть волшебных трав, мелко
    растерла их, смешала с мукой, замесила тесто, испекла лепешку и угостила ею
    юношу перед сном. Ночью королевич увидел странный сон - будто живет он в
    лесу среди птиц и понимает их язык.
    Когда он утром рассказал девушкам свой сон, старшая сестра молвила:
    - В добрый час пришли вы к нам, в добрый час приснился вам такой сон.
    Когда вы поедете домой, он сбудется. В лепешку, которую я вчера испекла для
    вас, были подмешаны волшебные травы мудрости. Они помогут вам понять все, о
    чем говорят между собой птицы. Этим маленьким крылатым существам известна
    мудрость, неведомая людям;поэтому внимательно прислушивайтесь к щебетанью
    пернатых. А когда наступят для вас счастливые дни, вспомните и нас, бедных
    сироток, которые, точно узницы, вечно сидят за прялкой.
    Королевич поблагодарил девушек за добрые советы и поклялся вызволить их
    из рабства, хоть ценой выкупа, хоть силой, затем попрощался и пустился в
    путь. Велика была радость девушек, когда они увидели, что нить на веретене
    не порвалась и блеск золота не потускнел: старуха, вернувшись домой, ни в
    чем не сможет их заподозрить.
    А королевич тем временем ехал по лесу, и ему казалось, будто он окружен
    множеством людей: пение птиц, их крик и щебет отдавались у него в ушах, как
    внятная и разумная речь. Юноша дивился тому, сколько мудрости остается
    неведомой человеку из-за того, что он не знает языка пернатых. Правда,
    вначале путник не понимал многого из щебетания птиц, хотя они и говорили о
    людях. Но эти люди и их тайные дела были королевичу неизвестны. Вдруг на
    верхушке высокой сосны он увидел сороку и пестрого дрозда. Они вели между
    собой беседу, которая, как показалось королевичу, касалась его.
    - Люди ужасно глупы! - сказал дрозд. - В самом пустячном деле и то не
    умеют правильно поступить. Там в реке, около моста, уже целый год томится
    дочка хромой старухи, превращенная в кувшинку. Она поет, жалуясь прохожим на
    свое горе, но никто и не подумает ее спасти. Вот только. несколько дней тому
    назад проезжал через мост ее бывший женишок, слышал жалобы девушки, но и он
    оказался не умнее других.
    - А ведь бедняжка по его вине несет на себе проклятие старухи, -
    ответила сорока. - Если он не наберется иной мудрости, кроме человеческой,
    то девушка так и останется цветком на веки вечные.
    - Спасти ее было бы нетрудно,- сказал дрозд,- если б рассказать все
    старому финскому мудрецу. Он легко освободил бы пленницу из водной темницы.
    Этот разговор заставил юношу задуматься. Едучи дальше, он размышлял о
    том, кого бы послать гонцом в страну финнов.
    Вдруг он услышал, как одна ласточка прощебетала другой:
    - Давай полетим в страну финнов, там есть получше места для гнезд, чем
    здесь.
    - Постойте, друзья! - закричал королевич на языке птиц.- Передайте от
    меня привет старому финскому мудрецу и спросите у него совета - как вернуть
    человеческий облик девушке, превращенной в кувшинку!
    Ласточки пообещали выполнить его просьбу и полетели своей дорогой.
    Добравшись до берега реки, юноша пустил коня пастись, а сам остался на
    мосту, прислушиваясь, не зазвучит ли снова песня. Но ничего не было слышно,
    только волны шумели да ветер свистел над рекой. Опечаленный, сел королевич
    на коня и поехал домой. О том, что случилось с ним во время поездки, он
    никому не сказал ни слова.
    Прошло несколько дней. Однажды королевич сидел в саду и размышлял о
    том, что ласточки, улетевшие в страну финнов, наверное, забыли о его
    просьбе. Вдруг он увидел большого орла, кружившего высоко в воздухе над его
    головой. Орел опускался все ниже и ниже и наконец уселся на ветку липы,
    поблизости от королевича.
    - Старый финский мудрец шлет тебе привет,- сказал орел,- и просит не
    сердиться, что он задержался с ответом: трудно было найти кого-либо, кто
    направлялся бы в вашу страну. Чтобы вызволить девушку из плена и вернуть ей
    облик человека, ты должен сделать вот что: пойди к реке, сбрось с себя
    одежду и вымажь все тело грязью, чтобы нигде не осталось ни единого белого
    пятнышка. Потом зажми нос двумя пальцами и крикни:
    Пусть на месте юноши черный рак появится! И в тот же миг ты
    превратишься в рака. Смело ныряй на дно реки, не бойся утонуть. Заберись под
    корни кувшинки, высвободи их из песка и ила, потом зацепись клешней за
    кончик корня, и вода сама поднимет тебя вместе с цветком на поверхность.
    Плывите вниз по течению, пока на левом берегу не покажется раскидистая
    рябина. Поодаль от нее будет стоять камень вышиной с маленькую избушку.
    Поравнявшись с ним, ты должен крикнуть: Кувшинка стань девушкой, рак
    превратись в юношу! И твое желание тотчас же сбудется.
    Сказав это, орел поднялся в воздух и полетел своей дорогой. Юноша долго
    смотрел ему вслед, не зная, что и думать.
    Больше недели размышлял королевич: у него не хватало решимости
    поступить так, как велел мудрец. Но однажды юноша услышал голос ворона,
    говорившего ему:
    - Чтo же ты медлишь? Финский мудрец никогда не давал неправильных
    советов, да и языкптицы никогда еще никого не обманывал. Поспеши к реке,
    спаси девушку и осуши ее слезы.
    Слова ворона придали юноше смелости. Пусть я погибну,- подумал он,- но
    лучше смерть, чем вечная печаль .
    Сев на коня, он поскакал знакомой дорогой к берегу реки. Подъехав к
    мосту, королевич снова услышал песню:
    По заклятью злой старухиВ полусне я здесь качаюсь.
    У речной волны в объятьяхЦвет весенний увядает,В глубине холодной,
    темнойСкрыта милая твоя.
    Королевич стреножил коня, чтобы тот не мог далеко уйти, потом сбросил с
    себя одежду, вымазал тело грязью, не оставив нигде ни одного белого
    пятнышка, зажал себе нос и, воскликнув: Пусть на месте юноши черный рак
    появится! , бросился в реку. Вода с шумом взметнулась кверху, и снова все
    стихло.
    Юноша, превратившийся в рака, стал освобождать от песка и ила корни
    цветка, глубоко ушедшие в речное дно. Эта работа отняла у него много
    времени. Корни крепко вросли в землю, и раку пришлось трудиться целых семь
    дней, наконец он справился с делом. Распутав корни, он зацепился клешнями за
    один из них, и вода подняла его вместе с цветком на поверхность. Волны несли
    их все дальше и дальше, и хотя по берегам росло много кустов и деревьев,
    однако рябины и большого камня все еще не было видно.
    Наконец на левом берегу они увидели ветвистую рябину, покрытую
    гроздьями красных ягод, а чуть поодаль стоял камень величиной с избушку.
    Поравнявшись с ним, пловец воскликнул: Кувшинка стань девушкой, рак
    превратись в юношу! - и тотчас же на поверхности воды показались две
    головы - юноши и девушки. Волна прибила пловцов к берегу, но выйти они не
    могли, так как оба были нагие.
    - Милый юноша, у меня нет никакой одежды, поэтому я не решаюсь выйти из
    воды,-смущенно сказала девушка.
    - Я закрою глаза, а ты выйди на берег и спрячься под рябиной,-ответил
    юноша.-Я побегу к мосту, где оставил коня и одежду перед тем, как броситься
    в реку.
    Когда девушка укрылась под рябиной, королевич поспешил к тому месту,
    где оставил коня и одежду, но не нашел ни того, ни другого. Юноша не знал,
    что пробыл в облике рака семь дней, ему казалось, что он провел на дне реки
    каких-нибудь несколько часов.
    Вдруг к берегу подъехала великолепная карета, запряженная шестеркой
    лошадей. В карете королевич нашел одежду для себя и спасенной им девушки.
    Вместе с каретой прибыли также слуга и служанка. Оставив слугу подле себя,
    юноша послал карету со служанкой и с одеждой туда, где пряталась под рябиной
    его любимая.
    Через час с лишним девушка, наряженная в красивое свадебное платье,
    приехала к королевичу, поджидавшему ее у реки. Юноша, тоже одетый в богатый
    свадебный наряд, сел в карету рядом с невестой, и они поехали в город, прямо
    к церкви.
    В это время король и королева в траурных одеждах сидели в церкви,
    оплакивая своего любимого сына. Все считали, что он утонул, так как его конь
    и платье были найдены на берегу реки. Велика же была радость родителей,
    когда сын предстал перед ними живой и невредимый, и с ним рядом - милая
    девушка, оба в ослепительных одеждах. Король сам повел жениха и невесту к
    алтарю, где их и обвенчали. Затем начались пышные и шумные свадебные
    празднества, длившиеся шесть недель.
    Время движется, не зная ни остановок, ни отдыха, и все же дни радости
    летят как будто быстрее, чем часы скорби. Вскоре после свадьбы наступила
    осень, потом пришла зима с морозами и снегом, и у наших молодых не было
    охоты даже за порог ступить.
    Но когда снова пришла весна во всей своей красе, королевич с молодой
    женой вышли погулять в сад. Тут сорока, сидевшая на верхушке дерева,
    закричала ему:
    - Ох ты, неблагодарное создание! Как только для тебя наступили
    счастливые времена, ты и забыл о тех, кто помогал тебе в беде! По-твоему,
    несчастные девушки до конца дней своих должны прясть золотую пряжу? Хромая
    старуха не мать им, а колдунья! Она украла их в дальней стороне, когда они
    были еще малыми детьми. Много грехов у старухи, она не заслуживает пощады.
    Надо бы сварить ядовитый корень и угостить им колдунью, не то она снова
    будет преследовать девушек своим волшебным клубком.
    Тут королевич вспомнил, как он ходил в лесную избушку просить у сестер
    совета, как научился понимать язык птиц, как поклялся девушкам вызволить их
    из неволи. Обо всем этом он рассказал жене, и она, обливаясь слезами, стала
    умолять мужа поспешить на помощь ее сестрам.
    На другое утро, проснувшись, она сказала королевичу:
    - Мне снился вещий сон, будто старуха ушла из дому и сестры остались
    одни. Сейчас самое время отправиться к ним на помощь.
    Не медля ни минуты, королевич велел снарядить большой отряд воинов и
    вместе с ними двинулся в путь. На другой день они достигли лесной избушки.
    Девушки, как и предвещал сон, оказались одни и с радостным криком бросились
    навстречу своему избавителю. Королевич тотчас же приказал одному из воинов
    набрать ядовитых корней и приготовить старухе такое блюдо, чтоб ей, когда
    она вернетсядомой и поест, уже никогда больше есть не захотелось.
    Переночевав в избушке, королевич и воины ранним утром пустились в
    обратный путь, взяв с собой обеих девушек, и к вечеру прибыли в город.
    Велика была радость сестер, когда они свиделись после двух лет разлуки.
    А старуха вернулась домой в ту же ночь. Она быстро проглотила кушанье,
    оставленное на столе, и легла спать, да так больше и не встала. Ядовитый
    корень сделал свое дело.
    Когда королевич спустя неделю послал своего военачальника посмотреть,
    что делается в лесной избушке, тот нашел старуху мертвой. В тайнике же
    оказалось пятьдесят возов золотой пряжи, которую потом разделили между тремя
    сестрами. После того как добро было увезено, королевский военачальник велел
    пустить под крышу избушки красного петуха. Пламя, точно огненный петуший
    гребень, уже вырывалось из слухового окна, как вдруг по стене скользнула на
    землю большая кошка с горящими глазами. Воины стали гоняться за кошкой и в
    конце концов поймали ее. В это время птичка, сидевшая на дереве,
    прощебетала: Зажмите кошке хвост капканом, и все тайны откроются! Так воины
    и сделали.
    - Смилуйтесь надо мной, люди! -сказала кошка. - Я такой же человек, как
    и вы, хотя силой волшебства превращена в кошку. Это кара за мое злодейство.
    Я жила в дальней стране, в замке короля, владевшего несметными богатствами,
    и вела там хозяйство, а колдунья была первой служанкой у королевы. Нас
    одолела алчность, и мы тайно сговорились со старухой похитить у короля трех
    его дочерей и множество сокровищ, а потом бежать. Мы постепенно вынесли из
    замка всю драгоценную утварь, которую старуха превращала в золотой лен, а
    затем унесли и девочек. Старшей из них было три года, а младшей - пять
    месяцев. Старуха боялась, как бы я, раскаявшись, не выдала ее, и превратила
    меня в кошку. Как только колдунья умерла, я снова обрела дар речи, но
    человеческий облик ко мне так и не вернулся.
    Когда кошка кончила свой рассказ, королевский военачальник молвил:
    - Отправляйся и ты вслед за колдуньей, луч-шей смерти ты не
    заслужила! - и велел бросить ее в огонь.
    А королевские дочери, как и их младшая сестра, вышли впоследствии замуж
    за королевичей. Золотая пряжа, найденная в лесной избушке, составила им
    богатое приданое. Откуда девушки были родом и кто их родители, так и
    осталось неизвестным. Говорят, будто еще много возов золотого льна старуха
    зарыла в землю, но где его искать - никто сказать не может.

     

    Молодой кузнец

    Жил в старину один крестьянин. Было у него три сына. Старшие сыновья с
    малых лет во всем помогали отцу, и выросли из них добрые работники. Хотел
    отец и младшего приучить к работе, да жена все не давала.
    - Мал еще. Пусть порезвится! - А сама сынку младшему, ненаглядному, то
    калачик испечет, то пирожок подсунет.
    И вырос младший сын бездельником-лентяем, только есть да спать любил.
    Терпел крестьянин, терпел, наконец позвал сына и говорит:
    - Не пора ли за дело приниматься? Хочешь быть кожевником?
    - Нет, не хочу,-отвечает сын.-Всю жизнь кожи дубить да мять-руки до
    костей разъест.
    - Ну, будь портным.
    - Что ты, отец! Век над жилетами да камзолами гнуть, спину - этак и
    горб вырастет.
    - Ладно, сынок. Я тебя не неволю. А вот что ты скажешь про кузнечное
    дело? Сильней и крепче доброго кузнеца никого не сыщешь.
    - Что ж,-отвечает сын. -В кузнецы я,-пожалуй, пойду.
    Отец отыскал самого искусного кузнеца в округе, заплатил ему вперед за
    ученье и отвез сына в кузницу.
    - Ну, сынок, смотри, как добрые люди работают, и сам выучишься.
    А мать тайком притащила из дому на тележке кровать с периной и
    подушками и сказала:
    - Ты, сынок, у меня привык на мягком спать. Устанешь от трудов, полежи
    на перинке, что я тебе сама сшила, приклони голову на подушку, что я тебе
    сама мягким пухом набила.
    Ну, отправились отец с матерью домой, а сынок остался у кузнеца.
    Он поставил свою кровать в угол кузницы, разлегся на ней и стал
    смотреть, как кузнец с учениками бьют молотом по наковальне. '
    - Что смотришь?-спрашивает кузнец.- Бери молот в руки.
    - А зачем? - отвечает сын крестьянина.
    Отец сказал: смотри, как люди работают,-сам научишься.
    Покачал головой кузнец и принялся за свое .дело.
    Лежит младший сынок на мягкой кровати, только вправо-влево
    поворачивается, глаз не спускает с кузнеца.
    Не выдержал кузнец, опять говорит:
    - Да что ты все валяешься! Бока отлежишь.
    - Нет, не отлежу,-отвечает сын крестьянина,-перина-то мягкая. У меня
    голова от вашего грохота болит, а мне матушка велела: устанешь, сынок,
    отдохни, приклони голову на пуховую подушку.
    Кузнец и вовсе махнул рукой на него: что с ним, лентяем, разговаривать!
    Так шли дни за днями, месяцы за месяцами.
    От чужой работы руки не болят. Вот младший сын и говорит себе:
    Нe велика премудрость. Раз стукнешь по наковальне, другой ударишь
    молотом-и делу конец. Этак и я сумею что хочешьсковать, не хуже самого
    хозяина!
    Вот и миновали три года.
    Пришел крестьянин за сыном.
    - Ну как, выучился мой парень кузнечному ремеслу? - спрашивает
    крестьянин у кузнеца.
    - Кто его знает!- отвечает кузнец.- Смотреть смотрел, а чему научился -
    нам не показывал.
    - А ты, сынок, что скажешь?
    - А что говорить, дойдет до дела, верно, не сплошаю.
    Обрадовался отец. Приспособил старый сарай под кузницу, припас всякого
    инструмента и говорит:
    -Ну, сынок, теперь покажи свое искусство, скуй мне новый сошник на
    соху.
    Пошел молодой кузнец в сарай. И отец-за ним, вместе со старшими
    сыновьями. Молодой кузнец приставил одного брата угли разжигать, другого -
    мехи раздувать, сам засучил рукава и взял большой молот в руки. А как
    накалилось железо, такой стук пошел по кузнице, что хоть уши затыкай.
    Ковал, ковал молодой кузнец, все руки себе отмахал, да видит - не
    выковать ему сошника. Вот он и говорит:
    - А зачем тебе, отец, новый сошник? Ведь и старый еще годится. Лучше
    скую тебе острый топор.
    - Ладно, сынок,- отвечает крестьянин,- выкуй топор. Мой-то совсем
    притупился.
    Стал молодой кузнец ковать. Бил, бил молотом, видит - и топор не
    выходит.
    - Эх, отец! - говорит он опять.- Неохота мне ковать топор. Грубая это
    работа. А вот скую я тебе дюжину гвоздей, тонких, как игла у матушки.
    - Что же,-отвечает крестьянин,-и гвозди нужны в хозяйстве.
    Опять принялся кузнец за дело. Стучал, стучал, ковал, ковал, а ничего
    не выковал. Все железо перевел, только маленький кусочек остался.
    Тут и отец увидел, что ничему-то его сын не выучился. Взял он этот
    кусочек железа и бросил его в чан с водой. Железо как зашипит - пш! пш!
    - Слышишь, сынок,- сказал отец,- что из твоего ученья-то вышло. Один
    пшик получился. Только вот что я тебе скажу: не было в нашем роду лодырей и
    не будет. Ступай из дому куда глаза глядят и, пока не выучишься хоть
    какому-нибудь ремеслу, назад не возвращайся.
    Опустил младший сын голову и пошел прочь из родного дома. Вышел за
    околицу, сел на пень и задумался: Как теперь быть? Что делать? Думал он,
    думал и решил идти с повинной головой назад к кузнецу.
    Посмеялся над ним кузнец, а все-таки взял его опять в ученье.
    - Только теперь уж буду учить тебя по-своему! - сказал он.
    И стал учить. О мягкой перине парень и думать забыл. На жесткой соломе
    бы выспаться - да где там! Ни вздохнуть, ни охнуть не дает ему кузнец.
    Только опустит парень молот, только спину разогнет, а хозяин уж тут как
    тут - шипит ему в ухо:
    Пши-пшик! Стыдно станет парню, встряхнется он-и снова за работу.
    Опять три года прожил он у кузнеца. А кончились три года-сказал ему
    хозяин:
    - Теперь иди куда хочешь и смело берись за дело.
    Парень попрощался с кузнецом и пошел. Шел он, шел и пришел в большой
    город. Там он нанялся в одну кузницу подмастерьем. В тот же день в эту
    кузницу явился важный барин.
    - Эй, хозяин,-сказал барин.-Почини-ка мне карету. Да так, чтобы как
    новая была. Я молодую невесту сосватал, в этой карете ее к венцу повезу.
    - А где карета? - спрашивает хозяин.
    - Да тут, у ворот.
    Вышел хозяин вместе с подмастерьем за ворота. Смотрят - ну и карета!
    Дверцы на одной петельке висят, рессоры винтом изогнулись, ободья на колесах
    штопором завились. И как только такая развалина до кузницы докатилась!
    Почесал хозяин за ухом.
    - Уж и не знаю, что и сказать! - говорит барину.- Месяца три ее
    чинить - и то, пожалуй, не починишь.
    - Как три месяца! - закричал барин.- Чтобы через три дня была готова! А
    не починишь в срок-велю своим слугам твою кузницу по бревнышку разнести.
    Что тут сделаешь? С барином не очень-то поспоришь.
    Покричал еще барин и ушел.
    Хозяин и говорит молодому кузнецу:
    - Ну, подмастерье, выручай как хочешь.
    - Хорошо,- отвечает подмастерье,- пришли ко мне двух учеников, а сам
    отправляйся отдыхать.
    Хозяин ушел домой, а в кузнице так и закипела работа. Подмастерье вмиг
    разобрал всю карету на части, учеников приставил огонь раздувать в горне,
    сам взялся за молот.
    Раз стукнет по наковальне - один обод готов. Еще раз ударит - другой
    готов. Сковал ободья - принялся за рессоры. Там выпрямит, здесь согнет. И
    часу не прошло-сделано дело.
    Ученики только диву дались, а молодой кузнец подчистил, свинтил,
    подогнал, где надо и велел выкатить готовую карету под навес.
    Потом все трое отправились на лужок за кузницей и разлеглись там на
    траве.
    В полдень кузнец-хозяин пошел посмотреть, как подвигается работа.
    Входит в кузницу... Что такое! Тихо, пусто, ни подмастерья, ни учеников...
    Даже огонь потух в горне.
    Ох и рассердился хозяин! Бросился искать своих работников. Видит -
    лежит подмастерье на травке, и тут же рядышком оба ученика.
    - Ах, лентяи! Ах, бездельники! - закричал хозяин.- Так-то вы работаете!
    Подмастерье перевернулся на другой бок, зевнул и говорит:
    - Ну, чего сердишься, хозяин?
    - Как это чего! - еще громче закричал старый кузнец.- Карета должна
    быть через три дня готова, а вы тут бездельничаете! Барин с меня из-за вас
    голову снимет с плеч.
    - Ничего, хозяин. Не пугайся раньше времени,- отвечает подмастерье.-
    Пока твоя голова еще на плечах, поверни-ка ее назад и посмотри хорошенько.
    Хозяин повернулся да так и разинул рот: под навесом стояла готовая
    карета.
    Подбежал к ней хозяин поближе, со всех сторон оглядел - все прилажено,
    все на месте, хоть сейчас впрягай лошадей и поезжай куда хочешь.
    - Ну, парень,- сказал старый кузнец молодому,- такой работы я еще не
    видывал. Нечего тебе в подмастерьях ходить, оставайся в моей кузнице
    хозяином.
    - Нет, добрый человек,- ответил молодой кузнец,- я в этом городе долго
    не останусь. А хочешь меня наградить - дай мне кусок самого лучшего железа и
    позволь три дня поработать в твоей кузнице.
    - Ну что ж,- сказал старый кузнец,- будь по-твоему.
    Три дня и три ночи работал подмастерье. Никого близко не подпускал к
    кузнице. А потом вышел из дверей с мешком за плечами и зашагал прочь из
    города.
    Долго ли он шел по дорогам - мы не знаем, а пришел к родному дому.
    Перешагнул порог, бросил свой мешок на стол и сказал отцу:
    - Вот смотри, отец, может, твой сын чему и выучился.
    Тут он развязал мешок и вытащил кованую шкатулку.
    - Это тебе, матушка.
    Мать открыла шкатулку, а в шкатулке - узорчатый гребень и игольник с
    такими тонкими иголками, что хоть бисер нижи.
    - Это вам, братья. К праздничной одежде пришейте,- сказал молодой
    кузнец и высыпал перед братьями горку блестящих пуговиц.-А ты, отец, возьми
    вот этот кубок. Если понравится мой подарок, выпей из него доброго вина за
    то, чтобы в нашем роду не было лентяев.

     

    Неразменный рубль

    У зажиточного крестьянина было три сына. Двое старших были людьми
    толковыми и искусными в любой работе, третий же, младший, уже с детских лет
    слыл придурковатым:
    ни с каким делом он не мог как следует справиться. Перед смертью отец
    дал сыновьям такое наставление:
    - Дни мои, как я чувствую, клонятся к закату, и, когда я отойду в иной
    мир, вы, старшие моисыновья, разделите между собой поровну все имущество;
    если желаете, разделите пополам и землю. А если только один из вас захочет
    здесь хозяйничать, пусть выплатит другому половину стоимости нашей земли. Ты
    же, Пеэтер, мои младший сынок, не годишься ни в хозяева, ни в работники,
    поэтому надо бы тебе отправляться искать счастья по белу свету. Твоя
    крестная мать подарила тебе в день коестин - старую рублевую монету. Она
    назвала эту монету неразменным рублем и велела отдать ее тебе когда ты
    будешь покидать родительский дом. Крестная сказала так: Пока у моего
    крестника будет в кармане эта заветная монета, он не будет знать никаких
    забот - счастливчика не может коснуться ни горе, ни нужда . Возьми же себе в
    наследство подарок крестной и постарайся прожить с его помощью.
    На другой день отец скончался. Сыновья закрыли ему глаза и похоронили
    его. Старшие братья еще не были женаты, поэтому остались вместе хозяйничать
    в отцовском доме. Младшему же брату они дали сумку с едой, которой хватило
    бы на неделю, и сказали:
    - Иди, ищи себе счастья!
    Пеэтер, посвистывая, вышел из ворот и направился на восток, думая при
    этом: Солнышко, всходя по утрам, будет указывать мне, куда идти, так что с
    пути я не собьюсь .
    Пока в сумке были припасы, юноша беззаботно шагал по дороге, распевая
    песни и насвистывая и все больше удаляясь от родного дома. Через несколько
    дней он, поев, увидел, что сумка его пуста, Но так как он был сыт, то
    нисколько этим не огорчился. На другое утро, проснувшись, он потянулся к
    мешку, но там было так же пусто, как у парня в животе. Уныло прошагав
    несколько верст, он присел отдохнуть и стал раздумывать, как бы раздобыть
    еды. Правда, рубль лежал у него в кармане нетронутый, но как это могло
    помочь здесь, в безлюдном месте, где не у кого было купить хлеба. Путник
    растянулся на траве и положил голову на камень, надеясь, что, может быть, во
    сне его осенит удачная мысль.
    Проснувшись, он увидел, что рядом с ним сидит незнакомый старик с
    длинной белой бородой и с одним глазом. Этот единственный глаз сверкал у
    него посередине лба, над носом, а там, где у людей находятся глаза, у
    старика торчали две большие бородавки, похожие на рожки барана. Три черные
    собаки, одна больше другой, лежали у его ног.
    Старик пристально посмотрел своим единственным глазом на Пеэтера и
    спросил:
    - Земляк, не хочешь ли купить у меня собак? Я тебе продам их дешево.
    - Мне и самому есть нечего,- ответил Пеэтер,- чем же я буду кормить
    собак? Старик, улыбнувшись, промолвил:
    - Ну, это пусть тебя не тревожит. Мои собаки у тебя есть не попросят,
    они еще и тебя прокормят.
    - Так это охотничьи собаки? - спросил Пеэтер.- Они ловят в лесу всякую
    дичь и несут хозяину?
    - Нет, мои собаки лучше любых охотничьих,- ответил старик.- А если ты
    не хочешь покупать кота в мешке, я сейчас покажу тебе, какую пользу они
    приносят своему хозяину.
    Он прикоснулся пальцем к голове меньшей из собак и крикнул:
    - Беги-неси-есть!
    Собака вскочила, помчалась с быстротой ветра и мгновенно скрылась из
    глаз. Не прошло и получаса, как она вернулась с корзинкой в зубах.
    Велика была радость Пеэтера, когда он увидел, что корзинка наполнена
    самой вкусной едой: здесь была свинина, свежая рыба, колбаса и лепешки.
    Парень наелся до отвала.
    Старик промолвил:
    - Всe что у тебя останется из еды, ты должен отдать собакам: корзинку
    надо очистить так, чтобы ней ни крошки не осталось.
    Пеэтеру было жаль бросать кушанья собакам, но он не посмел ослушаться
    старика, который помог ему утолить голод.
    - Эту маленькую собаку я, пожалуй, купил бы,- сказал Пеэтер
    нерешительно,- будь у меня побольше денег. Но, кроме одной рублевой монеты,
    у меня за душой ничего нет. Если ты согласен продать собаку за эту цену,
    тогда ударим по рукам!
    Старик согласился, но сказал:
    - Этих собак нельзя продавать поодиночке в разные руки, не то случится
    беда и с хозяевами собак, и с ними самими. Но раз у тебя нет больше денег, я
    за этот рубль готов продать тебе меньшую собаку, а в придачу подарю тебе и
    остальных. Думаю, ты будешь доволен покупкой. Как ты уже слышал, первую
    собаку зовут Беги-неси-есть, среднюю - Растерзай, а самую большую -
    Ломай-железо. Если с тобой нежданно что случится и понадобится помощь собак,
    кликни именно ту, которая тебе будет нужна, и твое желание исполнится. Эта,
    что поменьше, будет каждый день тебя кормить, а две другие защитят от
    врагов.
    И старик крикнул собакам:
    - Вот ваш новый хозяин!
    Собаки завиляли хвостами и стали лизать Пеэтеру руку, словно хотели
    показать, что поняли приказ.
    Прощаясь, старик прикоснулся ко лбу Пеэтера пальцем, и юношу точно
    молния пронизала насквозь. В тот же миг старик исчез: растаял ли он в
    воздухе или рассыпался в прах-этого Пеэтер не мог бы объяснить. Пеэтер
    сказал про себя: До этого дня я жил словно в густом тумане, а теперь вышел
    на яркий свет! Собаки зорко глядели ему в глаза и виляли хвостами, словно
    хотели сказать: да, ты прав!
    Юноша еще долго думал об удивительном происшествии, потом встал и
    двинулся дальше. Вечером, случайно сунув руку в карман, Пеэтер нашел там
    свою рублевую монету. Он никак не мог понять, как она туда попала: он ясно
    помнил, что отдал рубль старику в уплату за собаку и тот у него на глазах
    опустил монету себе в карман. Как же она могла вернуться обратно?
    Вечером Беги-неси-есть по его приказу притащила полную корзину еды, так
    что хватило с избытком и хозяину, и собакам; то же самое произошло и на
    следующее утро. Но удивительная история с рублевой монетой не выходила у
    Пеэтера из головы, и он решил сегодня же сделать еще одну пробу. У
    повстречавшегося ему крестьянина он обменял свой кафтан на лучший и отдал
    мужичку в придачу свой рубль. Пройдя версту, он опять нашел монету у себя в
    кармане!
    Теперь Пеэтер понял, каким свойством обладал неразменный рубль:
    отданный при покупке, он всегда возвращался к своему хозяину. Пеэтер стал
    каждый день покупать себе одежду и другие необходимые вещи или же просто
    разные пустяки, как делают богатые люди, но подарок крестной всегда
    оставался у него в кармане. Каким образом рубль из чужих рук возвращался к
    нему, Пеэтер не знал. Он думал с радостью: Я могу, если захочу, обойтивесь
    свет - нигде у меня не будет недостатка ни в пище, ни в деньгах .
    Скитаясь с места на место, Пеэтер попал однажды в дремучий лес. Почуяв
    что-то недоброе, собаки подняли морды и так поглядели на хозяина, точно
    хотели сказать: здесь дело неладно, будь осторожен! Пеэтер все же пошел
    дальше. Он видел, что собаки становятся все беспокойнее, но ничего
    особенного вокруг не замечал.
    Вдруг до него издали донесся грохот колес, будто тяжелый воз медленно
    катился по булыжнику. Грохот все приближался, и наконец из-за деревьев
    показалась карета с четверкой вороных коней. Можно было подумать, что в ней
    везут покойника: карета была покрыта черным и кучер одет во все черное. У
    лошадей головы и уши были опущены, как будто и лошади чувствовали
    скорбь,Заглянув через окошко в карету, Пеэтер увидел красивую молодую
    женщину в черном платье. Она горько плакала, утирая слезы тонким белым
    платочком.
    Пеэтер спросил кучера, что все это значит, но ответа не получил. Тогда
    Пеэтер крикнул грозно:
    - Негодяй! Останови лошадей и отвечай! Не то я сам открою тебе рот,
    чтоб ты научился разговаривать с людьми!
    Кучер поглядел на Пеэтера и его больших собак и решил, что тут шутки
    плохи. Остановив лошадей, он стал рассказывать.
    - В этом лесу,-говорил он,-живет страшный зверь - наполовину медведь,
    наполовину птица; чудовище одинаково хорошо умеет и бегать по земле, и
    летать по воздуху. Оно пожирает по всему королевству людей и животных и
    давно уничтожило бы все живое в стране, если бы ему каждый год не приносили
    в жертву невинную девушку, которую зверь в одно мгновение проглатывает
    целиком. Ежегодно по приказу короля со всей страны собираются
    шестнадцатилетние девушки жребий решает, кто из них будет принесен жертву. В
    этом году роковой жребий пал на единственную дочь короля, которую теперь и
    везут чудовищу на съедение. И хотя король и все его подданные глубоко
    скорбят об этом, тут ничем не поможешь: в жертву должна быть принесена
    именно та девушка, на которую пал жребий, кто бы она ни была - богачка или
    нищая, знатного рода или низкого звания.
    Тяжело стало на сердце у Пеэтера, когда он услышал рассказ кучера и
    увидел, как убита горем несчастная королевна. Он тут же решил проводить
    девушку в ее последний путь. Карета медленно двинулась дальше, а Пеэтер со
    своими собаками пошел за ней следом.
    Когда они достигли подножия высокой горы, окруженной лесом, кучер
    остановил лошадей и попросил королевну выйти из кареты: здесь была граница,
    отделявшая жизнь от смерти. Без единого слова, точно овечка, вышла королевна
    из кареты и стала подниматься на гору. Пеэтер хотел последовать за ней, но
    кучер закричал:
    - Эй, земляк, брось дурачиться! Хоть ты и погибнешь здесь так же, как и
    девушка, но делу этим не поможешь!
    На это Пеэтер возразил;- Это дело мое, тебя оно не касается!-и твердым
    шагом направился вслед за девушкой.
    Королевна сквозь слезы с благодарностью взглянула на него, а черные
    собаки одобрительно завиляли хвостами, словно хотели сказать: вот это смелый
    поступок!
    Не успели они подняться и на одну треть высоты горы, как раздался шум и
    гром, словно приближалась сильная гроза. С вершины горы бежал по склону вниз
    ужасный зверь с туловищем медведя, но по размерам больше самой крупной
    лошади; вместо шерсти его тело покрывала чешуя, на голове было два кривых
    рога, а на спине два длинных крыла. Из пасти страшного зверя торчали
    огромные зубы в пол-аршина длиною, похожие на кабаньи клыки, на лапах -
    длинные острые когти. Не добежав до королевны нескольких десятков шагов,
    страшный хищник высунул длинный язык, собираясь, как змея, ужалить девушку,
    прежде чем ее проглотить.
    Но в то же мгновение Пеэтер смело крикнул:
    - Растерзай!
    Услышав человеческий голос, чудовище яростно сверкнуло глазами, а из
    пасти его повалил пар, точно в бане, когда на горячие камни плеснут водой.
    Но черная собака, выполняя приказ хозяина, с быстротой молнии набросилась на
    зверя и вступила с ним в борьбу. Ловко увернувшись от страшных когтей и
    клыков хищника, собака скользнула между его ног, впилась зубами ему в брюхо
    и терзала его до тех пор, пока не вывалились внутренности, а клыки собаки не
    вонзились в самое сердце чудовища. Зверь грохнулся наземь, так что гора
    задрожала, и вскоре испустил дух. Собака же, несмотря на то что была раз в
    десять меньше зверя, съела его целиком, со шкурой и костями, так что
    осталась только пара рогов да четыре длинных клыка, которые Пеэтер подобрал
    и сунул в свой мешок.
    После этого он поспешил на помощь королевне, которая от испуга лишилась
    чувств. Пеэтер принес в своей шляпе воды из родника и до тех пор смачивал
    лоб и щеки девушки, пока та не пришла в себя.
    Как будто очнувшись от сна, девушка сначала не могла припомнить, что с
    ней произошло. Но увидев, что страшный зверь исчез и ей больше не грозит
    смертельная опасность, она упала на колени перед своим избавителем и со
    слезами радости на глазах благодарила его.
    Затем королевна попросила юношу сесть с ней в карету и отправиться к ее
    отцу, чтобы получить заслуженную награду, по-королевски щедрую. Но Пеэтер
    поблагодарил за ласковое приглашение и ответил:
    - Я еще молод и неопытен, поэтому сейчас не осмеливаюсь предстать пред
    королевские очи. Я хочу постранствовать, поглядеть на белый свет, а через
    три года, если буду жив и здоров, вернусь опять сюда.
    Так они и расстались. Королевна села в карету и поехала обратно во
    дворец, Пеэтер же продолжал свой путь в далекие чужие края.
    Между тем кучеру пришла на ум недобрая мысль. Услышав, о чем говорила
    королевна с Пеэ-тером, он решил выдать себя за ее спасителя и получить
    богатую награду. Когда они въехали в густой лес, где близ дороги за крутым
    обрывом зияла глубокая пропасть, кучер остановил лошадей, слез с козел и
    сказал королевской дочери:
    - Ваш избавитель ушел своей дорогой, вряд ли он когда-нибудь вернется и
    станет требовать от вас и вашего отца награды за труд. Я считаю, что вы
    должны выдать эту награду мне: ведь это я надоумил парня помочь вам, иначе
    он и не пошел бы за вами следом. Когда мы прибудем домой, скажите вашему
    отцу, что это я спас вас и убил адского зверя. Тогда награда будет выплачена
    мне.
    Но королевская дочь ответила:
    - Это была бы явная ложь! Будет тяжкой несправедливостью, если человек,
    заслуживший награду, лишится ее и вознаграждение дадут тому, кто ничего не
    сделал. Боже меня спаси от такого греха. Кучер нахмурился и крикнул злобно:
    - Ну что же, будь по-вашему! Но живой вы из моих рук не уйдете.
    Готовьтесь к смерти!
    Королевна упала перед ним на колени и стала умолять о пощаде. Но
    каменное сердце злодея не смягчилось. Он сказал грубо:
    - Выбирайте одно из двух, что вы сочтете лучшим: либо вы скажете отцу,
    что это я убил чудовище, либо, если вы не хотите лгать, я сброшу вас в
    пропасть и там ваш язык навсегда онемеет! А дома скажу, что страшилище вас
    проглотило, как и многих других девушек, и с делом будет покончено.
    Королевна увидела, что у нее не останется никакой надежды на спасение,
    если она будет противиться злодею, и обещала солгать отцу, как кучер ее
    научил. Он еще и заставил ее подтвердить клятвой, что она выдаст ложь за
    правду и ни одной живой душе ни единым словом не обмолвится о том, что здесь
    сегодня произошло.
    Отупев от отчаяния и страха, королевна подчинилась воле негодяя. Но чем
    ближе подъезжала она к дому, тем тяжелее становилось у нее на сердце. И все
    же она не смогла нарушить клятву и вынуждена была назвать кучера своим
    избавителем.
    Неописуемо велика была радость короля и всего народа, когда
    оплакиваемая ими девушка вернулась живая и невредимая и принесла весть о
    том, что чудовище уничтожено и никому больше не грозит опасность. Люди
    сбросили траурные одежды и нарядились в праздничные платья. Король со
    слезами обнимал свою дочь и долго от радости не мог вымолвить ни слова.
    Когда же язык снова стал ему повиноваться, он поблагодарил спасителя дочери
    протянул ему руку и сказал:
    - Честь и хвала тебе, отважный человек! Ты не только спас от смерти мое
    единственное дитя но и избавил всю страну от злейшего врага. За это великое
    благодеяние я уплачу тебе награду, а кроме того, отдам тебе самое
    драгоценное мое сокровище Ты должен стать мужем моей дочери и моим зятем. Но
    так как моя дочь еще слишком молода, свадьбу мы сыграем только через год.
    Кучера немедленно нарядили в богатое платье и назначили королевским
    придворным. Он стал жить в почете и роскоши и даже забыл о том времени когда
    был простым слугой.
    Королевна же страшно испугалась, когда узнала, что отец обещал ее
    отдать мнимому спасителю в награду. Она грустила и часто плакала втайне,
    когда никто не видел ее слез. Связанная тяжелой клятвой, она никому не могла
    рассказать правду о своем спасении, а тем более открыть то, что день и ночь
    мучило ее душу: что она не сможет выйти замуж за своего доброго избавителя.
    Когда прошел год, она попросила у отца разрешения отложить свадьбу еще
    на год. Жених был недоволен, но так как король исполнил просьбу дочери, тот
    вынужден был согласиться. Но когда второй год подходил к концу и дочь опять
    явилась к королю с просьбой отложить свадьбу, король загорелся гневом.
    - Ты - неблагодарное существо! - воскликнул он. - Почему ты не хочешь
    выйти замуж за храбреца, который спас тебя из пасти злого чудовища и избавил
    все мое королевство от тяжкого бича?!
    Дочь побледнела как смерть и упала к его ногам. Она смогла только
    сказать:
    - О как я жалею, что чудовище два года назад меня не проглотило!
    Эти слова, полные горькой жалобы, пронзили сердце отца, как раскаленные
    стрелы. Он поднял дочь посадил ее к себе на колени и сказал:
    - Дорогое дитя, я исполняю твою просьбу в последний раз. Но через год
    никакие силы не избавят тебя от замужества, потому что я своим королевским
    словом обещал тебя в супруги твоему спасителю.
    Дочь поблагодарила отца за новую милость. Она все еще надеялась, что
    милый юноша, который вырвал ее из когтей смерти, выполнит свое обещание
    возвратиться через три года.
    Но и третий год подошел к концу куда скорее, чем она ожидала и
    надеялась, а о приезде юноши ничего не было слышно. Королевна знала, что
    просить отца о новой отсрочке нельзя, поэтому с тревогой смотрела на
    приготовления к свадьбе, плакала втихомолку и просила помощи у Бога.
    В ночь перед свадьбой ей приснился одноглазый старик с седой бородой.
    Он утешал ее и говорил:
    - Будь мужественной, не бойся ничего! Несправедливость не укроется от
    очей высшего существа, даже если людям она останется неведомой.
    Проснувшись, королевна почувствовала в своей душе новую силу и надежду.
    И вот случилось так, что в тот самый день, когда в королевском дворце
    праздновали свадьбу и весь город ликовал, в городские ворота вошел какой-то
    неизвестный юноша с тремя черными собаками. Он спросил, почему народ так
    радуется и веселится, и ему ответили, что сегодня королевская дочь выходит
    замуж за того смельчака, который три года назад вырвал ее из пасти страшного
    зверя.
    Пришелец спросил:
    - Скажите мне, где же этот человек?
    - Где же ему быть, как не в королевское дворце? - ответили юноше.- Ведь
    жених всегда сидит рядом с невестой.
    Тогда юноша крикнул гневно:
    - Пустите меня к королю, я докажу ему, что он выдает свою дочь за
    бессовестного обманщика. Пустите меня к королю!
    Стража, стоявшая у королевского дворца, сочла его безумным. Юношу
    схватили, заковали в кандалы по рукам и ногам и бросили в тюремную башню с
    железной дверью, чтобы помешанный не омрачал праздничного веселья.
    Пеэтер понял, что взялся за дело необдуманно, и стал раскаиваться в
    своей горячности. Ведь пока он будет томиться в заточении, королевна станет
    женой другого. Тут он услышал за стеной царапанье и собачий визг. Мои верные
    собаки,- подумал он,- стараются пробраться ко мне. Не удастся ли мне с их
    помощью спастись?
    К счастью, ему пришло в голову позвать третью собаку. И в то же
    мгновение, как он крикнул:
    Ломай-железо! - самая большая его собака уперлась лапами в решетку
    окна, и железные прутья развалились, как сухой хворост. Собака прыгнула к
    Пеэтеру, перекусила цепи на его ногах и руках, словно это были нити из
    пакли, и выскочила в окно, а Пеэтер - следом за ней.
    Выскочив из темницы, он стал думать, что же предпринять дальше, чтобы
    королевская дочь не досталась обманщику. Почувствовав голод, он крикнул
    первой собаке: Беги-неси-есть! Собака умчалась с быстротой ветра и вскоре
    вернулась с корзинкой в зубах. Кушанья, наполнявшие корзинку, были покрыты
    тонким белым платочком, а в уголке платочка завязан золотой перстенек. На
    перстне Пеэтер увидел имя королевны, и это вселилo в него новую надежду.
    А с платочком и перстнем дело было так.
    Король пировал со своими знатными гостями за праздничным столом; справа
    от короля сидела его дочь, а слева-жених, бывший кучер, которому предстояло
    стать зятем короля. Вдруг вбегает черная собака с пустой корзиной в зубах,
    устремляется прямо к королевне, смотрит просящими глазами на девушку и лижет
    ей руку, словно хочет сказать:
    положите мне что-нибудь в корзинку!
    У королевны руки задрожали от радости: она тотчас же узнала эту
    красивую собаку, принадлежащую ее избавителю. Королевна взяла со стола мяса
    и рыбы, несколько кусков сладкого пирожного и уложила все это в корзину.
    Кроме того, сняла с пальца обручальное кольцо, завязала его в уголок платка
    и покрыла этим платочком корзину.
    Собака тотчас же убежала. Королевна шепнула отцу несколько слов на ухо,
    после чего король встал, взял дочь за руку и удалился с ней в другую
    комнату. Немного погодя туда пригласили пастора.
    Король спросил пастора, обязан ли человек сдержать клятву, которую он
    дал под угрозой смерти, чтобы спастись от руки убийцы? Пастор ответил:
    - Клятва, которую человек дал против своей воли, повинуясь насилию, не
    имеет никакой цены перед лицом закона божеского и человеческого. Такая
    клятва ровно ничего не значит.
    Тогда королевна открыла свою тайну и рассказала все, что с ней
    произошло в лесу три года назад. Король тут же приказал слугам отправиться
    по следам собаки, найти ее хозяина и привести его во дворец.
    Вскоре человек этот был разыскан и вместе с тремя собаками приведен к
    королю. Королевна сразу же узнала в нем своего спасителя, бросилась ему на
    шею и воскликнула:
    - Сегодня вы еще раз спасаете меня от злого зверя! Тысячу раз благодарю
    вас за это благодеяние!
    Затем король вернулся с дочерью к гостям, а Пеэтеру велел подождать в
    другой комнате, пока его не пригласят.
    За столом король спросил:
    - Какого наказания заслуживает человек, который утаивает отважный
    поступок другого и присваивает себе награду, заслуженную другим?
    Бывший кучер подумал: А ну-ка, покажу, какой я мудрый судья! И ответил
    на вопрос короля:
    - Самое справедливое наказание такому преступнику - привязать ему на
    шею мельничный жернов и утопить злодея в морской пучине!
    - Очень хорошо, именно такой приговор и должен быть ему вынесен! -
    ответил король и приказал позвать незнакомого юношу.
    Увидев Пеэтера с его тремя черными собаками, кучер побледнел, как
    стена, упал перед королем на колени и стал умолять о пощаде.
    - Ты, низкий человек,- сказал король,- сам изрек себе приговор и должен
    понести такое наказание, о каком ты сейчас говорил. Но чтобы из-за тебя не
    омрачалось наше празднество, ты будешь сидеть в темнице, пока не кончатся
    свадебные торжества.
    Кучера немедленно увели, заковали в цепи и заточили в темницу.
    Пеэтер вынул из мешка доказательства своего подвига - рога и клыки
    страшного чудовища, и радостные крики вырвались из уст гостей. Король усадил
    Пеэтера рядом с собой в кресло, где раньше сидел кучер, и приказал в тот же
    вечер обвенчать молодую пару. Через четыре недели, когда празднества
    закончились, кучер понес заслуженное наказание, к которому он сам себя
    приговорил.
    Однажды, явившись к королю, Пеэтер стал говорить о том, что хотя ему,
    простому крестьянину, и посчастливилось неожиданно достигнуть высокого
    положения, но у него остались дома еще двое братьев. Пеэтер попросил у
    короля позволения взять их к себе, чтобы не только ему одному пользоваться
    богатством и роскошью, но чтобы и его братьям жилось легче. Король
    согласился и тотчас же послал гонца за старшими братьями своего зятя.
    В тот день, когда старшие братья прибыли и Пеэтер их ласково встретил,
    самая большая черная собака заговорила человечьим языком.
    - Теперь,- сказала она,- наша служба кончилась. Мы были обязаны
    оставаться у тебя до тех пор, пока не увидим, вспомнишь ли ты теперь, живя
    счастливо, о своих родных братьях. Слава Богу! Ты, как и подобает человеку
    благородному, во всем исполнял свой долг!
    И собаки вдруг превратились в лебедей, а те расправили могучие крылья и
    улетели. Куда - этого до сих пор никто сказать не может.
    Пеэтер как зять короля жил в почете и роскоши и помогал своим братьям,
    которые со временем стали зажиточными людьми. Неразменный рубль он подарив
    на крестины первенцу своего старшего брата, сказав при этом:
    - Когда мальчик вырастет и задумает покинуть отчий дом, дайте ему с
    собой в дорогу этот подарок. Он поможет юноше найти свое счастье, как помог
    когда-то и мне.

     

    Мышь и воробей

    У мыши здоровье расстроилось - свежего воздуха в чулане не хватало.
    Побежала она к своему старому другу воробью посоветоваться, как ей быть.
    - Зачахла я, - говорит, - в своем чулане. Свежего воздуха не хватает.
    Вредно мне чулан сторожить - надо бы чем-нибудь другим заняться.
    - Давай землю пахать, - предложил воробей.
    - Давай! - обрадовалась мышь.
    Вот вспахали они вдвоем поле, посеяли ячмень, сидят - ждут урожая.
    Ячмень уродился на диво - зерно к зерну и высокий, как лес. Мышь
    скосила ячмень, воробей обмолотил - целая гора зерна у них набралась,
    крупного, золотистого. Осталось лишь поделить урожай, чтоб никому обиды не
    было.
    Делили урожай по зернышку: мышь раскладывала их на две кучки, а воробей
    сидел рядом и следил. Каждому досталось столько, что в пору амбар было
    строить. Но одно зернышко осталось лишним - не было ему пары. И мышь
    сказала:
    - Так и быть, возьму его себе.
    - Как так себе? За что? - рассердился воробей.
    - За что? Да за косьбу, - говорит мышь. - Ведь я косила!
    - А я молотил, - не уступает воробей. - Думаешь, легко мне было? До сих
    пор все косточки ноют.
    - Подумаешь! - говорит мышь. - Я ведь не только косила, я еще и
    зернышки раскладывала. Это зерно мое!
    - Нет, мое! - говорит воробей. - Тебе легко было зернышки раскладывать,
    ведь я за тобой следил.
    Целых семь дней они спорили и так ни до чего не доспорились.
    И тогда пошли они к судье - медведю.
    Медведь был покладистый господин: сел на свою телегу, приехал судить
    двух старых друзей. Сперва он выслушал, как было дело. Потом попросил
    времени на размышление и забрался на весь день в ольшаник, где было не так
    жарко. Там он и размышлял, и до того усердно, что кусты от храпа дрожали.
    Вечером косолапый проснулся и вынес решение.
    - Все должно быть справедливо, - сказал он, - и поэтому вы должны
    разделить это лишнее зернышко на две половинки.
    А весь остальной урожай погрузите на мою телегу. Не даром же я
    трудился - ваш спор разбирал.
    Мышь и воробей умели себя вести и с судьей спорить не стали: весь
    урожай погрузили медведю на телегу, а себе лишь одно зернышко на двоих
    оставили.
    Землю они больше не пашут, но дружат по-прежнему. И когда встречаются,
    воробей всегда спрашивает:
    - Помнишь, мышка, какой у нас ячмень уродился?
    - Еще бы не помнить! - отвечает мышь. - А помнишь, как хорошо медведь
    нас рассудил?
    - Еще бы! - говорит воробей. - Такого не забудешь!

     

    Почему у зайца губа рассечена

    Как-то собрались зайцы под высокой сосной и стали на свою горькую
    судьбу жаловаться.
    А самый старший слушал, слушал, потом вышел вперед и сказал:
    - Милые мои братья! Плохо бедным зайцам живется на свете. В кустах
    зверь зашуршит - зайке страшно; лист слетит с дерева - у зайца душа в пятки
    уходит. Как завидит кто нашего брата, так и кричит: Улю-лю его, улю-лю! Всех
    мы боимся, а нас и комар не испугается. Пойдем лучше к морю и утопимся с
    горя. Все равно рано или поздно помирать надо.
    Послушались зайцы своего старшего. Побежали к морю топиться. А у моря
    на лугу паслось большое стадо овец. Увидела одна овца столько зайцев,
    испугалась, заблеяла и побежала. И все стадо за ней. Бегут овцы, сами не
    знают куда, сами не знают от кого. Хвостики у них дрожат, копытца стучат.
    А за овцами собаки несутся, лают, надрываются. Пастухи кричат, палками
    машут. Шуму-то, крику!
    Смешно стало зайцам. Присели они на задние лапы и давай хохотать. До
    того смеялись, что губа у них лопнула.
    - Нет, не так уж нам, зайцам, плохо на свете! И мы сильны, когда
    вместе!
    И не стали топиться. Только вот с того времени у всех зайцев верхняя
    губа надвое рассечена.

     

    Красивая невеста

    Жил-был крестьянин. Было у него три сына - двое умных, третий
    дурачок.Состарился отец. Пришло время добро меж сыновьями делить. А старик
    не знает, кому дом отдавать. Все три сына ему любы, а милее всех младший.
    Братья его дурнем считали, а отец за доброту да за честность любил.
    Зовет он сыновей и говорит:
    - Хочу между вами добро поделить, чтобы после моей смерти cnopoв у вас
    не было.
    Старшие братья обрадовались. Они давно этого дня ждали. А отец говорит:
    - Чтоб все было по справедливости, собирайтесь-ка вы в дорогу и
    принесите мне по рубахе. Чья будет самая тонкая, тому и дом достанется.
    Согласны?
    - Согласны, - говорят все трое и отправляются в дорогу.
    Старшие сразу в город поехали - там рубахи потоньше делают. А дурачок
    этого не смекнул - пошел в лес. Пошел той самой дорогой, какой скот гонял,
    добрел до леса - и в лес. Идет себе по какой-то тропке, узенькой совсем,
    неприметной. Шел-шел и пришел к чьему-то дому. Большому, не меньше церкви. А
    вокруг только лес и тишина - как на кладбище.
    Подходит дурачок к дому, видит - дверь не заперта, заходит внутрь.
    И там ни души. Но везде чистота и порядок, а в одной горнице длинный
    стол стоит, весь блюдами уставленный, будто кто пировать собирался. А
    дурачок уже проголодался в дороге, он и не стал долго думать - сел за стол и
    поел-попил не хуже гостя. Поел-попил, пошел дом разглядывать. Все комнаты
    обошел. Считал их, считал, да и со счету сбился.
    Вдруг за одной дверью вроде шорох какой.
    "Ага! - думает. - Пришел кто-то. Сейчас мы узнаем, что за господа здесь
    живут". Открывает он за эту дверь, заходит в нее. Только зашел и сразу к
    земле прирос от страха: стоит в углу кресло, а на кресле - большая медная
    змея. Голову подняла и на гостя в упор смотрит.
    Хотел дурачок дать тягу, но змея и говорит ему человечьим голосом:
    - Не бойся, глупый! Я тебе ничего не сделаю.
    Послушался дурачок, остался. А сам дрожит весь как осиновый лист.
    - Как ты сюда попал? - говорит змея.
    Дурачок рассказал. Змея и говорит:
    - Будет тебе рубаха. Тонкая-претонкая. Только прослужи у меня год.
    Ешь-пей сколько хочешь. А всей работы у тебя - купать меня раз в день и
    обратно в кресло укладывать.
    Подумал дурачок и сказал:
    - Ладно, согласен! Мне главное - чтоб рубаха была, а работы я никакой
    не боюсь.
    А дурачок всякое зверье любил: и щенков, и жеребят. И змею полюбил -
    хорошей оказалась. Она его самой вкусной едой кормила, а он ее купал раз в
    день и на кресло укладывал. Не заметил, как год прошел. Но через год все же
    сказал змее:
    - Теперь я свое отработал! Пора мне к отцу возвращаться.
    - Что ж, ступай, - говорит змея. - Открой шкаф и возьми в нем самую
    тонкую рубаху.
    Взял дурачок рубаху, сказал спасибо и пустился в обратный путь.
    Возвращается, а братья уже дома. И у каждого красивая рубаха. Но только
    у дурачка еще красивей оказалась. Увидел это отец и объявил дурачка своим
    наследником.
    - Ну нет! - закричали старшие. - Так не годится! Испытай нас еще раз.
    - Ладно, - говорит отец,- даю вам еще год сроку. Принесите мне по
    ковриге. Чья будет самая вкусная, тому и дом достанется. Согласны?
    - Согласны, - говорят все трое.
    И опять в дорогу. Старшие, конечно, - в город, а младший - опять в лес.
    Нашел свою неприметную тропочку, добрался по ней до большого дома - и скорее
    к змее.
    Посмотрел, а она уже не медная, а серебряная. Рассказал ей дурачок,
    какая у него нужда.
    - Будет тебе коврига, - говорит змея. - Только прослужи у меня год. А
    всей работы у тебя - купать меня два раза в день и обратно на это кресло
    укладывать.
    "Работы я никакой не боюсь, - подумал дурачок. - Главное - чтоб коврига
    была". И остался.
    Хорошо он этот год прожил. Работы - пустяк, а еда вкусная. Однако через
    год все же сказал:
    - Пора мне уходить - год прошел. Надо к отцу возвращаться.
    - Что ж, - говорит змея, - ступай. Открой в чулане шкаф, возьми
    ковригу. Нигде такой вкусной не найдешь.
    Взял парень ковригу, сказал змее спасибо, тронулся в обратный путь.
    Отведал отец от каждой ковриги, увидел, что самая вкусная - у младшего.
    - Ему, - говорит,- и быть наследником. Так мы уговорились.
    - Ну нет! - закричали старшие братья. - Так не годится! Испытай нас еще
    раз! После третьего раза никто спорить не станет - кто победит, тот и
    победит!
    - Будь по-вашему! - говорит отец, - Даю вам еще год сроку. Найдите себе
    невест. У кого будет самая красивая, тому и дом достанется. Согласны?
    - Согласны! - говорят все тpoe.
    Обрадовались старшие братья, подумали: "Небось ни одна красавица за
    нашего дурака не пойдет.
    Пустились они опять в дорогу. Старшие по привычке - в город, младший -
    опять в лес. Нашел в лесу большой дом, зашел и видит: змея уже не
    серебряная, а золотая.
    Рассказал ей, чего ищет.
    - За меня, - говорит, - красивая не пойдет. Посмеются надо мной старшие
    братья.
    - Пойдет, - говорит змея. - Только прослужи у меня год. С едой, сам
    знаешь, не обижу, да и работа легкая: будешь меня купать три раза в день, а
    потом на кресло укладывать.
    - Я с охотой, - говорит дурачок и остается. А самому что-то не верится,
    что змея ему и на этот раз поможет.
    Через год приходит дурачок к змее - домой просится.
    - Что ж, - говорит змея, - ступай. Я свое слово сдержу. Только сперва
    тебе придется растопить докрасна большую печь на кухне. Растопишь, придешь
    за мной, снесешь на руках в кухню и кинешь в самый огонь. Я начну рваться из
    огня обратно, грозить тебе начну, умолять, а ты ничего не слушай.
    Послушаешься - пропадешь!
    Растопил дурачок печь, кинул змею в огонь и дверцы прикрыл. Господи,
    что тут началось! Зашипела змея, засвистела такой гром подняла, что ужас! Но
    хоть и грозилась она дурачку, хоть и умоляла выпустить ее, но он ни в
    какую - не выпустил.
    А потом все тихо стало. Открыл дурачок печные дверцы и видит: печь
    дочиста прогорела - ни углей, ни золы не осталось.
    "Вот чудеса!" - думает и пошел с кухни. Весь дом обошел, а змеи нигде
    нет. Обманула его, сгорела.
    Заглянул напоследок в комнатенку одну - темную, невзрачную. Смотрит:
    она шелковой занавеской разгорожена. Заглянул за занавеску, а там постель,
    шелком застланная, и на постели девушка сидит писаной красоты, Увидела его и
    говорит:
    - Спасибо тебе, дурачок, за верную службу! Злой волшебник превратил
    меня в змею за то, что не пошла я замуж за его гадкого сына. И нельзя мне
    было от его злых чар избавиться, пока кто-нибудь не согласился бы прослужить
    у меня три года и исполнять все мои желания. Если бы не ты, я бы весь век
    свой оставалась змеей - то медной, то серебряной, то золотой, - каждой по
    году. Давай поженимся, если я тебе нравлюсь.
    Взялись они за руки, вышли на двор. А там все другое стало: вокруг дома
    цветы, а за оградой вместо леса ровные поля тянутся. И g крыльца красивая
    карета с лошадьми стоит.
    Сели они в карету, поехали к отцу. Старшие братья тоже красавиц нашли,
    да только не таких, как у дурачка. Те были как луна, а она - как солнце.
    Пришлось старшим братьям уступить, не посмели они в третий раз отцу
    перечить. Но младший брат сам ничего не захотел.
    - Мне, - говорит, - никакого добра не надо! У нас и так всего много,
    больше, чем у помещиков. Пусть мои братья все себе заберут.
    И сыграли они три свадьбы сразу. Раздал дурачок всем богатые подарки -
    и отцу и своим умным братьям. А сам к невесте переселился. К красавице своей
    несравненной.

     

    Комар и конь

    Конь пасся в поле, прилетел к нему комар. Конь его не заметил, и тогда
    комар спросил:
    - Не видишь, конь, это я прилетел?
    - Теперь вижу, - говорит конь.
    Начал комар коня разглядывать - на хвост посмотрел, на спину, ни
    копыта, на шею и на оба уха по очереди. Посмотрел и головой комариной
    покачал:
    - Ну и здоров же ты, брат!
    - Да уж, не маленький, - мотнул гривой конь.
    - Я куда меньше.
    - Меньше, меньше!
    - Небось и силы у тебя хватает?
    - Хватает, хватает.
    - Небось и мухи с тобой не сладят?
    - Где им!
    - И даже слепни?
    - И слепни не сладят.
    - Оводам - и то тебя не одолеть?
    - Нет, не одолеть.
    Понравилось комару, что конь такой сильный. "Я-то ведь еще сильнее", -
    подумал комар и грудку свою расправил.
    - Хоть и большой ты, - говорит, - сильный, а мы, комары, еще сильнее:
    как накинемся, живого места не останется. Мы тебя победим.
    - Не победите! - говорит конь.
    - А вот победим! - говорит комар.
    - А вот нет! - говорит конь.
    Спорили они час, спорили два - никто уступать не хочет.
    Тогда конь говорит:
    - К чему зря спорить, давай лучше силами померимся.
    - Давай! - обрадовался комар.
    Взлетел он с коня и тонкий, пронзительный клич кинул:
    - Эй, комарье, лети сюда!
    И сколько тут комаров налетело! Из березника, из ельника, и с болота, и
    с пруда, и с речки... И все на коня кидаются.
    Облепили его, бедного, сплошь, а он спрашивает:
    - Все, что ли, прилетели?
    - Все, - говорит комар-задира.
    - Всем местечко нашлось?
    - Всем, всем.
    - Тогда держитесь, - говорит конь.
    И как повалится на спину - всеми копытами кверху и начал с боку на бок
    перекатываться.
    В одну минуту всех комаров передавил, все болотное войско. А
    комар-задира в стороне сидел. Задиры всегда такие: затеют драку, а сами - в
    сторону. От всего войска лишь один солдатик уцелел. Едва-едва успел отлететь
    от коня на своих помятых крылышках. Подлетел он к задире и доложил ему,
    будто генералу какому:
    - Враг уложен наповал! Жаль, четырех солдат не хватило. А не то
    вцепились бы мы врагу в копыта и сняли бы с него шкуру.
    - Молодцы ребята! - похвалил его комар-задира и поскорей в лес полетел,
    чтоб раструбить всем букашкам и козявкам о великой победе. Шутка ли?
    Комариное племя самого коня одолело! Комариное племя всех племен на свете
    могучей!

     

    Гном из-под печки

    Барин велел повару наготовить вкусной еды.Поставил повар большой котел,
    положил в него много баранины. Сам сидит, огонь раздувает.
    Вдруг из-под пола, из-под печки вылезает гном и просит:
    - Голубчик, дай баранинки! Отощал от голода.
    - Не могу, - говорит повар, - у нас у самих едоков много.
    - Тогда хоть подливочки дай! - говорит гном.
    - Подливки, так и быть, возьми! - сказал повар и зачерпнул гному
    поварешку подливки.
    Взял гном поварешку в руки, и не успел повар оглянуться, как маленький
    обжора в один миг опустошил весь котел и скрылся.
    Испугался повар не на шутку, пошел барину, жаловаться, про гнома
    рассказывать. Барин не поверил, но повар душой и телом поклялся, что ни
    словечка не выдумал. Тогда барин нахмурился и велел снова положить в котел
    баранины.
    - А если, - говорит, - этот гном явится, дай ему поварешкой по лбу.
    Положил повар баранины, сидит, огонь раздувает.
    Вдруг опять из-под пола, из-под печки является гном и просит подливки.
    - Не могу, - сказал повар. - Не велено. Велено тебя поварешкой по лбу
    стукнуть.
    - Не бей меня, голубчик, - попросил гном. - Пожалей нас с женой. Она у
    меня заболела. Некому теперь обед приготовить, воды принести. Налей мне в
    этот мешочек подливки - видишь, какой он маленький? Я жене отнесу, пусть
    поправляется.
    Поверил ему повар. Решил, что второй раз не обманет - есть же у него
    совесть. Да и стыдно отказать в такой капле: мешочек-то крохотный был. И дал
    гному поварешку. Дескать, много ли надо его больной жене.
    И вот чудеса - мигом вся баранина из котла исчезла в крохотном мешочке,
    и гном пропал.
    Вот горе-то!
    Пошел повар весь в слезах к барину. Ох и рассердился же барин, из себя
    вышел. Велел снова положить в котел баранины, но сказал, что в третий раз
    такого не простит - выгонит.
    - Прихлопни, - говорит, - на месте этого жулика, если он опять сунется.
    Снова поставил повар котел, а гном опять заявляется.
    Схватил повар поварешку и закричал:
    - Уходи! Мне тебя на месте велено прихлопнуть!
    - Не убивай меня, голубчик! Ты и сам можешь в нужде оказаться. Тогда
    сразу обо мне вспомни. Жена моя умерла, бедная, а ребеночек голодный: некому
    нас накормить. Дай хоть полповарешки подливки для моего детеныша.
    Повар был большой добряк. Жалко ему стало гномьего детеныша. "Много
    ли, - думает, - съест такой малыш?"И протянул гному поварешку.
    Но котел и на этот раз мигом опустел, а гном пропал.
    Бедному повару только и оставалось, что идти за расчетом.
    - Гном опять все украл, - говорил он барину, а у самого голос дрожит.
    - Пошел прочь, негодяй! - завопил барин. - Чтобы завтра же утром ты
    вымелся со всеми своими пожитками! Не будь ты таким хорошим поваром, я бы
    тебя и до утра не оставил!
    И зовет управляющего.
    - Приготовь, - говорит, - жаркое! А если гном сунется, прихлопни его
    тут же!
    - Ладно, - говорит управляющий, - не беспокойтесь, ваша милость!
    И пошел ставить котел.
    Гном опять, конечно, вылезает и подливки просит. А управляющий только
    того и ждал.
    - Подливки, - заорал, - мошенник?
    И хвать его поварешкой по лбу. Бедный гном так и покатился под печку.
    Спас управляющий жаркое, подает барину.
    - Я,- говорит, - этому плуту всыпал! Уж больше не сунется...
    А повар собрал утром свои вещички, взвалил узел на спину, пошел прочь.
    И тут гном из-под пола, из-под печки выскакивает. Вся голова полотенцем
    обвязана.
    - Эй, - говорит, - приятель! Ты что ж прощаться не хочешь? Ведь я тебе
    припас кое-что на дорожку. Зайди ко мне в дом.
    Полез повар под печку. Как влез, сам не знает, но все же сумел. Влез, а
    там такие палаты - не хуже господских. И всяких диковин полно.
    Прошли они все покои, пришли в каморку. Берет гном с полки коробочку и
    говорит:
    - Вот, милый, это тебе в награду за твою доброту. Случись у тебя какая
    недостача, постучи пальцем в эту коробочку и скажи, что тебе нужно. Все
    будет мигом!
    Взял повар коробочку, сказал гному спасибо, полез обратно на кухню. А
    там как раз управляющий.
    Берет повар коробочку, стучит в нее пальцем и говорит:
    - А ну-ка, милая, собери мне еды на дорожку!
    И откуда ни возьмись появляется котомка, а в ней всякая-всякая еда.
    Понравилось это повару, он еще кой-чего потребовал, и все ему было.
    Управляющий даже рот разинул.
    - Ну и коробочка! - говорит. - Где раздобыл такую?
    Повар сказал где. Потом сложился и ушел. А управляющий думает:
    "Хочу коробочку! Уж я подольщусь к этому гному, замолю свой грех! Надо
    скорей баранины наварить!"Наварил он баранины, сидит, ждет гнома, а того как
    назло нет.
    - Эй, подпечник! - зовет управляющий. - Заходи, милый, в гости! Услышал
    это гном, вылез.
    - Тебе чего? - говорит. - Еды у меня хватает - мне повар на неделю дал.
    - А ты свежего попробуй, - уговаривает управляющий.- Может, больше
    понравится.
    Попробовал гном свежего.
    - Спасибо, - говорит. - Вкусно. Пойдем, я тебя отблагодарю.
    Полезли они под печку. Схватил управляющий коробочку и скорей обратно -
    на кухню.
    Даже спасибо не сказал - так торопился. Побежал скорей к барину, начал
    хвастать, что сейчас у них все будет, чего они захотят. И давай колотить в
    коробочку. Только стукнул, а оттуда как выскочит гном с железной палицей
    и:ну дубасить барина с управляющим. До бесчувствия избил.
    А сам тут же пропал. И коробочка тоже пропала. Только их и видели.

     

    Волшебные узлы

    Однажды отправились рыбаки к острову Хийумаа ловить рыбу. Дул попутный
    ветер, и они скоро добрались до места. Наловили там много рыбы и стали
    подумывать о возвращении.Повернули свои лодки носом к большой земле и
    принялись грести. Тут вдруг поднялся сильный ветер и понес рыбаков обратно к
    острову Хийумаа. Ветер все дул и дул, и непохоже было, что он собирается
    утихнуть.
    Пристали рыбаки к острову и увидели избушку. В этой избушке жил старик.
    Попросились они к старику на ночлег.
    Старик их спрашивает:
    - Вы откуда? Куда путь держите?
    Рыбаки говорят:
    - Мы с большой земли. Ловили у Хийумаа рыбу. Хотели вернуться домой, а
    тут поднялся встречный ветер и погнал нас обратно к острову. Ветер такой,
    что и думать нечего о возвращении.
    Старик говорит:
    - Я бы вам помог вернуться, если вы умеете держать слово.
    Рыбаки отвечают:
    - Слово мы сдержим, только помоги.
    Тогда старик снял со стены веревку длиной в три дюйма. На веревке было
    три узла. Он дал веревку рыбакам и сказал:
    - Идите, готовьте лодки, а как приготовите, развяжите на веревке первый
    узел. Сразу поднимется попутный ветер. В мгновение ока отнесет он вас далеко
    от острова. На половине пути развяжите второй узел. А третий узел можно
    развязывать только на берегу. В море, смотрите, не развязывайте.
    Рыбаки взяли веревку, поблагодарили старика и решили выйти в море рано
    утром.
    Садятся утром в лодки и все еще не верят:
    - Поможет нам эта веревка! Как же!
    Но самый молодой рыбак сказал:
    - А по-моему, старик этот - мудрый старик. Вот увидите - как он сказал,
    так и будет!
    Рыбаки решили испробовать силу узлов. Спустили лодки и развязали первый
    узел. И вот чудо - откуда ни возьмись, поднялся сильный попутный ветер.
    Лодки так и режут воду, только волны за ними пенятся.
    На половине пути рыбаки развязали второй узел. Лодки полетели еще
    быстрее. Совсем уже недалеко от большой земли было.
    У самого берега решили рыбаки развязать и третий узел.
    - Погодите, - сказал молодой рыбак. - Ведь старик с Хийумаа велел
    развязывать третий узел только на берегу. Не то беда может случиться.
    Но другие рыбаки не послушали его:
    - Какая еще беда? Мы же совсем близко от берега.
    И развязали они третий узел.
    В тот же миг ветер переменился и погнал рыбаков обратно к острову.
    Рыбаки гребли изо всех сил, но берег не приближался. Всего несколько
    мгновений потребовалось им, чтобы пройти весь путь от острова Хийумаа, а тут
    бились они до захода солнца, пока наконец добрались до берега, до которого
    было рукой подать.
    Раскаивались рыбаки, что не послушались мудрого совета, но что толку в
    таком раскаянии?

     

    Волк и олень

    Олень гулял по лесу и вдруг слышит жалобный вой. Пошел он на голос,
    видит - ветер повалил большую ель, а той елью волка придавило. Лежит волк
    распластанный под елью, а выбраться никак не может - только стонет.
    Покачал олень рогатой головой, спрашивает:
    - Как же это тебя угораздило?
    - Ох, и не спрашивай, милый, того и гляди дух испущу. Лучше поддень
    рогами свол, выручи!
    - Я бы с радостью, да ель больно толстая - не поднять, - усомнился
    олень.
    - Ты хоть попробуй, - взмолился волк.
    - Что ж, попробовать можно, - согласился олень и поддел рогами ель.
    Собрал он все свои силы, поднатужился и - гляди-ка! - сумел приподнять
    ствол. Самую, правда, чуточку, но с волка и этого хватило: он уже успел
    выбраться из своей западни.
    "До чего же я сильный!" - обрадовался олень.
    А волк встряхнулся, встал на лапы и начал свою шубу оглядывать, не
    порвалась ли. Но нет, все было цело, и ни один шов не разошелся. Тогда волк
    вспомнил про оленя. Сразу кинулся к нему и зарычал, точа когти о землю.
    - Стой! Ты это куда уходишь?
    - Куда? - спросил олень. - Туда же, куда и шел.
    - Ни с места! - зарычал волк. - Я должен тебя съесть. Олени всегда были
    моей добычей.
    - Погоди-ка, разве не я спас тебя от смерти? - спросил олень.
    - Это к делу не относится, - ответил волк.
    - И тебе не стыдно, жадина?
    - А чего мне стыдиться? Сдеру с тебя шкуру - вот и весь разговор.
    Олень не мог согласиться с волком, и они долго еще спорили.
    Спорили-спорили, но так ни до чего и не доспорились. И тогда олень
    предложил:
    - Пусть нас кто-нибудь рассудит, тогда мы и узнаем, кто прав.
    Волк только обрадовался:
    - Согласен!
    А сам думает: "Мне же лучше - я и оленя съем и судью в придачу!"Весь
    день они судью искали и только к вечеру нашли. Это был старик медведь. Он
    шел в деревню, чтобы раздобыть на пасеке меда для своей молодой медведицы.
    Слегка поворчав, он все же терпеливо выслушал и волка и оленя. А выслушав,
    сунул в пасть лапу и задумался. Но придумать ничего не сумел.
    - Не знаю, как с вами и быть, - говорит.- Пожалуй, надо посмотреть, где
    все это случилось.
    Волк с оленем повели его к поваленной ели. Обошел медведь вокруг ели и
    опять задумался. А потом и говорит:
    - Ну-ка, олень, поддень-ка рогами ствол. Не верится, чтоб ты его мог
    приподнять.
    - Еще как могу! - обиделся олень и приподнял рогами ствол.
    А медведь и говорит:
    - Ну-ка, волк, заберись опять под ель. Что-то не верится, чтобы ты в
    такую щель пролез.
    - Еще как пролезу! - рассердился волк и мигом вполз под приподнятую
    ель.
    Тогда медведь сказал:
    - А ну-ка, олень, опусти ствол на прежнее место.
    Олень опустил ель, и - гляди ты! - волк снова оказался в западне.
    Как был в западне, так в ней и остался: кто же станет еще раз помогать
    такому предателю?

     

    Как барин конём стал

    В старые времена жил один жестокий барин. Работников своих он совсем
    не жалел - мучил их на работе до полусмерти. Даже в праздник отдохнуть не
    давал.
    Как-то утром в большой праздник, когда все другие люди отдыхали после
    трудов, барин погнал своих работников в ригу молотить.
    А работники перед тем молотили целый день и всю ночь напролет и еле на
    ногах держались от усталости.
    Только они взялись за работу, как прибежал в ригу сам барин с палкой в
    руках: показалось ему, что работники не проворно молотят. Накинулся он на
    них с бранью, с угрозами. Размахивает палкой, кричит:
    - Ах вы бездельники! До тех пор из риги не выпущу, пока не смолотите
    всю рожь, какая здесь есть!
    Стали работники просить барина, чтобы он позволил коня в молотилку
    запрячь, тогда и дело быстрее пойдет.
    - Что?! - закричал барин.- Коня вам дать?.. Да я вас всех, лентяев
    этаких, своими руками перебью, если вы еще раз осмелитесь подумать об этом!
    Не дам вам коня! Коню отдохнуть надо. Сами работайте!
    Покричал барин и выскочил из риги: кому же приятно пыль глотать!
    Только выскочил, слышат работники - кто-то крикнул:
    - Тпру! Стой! Тпру...
    Потом конь заржал и узда загремела. Видно, кто-то коня запрягает. Кто
    бы это мог быть?
    Тут входит в ригу старик, дряхлый, с длинной седой бородой, а глаза,
    как молнии, сверкают. И ведет старик на поводу крепкого гнедого жеребца...
    Поздоровался он с работниками и говорит:
    - Вот вам конь. Запрягайте его в молотилку, а потом пускайте на самые
    тяжелые работы. В лес поедете - дрова на воз не накладывайте. Как срубите
    дерево, привяжите этого коня к верхушке и пусть тащит на барский двор
    целиком, со всеми сучьями. А заупрямится, не захочет тащить - хлещите его
    нещадно, плети не жалейте! Стегайте и по бокам и по спине, только по голове
    не бейте. Есть ему ничего не давайте. Как приедете вечером в стойло,
    подтягивайте к потолку. Пусть после дня работы повисит всю ночь. Ему это
    только на пользу будет!
    Сказал это старик и исчез.
    А конь заржал громко, и голос его напоминал голос барина.
    Тут работники догадались, что за конь у них появился.
    - Наверно, это сам отец Перкон, хозяин грома и молнии, привел нам
    коня! - говорят работники.- Ну, его приказ надо в точности выполнять. Что
    велел, то и будем с этим конем делать.
    Тут же запрягли гнедого жеребца в молотилку и начали работать. А
    жеребец упрямится, ржет, копытами стучит, головой крутит - не хочет
    работать! Тут ему и всыпали как следует, не упрямься!
    Так с того дня и пошло.
    Как нужно самую тяжелую работу выполнить - непременно гнедого жеребца
    запрягают. А не хочет работать - плетьми и палками без всякой милости его
    бьют.
    Поработает жеребец целый день без отдыха, а на ночь его в стойло
    отведут, к потолку подвесят:
    - Виси до утра!
    И еду гнедому совсем не давали. За все время удалось ему зимой урвать
    тайком с воза пучок соломки да летом пощипать крапивы под забором - вот и
    все.
    И с того самого дня, как появился гнедой жеребец, лютый барин исчез.
    Барыня поискала, поискала его, но найти так и не могла.
    Прошел целый год. Был жеребец крепкий, статный, сильный, а через год
    отощал - глаза запали, губы отвисли, на боках ребра выступили, спина
    искривилась, шерсть клочьями висит.
    Как-то раз увидела барыня на дворе жеребца и говорит старосте:
    - Надо эту паршивую клячу в лес отвести да и прикончить там. Никуда она
    больше не годится, и смотреть на нее противно!
    Но староста, видно, тоже догадывался, что это за конь такой, и поэтому
    не прикончил его.
    Однажды утром в большой праздник, когда все отдыхали, гнедой жеребец
    вышел потихоньку из стойла. Забрался он в барский огород и давай есть
    капусту.
    Барыня вышла погулять, зашла в огород и видит: паршивый жеребец с
    жадностью хватает и глотает капусту.
    Рассердилась барыня.
    - Ах ты,- кричит,- негодная скотина! Погоди, сейчас я тебя проучу!
    Подняла толстую палку - да хвать коня по голове! И только ударила, как
    в ту же минуту перед ней появился сам барин.
    Говорит он слабым да жалостливым голосом:
    - Милая женушка, что же ты бьешь меня? Неужели тебе жалко капустных
    листьев?.. Ведь для меня они после целого года голодовки вкуснее самых
    лучших кушаний, которые я раньше ел!..
    Тут барыня узнала его, заохала, заахала. А барин и не похож на себя:
    худой, черный, борода отросла, на руках ногти длинные, тело все в ссадинах,
    от одежды только швы да клочья остались.
    Схватила его барыня за руку и повела в дом тихонько, чтобы никто не
    увидел.
    С того времени барин притих да присмирел.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: