ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Тувинские сказки

    "Тувинские народные сказки", Москва, 1984 г. Пересказ и литературная
    обработка для детей М. Хадаханэ.

    Как верблюд стал некрасивым
    Козлик - медные рожки
    Ленивая сова
    Почему птицы не говорят
    Анчы-Кара (Волшебные цветы с поднебесья)
    Кондур-оол и Биче-кыс
    Берёзовая девушка
    Маляр и резчик
    Рыбак Оскюс-оол
    Три брата, которые видят правду
    Старик Ак-Сал и дужумет
    Оскюс-оол, который постиг три науки
    Орлан-оол и Чечен-кыс
    Ак-сагыш и Кара-сагыш (Чум зверей)
    Суд над волком
    Оскюс-оол, который пел песни тайги
    Кот-наставник
    Семь братьев-мышей
    Как заяц спас овцу
    Почему лиса стала красной
    Белый заяц
    Отчего у лося морда вытянутая
    Храбрый козлик
    Голодный волк и жирный козлик
    Оскюс-оол и Дилгижек
    Старик Адыган
    Хитрый и богатый
    Боралдай
    Мальчик с пальчик
    Оскюс-оол и Золотая Царевна
    Каша в кувшине
    Эр-Сарыг
    Хеверик
    Золотая птичка
    Хан - ослиные уши
    Спор
    Ховен-Тажы
    Сын медведя
    Три брата
    Мудрый филин
    Кто умнее
    Глухарь и селезень
    Давным-давно это было - глухарь и дикий селезень жили вместе. Когда
    Козий хвостик

     

    Как верблюд стал некрасивым

    Говорят, когда-то давно верблюд был самым красивым животным. У него
    был пышный длинный хвост и красивые могучие рога. Однажды он подошел
    напиться к реке и повстречал марала.
    - Я иду на праздник, одолжи мне твои рога, братец! - попросил марал.
    Верблюд согласился и остался ждать его на берегу. В тот же день
    встретился ему конь и попросил:
    - Я иду на праздник, одолжи мне твой хвост, братец! Верблюд опять
    согласился и остался ждать его на берегу.
    Марал и конь ускакали. Верблюд в ожидании целый день пил воду и глядел
    на дорогу. Но ни коня, ни марала не было видно.
    Марал обманул верблюда, ускакал в тайгу и перестал выходить в степь.
    Чужие рога навсегда прижились у него.
    Конь, который обманом взял хвост, пугливо убегает прочь, едва завидит
    верблюда.
    А верблюд с тех пор стал самым некрасивым и сердитым животным.

     

    Козлик - медные рожки

    Было это давным-давно, когда рога козлов в небо упирались, а хвосты
    верблюдов по земле волочились. Жили-были семь коз с семью козлятами. Стая
    голодных волков съела у них всех козлят, кроме одного, с медными рожками. Он
    резвился на крутой высокой скале, где его нельзя был достать. Козлик -
    медные рожки остался один у семи коз-матерей.
    Он высасывал у них молоко, а потом убегал на свою скалу, играл там, ел
    траву зеленую, пил воду студеную.
    Повадился в эти места голодный серый волк и стал поедать одну козу за
    другой. Скоро ни одной козы не осталось. Заплакал козлик горючими слезами,
    загоревал. Подходит к нему серый волк и спрашивает:
    - Ты почему плачешь?
    - Как же мне не плакать? Было у меня семь матерей - ни одной не
    осталось, - отвечает козлик.
    - Теперь и твой черед настал. Я тебя съем, - говорит волк.
    - Ты всегда меня можешь съесть. Но какой тебе толк? Я еще маленький.
    Приходи через год -я стану большим и жирным. Вот тогда и ешь.
    Согласился волк.
    Прошел год, и волк вспомнил о козлике - медные рожки. Прибежал и
    увидел, что тот стал большим, рога у него сверкали на солнце, а борода
    стлалась по земле.
    - Что это у тебя на голове сверкает? - спросил волк.
    - Это мои мечи. Могу распороть брюхо любому медведю.
    - А что у тебя на подбородке? - спрашивает опять волк.
    - Это мой платок. Им я утираюсь после обеда, когда наемся медвежьего
    сала и волчьих почек. Выходи на бой, вставай перед моими рогами! - закричал
    козлик.
    Серый волк от страха так припустил, что не заметил острых колючек в
    лесу.
    А козлик кричал ему вслед:
    - Я распорю тебя, я проглочу тебя, проклятого!
    Бежит навстречу перепуганному волку рыжая лиса.
    - От кого бежишь, храбрый серый волк?
    - Ой, лиса, хотел съесть козлика - медные рожки, но он меня чуть не
    убил своими рогами.
    - Ну и трус же ты, братец! Нашел кого бояться. Пошли вместе, - говорит
    лиса.
    - Я туда больше ни за что не пойду, - ответил волк и побежал дальше.
    Навстречу ему шагает черный медведь.
    - Кого испугался, волк?
    - Ой, хозяин, хотел я съесть козлика - медные рожки, но он меня чуть не
    убил.
    - Пойдем вместе, посмотрим, - говорит медведь.
    - Нет, не пойду. Лучше с голоду подохну, - ответил волк.
    - Ну нет, храбрец, ты покажи мне этого зверя. - И медведь ловко поймал
    волка и привязал к своей лапе гибким тальником.
    Подошли они к высокой скале. А там козлик со звоном точит о камни свои
    медные рожки.
    - Что это у тебя на голове сверкает? - спрашивает медведь.
    - Вот тебя-то мне и надо! Выходи на бой, вставай перед моими
    рогами-мечами! - закричал храбрый козлик и кинулся на медведя.
    Тот пустился бежать без оглядки и придушил привязанного волка. С
    разбега налетел на большой черный пень и разбился насмерть.
    А козлик - медные рожки целый день грелся на своей скале, ел траву
    зеленую, пил воду студеную. И никому не давал себя в обиду.

     

    Ленивая сова

    Жила в зеленом лесу серая сова. Была она ленивой-преленивой. Ей даже
    лень было перелететь с дерева на дерево. Как-то теплым днем она сидела в
    дремоте на лиственнице. Подлетел к ней пестрый дятел и застучал по дереву.
    Проснулась сова, встряхнула помятыми крыльями и спросила сонным
    голосом:
    - Что ты, дятел, шумишь - спать мне не даешь?
    - Разве ты не видишь? - удивленно посмотрел на нее дятел своими
    глазами, похожими на просяные зернышки. - Еду я себе добываю.
    - Ты что, не мог другого места найти? Убирайся отсюда! - прикрикнула на
    него сова.
    - Все трудятся, одна ты спишь. Хотя бы гнездо себе сделала! - сказал
    дятел и улетел прочь.
    Уселась сова поудобнее и только было заснула, как снова услышала шум.
    Это сорока подлетела к лиственнице и стрекочет над самым ухом. Закричала на
    нее сова, а та не испугалась и говорит ей бойко:
    - Почему ты все спишь? Посмотри кругом - все птицы хлопочут, у каждой
    свое дело: кто птенцов кормит, кто гнездо вьет!
    Не дождалась сорока ответа от совы и полетела дальше новости лесные
    собирать.
    Опять задремала сова, вдруг слышит, как над ее головой кто-то летает.
    Оказывается, это маленькая синичка пух тополиный себе на гнездо собирает. А
    кругом птицы снуют кузнечики звенят, мошки жужжат.
    Стыдно стало сове, и решила она, как придет другой день, за гнездо
    приняться.
    Наступила ночь. Была она очень холодной. Сова дрожала и плотнее
    прижимала крылья к телу. Вспомнила она о теплом гнезде синички - вот бы в
    таком поспать. Длинной была холодная ночь. Даже глаза бесчисленных звезд
    неба замерзли и потускнели от холода. Всю ночь сова мерзла и поджидала
    восхода солнца. Наконец солнце взошло и согрело ее. Разомлела сова от тепла
    и сладко заснула.
    Так проходил день за днем, а гнезда себе сова так и не свила из-за
    своей лености.

     

    Почему птицы не говорят

    Это еще тогда было, когда птицы человеческий язык понимали.
    Жил на горе Дарбайты орел. Однажды сидел он голодный на вершине горы и
    высматривал, не покажется ли из норки сурок - тарбаган. Ждал-ждал,
    разморился на солнце да и уснул. Проснулся орел от шума крыльев. Большой
    серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать.
    Возмутился орел, подлетел к ястребу и чуть не задавил его.
    Не испугался ястреб и говорит:
    - Чего ты, орел, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да
    повежливей.
    - Не нужно мне твое угощение! - ответил надменно орел, а сам жадных
    глаз с тарбагана не сводит. - Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого
    тарбагана будешь есть.
    Засмеялся ястреб:
    - Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый!
    Отвечает орел сердито:
    - На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а
    другим - зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана,
    пока он не протух.
    Сильно поссорились между собой орел и ястреб. Такой шум подняли, что
    все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал.
    Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом.
    Выступил вперед орел и говорит:
    - Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает.
    - Не нужно нам такого хана, - хором возразили птицы. - Гордость у тебя
    большая, потому и живешь один на неприступных скалах. Не согласны!
    Тогда выбралась вперед летучая мышь и сказала:
    - Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи.
    Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка:
    - Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а
    зверям говорит, что зверь. Да еще всю ночь летает, нам спать не дает. То ли
    дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зеленый убор наряжается.
    Лучше меня хана не найти вам.
    Замахали крыльями большие и малые птицы:
    - Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает.
    Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы.
    Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый
    ворон -волшебник.
    Слушал, слушал он птичьи споры и сказал:
    - Раз не можете договориться, то совсем не будет говорить! Каждый хочет
    быть ханом...
    Как сказал ворон-волшебник, так и случилось - pазучились птицы
    говорить.

     

    Анчы-Кара (Волшебные цветы с поднебесья)

    Это было давным-давно, когда от жары реки пересыхали и клювы птиц
    плавились.
    В устье Кара-Хема жил сирота по прозвищу Анчы-Кара. Родители его
    умерли, оставив ему трех коз, лук и колчан со стрелами. Сколько ни ходил
    Анчы-Кара на охоту, каждый раз возвращался без добычи. Пришлось ему заколоть
    трех коз. Когда кончилось козье мясо, пошел парень опять на охоту, но ни
    одного зверя не повстречал. Сел на пригорок под седым кедром и прислушался.
    Цоказалось ему, что речка Кара-Хем тихую песнь поет. Стал он ей подпевать,
    сначала тихо, потом все громче и громче. Вдруг вблизи ветка хрустнула.
    Огляделся - а вокруг него зверей собралось так много, как звезд на небе.
    Стоят недвижимо, песню слушают. Замолк Анчы-Кара, схватился было за лук, а
    зверей как и не бывало. Закручинился парень. Вдруг из поднебесья на верхушку
    кедра спустился старый ворон и заговорил человеческим голосом:
    - Я слушал твою песню, и мне стало жаль тебя. Взберись на крутую
    Кара-Хая '. Там в моем гнезде лежат три бусины - белая, красная и синяя.
    Проглоти их и ты будешь понимать язык зверей и птиц.- Сказал так ворон и
    улетел.
    "Если я буду понимать язык всех зверей и птиц, тогда моя охота будет
    удачной",- подумал Анчы-Кара и отправился к черной скале. Долго он
    карабкался вверх. Несколько раз срывался, висел над пропастью, но наконец
    все-таки поднялся на острую вершину и здесь, в расщелине, разыскал гнездо
    ворона. Опустил в него руку и на самом дне нащупал три шарика. Поднес к
    глазам - видит: одна бусина белая, дру-
    гая - красная, третья - синяя. Проглотил он их и стал спускаться с
    Кара-Хая в тайгу.
    Идет по лесу дремучему, прислушивается, ко всему приглядывается.
    Заметил на ветке густой лиственницы двух белохвостых сорок, подобрался к ним
    тайком и диву дался: все, о чем стрекотали сороки, было ему теперь понятно.
    Молодая сорока рассказывала старшей своей сестре историю про ламу:
    - У Кара-Суга в скале есть пещера. В ней толстый лама три месяца читал
    судур. Потом надоело ему уединяться и голодать, бросил судур в речку и
    отправился по аалам. А я за ним, где ложком, где леском. Лечу, высматриваю.
    Интересно, думаю, что дальше будет делать ученый лама.
    - Уверена, что он поглупел от судура,- сказала старая сорока, прочищая
    клювом крылышки.
    - Ты права. Зашел лама в юрту, а там нет нико го. Только в котле
    кургулдай варится. Выхватил лама кургулдай из чана и скрутил колечками
    внутри шапки. Потом нахлобучил шапку на лоб и быстрым шагом пошел прочь от
    аала. Горячая кургулдай жжет голову, а лама терпит, торопится уйти подальше,
    чтобы кто-нибудь, чего доброго, не поймал его. А когда наконец сбросил
    шапку, голова оказалась лысой. Все волосы выпали.
    - Есть люди глупые, есть умные. Лама - глупец,- глубокомысленно
    заметила старая сорока.
    - Ты права,- согласилась молодая сорока.- По-лечу-ка я теперь в желтую
    тайгу. Там пять зверей спор завели. Любопытно!- И улетела.
    Недолго думая, Анчы-Кара направился в желтую тайгу. Хотелось ему
    узнать, будет ли он понимать и язык зверей.
    Вошел Анчы-Кара в желтую тайгу и на одной из полянок увидел зайца,
    манула, архара, кабана и лису. Спорят, до хрипоты кричат. И странное дело -
    Анчы-Кара все понимает. Больше всех заяц разоряется:
    - Если мне на мои раскосые глаза посмеет человек показаться, я его
    первым согну, как твои рога, архар.
    - Нет, я его первой когтями задеру и хвостом за бью,- перечит зайцу
    лиса.- А тебя съем.
    - Я ему раньше всех глаза выцарапаю,- не уступает манул.
    - А я его на рога поддену, вы и шевельнуться не успеете,- твердит свое
    архар.
    - Э, все это пустые разговоры,- вступает в спор кабан.- Только я своими
    клыками могу дух из человека выпустить.
    Рассмеялся Анчы-Кара и выступил из-за деревьев на поляну. Заяц сразу же
    прыг в кусты - и был таков. Ощерил кабан клыки и кинулся на Анчы-Кара. Тот
    не растерялся, ухватил за уши, прижал к земле и говорит:
    - Чем с человеком воевать, лучше бы бродил по лесам и добывал из-под
    земли пятачком себе пищу.
    С этими словами Анчы-Кара отбросил кабана в молодой ельник. Тогда,
    пригнув голову и выставив вперед рога, на охотника бросился архар. Схватил
    его Анчы-Кара за рога, скрутил ему шею, забросил на гору и крикнул вслед:
    - Чем с человеком силой мериться, лучше бы тебе пастись на горах, пить
    родниковую воду и стеречь диких овечек!
    Тогда манул прижался к земле, распустил когти и прыгнул на Анчы-Кара,
    но тот увернулся, ухватил его за хвост, забросил на дерево и сказал
    посмеиваясь:
    - Чем на человека прыгать, ты бы лучше сидел на дереве и высматривал
    мышек. Ну, а ты что скажешь?- обратился охотник к лисе.
    - Я не люблю, когда к моему пушистому хвосту прикасаются чужие руки,-
    важно ответила лиса и, помахивая хвостом, ушла прочь.
    Довольный собой, Анчы-Кара отправился прямо на север. Когда кончилась
    желтая тайга, увидел он перед собой аал, посреди которого стояла такая
    большая юрта, что ее и на девяти конях не обскачешь. Анчы-Кара зашел в
    черную юрту, что стояла на отшибе. Ее обитатели - старики рассказали ему,
    что у хана Дарынза стряслась беда. Дочь хана Нагыр-Чечек, излучающая свет
    луны и солнца, стала слепнуть. Пригласил хан лам и шаманов со всех дальних и
    близких земель, но они помочь беде не могут, Хан
    обещал выдать свою дочь за того человека, который излечит ее от недуга.
    Поспешил тогда Анчы-Кара в ханскую юрту, поклонился хану и ханше, сел в
    сторонке. Огляделся и увидел Нагыр-Чечек, лежавшую на красном девяти-слойном
    олбуке. И такая она была красивая и печальная, что Анчы-Кара решил во что бы
    то ни стало помочь ей. Поднялся он и обратился к хану:
    - Я - Анчы-Кара из Кара-Хема. Скажите, Да-рынза-хан, что за беда
    стряслась с вашей прекрасной дочерью?
    Посмотрел хан презрительно на парня в оборванной одежде, хотел было
    приказать слугам прогнать его палками, но тут вдруг заговорила Нагыр-Чечек :
    - Я не вижу, но мне по душе голос пришельца. Расскажи, отец, ему про
    мою болезнь.
    Не успел хан и рта раскрыть, как выступил вперед толстый лама с лысой
    головой:
    - Гони, хан, этого голодранца. Я, всевидящий и всемогущий лама, вылечу
    твою дочь, или никто ее не вылечит.
    Посмотрел Анчы-Кара на лысую голову ламы и вспомнил подслушанный им
    рассказ сороки. Догадался, что перед ним тот самый лама, который украл
    кургулдай.
    - Какой же ты всевидящий и всемогущий? Надо совсем потерять совесть,
    чтобы забраться в чужую юрту и выкрасть недоваренный кургулдай. Надо совсем
    потерять разум, чтобы надеть его вместе с шапкой на голову. Вот почему у
    тебя голова лысая.
    Для ламы слова Анчы-Кара были как удар грома среди ясного неба. Стоял
    он посреди юрты с открытым ртом, как истукан.
    Все рассмеялись, а хан почтительно обратился к Анчы-Кара:
    - Ты, знать, не простой человек. Невидимые черви гложут глаза моей
    дочери. Если ты вылечишь, я отдам тебе Нагыр-Чечек в жены.
    - Попытаюсь, хан. Пойду пораздумаю,- ответил Анчы-Кара и вышел из юрты.
    Взобрался он на гору Болчайтылыг, лег средь кустов на землю и стал
    гадать-раздумывать о том, как бы ему помочь бедной Нагыр-Чечек. Вдруг откуда
    ни
    возьмись прилетели два лебедя и завели меж собой такой разговор.
    - Много я летал по белу свету, но нигде не видел такой красавицы, как
    Нагыр-Чечек,- говорит один лебедь.- Жаль, что ничто не может спасти ее
    глаза.
    - Нет, есть одно средство,- возражает ему другой лебедь.- Нужно, чтобы
    в ее глаза попал сок синего цветка с маленькими, как звездочки, листьями.
    Растут они только в поднебесье, на горном хребте Сюмбер-Ула.
    - Давай полетим, сорвем по цветку.
    - Хоть и трудно, но ради царевны я готов полететь в поднебесье. Но что
    мы будем делать с цветками? Ведь не залетишь же ты в юрту?
    - А мы сбросим цветки в дымовое отверстие. Как знать, может быть,
    кто-то из людей и догадается полечить ими глаза Нагыр-Чечек. К вечеру
    вернемся. Полетели!
    Захлопали лебеди крыльями и поднялись высоко в небо.
    Обрадовался Анчы-Кара. Вскочил на ноги, машет рукой вслед лебедям,
    улыбается: "Летите, добрые птицы! Я буду ждать-дожидаться волшебных цветов с
    поднебесья".
    Повеселевшим вернулся Анчы-Кара в ханскую юрту.
    - С добрыми или плохими вестями пришел Анчы-Кара?- спрашивает его хан.
    - С добрыми. Вылечу вашу дочь.
    Услышала его голос Нагыр-Чечек, заплакала от радости. Велела подойти
    ему к ней. Взяла его руку, держит в своей и не отпускает. Так и сидит
    Анчы-Кара возле царевны, глаз с нее не сводит. А лысый лама хану на ухо
    что-то нашептывает. Хмурится хан, на молодого охотника косится.
    - Посмотрим, как ты будешь лечить мою дочь. Если обманешь - вечером
    отрублю твои руки вместе с рукавами, сниму голову вместе с шапкой,-
    пригрозил Дарынза-хан.
    - Прикажи, хан, затушить костер,- попросил Анчы-Кара.- Дым ест глаза
    больной.
    Затушили костер. Все ждут, когда Анчы-Кара лечить царевну начнет.
    Прошел час, другой, а он все сидит недвижим. День уже к вечеру клонится.
    Забеспокоился Анчы-Кара - а вдруг запоздают лебеди иль цветков не найдут?
    Прислушивается: не раздастся лишум лебединых крыльев? А царевне все хуже.
    Стонет от боли.
    - Почему же ты не лечишь мою дочь, негодный?- закричал Дарынза-хан так,
    что вся юрта задрожала.
    - Я жду, хан. Еще солнце не зашло. Дай срок.
    - Как только скроется солнце, прикажу казнить тебя,- пригрозил хан.
    - Будешь знать, как над божьим слугой насмехаться,- проворчал лысый
    лама, потирая от радости руки.
    "Где же лебеди? Неужели ослепнет царевна? Неужели моя смерть пришла? А
    ведь солнце желанно и жизнь дороже золота..." - думал в тревоге Анчы-Кара.
    Поднялся хан, распахнул дверь. Видит, что солнце уже прикоснулось
    золотым обручем к вершине Бол-чайтылыг, красными лучами землю напоследок
    озаряет. Хотел было хан уже дать знак слугам своим - схватить и казнить
    Анча-Кара, да вдруг раздался шум крыльев. Над юртой пронеслись большие
    птицы.
    Один только Анчы-Кара заметил, как через дымоход в юрту упали два синих
    цветка. И пока все столпились у двери, смотря вслед птицам, он успел
    брызнуть в глаза Нагыр-Чечек соком синих цветов.
    Царевна подняла голову и прозрела. Увидела она перед собой доброго
    молодца, стройного, как пихта, с черными, как спелая черемуха, глазами.
    - Вижу, вижу!- вскричала Нагыр-Чечек и от радости заплакала. Вскоре она
    заснула спокойным сном.
    - Вылечил я твою дочь, хан,- обратился Анчы-Кара к Дарынза-хану.- Хочу
    знать теперь: верное ли слово ханское? То, что я должен взять,- возьму. То,
    что вы должны дать,- дайте.
    Смутился хан. Не хочется ему выдавать дочь за простого человека. А
    лысый лама опять ему что-то на ухо нашептывает.
    - Слово мое верное,- говорит хан.- Но ты оскорбил мудрого ламу -
    служителя бога. Посажу я тебя в тамы. Замаливай там свои грехи. Если
    выберешься оттуда, тогда приходи говорить со мной о женитьбе.
    Бросили Анчы-Кара в глубокую тамы, привалили ее сверху каменной глыбой.
    Сидит Анчы-Кара ночь, сидит день - горюет, ламу лысого проклинает. Вдруг
    слышит: в углу мыши пищат.
    - Если бы этот узник понимал наш язык, то мы бы спасли его. Вырыли бы
    подземный ход. Нас ведь в этом аале тысячи,- говорит черная мышь.
    - А как же узнать, понимает он по-мышиному или нет?- спросила серая
    мышь.
    - А вот как. Если он понимает нас, то пусть хлопнет три раза в ладоши.
    Анчы-Кара поспешил хлопнуть три раза в ладоши, да от радости так
    громко, что мыши вмиг скрылись в своих норках. "Что я наделал?- корит себя
    парень.- Спугнул мышек. Потухнет теперь мой доселе не угасавший очаг!"Но не
    прошло и часа, как яма наполнилась мыши-ным писком. Видимо-невидимо мышей
    собралось, и все они принялись подземный лаз рыть.
    Прошел еще день, прошла еще ночь. Утром пропищала черная мышка:
    "Выходи, человек, понимающий наш язык, на свободу". Вильнула хвостиком и
    скрылась.
    Выбрался Анчы-Кара на свет белый, отряхнулся и пошел к ханской юрте. А
    там в это время Нагыр-Че-чек отца допрашивает, правды допытывается:
    - Где тот добрый молодец, что меня спас? Я хочу его видеть.
    - Дал я ему скота из своего скота, дал добра из своего добра, и он ушел
    в свой аал довольный. Про тебя даже не вспомнил,- отвечает ей хан.
    - Анчы-Кара плохой человек, не нужно о нем даже и думать, прекрасная
    Нагыр-Чечек!- вторит хану лысый лама.
    - Неправда!- вскричала царевна.- Анчы-Кара хороший человек. Я по глазам
    это видела. И я пойду следом за ним, куда бы ни лежал его путь!
    Тут распахнулась дверь и в юрту вошел Анчы-Кара. Черный он был от
    земли, но узнала его Нагыр-Чечек и от радости заплакала.
    Говорит ей тогда Анчы-Кара:
    - Не давал мне твой отец ни скота, ни добра. Посадил он меня в глубокую
    тамы и камнем тяжелым вход завалил. Нарушил он свое слово - отдать мне тебя
    в жены. А лысый лама - злой советчик. Не верь ему, Вот он и сейчас ему
    что-то нашептывает.
    - Какие бы козни они ни придумывали, я буду твоей женой, Анчы-Кара,-
    сказала царевна.- Ты слышишь, отец, что говорит твоя единственная дочь -
    Нагыр-Чечек?
    - Слышу, слышу,- отвечает ей хан.- Но пусть сначала твой жених подвиг
    совершит. На юге, за белой тайгой, в скале возле черной речки объявился
    шулбус. Если его не уничтожить - в мире разразится большая война.
    Простился Анчы-Кара с царевной, излучающей свет луны и солнца, и
    отправился на гору Болчайты-лыг. Сел на камень и горькую думу думает: как же
    ему, пешему, добраться до скалы, где шулбус живет,, как же ему, только лук
    имеющему, победить такое чудовище?
    Вдруг из поднебесья опустились два лебедя и спра-шивают Анчы-Кара, чем
    он удручен. Рассказал им охотник про ханские козни, и лебеди стали его
    утешать:
    - Не горюй, Анчы-Кара. За то, что ты спас от слепоты нашу любимицу -
    Нагыр-Чечек, мы поможем тебе. На северном склоне Арзайты-горы пасется табун
    пестрых жеребцов. Среди них зааркань белолобого черного жеребца. Садись на
    него и разыщи за желтой тайгой ущелье, где живет девяностосаженная змея.
    Прикажи ей приползти в логово шулбуса и обвиться вокруг его туловища. И
    только потом спусти стрелу в его единственный глаз.
    Поблагодарил охотник лебедей и отправился на северный склон
    Арзайты-горы. Увидел там среди та-буна пестрых коней белолобого черного
    жеребца, вскочил на него и вихрем помчался по желтой тайге. В ущелье
    разыскал Анчы-Кара девяностосаженную змею. Свернувшись в клубок, она грелась
    на солнцепеке. Приказал ей Анчы-Кара ползти к шулбусу и об вить его
    туловище, а сам поскакал через белую тайгу. Затаился у логова шулбуса возле
    черной речки и ждет, когда подползет змея.
    Три дня и три ночи ждал Анчы-Кара. Наконец, когда взошло солнце и камни
    стали золотисто-пестрыми, подползла змея. Обвила спящего шулбуса кольцом,
    как железными обручами охватила, и тот не мог ни рукой шевельнуть, ни ногой
    ступить. Вошел тогда Анчы-Кара в пещеру, прицелился из лука в огненный глаз
    шулбуса и спустил стрелу. Раздался тут сильный
    гром. Еле успел охотник наружу выскочить, как скала рухкула и завалила
    пещеру.
    Услышал Дарынза-хан громовые раскаты и догадался, что это Анчы-Кара
    расправился с шулбусом. Испугался хан, прогнал лысого ламу из своего аала и
    стал готовиться к свадьбе своей дочери.
    Когда прискакал Анчы-Кара на белолобом черном жеребце в ханский аал, то
    увидел рядом с ханской юртой другую, белую да большую-пребольшую юрту. Вошел
    в нее и видит: Нагыр-Чечек восседает на ковре и улыбается, а рядом огромные
    расписные сундуки с разным добром красуются.
    - Вот наша юрта,- сказала Нагыр-Чечек.- Ты рад, Анчы-Кара?
    - Очень рад. Но я хочу вернуться в родные края, на берега родного
    Кара-Хема. Ты пойдешь со мной?
    - Пойду,- не раздумывая, ответила Нагыр-Чечек, Откочевали Анчы-Кара и
    Нагыр-Чечек к Кара-Хе-му и зажили там мирной жизнью.
    1 Лама - монах-священник у ламаистов, приверженцев разновидности
    буддизма.
    2 Судур - молитвенник, священная книга.
    3 А а л - селение у кочевников, состоящее из нескольких юрт.
    4 Кургулда й-овечья кишка, начиненная жиром и мясом.
    6 Архар - парнокопытное животное из рода баранов.
    7 Кара-Хая - Черная Скала.
    8 О л б у к - войлочный коврик.
    9 Тамы - специально отрытая яма для заключения провинившихся перед
    ханом.
    10 Шулбус - злой дух, чудовище.
    11 Манул - дикий кот.

     

    Кондур-оол и Биче-кыс

    Это было давным-давно, в незапамятные времена. На берегу реки
    Густуг-Хем жил богач по имени Бура-Баштыг. У него была белая богатая юрта,
    тысячи голов скота и много работников. Среди них были старый охотник, его
    сын Кодур-оол и девушка Биче-кыс, возлюбленная Кодур-оола. Однажды старый
    охотник, не выдержав побоев Бура-Баштыга, решил уйти с сыном в лес. Перед
    уходом Кодур-оол пошел проститься с любимой.
    - Я ухожу с отцом в лес. Проклятому Бура-Баш-тыгу мы не хотим
    покориться,- сказал Кодур-оол.
    - Ты меня покидаешь?- спросила Биче-кыс и заплакала. Кодур-оол крепко
    прижал ее к себе и поцеловал.
    - Я никогда не покину тебя, моя Биче. Пойду в лес, убью много зверя.
    Освобожу и тебя от Бура-Баштыга.
    Биче-кыс стряхнула кончиком рукава слезы и улыбнулась.
    - Ладно, милый! Желаю тебе большой удачи. Кодур-оол пошел догонять
    отца. В дорогу он взялсвой бызанчы, на котором любил играть, когда пелпесни.
    Кодур-оол шел, часто оглядываясь на черную юрту, где осталась любимая. Он
    хотел, чтобы она еще долго слышала его голос, и громко пел:
    Если у подножья Кускуннуга я вырою колодец,То найду в нем чистую
    воду,Если девушку в белой юрте я посватаю,То найду в ней добрую жену.
    Он шел, думая о Биче-кыс. Вдруг перед ним старшая дочь Бура-Баштыга -
    Чилбакай. Она сидит верхом на красивом белом коне с серебряной сбруей. На
    ней шелковый халат и шапка из богатого меха, в ушах блестят золотые серьги.
    Ее глаза колют, как шипы караганника.
    - Ты самый красивый среди людей моего отца. И ты оставляешь наш аал и
    меня! Если я захочу, кто будет ласкать меня?
    Кодур-оол некоторое время стоял молча. Что скажешь хищной рыси, когда
    она готовится растерзать свою жертву?
    Наконец он сказал Чилбакай спокойно, гордо:
    - Ты богата и нарядна. Но у тебя нет сердца. Я тебя ненавижу, не хочу
    видеть никогда.
    Чилбакай изо всей силы хлестнула коня и помчалась по степи. А Кодур-оол
    отправился дальше по следу отца. Он пересек широкую ровную степь и пришел к
    опушке леса. Здесь текла бурная горная река, за рекой раскинулись бескрайние
    леса, а за ними - цепи гор, вершины которых упирались в небо. К тому времени
    солнце уже почти подошло к одной из высоких скал и должно было скоро упасть
    на нее.
    Кодур-оол пошел вверх по крутому берегу реки. Наконец он увидел отца у
    большого утеса, подступившего к берегу.
    - Где ты так долго пропадал? Из-за тебя я пропустил вечерний выход
    зверя,- сказал отец.
    - Нигде не пропадал, но я шел не той тропой и потратил время на обход,-
    ответил Кодур-оол и смутился под взглядом строгих отцовских глаз. Он ни
    слова не сказал о Биче-кыс.
    Охотники развели большой костер и легли спать под утесом.
    Глядя на искры, улетавшие в черное небо, Кодур-оол размышлял: "И
    деревья вокруг нас, и звезды на небе, и мы с отцом - все хотят жить. Трудно
    жить, а все-таки жить хорошо! Только нужно быть таким, как отец. Он
    молчалив, а добычи у него больше, чем у других охотников. Вот набьем много
    зверя, и Биче-кыс станет хозяйкой нашей новой юрты". С этими мыслями он
    заснул.
    Когда он проснулся, костер уже давно погас. Отца не было. Кодур-оол
    встал, быстро прочистил и зарядил ружье.
    Тут он вспомнил о своем неразлучном друге бы-занчы.
    - Пожелай мне удачи в охоте,- сказал он, крепко сжимая в руках бызанчы,
    и запел:
    Как голосом кукушки Полны леса, Так словами любимой Полны сердце мое и
    кровь.
    Потом он поставил бызанчы перед большим камнем в укрытом месте и, взяв
    ружье, пошел на охоту. Он шел, осторожно ступая, чтобы не хрустнула под
    ногами ни одна ветка.
    Так проходил он до вечера и возвратился к утесу, не убив ни одного
    зверя.
    Вскоре вернулся отец. Он нес на одном плече ружье, на другом - дикого
    козла. Но Кодур-оол, занятый мыслями о Биче-кыс, не заметил прихода отца.
    - О чем ты горюешь, сынок?- спросил отец. Кодур-оол вздрогнул, но скрыл
    свое смущение.
    - Как не горевать? Видишь, с какой добычей ты вернулся, а я пришел с
    пустыми руками.
    - Не печалься,- сказал отец,- козел - наш. Возьми бызанчы, сыграй и
    спой. Я люблю, когда ты поешь.
    Кодур-оол пел и играл, пока не уснул с бызанчы в руках. Когда он
    проснулся, отца опять не было. Кодур-оол взял ружье и твердо решил вернуться
    с добычей. В это время грянула гроза.
    "Что это? Все пошло мне наперекор. Осенью - гроза!" Он поставил ружье к
    скале, взял бызанчы и стал играть и петь. Голос у него был сильный, как
    буря, и в то же время нежный и высокий, как призывный зов марала. Лил дождь,
    гремел гром. Кодур-оол не слышал воя бури.
    Вдруг раздался страшный треск. Это молния разбила в щепки большой
    старый кедр, прижавшийся ветвями к скале. Кодур-оол очнулся. Вот раздался
    еще более сильный треск, и из скалы, у которой сидел Кодур-оол, вышла
    нарядная девушка, в халате из красного шелка, подпоясанном зеленым поясом, в
    рысьей шапке с парчовым верхом, в расшитых идыках. Ее узкие черные глаза
    сверкали, концы длинных кос доставали до земли. Она спокойно села у
    погасшего костра, словно не замечая бури.
    Кодур-оол не знал, что ему делать. Он вспоминал то своего отца, то свою
    Биче-кыс и сурово молчал. Наконец он спросил:
    - Кто ты? Откуда пришла?
    - Я царевна этих гор и лесов,- ответила девушка.- Звуки твоего бызанчы
    привели меня сюда. Они проникли в мое сердце. За это я полюбила тебя.
    Когда Кодур-оол услышал эти слова, то сердцу стало тепло. Но что-то
    отталкивало его от незнакомки. И Кодур-оол сурово спросил:
    - Что тебе нужно от меня?
    - Пойдем со мной. У меня тысячи голов скота. Юрта моя из чистого золота
    и серебра. Если ты станешь моим другом - будешь хозяином этого богатства.
    Согласен ли ты?
    - Нет, не буду я твоим другом,- сказал Кодур-оол и отправился на охоту.
    Но в это время с новой силой разразилась гроза, загремел гром, полил
    дождь. Какая-то неведомая сила подняла Кодур-оола и понесла по воздуху. Упав
    на землю, он увидел возле себя богатую юрту.
    Кодур-оол вошел. Пол юрты был покрыт узорчатыми коврами, вдоль стен
    стояли сундуки, украшенные серебряной чеканкой, наполненные доверху дорогими
    мехами и драгоценностями. На очаге большая чаша была полна молока с желтой
    пенкой. Справа стоял шкаф для посуды с узором из драконов и львов, а слева -
    кровать, покрытая шелковым одеялом. В юрте никого не было. Через некоторое
    время вошла ца-реЕна.
    - Вот моя юрта,- сказала она.- Если ты будешь жить в ней, все это будет
    твоим.
    Кодур-оол ничего не ответил.
    - Разве можно мужчине быть таким застенчивым? Почему ты боишься меня?
    Хочешь, я стану твоей женой?- говорила она.
    Видя, что Кодур-оол молчит, она продолжала:
    - Если ты думаешь о своих, то не беспокойся: когда будем жить вместе,
    ты приведешь их сюда.
    - Мне не надо твоего богатства и твоей красоты,- сказал Кодур-оол.- У
    меня есть бедная, но любимая девушка.
    - Ах вот оно что! Ну нет, уж к ней-то ты не уйдешь. Я тебе дороги не
    покажу и коней не дам! - крикнула разгневанная красавица и убежала.
    Вокруг юрты она поставила стражу.
    Кодур-оол мог уходить из юрты лишь до того места, куда долетает стрела,
    пущенная тугой тетивой.
    Он каждый день взбирался на горку и там играл на бызанчы свои любимые
    песни. Все жители аала собирались слушать его.
    Кодур-оол долгие дни и ночи думал о том, как убежать от красавицы.
    Случай ему помог. Лесная царевна решила испытать терпение Кодур-оола. Перед
    заходом солнца она пришла к нему и сказала:
    - Послушай, Кодур-оол. Если ты хочешь получить то, что тебе дороже
    всего на свете, девяносто дней ничего не говори. Если ты выполнишь это
    условие, то получишь все, что захочешь. Если нет - будешь изгнан отсюда и ни
    с чем вернешься к своему костру. Но не думай меня обмануть: если ты нарочно
    что-нибудь скажешь, то всю жизнь будешь сидеть в этой юрте под стражей.
    - Я готов выполнить твое требование,- согласился Кодур-оол.
    Много дней Кодур-оол не говорил, выполняя условие. Время от времени он
    поднимался на гору и играл на бызанчы. Он думал о родине и о Биче-кыс. Он
    больше не хотел оставаться здесь, но не знал, как сказать что-нибудь вслух,
    чтобы слова сказались сами собой, а не нарочно.
    Как-то Кодур-оол вошел в юрту и стал подбрасывать дрова в очаг, все
    думая о том, как бы что-нибудь нечаянно сказать.
    Он не заметил, как огонь разгорелся, молоко в чаше закипело и стало с
    шумом заливать пламя. Он невольно воскликнул:
    - Молоко кипит, молоко кипит!
    Раздался страшный грохот, кто-то поднял Кодура-оола и понес. Он долго
    летел. Потом сильно ударилсяи, когда опомнился, увидел себя возле знакомой
    скалы, у своего костра, в старой одежде, с бызанчы вруках.
    - Где ты был, сын мой? Я много ночей не спал. Много таежных троп
    исходил, искал тебя. Порой я слышал твою песню. Но она доносилась ко мне
    эхом со всех сторон. Я доходил до ущелий и возвращался назад. Почему ты не
    сказал, куда ушел?- спрашивал отец, прижимая голову сына к своей груди.
    Кодур-оол рассказал все, что было. Выслушав его, отец сказал:
    - Богачи все одинаковы. Хорошо, что ты вернулся.
    - А ты опять с добычей?- спросил Кодур-оол.
    - Как же! Сорок лет охочусь, а такой богатой добычи у меня никогда еще
    не было.
    Отец подошел к большой куче и снял ветки - под ними лежали сложенные
    рядами драгоценные шкуры зверей. Обрадовался Кодур-оол.
    - Теперь у Бура-Баштыга желчный пузырь лопнет!- воскликнул он.- Как
    жаль, что я ничем не помог тебе, отец! Ты все добыл один.
    - Не горюй, сын. Это ты помог мне своей песней. Когда ты пел и играл,
    все звери тайги останавливались и поднимали уши.
    Отец почистил ружье и связал пушнину. Взвалив на себя шкуры, они
    отправились домой. На стоянке остались только кости зверей да угли потухшего
    костра.
    Бура-Ваштыг, увидев, что Кодур-оол с отцом вернулись с богатой добычей,
    приветливо встретил их. Но они не поклонились Бура-Баштыгу, как прежде, а
    прямо пошли в свою юрту.
    Бура-Баштыг не стерпел обиды. Он вошел в юрту Кодур-оола и с укором
    проговорил:
    - Что вы за люди? Забыли древний обычай - делиться с друзьями и
    близкими после удачной охоты?
    - Почему-то ты нашего горя не замечал, а наше богатство сразу увидел,-
    сказал отец.
    Бура-Баштыг быстро ушел, размахивая длинными рукавами халата. Кодур-оол
    с отцом разложили и развесили в юрте богатую добычу. Вскоре снова явился
    Бура-Баштыг. Он привел свою дочь в праздничном наряде.
    - Слушай, ашак,- сказал Бура-Баштыг отцу Кодур-оола,- мне нужно
    поговорить с тобой наедине.
    Они вышли из юрты. Кодур-оол услышал сквозь кошму громкий шепот
    Бура-Баштыга: "Послушай, у тебя сын, у меня дочь. Надо подумать об их
    счастье".
    Кодур-оол обернулся и посмотрел на дочь Бура-Баштыга.
    - Теперь мы ровня, милый Кодур,-сказала она.- Я знатна, и ты богат. Я
    буду твоей женой. Я люблю тебя.
    - Ты любишь не меня, а шкуры зверей, убитых моим отцом. Можешь уходить.
    Не нужна мне твоя знатность.
    В это время Биче-кыс работала в юрте Бура-Баштыга и горько плакала.
    - Кодур-оол теперь богат,- говорила она себе.- Бура-Баштыг захочет
    женить его на Чилбакай.
    Тут вошли Бура-Баштыг и его дочь с красными от злобы глазами.
    - Ты чего здесь торчишь? Вон из моей юрты!- крикнул он Биче-кыс.
    Биче-кыс, не понимая причины такой злобы, быстро откинула полог и
    выскользнула из юрты. Может быть, Кодур-оол не согласился и еще думает о
    ней, Биче-кыс? С этой надеждой она побежала к юрте Ко-дура-оола, но
    встретила его на полпути.
    Кодур-оол схватил ее за руки и сказал:
    - Я не хочу больше никогда расставаться с тобой!
    - И я тоже,- ответила она.
    И Биче-кыс стала женой Кодур-оола, хозяйкой их новой юрты.
    1 Черная юрта - ветхая, черная от дыма и копоти юрта аратов-бедняков.
    Богачи жили в юртах, крытых белой дорогой кошмой.
    2 Караганник - колючий кустарник.
    3 Бызанчы - музыкальный инструмент со струнами из конского волоса.
    4 И д ы к и - национальная обувь с загнутыми вверх носами.

     

    Берёзовая девушка

    Жили-были четыре брата. Младший на охоту ходил, два средних за скотом и
    добром присматривали, а старший брат из тайги дрова приносил.
    Однажды зашел старший брат далеко в тайгу, смотрит - большая береза
    стоит. Срубил ее парень, хотел расколоть на дрова, да залюбовался белизной
    дерева. Вытесал он из березы куклу.
    Связал вязанку дров, нагрузил на свои могучие плечи и отправился домой,
    прихватив с собой березовую куклу.
    Увидел куклу второй брат и нарядил ее в свой праздничный халат. Третий
    брат поставил рядом с куклой еду и смочил ей губы парным молоком.
    Сидит около юрты кукла-красавица, совсем как живая девушка. Пришел
    вечером с охоты младший брат Биче-оол и залюбовался березовой девушкой.
    Смотрел, смотрел на нее - не вытерпел и поцеловал ее в губы. И вдруг видит:
    ожила кукла, открыла глаза, засмеялась серебряным смехом и нежно обняла
    Биче-оола.
    Увидели это братья и стали спорить.
    Старший говорит:
    - Это я ее вытесал из березы. Она моя. Второй брат говорит:
    - Нет, моя. Я ее одел. Третий брат говорит:
    - А я ее накормил.
    Один только Биче-оол молчит, сидит рядом с девушкой и глаз с нее не
    сводит.
    Долго спорили братья. Наконец старший брат предложил:
    - Пусть девушка сама решит, кто для нее больше сделал. Кого она
    выберет, тот и будет ей мужем.
    Подумала березовая девушка и говорит:
    - Старший брат вытесал меня из березы. Он отец мне. Второй брат одел
    меня. Он мать мне. Третий брат накормил меня. Он брат мне. А Биче-оол
    оживил - приласкал меня, как жених невесту. Он должен быть мне мужем.
    Подивились братья мудрому ответу девушки и согласились. Счастливо зажил
    Биче-оол со своей женой. Говорят, они до сих пор живут и не старятся.
    1 Ашак - старик.

     

    Маляр и резчик

    Среди слуг Караты-хана был резчик по дереву Ананда и маляр Онанда.
    Резчика Ананду хан ценил и похваливал, а маляра Онанду часто ругал - то не
    так, это не так.
    Маляр Онанда был завистливым, задумал сжить со света искусного резчика.
    Написал он письмо хану от имени его давно умершего отца. Пришел к
    Караты-хану с этим письмом и говорит:
    - Вот, хан, упал с неба кусок шелка с какими-то письменами, а что они
    означают - я не понимаю.
    Хан призвал резчика Ананду и велел читать вслух. Тот выполнил волю хана
    и прочел такие слова:
    "Сын мой, Караты-хан младший! На небесах переродился я в бога. Строю
    большой монастырь. Для украшения его пришли мне резчика Ананду верхом на
    дыме. Караты-хан старший".
    Обрадовался хан, что его отец сделался богом на небесах, и хотя ему и
    жалко было расставаться с умелым резчиком, но все же стал его торопить:
    - Собирайся скорее в дальний путь, Ананда. Служи моему отцу так же
    хорошо, как мне. Завтра разожжем большой костер, и ты на его дыме
    поднимешься в верхний мир к моему отцу.
    Догадался Ананда, что это письмо его недруг маляр Онанда сочинил.
    Подумал и говорит хану:
    - Раз хан приказывает, простой человек должен повиноваться. Прошу
    показать мне место, откуда я отправлюсь в путь, и дать мне девять дней на
    сборы. Инструмент нужно приготовить.
    Согласился хан, указал место, где будет костер сложен, и отпустил
    резчика. А тот, не теряя времени, по ночам, тайком стал из своей юрты копать
    подземный ход к тому месту, где хан решил сжечь его. На девятый день лаз был
    готов. Выход из него Ананда заложил плоским камнем и травой. После этого
    явился к хану с котомкой и заявил, что он готов верхом на дыме предстать
    перед Караты-ханом старшим. Хан велел резчику встать на указанное им место,
    а слугам своим обложить его дровами и хворостом. Из всех слуг особенно
    старался маляр Онанда. Он, обливаясь потом, тяжелые бревна к костру волочил.
    - Смотри,- говорит, посмеиваясь, Онанда резчику,- как я для тебя
    стараюсь. Хочу, чтобы дым был погуще. Тебе удобнее будет его оседлать.
    Промолчал Ананда, а сам подумал: "Смейся, смейся, злой человек. Придет
    время, и я посмеюсь".
    Вспыхнул костер. Выждал немного Ананда и, когда дым скрыл его от глаз
    собравшихся, открыл лаз и стал спускаться вниз. Уже под землей услышал он
    восторженные крики Онанды: "Вот он, Ананда! Вот он летит! Смотрите
    вверх!"Восемь дней сидел Ананда в своей юрте, никому не показываясь. На
    девятый день явился к хану, протянул письмо и говорит:
    - Вернулся я от Караты-хана старшего. Он письмо тебе прислал.
    Подивился Караты-хан, повертел бумагу в руках и опять вернул ее Ананде:
    - Читай! Ананда стал читать:
    "Сын мой, Караты-хан младший! Выполнил твой резчик Ананда работу
    хорошо. Награди его. Монастырь стал красивым. Теперь нужно красить. Пришли
    ко мне поскорее маляра Онанду верхом на дыме. Караты-хан старший".
    Вызвал хан Онанду. А тот, как увидел живого, невредимого резчика,
    пустился наутек. С трудом поймали его ханские слуги.
    - Читай, Ананда, еще раз,- приказал хан. Вновь прочитал Ананда
    написанное им же самимписьмо. Заплакал Онанда, упал на колени перед ханом,
    просит дать ему девять дней на сборы.
    - Нет, воля отца для меня священна. Раз он требует срочно явиться к
    нему, ты должен подчиниться.
    Вышел хан в степь, приказал слугам обложить Онанду дровами и хворостом.
    Ананда тоже принес большое бревно. Бросил его и крикнул маляру:
    - Вот, Онанда, как я для тебя стараюсь! Дым будет густой, и ты его
    легко оседлаешь. Будешь знать, как другим яму копать.
    Подожгли костер. С воплями выпрыгнул Онанда из огня, но поймал его
    резчик и в костер бросил со словами:
    - Если мужчина назад с полпути вернется, то в безрогого черного быка,
    на котором дрова возят, переродится.
    Недаром в народе говорят: "Не рой другому яму - сам в нее попадешь".

     

    Рыбак Оскюс-оол

    Было это раньше раннего, древнее древнего. В верховьях Кара-Хема жил
    Караты-хан, а в устье - лама с двумя послушниками. В среднем течении реки в
    чуме из коры лиственницы жил бедный рыбак Оскюс-оол. У него была огромная
    черная злая собака.
    Лама каждый день думал: "Как бы взять в жены прекрасную дочь
    Караты-хана, Сияющую красавицу? Как ее увезти? Ехать свататься нельзя.
    Запрещает закон. Надо хана обмануть. А как его обмануть?" И наконец
    придумал. Он приехал к Караты-хану. Когда они сели пить - незаметно всыпал
    ему в араку бе-
    лый порошок, сделанный из ядовитой травы. И поскорей уехал, чтобы хан
    заболел без него.
    Только он вернулся домой - прискакали ханские слуги.
    - Скорее, достопочтенный лама, скорее садитесь на коня! Наш хан тяжело
    заболел!- сказали они.
    - Сейчас возьму лекарство,- сказал лама и побежал к послушникам.- Мои
    верные послушники!- сказал он.- Я еду к хану. По Кара-Хему я скоро спущу
    большой сундук, обтянутый кожей. Стойте у реки и караульте, чтобы его не
    пропустить. Поймайте этот сундук и принесите в мою юрту. Но не вздумайте
    открывать без меня!
    И лама уехал вместе с ханскими слугами. Он пришел к больному хану и
    начал бросать гадальные кости.
    - О хан, у вас страшная болезнь,- сказал он.- Очень скоро вы должны
    умереть. Эрлики ' в нижнем мире уже знают об этом и приготовились вас
    встречать... Но вместо вас можно послать в нижний мир другого человека. Этим
    человеком может стать только ваша единственная дочь. Надо посадить ее в
    сундук, обтянутый кожей, и пустить вниз по Кара-Хему.
    - О, что ты, что ты, достопочтенный лама! Свою единственную юную дочь я
    в воду не брошу. Уж если умирать, то пусть я умру, я ведь старик,- сказал
    хан.
    Лама снова подсыпал яду - совсем хана скрутило. А сам собрался уходить.
    - Постой, постой!- закричал хан.- Я больше не могу терпеть боль. А
    жизнь - ох, как дорога! Я согласен. Отправляй мою дочь в нижний мир, только
    икбавь меня от мучений! Я, я должен жить, а не она. Ведь она не сможет сесть
    после меня на почетное место - управлять ханством и вершить суд, она не
    сможет стрелять в тайге дикого зверя... Ох, спаси!
    Лама положил ханскую дочь, Сияющую красавицу, в большой черный сундук,
    обтянул его кожей коровы и пустил вниз по Кара-Хему. А хану подсыпал
    порошок, который выгоняет яд. Хан сразу поправился.
    Оскюс-оол, как обычно, рыбачил. Около него сидела его огромная злая
    собака. В полдень он увидел
    плывущий по реке большой сундук, обтянутый кожей. Оскюс-оол зацепил его
    длинной палкой и вытащил на берег. Он принес сундук в свой бедный чум,
    открыл... и увидел в нем прекрасную девушку, Сияющую красавицу, излучавшую
    свет солнца и луны. Он бережно вынул девушку и посадил в сундук вместо нее
    огромную злую собаку. Сундук закрыл, обтянул кожей и пустил вниз по
    Кара-Хему.
    Послушники ламы не отрываясь смотрели на ре-ку - ждали сундук. И
    наконец увидели: плывет, плывет! Они бросились в воду, вдвоем вытащили его и
    отнесли в юрту ламы.
    Скоро вернулся и сам лама, радостный, возбужденный и пьяный.
    - Ну, мои верные послушники, поймали вы сундук, который я спустил по
    реке?- спросил он.
    - Поймали, башкы ',- ответили они.
    - Где он?- спросил лама.
    - В вашей юрте, башкы,- ответили они.
    - Очень хорошо, очень хорошо! Слушайте: сегодня ночью я буду совершать
    тайную священную молитву. Никто не должен меня видеть во время этой молитвы.
    Не входите в мою юрту, даже если услышите крики и стоны: это я буду
    разговаривать с бургу-ном. Вы поняли меня?- спросил лама.
    - Поняли, башкы,- ответили послушники. Лама ушел в юрту. С нетерпением
    открыл сундук.
    Оттуда выскочила огромная злая голодная собака и бросилась на него.
    Лама закричал, застонал, стал звать на помощь. Но послушники знали: как бы
    он ни кричал, входить нельзя. Утром они принесли мясо и лепешки своему
    башкы. Вместо ламы лежали обглоданные кости.
    А рыбак Оскюс-оол все смотрел и смотрел на Сияющую красавицу и не мог
    насмотреться. Он даже перестал ходить на реку, ловить рыбу.
    - Что с тобой стало? Прежде, говорят, ты работал, рыбачил. Почему
    теперь дома сидишь? Что мы есть будем?- спросила красавица.
    - Я любуюсь твоей красотой и не могу от тебя отойти,- ответил
    Оскюс-оол.
    - Тогда я нарисую себя. Смотри на мое изображение и лови рыбу,- сказала
    красавица.
    Оскюс-оол снова начал ходить на рыбалку. И всегда брал с собой рисунок
    красавицы. Рыбы стал ловить больше прежнего.
    Но однажды сильный порыв ветра вырвал рисунок из рук Оскюс-оола и унес
    неизвестно куда. Сколько рыбак ни искал его - нигде не нашел. С заплаканными
    глазами вернулся домой.
    - Что случилось, Оскюс-оол? Почему ты так печален?- спросила красавица.
    - Я печален потому, что ветер вырвал у меня из рук твой рисунок и унес
    неизвестно куда,- ответил Оскюс-оол.
    Загрустила красавица.
    - Не умиравший, теперь ты умрешь, негаснувший твой огонь погаснет,-
    сказала она.
    А рисунок долго летел по ветру и опустился в аале соседнего хана. Его
    нашла ханская шивишкин ' и поскорей отнесла повелителю.
    - О, какая красавица живет на земле! Я на ней женюсь!- воскликнул хан.
    Он собрал войско и отправился искать прекрасную девушку. Скоро его
    воины нашли чум Оскюс-оола. Хан забрал Сияющую красавицу, разрушил чум, а
    Оскюс-оола прогнал.
    Бедный Оскюс-оол заплакал и пошел вверх по Ка-ра-Хему. Пришел в аал
    Караты-хана и нанялся к нему пасти овец. Пас целых три года. За работу
    попросил серого безрогого быка, медвежью шубу и волчью шапку. Надел он шубу
    и шапку, сел на быка и поехал искать свою жену.
    А жена его, Сияющая красавица, за три года ни разу не улыбнулась.
    Сколько ни старался хан - не мог ее развеселить. Даже уголки губ красавицы
    ни разу не дрогнули.
    И вдруг она увидела человека в медвежьей шубе и волчьей шапке, ехавшего
    на сером безрогом быке. Она засмеялась таким радостным смехом, какого ни
    хан, ни его шивишкин никогда не слыхали.
    - За три года ты ни разу не улыбнулась, даже уголки губ у тебя ни разу
    не дрогнули. Почему же
    ты сейчас, увидев захудалого нищего парня на плохом безрогом быке, так
    обрадовалась, так засмеялась?- спросил хан.
    - Как же мне не смеяться - у него такие смешные шуба и шапка и такой
    смешной бык!- ответила красавица.
    - Ну, а если я так же наряжусь и поеду на этом безрогом быке, ты будешь
    весело смеяться?- спросил хан.
    - О хан, если вы так же нарядитесь, я буду смеяться еще больше!-
    ответила красавица.
    Хан побежал к Оскюс-оолу и упросил его поменяться шубами и шапками.
    Потом он сел на серого безрогого быка и уехал в степь, чтобы неожиданно
    вернуться на быке и рассмешить красавицу. А она поскорей позвала Оскюс-оола
    в юрту и уложила в ханскую постель. Потом созвала воинов и сказала:
    - Наш хан тяжело заболел. Жизнь его держится на волоске, на лезвии
    ножа. По степи на сером безрогом быке ездит черт в медвежьей шубе и волчьей
    шапке. Это он нагнал болезнь на нашего хана. Вы должны черта убить. Скоро он
    опять появится здесь. Он вас захочет обмануть, будет кричать: "Я ваш хан! Я
    ваш хан!" Но вы черту не верьте. Ваш хан лежит здесь, в юрте. Он болен.
    Красавица поставила воинов вокруг аала. Воины увидели: кто-то едет к
    аалу на сером безрогом быке.
    - Посмотрите, как он одет?
    - На кем медвежья шуба и волчья шапка.
    - Это черт, черт!- закричали все воины.- Он едет сюда, чтобы убить
    нашего хана!
    Они побежали навстречу и стали в него стрелять.
    - Стойте! Я ваш хан! Я ваш хан!- закричал хан.
    - Нет, ты нас не обманешь, ты - черт!- кричали воины. И они убили
    переодетого хана.
    А Оскюс-оол с Сияющей красавицей жили долго и счастливо.
    1 Башкы - учитель (обращение к ламе).
    2 Бургун (бурга н) - божество.
    3 Эрлики - божественные существа нижнего, то есть загробного, мира; по
    преданиям, якобы осуществляли суд над умершими.
    4 Шивишкин - ханская прислужница, приживалка.

     

    Три брата, которые видят правду

    Жили когда-то три брата. У них был один-единственный конь. Однажды они
    проснулись, и младший брат говорит:
    - Нашего коня украли. Средний брат говорит:
    - Скорее пойдем по следам. Старший брат говорит:
    - Не надо спешить. Давайте сначала сварим чай, попьем, подумаем.
    Они сварили чай, попили, подумали.
    - Нашего коня увели на ту сторону реки,- сказал старший брат.
    - Нашего коня увел человек из белой юрты, которая стоит на той стороне
    реки,- сказал средний.
    - Нашего коня увел человек, которого зовут Оодежик,- сказал младший
    брат.
    Втроем они пришли к Оодежику.
    - Ты украл нашего коня. Отдавай!- скаеали (R)ни.
    - Как вы докажете, что я украл вашего коня? Где ваши свидетели?
    - У нас нет свидетелей, мы это сами поняли,- ответили братья.
    - Ну, а если вы такие находчивые и наблюдательные, то давайте я
    что-нибудь спрячу, а вы найдите.
    Братья вышли из юрты. Оодежик поймал паука и спрятал под коврик.
    - Входите!- крикнул он. Братья вошли.
    - Вы что-то спрятали под коврик,- сказал старший брат.
    - Что-то с длинными лапками,- сказал средний.
    - Это паук!- сказал младший брат.
    - Я вам не верю. Вы, наверное, подсмотрели. Давайте снова. Уйдите
    подальше в степь,- сказал Оодежик.
    Братья отошли далеко от юрты. Оодежик спрятал в сундук ягодку
    шиповника.
    - Идите сюда!- крикнул он братьям. Братья вошли.
    - Вы что-то спрятали в сундук,- сказал старший брат.
    - Что-то из ягод,- сказал средний.
    - Это шиповник,- сказал младший брат. Оодежик решил, что ето
    необыкновенные люди,ссориться с ними нельзя. И привел украденного коня.
    Братья сели на него втроем и поехали по степи. На берегу реки они увидели
    следы.
    - Колесо у телеги сломано,- сказал старший брат.
    - Верблюд у них слепой, а конь - короткохвостый,- сказал средний.
    - У хозяина одна дочь, а жена его беременна,- сказал младший брат.
    Скоро они догнали кочевников. Хозяин отстал. Братья поравнялись с ним.
    - Колесо у твоей телеги сломано, верблюд слепой, у тебя одна дочь, а
    жена - беременна,- сказали они.
    Хозяин удивился.
    - Все верно,- сказал он.- Откуда вы узнали?
    - Мы посмотрели на следы,- ответили братья. Хозяин угостил их чаем.
    Братья поехали дальше.
    И приехали в ханский аал. Они вошли в юрту к хану.
    - Кто вы такие, где живете?- спросил хан.
    - У нас нет аала,- сказал старший брат.
    - Мы странствуем на своем единственном коне,- сказал средний.
    - Увидели ваш аал и заехали переночевать,- сказал младший брат.
    - Рядом есть пустая юрта,- сказал хан.- Поешьте там и переночуйте.
    Братья пришли в юрту. Их угостили мясом и ара-кой. Хан послал свою
    шивишкин к юрте, чтобы она послушала, о чем будут говорить братья.
    - Вы думаете, нас принимал хан? Нет, мы кланялись простому человеку,-
    сказал старший брат.
    - Вы думаете, нас угощали аракой? Нет, мы пили воду,- сказал средний.
    - Вы думаете, нам давали баранину? Нет, мы ели собачье мясо,- сказал
    младший брат.
    Шивишкин все донесла хану.
    - Голодные бродяги!- закричал хан.- Они были рядом со смертью, я их
    накормил, напоил, а теперь они ругают мое угощение да еще называют меня
    простым человеком! Я прикажу отрубить им головы!- Но потом он подумал и
    решил сначала спросить у матери: а вдруг правы зти братья.
    Он пришел к матери.
    - Мать, ведь эти братья кланялись хану, а говорят - простому человеку.
    Почему они так говорят?
    - Хан, мой муж, надолго уезжал в тайгу. Твой отец - простой человек.
    Потому они так говорят,- ответила мать.
    - Но ведь угощал я их бараниной! А они говорят - собачьим мясом. Почему
    они так говорят?
    - В прошлом году весной пала овца. Ее маленького ягненка пустили к
    собаке, и она его выкормила. Это был тот самый барашек, выкормленный
    собачьим молоком. Потому они так говорят.
    - Но ведь пили-то они араку! А говорят - воду. Почему они так говорят?
    - Араку, которую давали братьям, варили зимой. На чашку клали лед. И
    лед попал в араку. Потому они так говорят.
    Хан удивился и сказал:
    - Это не простые братья. Это - братья, которые видят правду.
    Он приказал угостить их и проводить с почестями. Братья сели втроем на
    единственного коня и поехали странствовать по степи.
    1 Белый всадник - всадник на белом коне.

     

    Старик Ак-Сал и дужумет

    Жил когда-то белоголовый старик Ак-Сал. И жил в соседнем аале злой
    дужумет. Он любил издеваться над людьми. Каждому, кто приходил в его аал, он
    загадывал загадки-головоломки. Каждого, кто не мог их отгадать, он избивал
    тяжелой плетью.
    - Кто отгадает загадку - сам меня изобьет плетью!- весело говорил
    дужумет.
    Но никто не мог отгадать мудрых загадок. Каждому доставались плети.
    Мудрым, бывалым человеком был белоголовый старик Ак-Сал. Решил он
    защитить простых людей, отомстить дужумету. Пришел он в соседний аал и вошел
    прямо в юрту к злодею.
    - Старик, разве ты не знаешь моих правил? Каждый, кто сюда приходит,
    отгадывает мои загадки-головоломки. Отгадаешь - ты бьешь меня плетью. Не
    отгадаешь - сам попробуешь тяжелую плеть!
    - Я слушаю твою загадку-задачу. Я пришел проучить тебя, разбойник!-
    смело сказал белоголовый старик Ак-Сал.
    - Вон ты какой! Ну смотри. Видишь вон ту гору? На вершине горы - белый
    всадник '. Пойди спроси у него, когда и откуда он приехал, когда и куда
    собирается уехать,- сказал дужумет.
    - Хорошо. Все узнаю,- сказал старик.
    И пошел к горе. А на ней никого. Вершина снегом сверкает. Посидел
    старик на камне, покурил и вернулся к юрте дужумета. А около юрты народ
    собрался, все хотят узнать, что будет. Дужумет вышел со своей любимой плетью
    в руках:
    - Ну что, расспросил всадника?
    - Да, расспросил,- ответил старик.
    - Он все тебе рассказал?- спросил дужумет.
    - Да, все рассказал,- ответил старик. Дужумет вдруг испугался и
    притихшим голосомспросил:
    - Что же он сказал?
    - Белый всадник сказал, что приехал он осенью с верхнего мира, а
    уезжать собирается весной в нижний мир,- ответил старик.
    Все поняли его мудрый ответ. И шагнули навстречу дужумету. Он бросился
    в юрту. Но люди вытащили его. Старик взял тяжелую плеть и избил злодея.
    Отомстил за всех бедняков, над которыми он издевался.
    С тех пор дужумет перестал загадывать загадки.
    1 Ак-Сал - Белая Борода.
    2 Дужумет - ханский чиновник.

     

    Оскюс-оол, который постиг три науки

    Жил когда-то старик. У него были сын Оскюс-оол, тридцать коней,
    тридцать коров и тридцать коз. Скоро старик умер. Оскюс-оол остался совсем
    один. "Нет У меня братьев, нет у меня сестер,- думал он.- Зачеммне одному
    столько скота? Лучше я променяю свой скот трех родов на три науки".
    Он погнал свой скот на север. И вот увидел три юрты. Он вошел в одну из
    них. Там люди играли в шахматы.
    - Откуда ты пришел? Что ты ищешь?- спросили- Я пришел с юга. Родители
    мои умерли. Мне оставили скот трех родов. Я решил променять его на три
    науки. Научите меня играть в шахматы, и я отдам вам тридцать коз,- сказал
    Оскюс-оол.
    Игроки согласились, взяли у него тридцать коз и за месяц научили играть
    в шахматы. Оскюс-оол стал играть даже лучше своих учителей. "Одну науку я
    постиг,- подумал он.- Осталось еще две". Он попрощался с учителями и погнал
    свой скот на север.
    Скоро он подъехал к юрте. В ней три человека показывали друг другу
    китайские фокусы.
    - Откуда ты пришел? Что ты ищешь?- спросили его.
    - Я пришел с юга. Родители мои умерли. Мне оставили скот трех родов. Я
    решил променять его на три науки. Одну я постиг - научился играть в шахматы.
    Научите меня вашим фокусам - и вы получите тридцать коров,- сказал
    Оскюс-оол.
    Искусники согласились, взяли у него тридцать коров и за месяц научили
    своему искусству. Оскюс-оол стал показывать фокусы даже лучше своих
    учителей. "Две науки я постиг,- подумал он.- Осталась одна". Он попрощался с
    учителями и погнал своих коней на север.
    И снова встретил юрту. В ней три человека сидели и считали. Оскюс-оол
    рассказал им, что своих коз и коров он променял на две науки - умеет теперь
    играть в шахматы и показывать фокусы.
    - Научите меня считать - и вы получите двадцать девять коней,- сказал
    он.
    Ученые люди согласились, взяли у него двадцать девять коней и за месяц
    научили счету. Оскюс-оол стал считать не хуже своих учителей.
    "Я постиг три науки,- подумал он.- Теперь можно ехать по аалам". И
    поехал на своем единственном коне.
    Он услыхал, что Караты-хан играет в шахматы на голову: кто ему
    проиграет - голову потеряет, а кто трижды его обыграет - сам ханом станет.
    "Нет у меня братьев, нет у меня сестер,- подумал Оскюс-оол.- Один я на
    свете. Некому будет обо мне горевать. Поеду, сражусь с Караты-ханом".
    Недалеко от аала хана, на перевале, он увидал много отрубленных
    человечьих голов. Они висели, подвешенные за косы, на деревьях вдоль тропы.
    Оскюс-оол сосчитал головы. Их оказалось девяносто девять. "С головой хана
    будет сто",- подумал он и смело пошел вперед.
    - Откуда ты приехал? Что тебе надо, странник?- спросил его Караты-хан.
    - Я приехал из-за той горы. Хочу сыграть с вами в шахматы. Я слыхал,
    что можно выиграть ваше ханство,- сказал Оскюс-оол.
    - Ха-ха-ха!- рассмеялся хан.- А когда ты ехал из-за той горы, ты
    что-нибудь видел на перевале?
    - Я видел много голов.
    - Пойди-ка сначала сосчитай, сколько там голов, а уж тогда будем
    играть,- сказал хан.
    - Я их сосчитал. Девяносто девять. С вашей, хан, будет сто.
    Удивился хан, что простой человек счету обучен, и сел играть. Скоро он
    увидел, что проигрывает.
    - Э-э, парень, постой, шахматы - игра трудная, долгая. А человек
    есть-пить хочет. Давай отдохнем, поедим,- сказал он.
    Жена хана принесла им еду на двух золотых тарелках. Оскюс-оол понял,
    что еда, которая стоит перед ханом, глаз просветляет и ум оживляет, а еда,
    которая стоит перед ним, глаз затуманивает и ум одурманивает. Не зря он
    учился фокусам. За то время, пока хан глазами моргнул, он успел обменять
    тарелки. Хан ничего не заметил.
    После еды продолжили игру. Через несколько ходов хан проиграл.
    - Один раз я выиграл, осталось два,- спокойно сказал Оскюс-оол.
    Хан злобно на него посмотрел, и они начали играть снова. И опять
    Оскюс-оол одолевает, и опять хан кричит:
    - Принеси, жена, вкусной еды - силы наши подкрепить!
    Опять перед ними появились две золотые тарелки, и опять их сумел
    поменять ловкий парень.
    После еды продолжили игру. Глаза хана затуманились. Не знает, что
    делать. Быстро проиграл.
    - Осталось обыграть вас один раз,- сказал Ос-кюс-оол.
    Хан со страхом на него посмотрел, и они начали последнюю игру. После
    первых ходов хан понял: приходит ему конец. Снова он приказал, чтобы
    принесли еды, снова Оскюс-оол поменял тарелки. Только хан поел - в глазах
    его зарябило, фигуры запрыгали. Три хода сделал и проиграл.
    - Ну что, хан, все три раза выиграл я! На перевале - девяносто девять
    голов. С вашей головой будет сто!
    - О Оскюс-оол, пощади меня! Возьми все золото и серебро, возьми весь
    скот и всех слуг, будь ханом, только не отрубай мне голову!- взмолился хан.
    - Те девяносто девять человек, которые опередили вас, не нарушали
    условий. Они играли на голову и проиграли. Теперь ваша очередь
    расплачиваться! - сказал Оскюс-оол и повел Караты-хана на перевал. Там он
    отрубил хану голову, и больше никто в тех землях на голову не играл.
    А Оскюс-оол, постигший три науки, стал править ханством.

     

    Орлан-оол и Чечен-кыс

    Когда-то давно в далеком ханстве жило одно племя. В племени было два
    богача - большой богач, Улуг-бай, и малый богач, Биче-бай,- и два судьи.
    Первый судья был чином выше второго, а второй - чином ниже первого.
    Жил в этом племени старик Чолбен с сыном Ор-лан-оолом. У них была одна
    корова и одна коза.
    И жил старик Багайтык. Его дочь Чечен-кыс была самой прекрасной во всем
    племени. И не было у них не то что скота - даже собаки у двери юрты. Старик
    каждый день уходил в тайгу искать коренья. А дочь- большая искусница - шила
    богачам халаты из черного шелка и идики из черной кожи. Этим они и жили.
    Старики Чолбен и Багайтык были соседями, часто ходили друг к другу,
    заводили длинные разговоры-беседы, И договорились поженить своих детей.
    Слух об этом дошел до ушей Биче-бая.
    - Неужели нищий Чолбен сосватает за своего оборванца Орлан-оола такую
    красавицу?!- закричал он.- Нет! Прекрасная Чечен-кыс будет женой моего сына!
    Слух об этом дошел до ушей Улуг-бая.
    - Нет, Чечен-кыс будет женой моего сына,- сказал он.- Ведь у меня
    больше скота и добра, золота и серебра, чем у Биче-бая! Да и сам он должен
    испугаться меня и не сватать красавицу. Завтра я еду к старику Багайтыку.
    На другое утро Улуг-бай сказал жене:
    - Совсем ни к чему делать бедняку хорошие подарки. Хватит ему одного
    куска сыру и одного когер-жкка3 араки. А вечером я приведу прекрасную
    Чечен-кыс.
    Биче-бай тоже стал собираться к Багайтыку. Он сварил козлиную ногу и
    взял когержик араки.
    А в это время старик Чолбен зарезал свою последнюю козу, сварил ее,
    попросил у добрых людей араки и принес эти угощения старику Багайтыку.
    Начали они праздновать-араковать, длинный разговор-беседу завели.
    Приехал Улуг-бай. Приехал Биче-бай. Оба начали сватать красавицу за
    своих сыновей.
    Старик Багайтык не знал, что делать. Богачам отказать боялся, друга
    обижать не хотел. Стал он бегать туда-сюда: то выбежит из юрты, то опять
    вбежит. Все думает, думает.
    Чечен-кыс спросила:
    - Что это с вами, отец? Вы так растерянны.
    - О дочь! Кому и горевать, как не мне! И Улуг-бай и Биче-бай - оба
    сватают тебя за своих сыновей. Но ведь у меня сидит наш друг Чолбен. И вот
    не внаю, кому отказать, кому согласие дать.
    - О отец, тут нечего горевать. Принимайте подарки у всех и скажите, что
    ответ будет через тридня.
    Старик Багайтык вернулся в юрту и сказал, как посоветовала дочь. Сваты
    оставили подарки и ушли.
    - Через три дня старик даст согласие мне,- сказал Улуг-бай.- Тебе ли,
    Биче-бай, тягаться со мной, с моим богатством!
    - Хоть ты и Улуг-бай, хоть ты и богаче всех, но не ты, а я принес
    старику мясо, целую козлиную ножку. Старик даст согласие мне!- сказал
    Биче-бай.
    Они шли и всю дорогу ругались.
    Бедный Чолбен думал: "Где мне тягаться с баями!.. Неужели прекрасная
    Чечен-кыс станет невесткой одного из них?"Через три дня пришли байские слуги
    за ответом.
    - Скажите им, отец, пусть женихи через три месяца приходят в нашу юрту
    с подарками. Чей подарок будет лучше, тот и станет моим мужем,- подсказала
    отцу Чечен-кыс.
    Старик Багайтык объявил решение слугам. Улуг-бай отсчитал сыну
    пятьдесят ланов серебра.
    - Иди к торговцам. Что тебе понравится, то и купи в подарок невесте.
    Биче-бай дал сыну сорок ланов серебра.

    Старик Чолбен продал свою корову за двадцать пять ланов и отдал их
    Орлан-оолу.
    Три парня пошли по базарам искать самые ценные подарки. Ходили очень
    долго, кончался третий месяц. Наконец они увидели красивую узорчатую телегу
    на восьми колесах из крепкой стали. Она стоила пятьдесят ланов серебра.
    - Почему так дорого?- спросили байские сыновья.
    - Потому что она сама, без лошадей, может проехать трехмесячный путь за
    три дня,- ответил торговец.
    Телегу купил сын Улуг-бая.
    Потом они увидели зеркало в серебряной оправе. Оно стоило сорок ланов
    серебра.
    - Почему так дорого?- спросили байские сыновья.
    - Потому что в этом зеркале виден любой уголок земли, какой захочешь,-
    ответил торговец.
    Зеркало купил сын Биче-бая.
    Орлан-оол подумал, что самые лучшие подарки уже куплены, но все-таки
    продолжал искать. Он подошел к китайцу, который торговал целебными травами.
    У него была небольшая деревянная шкатулка. В ней лежала такая маленькая
    кучка порошка, что она уместилась бы в вороньем глазу. Шкатулка стоила
    двадцать пять ланов.
    - Почему так дорого? Что в ней?- спросил парень.
    - В этом порошке - все целебные травы всех девяти хребтов,- ответил
    китаец.- Травы измельчены в золотой ступке и просеяны через самое тонкое
    сито. Этот порошок может оживить человека даже через три дня после смерти.
    Орлан-оол купил шкатулку. Байские сыновья начали смеяться над ним и
    хвалиться своими подарками. Сын Биче-бая взмахнул зеркалом и сказал:
    - А ну, зеркало, покажи, где сейчас прекрасная Чечен-кыс?
    Зеркало показало старую юрту. Прекрасная Чечен-кыс была мертва. Рядом с
    телом сидел старик Багай-тык. Он плакал.
    Байские сыновья сказали:
    - Поедем на восьмиколесной телеге - успеем на похороны. Его с собой не
    возьмем.
    - Возьмите меня,- попросил Орлан-оол.- Ведьу меня есть целебный
    порошок, которым я оживлю Чечен-кыс.
    Байские сыновья бросились на него, чтобы отнять порошок. Тогда
    Орлан-оол схватил их за пояса, придавил к земле. Сын Улуг-бая сказал:
    - Ладно, ты поедешь на телеге, но, если она в дороге сломается, ты
    будешь работать на меня пятьдесят лет.
    Орлан-оол согласился. Сын Биче-бая сказал:
    - Если твой порошок оживит Чечен-кыс, то, я думаю, наши отцы согласятся
    отдать тебе твои двадцать пять ланов.
    Через три дня восьмиколесная телега приехала в аал. Орлан-оол всыпал в
    рот красавице порошок, сделанный из целебных трав всех девяти хребтов.
    Девушка ожила.
    И снова стали спорить Улуг-бай, Биче-бай и старик Чолбен: чьей
    невесткой станет прекрасная Чечен-кыс.
    - Главное - восьмиколесная телега,- сказал Улуг-бай.- На ней они успели
    вовремя вернуться.
    - Нет, главное - зеркало,- сказал Биче-бай.- Иначе как бы они узнали о
    смерти Чечен-кыс?
    Пошли к судьям. Судьи долго думали, и младший судья предложил:
    - Надо позвать Чечен-кыс. Пусть она сама разрешит спор стариков.
    Чечен-кыс сказала:
    - Я не могу решать такой спор, потому что спорят обо мне. Но, будь я
    судьей, я решила бы его в пользу того, кто понес больше убытков.
    Старший судья вызвал к себе баев и старика.
    - Твой сын не понес никаких убытков,- сказал он Улуг-баю.- У него
    теперь есть волшебная телега. Он не женится на Чечен-кыс.
    - И твой сын не понес никаких убытков,- сказал он Биче-баю.- У него
    теперь есть волшебное зеркало. Он не женится на Чечен-кыс.
    - А у твоего сына,- сказал он старику Чолбе-ну,- ничего не осталось.
    Целебным порошком он оживил красавицу. Он женится на Чечен-кыс.
    На этом кончился спор. Все племя собралось на свадьбу Орлан-оола и
    Чечен-кыс. И стали они наслаждаться счастьем и довольством, а народ - миром
    и благоденствием.

    1 Орлан-оол - Удалой парень.
    2 Чечен-кыс - Изящная девушка.
    3 Когержик - плоская кожаная фляга для араки.
    4 Л а н - денежная единица.

     

    Ак-сагыш и Кара-сагыш (Чум зверей)

    Давным-давно жили два брата - Ак-сагыш и Ка-ра-сагыш. Не было у них
    ничего, кроме двух коней: белого у Аг-сагыша и черного у Кара-сагыша.
    Ездили братья на своих конях по аалам и кормились тем, что давали им
    добрые люди.
    Однажды застал их в степи большой туман. Долго блуждали братья, сильно
    проголодались.
    - Давай съедим твоего коня,- сказал брату Ка-ра-сагыш,- а на моем
    вместе будем ездить.
    - Хорошо,- согласился Ак-сагыш.
    Голодные братья быстро расседлали белого коня, зарззали его и наелись
    досыта. Потом они стреножили коня Кара-сагыша и пустили пастись. Сами легли
    спать, положив под голову седла.
    Дождался Кара-сагыш, когда Ак-сагыш уснул, и ускакал от него на своем
    коне.
    Проснулся утром Ак-сагыш - нет брата. "Наверно, Кара-сагыш ушел искать
    коня",- подумал он и стал ждать. Ждал, ждал - не дождался и сам отправился
    искать, Но ни коня, ни брата не нашел.
    Запечалился Ак-сагыш, да делать нечего - пошел один куда глаза глядят.
    Шел, шел и поднялся к верховьям реки Кара-Суг.
    Смотрит, стоит чум из конских голов и коры. Заглянул Ак-сагыш в чум -
    никого нет. Залез он под топчан и стал ожидать - кто же придет?
    Вечером в чум ввалились медведь, волк, лисица и кабан.
    - Хороший день выдался сегодня у меня,- заре-вэл медведь.- Вдоволь я
    полакомился кедровыми орехами. А чем вы поживились, друзья?
    - А я накопал своей серебряной палкой столько сараны, что и съесть не
    смог,- похвалился кабан.
    - Ты смотри береги свою палку, а то, не ровен час, украдет кто-нибудь,-
    предупредил кабана медведь.
    - Не украдут, я спрятал ее в надежное место - под бревно около чума,-
    ответил кабан.
    Потом лисица похвасталась:
    - У меня тоже удачный был день. Много налсви-ла я сусликов.
    - Я тоже не отстал от вас,- сыто пробурчал волк.- У Караты-хана
    попировал. Там люди и скот гибнут от жажды. Вода куда-то исчезла.
    - А как же найти воду?- спрашивает лисица.
    - Я знаю,- ответил кабан.- Черный валун вэ-личиной с корову завалил
    родник Караты-хана. Только моей серебряной палкой можно столкнуть его под
    гору.
    - Не болтай лишнего, хоть и дверь закрыта,- остановил его медведь.
    Поговорили звери и заснули. Выбрался потихоньку Ак-сагыш из чума, нашел
    серебряную палку и отправился в аал Караты-хана.
    Зашел Ак-сагыш прямо в ханскую юрту. Дали служанки Ак-сагышу сыворотки
    и стали гнать его из юрты.
    - Не гоните меня, я хочу помочь вашей беде,- говорит Ак-сагыш.
    Услышал хан и сказал:
    - Ну что ж, попробуй, простой смертный. Пустишь воду, спасешь скот -
    награжу тебя. Отдам за тебя свою дочь, выделю скот из своего скота, добро из
    своего добра. А не сможешь - прощайся с жизнью.
    - Ладно,- согласился Ак-сагыш и пошел к роднику.
    Положил он под огромный валун серебряную палку и легонько скатил его
    под гору.
    Звонко зажурчала вода родника и разлилась широко вокруг.
    Скот жадно двинулся к воде, топча и толкая друг друга.
    Сдержал- свое слово Караты-хаи: выдал за него свою дочь, выделил скот
    из своего скота, добро из своего добра.
    Однажды после долгих скитаний пришел в аал Ак-сагыша голодный и усталый
    Кара-сагыш. Очень удивился и испугался он, когда увидел своего брата. А тот
    обрадовался, стал его угощать.
    - Как это ты сделался таким богатым?- завистливо спросил Кара-сагыш.
    Рассказал ему все Ак-сагыш. Разгорелись от жадности глаза у
    Кара-сагыша: "Чем я хуже Ак-сагыша? Тоже хочу быть богатым". И побежал он
    искать чум зверей. Разыскал его и спрятался под топчан.
    Вечером в чум ввалились медведь, волк, лисица и кабан.
    - Расскажите, друзья, кто чем поживился сегодня?- спрашивает медведь.
    Кабан говорит:
    - Мою серебряную палку кто-то украл. Попадись он мне - разорвал бы его.
    За весь день с трудом выкопал одну сарану. Пусто в брюхе у меня.
    Потом лисица пожаловалась:
    - Я тоже сегодня голодная. За весь день только одного маленького
    мышонка и съела.
    - Я тоже ничего не нашел сегодня, кроме одной обглоданной кости,- зло
    прорычал волк.- У Караты-хана теперь много воды и весь скот здоров. Кто-то
    подслушал нас и помог воду пустить. Попадись он мне - загрыз бы его.
    Слушает всех медведь, сам помалкивает. Стали звери его расспрашивать.
    - У меня сегодня тоже был плохой день,- нехотя начал медведь.- Попался
    мне всего один кедр с шишкой на макушке. Только я до вершины добрался, как
    налетел сильный ветер и сшиб меня с кедра. И шишку не достал, и бока помял.
    Все болит!- заревел медведь и грохнулся на топчан, да так, что доски
    затрещали.
    Испугался Кара-сагыш и выскочил из-под топчана. Голодные звери схватили
    его и хотели сгрызть. В это время раздался выстрел. Это был Ак-сагыш,
    прибежавший искать пропавшего брата.
    Все звери в страхе разбежались.
    Кара-сагыш сидел на земле с разинутым ртом, чуть живой от смертельного
    ужаса.
    - Никогда не завидуй и не жадничай,- сказал ему Ак-сагыш.

     

    Суд над волком

    В давние времена на Кара-Хеме жил охотник Ак-Сал. Он хорошо знал
    повадки зверей и места их сборищ. Высмотрел однажды Ак-Сал полянку, где
    волки в стаи сбивались, и поставил там капкан. Ночью в этот капкан попался
    как раз тот волк, который перед собратьями всегда своим умом похвалялся.
    - Где же твой ум, раз ты в капкан угодил? - смеялись над ним волки.
    Потом разбежались в разные стороны.
    Всю ночь волк пытался и так и сяк вырваться из капкана, но тщетно -
    капкан крепко зажал волчью лапу.
    Утром на поляну пришел Ак-Сал и хотел камнем прибить волка, но тот
    завопил человечьим голосом:
    - Не убивай! У меня есть жалоба.
    - Ишь ты какой умный!- удивился Ак-Сал.- Какая может быть у тебя,
    разбойника, жалоба?
    - Пусть нас рассудят трое первых встречных. Кто виноват: ты,
    поставивший на нашей поляне капкан, или я, горемычный, угодивший в него? Как
    они решат, так пусть и будет.
    Согласился охотник - интересно ему узнать, что скажут первые
    встречные-поперечные о сером волке. Связал он концом веревки морду волка, а
    другой конец намотал на руку и только после этого снял с его лапы капкан.
    Идет Ак-Сал впереди, а за ним волк, прихрамывая, плетется, на охотника
    зло смотрит - загрыз бы, да морда туго перевязана.
    Вышел Ак-Сал в желтую степь и видит: стоит у овражка черная корова и
    жалобно мычит, а из набухшего вымени молоко на землю стекает.
    Обратился к ней Ак-Сал:
    - Рассуди, черная коровушка, кто виноват: я, поставивший капкан на
    волчьей поляне, или волк, попавший в него?
    - Конечно, волк! Это он вчера задрал моего пестрого теленка. Распороть
    бы ему ненасытное брюхо рогами.
    И корова, пригнув голову, кинулась было на волка, но тот отскочил в
    сторону и потянул старика за веревку в лес. Насилу удержал его Ак-Сал.
    - Слышал? Погоди в лес смотреть, давай еще по степи походим.
    Идут дальше. Увидел Ак-Сал на лугу пегую кобылицу и спрашивает:
    - Рассуди нас, пегая кобылица, кто виноват: я, поставивший капкан на
    волчьей поляне, или волк, попавший в него?
    - Конечно, волк! Это он прошлой ночью загрыз моего жеребенка. Разбить
    бы ему, проклятому, голову.- И кобылица принялась прыгать вокруг волка,
    норовя лягнуть его задними копытами.
    Волк рванулся к лесу. Ак-Сал, откинувшись назад и упираясь в землю
    ногами, пытался удержать его, но не тут-то было - волк так напугался пегой
    кобылицы, что уволок его в лес. Здесь наткнулись они на старика-дровосека.
    Спросил его Ак-Сал:
    - Рассуди нас, мудрый старик. Кто виноват: я, поставивший капкан на
    волчьей поляне, или волк, попавший в него?
    - Ясное дело, волк виноват! Он задрал теленка моей коровы, загрыз
    жеребенка моей кобылы. Сейчас я отрублю ему голову!- И старик взмахнул
    топором.
    Видит волк, что все против него и жизнь висит на волоске, и пустился на
    последнюю хитрость. Взмолился он жалобным голосом:
    - Обожди, старик! Отрубить голову ты всегда мне успеешь. Но ведь надо
    разобраться. Ты не видел ни поляны волчьей, ни капкана, как же ты можешь
    выносить приговор? Корова и кобылица тоже сразу хотели меня умертвить. Так
    неужели человек ничем не отличается от животных?
    - Отличается!- засмеялся старик.- Ты в этом убедишься. Пойдем на то
    место, где ты в капкан попался.
    Волк идет и подвывает - надеется, что заслышит стая волков его голос и
    придет на помощь. Но волки, завидев хвастливого собрата на привязи,
    разбегались в разные стороны. "Не помог тебе твой ум, попался в петлю. Туда
    тебе и дорога",- ухмылялись волки.
    Пришли на волчью поляну, старик и говорит Ак-Салу:
    - Покажи мне, где и как ты ставил капкан. Ак-Сал выполнил требование
    старика, тогда тотобратился к волку:
    - Теперь ты покажи, как попался в капкан. Волк, не долго думая, побежал
    через то место, гдебыл запрятан капкан, и опять попался в него. Только
    тут он и понял, что маху дал, но делать нечего - капкан крепко сдавил
    лапу, не вырвешься.
    - Вот чем отличается человек от зверей и животных,- сказал старик.-
    Умом. Теперь я отделю острым топором твою голову от туловища.
    - Погоди, старик!- взмолился волк.- Разве это справедливо - выносить
    приговор, не опросив свидетелей?
    - Кто же твои свидетели?
    - А вот они, на кедре сидят. Ворон и сорока.
    - Так это вы хотите оправдать волка?- крикнул Ак-Сал.
    - Что вы, что вы, охотник!- вскричали ворон и сорока в один голос.- Мы
    помогаем людям, а не волкам. Когда они задирают скот, мы вьемся над ними р
    кричим вам: "Здесь волк! Здесь волк!"- Ну вот, суд окончен,- заключил старик
    и отрубил волку голову.
    С тех пор волки стали бояться людей.

     

    Оскюс-оол, который пел песни тайги

    Давным-давно на склоне Карагыра-Карангыты-тай-ги жил семидесятилетний
    старик Челелдей. У него была шестидесятилетняя старуха. И не было у стариков
    ни скота, ни детей.
    И вот старуха родила мальчика. Через два месяца она умерла. А еще через
    шесть месяцев умер старик. Мальчик остался в люльке совсем один. "Нет у меня
    матери, которая бы меня накормила, нет у меня отца, который взял бы меня на
    руки",- подумал он и выполз из люльки. А потом вышел из чума и увидел
    Ак-Сара-коня, который был привязан девяностосаженным арканом. Мальчик
    приковылял к коню и спросил:
    - Куда девались мои отец и мать?
    - Они умерли,- ответил конь.- Ты сам должен себя вырастить и воспитать.
    Вытащи из моего хвоста несколько волосин, сплети веревку и сделай петлю.
    Здесь есть маленькие зверьки, которые пищат и прячутся в норах. Их ты должен
    ловить этой петлей. Мясо будешь жарить, а из кожи делать идики. В чуме
    найдешь огниво, будешь разводить костер. А меня отпусти. Я должен свободно
    пастись. Приходи ко мне, что непонятно - спрашивай.
    Мальчик сделал волосяную петлю и стал ловитьмышей и сусликов. Он жарил
    их мясо, ел и быстро рос. Однажды он пришел к коню и спросил:
    - Что это за белый зверек, который бегает петляя? Можно ли его есть?
    - Это заяц,- ответил Ак-Сара,- его мясо вкусное, суп из зайца
    наваристый.
    - А как убивают зайца?- спросил мальчик.
    - Его убивают стрелой, выпущенной из лука. У твоего отца были лук и
    стрелы. Разыщи их.
    Мальчик разыскал лук и стрелы и стал бить зайцев. Он ел заячье мясо и
    рос еще быстрее. И скоро снова пришел к коню.
    - Что это за зверь - на длинных ногах, с белым хвостиком и кричит:
    "Ог-ог!"?-спросил он коня.
    - Это косуля,- ответил Ак-Сара.- Вот ее мясо действительно вкусное.
    Постарайся ее убить.
    Мальчик стал бить косуль. И вырос настоящим охотником, сильным и
    выносливым. Он надел одежду, которую оставили ему мать и отец, и стал
    охотиться верхом на Ак-Сара-коне, стал ездить по всей тайге, по всем склонам
    и перевалам.
    А у подножия Карагыра-Карангыты-тайги жил Бай-хан. У него было семеро
    сыновей и семь дочерей. Семеро сыновей ездили в тайгу охотиться, а семь
    дочерей собирали ягоды и орехи.
    Однажды семеро сыновей хана вместе со слугами поехали охотиться на
    склоны Карагыра-Карангыты-тайги. Но сколько ни ездили - не могли убить
    зверя. Каждый раз, как только они начинали целиться, их опережал какой-то
    расторопный, ловкий и очень меткий стрелок на светло-соловом коне. Они
    подъехали к стрелку и спросили:
    - Кто ты, как твое имя-прозвище, где твой аал-стойбище?
    - Я Оскюс-оол. Живу на склонах Карагыра-Карангыты-тайги. А вы что за
    люди?
    - Мы - сыновья Бай-хана, который живет у подножия этой тайги. Мы давно
    охотимся и никак не можем убить зверя,- ответили охотники.
    - У охотников цель одна. Давайте охотиться вместе,- предложил
    Оскюс-оол.
    Братья согласились. Вместе они охотились целый день. Оскюс-оол
    подстрелил косулю и марала и отдал добычу братьям.
    Бай-хан удивился, увидев, что сыновья его принэс-ли косулю и марала, и
    похвалил их.
    Однажды семь дочерей хана вместе со служанками пошли за ягодами и за
    орехами. В лесу они услыхали нежные звуки: кто-то играл на игиле ' и пел
    горловые песни. Песни были такие красивые, что девушки забыли про ягоды и
    пошли на голос. Они увидели прекрасного юношу, который сидел на траве. Рядом
    пасся светло-соловый конь.
    - Кто ты, как твое имя-прозвище, где твой аал-стойбище?- спросили они.
    - Я Оскюс-оол. Живу на склонах Карагыра-Ка-рангыты-тайги. А вы кто
    такие?
    - Мы - дочери Бай-хана, который живет у подножия этой тайги. Мы
    собираем ягоды и орехи.
    Девушки стали просить Оскюс-оола, чтобы он еще поиграл на игиле, еще
    спел горловую песню. Он спел, а потом помог им собрать ягод и орехов.
    Слушайте дальше. Приходили ханские сыновья на склон тайги - Оскюс-оол
    за них охотился. Приходили ханские дочери на склон тайги - Оскюс-оол собирал
    за них ягоды, да еще и пел им горловые песни.
    Скоро на склон стали приходить ханские пастухи и слуги - все хотели
    послушать чудесное пение, в котором были щебет и свист всех таежных птиц и
    голос таежного ветра, гудящего в вершинах древних кедров.
    Однажды хан подумал: "Что это такое: каждое утро и дети, и пастухи, и
    слуги - все устремляются к Карагыра-Карангыты-тайге? А возвращаются только к
    вечеру. Что они там делают?" И стал всех расспрашивать.
    - Мы слушаем Оскюс-оола, поющего песни тайги,- ответили пастухи.
    - Мы слушаем Оскюс-оола, поющего песни тайги,- ответили дочери.- Мы
    приносим ягоды и орехи, которые собирает за нас Оскюс-оол.
    - А мы приносим мясо и шкуры зверей, которых убивает Оскюс-оол,-
    ответили сыновья.
    Хан подумал: "Когда-то на склоне тайги жили старик со старухой. У них
    был конь Ак-Сара. Когда старику было семьдесят, а старухе - шестьдесят, у
    них
    родился сын. Через два месяца умерла старуха, а еще через шесть
    месяцев - старик. Неужели выжил Оскюс-оол? Как он выжил?.. А теперь он лучше
    всех охотится и поет песни тайги!" И черная зависть перевернула душу хана.
    - Ну что ж,- сказал он,- если этот Оскюс-оол подходяще играет и сносно
    поет горлом, приведите егосюда.
    Слуги прибежали к Оскюс-оолу.
    - Бай-хан приказал тебе прийти!- сказали они.
    - Когда хан зовет, простой человек не идти не может,- ответил парень.
    Он сел на Ак-Сара и поехалк хану.
    - Здравствуйте, хан, здравствуйте, ханша,- сказал он.
    - Как твое имя-прозвище, где твой аал-стойби-ще?- спросил хан.
    - Я Оскюс-оол. Живу на склонах Карагыра-Ка-рангыты-тайги.
    - Ну, а как ты играешь на игиле? Как ты поешь?
    Мы хотим послушать,- сказал хан.
    - Я играю только когда захочу,- ответил парень,- и когда захочу - пою.
    - Сыграй и спой сейчас,- попросил хан, все еще не веря, что услышит
    настоящее пение.
    Оскюс-оол запел. Из его горла вырывались голоса всех птиц
    Карагыра-Карангыты-тайги. Казалось, таежный ветер запутался в вершинах
    древних кедров. Притихли сороки и вороны, которые кружились над стойбищем.
    Женщины плакали, а мужчины боялись шелохнуться. Хан и ханша были как во сне.
    Тридцать дней (один месяц), шестьдесят дней (два месяца), девяносто дней
    (три месяца) звенел голос Оскюс-оола надзеленой тайгой!
    На звуки горлового пения собралось все ханство.
    И хан сказал:
    - Я отдаю за Оскюс-оола свою прекрасную младшую дочь! В хороший день, в
    начале месяца, устроимсвадьбу.
    Он поставил для дочери белую юрту, выделил белый скот из своего скота и
    добро из своего добра.
    Девяносто дней (три месяца) веселились люди на свадьбе. Девяносто дней
    (три месяца) восхищались они голосом Оскюс-оола.
    А потом Оскюс-оол взял жену, скот, юрту и откочевал на склоны
    Карагыра-Карангыты-тайги, туда, где
    жили его отец и мать. Он ухаживал за скотом и пел песни тайги, и ветер
    через перевалы разносил его голос по всем горам и долинам нашей земли.
    Пока жил Оскюс-оол со своей прекрасной женой, удлинились овраги,
    углубились лощины.
    1 И г й л ь - тувинский смычковый народный инструмент с двумя струнами
    из конского волоса.
    2 Горловые песни - горловое (или гортанное) пение - особое двухголосное
    пение некоторых тюркских народов (тувинцев, хакасов, горноалтайцев и
    башкир). Поющий извлекает два звука одновременно. На фоне низкого, опорного,
    звука звучит звук высокий. Так образуется единая мелодия.

     

    Кот-наставник

    Жил-был на свете бродячий лама. Ходил он из аала в аал, совершал
    молебны и обирал темных людей. Надоело ему бродить по свету, и решил он на
    берегу Кара-Суга построить себе хуре. "Пусть, - думает,- ко мне ходят
    верующие, а не я к ним". Стал жить он еще лучше прежнего, люди сами к нему
    идут и несут подношения. А он только молитвы пробубнит, наестся до отвала и
    спать - на боковую.
    Все шло у ламы хорошо, да вот беда - развелись в подполье мыши и оттуда
    набеги совершать стали - не только припасы, а все, что на глаза попадется,
    грызут и портят. Даже книги молитвенные и те погрызли. "Э! Так дело не
    пойдет,- решил лама.- Чего доброго, до моего носа еще доберутся проклятые
    грызуны". Думал он, думал и надумал пригласить себе в помощники кота. Собрал
    лама все мышиные выводки на хурал и объявил им, указывая на кота:
    - Вот мой помощник и ваш наставник. Он вам будет молитвы читать по
    вечерам. Слушайтесь его, иначе вас постигнет кара небесная.
    Испугались мыши и согласились подчиняться коту. И вот каждый вечер они
    собирались в кошачью келью. Кот, мурлыкая и жадно на них поглядывая, читал
    им церковные книги о кротости и любви к ближнему. Когда же заканчивался
    молебен и мыши расходились по своим норам, кот хватал мышку, которая
    выходила из кельи последней. Полакомившись мышкой, кот забирался к ламе, и
    они, довольные друг другом^ вместе задавали храпака.
    Шел день за днем, и стали мыши замечать, что их становится все меньше и
    меньше. Решили они совет между собой держать.
    - Что случилось, подружки?- спрашивает серая мышка.- С тех пор, как
    появился у нас кот-наставник, наш род стал сокращаться. В чем причина?
    - В коте,- уверенно ответила черная мышка.- Я приметила, как он нас
    жадно рассматривает и облизывается.
    - Не может быть!- возразила ей серая мышка.- Кот такой ученый,
    обходительный и всех нас любит. Не верю я, чтобы он мог быть мышеедом!
    Разгорелся спор. В конце концов условились мыши привязать к кошачьему
    хвосту ламский бубенчик, чтобы знать, куда кот идет и что делает. Сказано -
    сделано. И вот в ближайший вечер, когда кот-наставник принялся бубнить им
    молитвы, две мышки, черная и серая, незаметно подобрались к нему сзади и
    привязали к хвосту бубенчик.

    Окончил кот молебен и распустил мышей по норкам. Все мышки, кроме
    серой, вышмыгнули за дверь, но домой не спешат, как раньше. Отошли немного и
    ждут. А серая мышка последней направилась к выходу. Не торопясь лапками
    перебирает, оглядывается и на кота умиленно поглядывает. Кот, не долго
    думая, в два прыжка догнал мышь, хвать ее за спинку. Запищала серая мышка,
    да поздно!
    На звон бубенчика сбежались мышки к двери, в щелочки подглядывают.
    Видят - поиграл, поиграл кот с серой мышкой и сожрал ее. Облизывается,
    мурлычет. Потом стал за хвостом своим гоняться, погремушку ловить.
    - Что я вам говорила?- спрашивает у своих подружек черная мышка.-
    Теперь все убедились, как наш наставник кроток, как он любит своих ближних.
    Это не наставник, а мангыс-обжора. Он нас всех сожрет, если мы не убежим
    отсюда.
    Разбежались мышки по разным местам и с тех пор стали остерегаться
    кошек.
    1 X у р е - ламаистский монастырь.
    2 Хурал - собрание, совет.

     

    Семь братьев-мышей

    Давным-давно жили на земле семь братьев-мышей. У них была своя юрта
    величиной с ладонь.
    Однажды утром проснулись они и увидели, что за ночь снегу навалило -
    стены скрыло! Сделали братья деревянные лопаты и начали разгребать снег.
    Целый день трудились, очень проголодались.
    И вдруг на том месте, где только что отгребли снег, все увидели кусочек
    масла. Он лежал прямо перед носом Самого Младшего Брата. Не успели все и рта
    раскрыть, как он съел это масло.
    Самый Старший Брат закричал:
    - Что ты наделал?! Все съел сам! Вот я тебя сейчас!
    И на глазах у перепуганных братьев-мышей он прыгнул и проглотил Самого
    Младшего Брата прямо с хвостиком. Тогда пять братьев накинулись на него,
    связали и поволокли на суд к хану. Долго шли, очень устали, пока добрались
    до хана. Связанного брата оставили у дверей, а сами вошли в юрту.
    Хан величественно восседал на троне. Он с усмешкой посмотрел на
    взмокших, запыхавшихся мышей.
    - Откуда вы пришли?- спросил хан.
    - Мы пришли из-за семи рек, из-за семи перевалов,- ответили мыши.
    - Это и видно, вон как язычки-то высунули!- заметил хан.
    - Нас было семеро,- сказали мыши.
    - Ого, как много!- засмеялся хан.
    - У нас была своя юрта величиной с вашу ладонь,- сказали мыши.
    - Большая юрта!- усмехнулся хан.
    - Когда мы разгребали снег, наш Самый Младший Брат нашел кусочек масла
    и съел. И тогда Самый Старший Брат проглотил его прямо с хвостиком!
    - О, какой он страшный! Где же он?- спросил хан.
    - Мы его связали и приволокли к вам на суд. Он лежит за дверьми. Он
    очень большой. Когда мы его нашли, он был совсем маленький, мы взяли его к
    себе и стали звать наш Самый Младший Брат, но он рос быстрее всех, и скоро
    мы стали его звать наш Самый Старший Брат. Он стал спать уже не в юрте, а
    снаружи.
    - Втащите его сюда,- приказал хан. Братья-мыши втащили связанного
    Самого Старшего Брата.
    - Ха-ха-ха!- хохотал хан.- Да ведь это - кот!- И он стал развязывать
    травинки, которыми были спутаны лапы кота.
    - Хан, как вы его накажете?- спросили мыши.
    - А вот как: развяжу и отпущу. Он хорошо сделал, что съел мышь! И пусть
    он всех вас сожрет!- крикнул хан.
    Испугались братья-мыши и разбежались кто куда.
    А хан их Самого Старшего Брата сделал своим котом.
    С тех пор кот не дружит с мышами. Он помнит, как они волокли его,
    связанного, через семь рек, через семь перевалов на суд к хану.
    А мыши обиделись на хана, что он оправдал кота-преступника, и начали
    таскать у хана зерно, лепешки, сало, масло.
    Вот с тех пор и стали мыши врагами людей, а кошки - врагами мышей.

     

    Как заяц спас овцу

    Когда-то давно жила серая овца. У нее было двое ягнят. Однажды овца
    задумала пойти поклониться богдо-бурхану. И пошла вместе с ягнятами.
    Идет она по степи, а навстречу - волк.
    - И тебя и твоих ягнят сейчас съем!- кричит. 1 Богдо-бурзсан - святой.
    - Ах, волк, подожди немного, дай мне помолиться-поклониться
    богдо-бурхану. А когда буду идти обратно, тогда и съешь.
    - Ну ладно, так и быть, съем тебя, когда пойдешь обратно, но пойдешь к
    бурхану одна, ягнят оставишь здесь! Если через три дня не вернешься, я их
    съем!- сказал волк.
    Что делать овце? Пришлось оставить ягнят.
    Через три дня идет овца назад, идет совсем печальная. Думает, как бы
    выручить ягнят, да ничего придумать не может. И вдруг навстречу - заяц.
    - Что ты, овца, такая грустная, такая печальная? Откуда ты идешь?-
    спрашивает он.
    - Я шла поклониться богдо-бурхану. По дороге встретился волк. Он хотел
    меня съесть, но оставил у себя моих ягнят и сказал, что, если я через три
    дня не вернусь, он их съест. Три дня прошло. Вот потому я и печальная.
    - А мы с тобой обманем волка,- сказал заяц.
    - Как же его обмануть?- спросила овца.
    - Пойди и найди какую-нибудь бумагу с надписью,- сказал заяц.
    Побежала овца туда, откуда недавно откочевал аал, нашла там пеструю
    обертку от чая с китайской надписью и радостная вернулась к зайцу.
    - Ну вот,- сказал заяц,- зту бумагу я надену на твои рога, и ты скажешь
    волку, что несешь указ самого богдо-бурхана. Скажи ему: "Сначала прочитай
    указ, а потом ешь меня!"Овца пришла к волку и закричала:
    - Я несу указ самого богдо-бурхана! Волк, прочитай его, а потом ешь
    меня!
    Волк взял бумагу, посмотрел на нее со всех сторон, письмена видит, а
    прочитать не может. И вдруг увидел зайца.
    - Эй, заяц, друг, иди сюда, прочитай мне, что тут написано! А потом мы
    с тобой вместе съедим эту овцу!- крикнул волк.
    Заяц взял бумагу, посмотрел на нее, посмотрел на волка... И, заикаясь,
    прочитал: "Указ. Сделать шубу из шкуры волка. Сделать шапку из шкуры
    лисы..."Волк услышал эти слова и пустился наутек.
    А заяц начал хохотать.
    Так спаслась овца с ягнятами от жадного волка. Они жили очень долго, и
    овец в наших степях становилось все больше и больше.

     

    Почему лиса стала красной

    Когда-то лиса была черной.
    Однажды она вздумала состязаться с налимом: кто из них резвее. Она
    подошла к реке и закричала:
    - Гадкий налим, ты здесь?
    - Я здесь,- ответил налим.
    - Завтра утром будем состязаться в беге вверх по течению!
    - Согласен,- сказал налим.
    Он ушел в воду, собрал всех налимов этой реки и сказал:
    - Лиса вызвала меня на состязания. Сейчас я вас расставлю вдоль берега.
    Когда подбежит лиса и спросит: "Гадкий налим, ты здесь?" - высовывайте
    голову из воды и отвечайте: "Здесь!" Так мы проучим заносчивую лису.
    Назавтра, чуть взошло солнце, прибежала лиса к реке и кричит:
    - Гадкий налим, ты здесь?
    - Я здесь,- ответил налим.
    - Ну давай, побежали!
    - Побежали,- сказал налим.
    Мангыс - чудище.
    Лиса пустилась вдоль берега, вверх по реке, а налим нырнул в воду. Во
    всю прыть бежала лиса, устала, остановилась и кричит:
    - Гадкий налим, ты здесь?
    Далеко впереди высунулась из воды голова налима и ответила:
    - Здесь!
    Лиса пустилась еще быстрее, совсем из сил выбилась, язык высунула. А
    когда прибежала в условленное место, там ее поджидал налим.
    - Эх ты,- сказал он с усмешкой.- Я давно тебя жду. Не можешь обогнать
    гадкого налима! Как же тогда тебя назвать, лиса? И названия такого нету!
    От этих слов заносчивая лиса покраснела вся от головы до ног. И
    осталась навсегда красной.

     

    Белый заяц

    Жил когда-то старик Мёге-Сарыг. Не было у него ни детей, ни скота.
    Ходил по аалам, ел что дадут.
    Однажды на слиянии двух дорог он увидел большой кожаный мешок. "О, это
    моя дорожная добыча-удача! " - радостно подумал он и скорее развязал мешок.
    Оттуда выскочил голодный серый волк с оскаленными зубами. И рычит:
    - Сейчас я тебя разорву! Всего проглочу, ни капли не оставлю, все
    съем-вылижу! Наконец мой радостный день настал!
    Старик так испугался, что не сумел ответить волку, а только
    пробормотал:
    - Подождите... не торопитесь... съешьте меня вечером.
    Волк подумал: "Можно и вечером. Добыча моя никуда не уйдет". И
    посмотрел на солнце. Старик говорит:
    - Я тебя спас, а ты хочешь меня съесть. Это неправильно. Пусть нас
    рассудят.
    Вдвоем они пошли по дороге. Скоро им встретился огромный вол. Старик
    ему говорит:
    - Этот волк сидел в мешке. Я его спас. Так скажи, родной вол, должен ли
    он меня съесть?
    Вол долго думал, а потом сказал:
    - Я не могу разрешить ваш спор. Я не могу понять, как это человек спас
    волка. Но в этом лесу живет белый заяц. Он вас рассудит. Идите к нему.
    Старик и волк вошли в лес. Но зайца там не видно. Волк уже так хочет
    есть, что вот-вот проглотит старика. И вдруг вдалеке мелькнул заяц.
    - Эгей, заяц! Подожди! Не убегай! Разреши наш спор!- закричал старик.
    Заяц подошел к ним и спросил:
    - В чем ваш спор?
    - А вот в чем. Шел я дорогой и увидел мешок. Развязал я мешок, а
    оттуда - волк! Видишь, я его спас, а он теперь хочет меня съесть,- сказал
    старик.
    - Да, хочу!- подтвердил волк. Заяц сказал:
    - Я - настоящий судья. Я должен прийти на то место, где все это было, и
    посмотреть, как ты спас волка.
    Втроем они пришли на развилку дорог.
    - Покажи, старик, где лежал мешок,- попросил заяц.
    - Мешок лежал вот тут,- показал старик.
    - Положи его на это место,- сказал заяц. Старик положил.
    - А ты, волк, покажи, как ты лежал в мешке,- сказал заяц.
    Волк залез в мешок.
    - Мешок был завязан?- спросил заяц.
    - Да, завязан,- ответил старик.
    - Как он был завязан? Покажи!- потребовал заяц.
    Старик завязал мешок.
    - Ну вот и все,- сказал заяц,- я разрешил ваш спор. Ты, старик, иди
    своей дорогой, а волк пусть лежит в мешке. Прощайте!
    И заяц, петляя и путая свои следы, побежал в лес. А старик пошел своей
    дорогой.

     

    Отчего у лося морда вытянутая

    Однажды лось и пищуха - суслик таежный - поспорили.
    Пищуха говорит:
    - Надо удлинить лето в два раза. Лось возразил:
    - Э-э, нет! Летом много комаров и мошки и очень жарко. Надо сделать
    так, чтобы его совсем не было. Тогда будет хорошо.
    Пищуха ответила ему:
    - А если зима будет все время, тогда снег засыплет тебя. Ты не сможешь
    ходить, и человек убьет тебя.
    - Ах ты негодная! Меня убить?- возмутился лось и наступил на нее.
    Пищуха с трудом вырвалась и заскочила в нору. Только ее хвост остался у лося
    под копытом.
    Лось сердито надулся и уставился на нору. Стал он ожидать, когда она
    покажется. Да так и не дождался. И с тех пор его морда стала вытянутой и
    надутой. А пищуха осталась с коротким хвостом.

     

    Храбрый козлик

    В глухом лесу в берестяном чуме жил козлик. Как-то бродяга волк
    наскочил на его чум. И спрашивает:
    - Что это у тебя на голове такое белое сверкает?
    - Это моя сабля, которой я убиваю волков и медведей.
    - А что это у тебя около рта такое серое болтается?
    - Это мой платок, которым я утираюсь, когда съем волка или медведя,-
    ответил козлик и с криком "Бол-бол!" поскакал да так боднул свой берестяной
    чум, что рассыпался чум на части. Козлик снова крикнул: "Бол-бол!" - и
    боднул скалу.
    Испугался волк силы козлика и убежал. Скоро ему встретился медведь. И
    спрашивает:
    - Никого не боявшийся, кого же ты испугался? Никогда не отступавший, от
    кого ты бежишь?
    - Козлик меня испугал,- ответил волк.
    - Э-э, какой ты маленький трусишка! Надо было съ зсть этого козлика!
    Пойдем вместе.
    - Нет, дедушка, я боюсь.
    - Не бойся, я привяжу тебя к себе веревкой, и ты будешь чувствовать,
    что я все время с тобой.
    Медведь привязал один конец веревки к шее волка, а другой конец - к
    своей шее. Вдвоем пришли к козлику.
    - Что это у тебя на голове такое белое сверкает?- спросил медведь.
    - Это моя сабля, которой я убиваю медведей и волков.
    - А что это у тебя около рта такое серое болтается?
    - Это мой платок, которым я утираюсь, когда съем медведя или волка.
    И с криком "Бол-бол!" козлик боднул скалу. Медведь испугался и побежал.
    Он бежал и приговаривал :
    - Страшный козел кричит: "Бол-бол!" Страшный козел кричит: "Бол-бол!" -
    И тащил за собой волка.
    - Дедушка, я задыхаюсь!- кричал волк.
    - Задыхайся, задыхайся!- отвечал медведь.
    - Дедушка, я умираю!- кричал волк.
    - Умирай, умирай!- отвечал медведь. И бежал еще быстрее.
    - Бол-бол!- кричал козлик и бежал за ними по пятам.
    Тяжело стало медведю. Оглянулся и видит: тащит он мертвого волка.
    Перегрыз медведь веревку и ушел поскорей.
    А козлик подбежал и видит: мертвый волк. Взвалил он волка на плечи и
    потащил. Скоро он подошел к берестяному чуму. Сбросил волка у входа, а сам
    вошел в чум. Там было семь волков. Один играл на чадагане, остальные
    слушали. Увидев козлика, они пропели:
    Сегодня есть, что поесть! А что завтра будем есть?
    Козлик не растерялся и сказал:
    - Дайте-ка я поиграю!
    Волки удивились и дали ему чадаган. Козлик запел:
    В черном чуме семь зверей. Восьмой, убитый, - у дверей! Я для шубы вас
    нашел. Ах, как это хорошо!
    Волки испугались и тихонько говорят одному:
    - Посмотри-ка, что там у дверей.
    Волк пошел посмотреть и не вернулся. Послали второго - второй исчез. По
    очереди волки выходили, и никто не возвращался. Двое последних выскочили
    вместе, увидали мертвого волка и пустились наутек. Козлик - за ними.
    - Я вас всех забодаю, кулугуры, я из вас шубу себе сошью! Бол-бол!-
    кричал он.
    Волки побежали по льду. Козлик заскользил, остановился и закричал им
    вслед:
    - Эх, если бы не скользкий лед, расправился бы я со всеми этими
    врагами. Всех бы на рога надел!
    1 Чадаган - музыкальный инструмент в виде длинного ящика с четырьмя -
    восьмью струнами из жил или конского вс-лоса. Внешне чадаган похож на гусли.

     

    Голодный волк и жирный козлик

    Это было тогда, когда рога козла упирались в небо, а хвост верблюда
    тащился по земле.
    Шел по дороге голодный хромой волк. Голод его был виден во впалых
    глазах. Немощь его была видна в подгибающихся ногах.
    Тридцать дней месяца он лизал лужи и глодал сухие кости на покинутых
    стойбищах. По ночам он выл, а днем грелся на солнце и все думал о теплой
    крови, о свежем мясе.
    И вот он пришел к желтой отвесной скале и увидел, что возле нее пасется
    жирный козлик. "О-о, наконец-то,- радостно подумал волк,- наконец-то я
    наемся!" Он осторожно крался между кустами и облизывался. Но шустрый жирный
    козлик почуял врага и легко вскарабкался на скалу. Встал на вершине и стал
    гордо поглядывать вниз.
    Потухла радость в глазах волка. Темно стало в его животе. И крикнул
    волк:
    - Эй, козлик! Лучше сам отрежь мне кусок мяса от своей ноги! Не то буду
    ждать тебя здесь день и ночь и уж тогда съем без остатка, съем так, что
    мокрого места - змее лизнуть - не останется, съем так, что капли крови -
    суслику попробовать - не достанется!
    Козлик подумал и сказал:
    - Я согласен отрезать тебе кусок своего мяса, но у меня нет острого
    железа. Чем я отрежу? Сбегай к Донгулу, попроси нож.
    Волк подумал: "Чем стоять и ждать, лучше сбегать за ножом". И побежал к
    Донгулу.
    - Донгул, дай мне нож, и мне отрежет мяса коз лик, который стоит на
    отвесной скале.
    - Нож бери хоть сейчас,- ответил Донгул,- но он совсем тупой. Надо его
    наточить. Пойди к Чалдыю, попроси брусок.
    Волк подумал: "Чем спорить с Донгулом, лучше сходить за бруском". И
    пошел к Чалдыю.
    - Чалдый, дай мне брусок, чтобы наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне
    мяса козлик, который стоит на отвесной скале.
    - Брусок бери хоть сейчас,- ответил Чалдый,- но он слишком тяжелый,
    тебе его не поднять. Сбегай к Чанныку, попроси сани.
    Волк подумал: "Я совсем ослаб, еле ноги таскаю, где мне тащить тяжелый
    брусок!" И заковылял к Чанныку.
    - Чаннык, дай мне сани, чтобы отвезти на них брусок Чалдыя, чтобы
    наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне мяса козлик, который стоит на
    отвесной скале.
    - Сани бери хоть сейчас,- ответил Чаннык,- но сами они не пойдут, и
    тебе их не свезти. Сходи к Кул-дую, попроси коня.
    Волк подумал: "Такие огромные сани мне, конечно, не свезти. Надо коня".
    И заковылял к Кулдую.
    - Кулдуй, дай мне коня - тащить сани Чанны-ка, чтобы отвезти на них
    брусок Чалдыя, чтобы наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне мяса козлик,
    который стоит на отвесной скале.
    - Нет человека, который не знает резвости моего коня,- ответил Кулдуй.-
    Конь сейчас на пастбище, и без аркана его не поймать. Сходи к Алдаю, попроси
    аркан.
    Волк подумал: "Без аркана такого коня, конечно, не поймать". И,
    шатаясь, поплелся к Алдаю.
    - Алдай, дай мне аркан, чтобы поймать коня Кулдуя, чтобы он тащил сани
    Чанныка, чтобы отвезти на них брусок Чалдыя, чтобы наточить нож Донгула,
    чтобы отрезал мне мяса козлик, который стоит
    на отвесной скале,- собрав все силы, еле-еле выговорил волк.
    - По правде говоря, мне совсем не жалко для тебя аркана, волк,- сказал
    Алдай.- Но аркан мой лежит в сундуке, а сундук - на замке, а ключ - у
    охотника. Сходи принеси ключ.
    Волк начал думать. И понял, что без ключа не обойтись. Он собрал
    последние силы и медленно потащился в лес - искать охотника.
    Охотник был сильным и ловким. У него было черное ружье. Вдруг он
    увидел, что к чуму на брюхе ползет волк.
    - Что, волк, сам идешь ко мне?- сказал охотник.
    Волк испугался и повернул обратно. Но охотник снял с плеча черное ружье
    и выстрелил. Волк упал.
    А козлик стоял на неприступной скале, грелся на солнышке, щипал траву.
    Он знал, что человек всегда еащитит его от волка.

     

    Оскюс-оол и Дилгижек

    Было это давным-давно, когда озеро Сут-Холь было ещё маленькой лужей, а
    гора Сюмбер-Ула - маленькой сопкой.
    Жил-был бедный пастух Оскюс-оол. Не было у него ни отца, ни матери. Пас
    он и в жару и в холод овец Караты-хана, у которого добрабыло выше плеча, а
    скота - выше головы. Летом Оскюс-оол пил сыворотку, а зимой ел ханские
    объедки. На глазах его слёзы не высыхали, с сердца печаль не сходила. Вот
    как жил бедняк Оскюс-оол! Однажды случилась беда: маленький ягнёнок
    споткнулся о камень и сломал ногу.
    - Убьёт меня Караты-хан. Отрубит он мои руки1 Сут-Холь - дословно:
    молочное озеро.
    2 Сюмбёр-Ула - мифическая гора, часто упоминаемая в тувинских сказках.
    вместе с рукавами, снимет мою голову вместе с шапкой,- заплакал
    Оскюс-оол.
    Стоит он, понурив голову, и думает: "Не уйти мне от ханской сабли, не
    спастись от ханского бича".
    В это время пробегал мимо красный лис - Дилгижек. Увидел Оскюс-оола и
    спрашивает:
    - Что ты плачешь, Оскюс-оол?
    - Как же мне не плакать? Я пасу ханских овец, а ягнёнок ногу сломал.
    Некому за меня заступиться, не быть мне теперь в живых.
    - Как некому за тебя заступиться? А я на что? Положись на меня, и я
    помогу. Надо тебе жениться на царевне Билйг, дочери Курбусту-хана, владыке
    небесного мира, в этом твоё спасение.
    - Опомнись, Дилгижек! Что ты говоришь? Мне такое и во сне не приснится.
    Это всё равно что рукой небо достать.
    - Ничего, это уж моё дело. Я побегу к Кур-бусту-хану, а ты жди меня
    здесь.
    В небесный мир к Курбусту-хану можно было попасть только по радуге.
    Прыгнул Дилгижек на семицветную радугу и побежал в аал Курбусту-хана.
    Прибежал он в юрту Курбусту-хана, низко поклонился и говорит:
    - Здравствуй, Курбусту-хан. Пришёл я от Ка-раты-хана. Хочет он женить
    своего сына на твоей дочери.
    - Ну что ж,- ответил хан,- я не прочь породниться с богатым человеком.
    Веди ко мне жениха.
    Обрадовался Дилгижек, побежал к Оскюс-оолу и принялся купать его в
    тёплой воде до тех пор, пока не стал тот красивым и стройным, как пихта.
    Довольный Дилгижек взял его с собой, и по семицветной радуге они
    поднялись к Курбусту-хану.
    Перед аалом хана Дилгижек говорит Оскюс-оолу:
    - Подожди меня здесь. Побегу добывать тебе одежду.
    Вбежал Дилгижек к хану и заревел во весь голос:
    - Ой, беда пришла! Осталась моя шея без головы.
    - Что случилось? - испугался хан.
    - Не смею доложить,- плачет хитрый Дилгижек.- Не знаю, как и сказать.
    Вы знаете, что ноги у меня лёгкие, на слова я красноречив и сам не промах. Я
    уже передал твой ответ Караты-хану. Отправились мы с женихом в путь, и
    застал нас в дороге ливень - промочил одежду жениха. Как же в таком виде ему
    вам показаться на глаза? Что делать теперь, хан?
    - Эй, слуги! -закричал хан.- Принесите самую лучшую одежду для сына
    Караты-хана.
    Побежал Дилгижек проворно к Оскюс-оолу, нарядил его в чёрную соболью
    шапку, синийшёлковый халат, в чёрные идыки. Подпоясал его алым шёлком и
    наказал ему:
    - Смотри не забудь: твой отец Караты-хан и имя твоё Чечён-Тажы. Держись
    гордо, до земли не кланяйся.
    Вошли они в юрту Курбусту-хана. С почётом хан встретил гостей, стал
    угощать дорогими кушаньями. Понравился ему Оскюс-оол:
    - Двум ханам надо породниться. Пусть Чечен-Тажы остаётся у меня, а ты,
    Дилгижек, беги к.Караты-хану. Скажи, чтобы ждал нас через три дня.
    - Хорошо, хан, исполню. Только разрешите сказать Чечен-Тажы два слова с
    глазу на глаз.
    Вышли они из юрты. Дилгижек и говорит:
    - Ну, Оскюс-оол, всё идёт хорошо, но дел впереди ещё много. Я твой
    названый брат - шестерых обхитрил, пятерых обвёл. Ты только не бойся. Это
    тебе мой наказ.
    И Дилгижек побежал прямёхонько в аал Караты-хана. Вбежал он в белую
    ханскую юрту, хвост опустил, уши пугливо прижал, сам весь дрожит и визгом
    визжит.
    - Что случилось, Дилгижек? - перепугался хан.
    - Был я в верхнем мире у Курбусту-хана,- говорит Дилгижек.- В великом
    гневе хан и грозится: "Не оставлю ничего живого! Молнией всё сожгу!" Вот я и
    мечусь, не могу найти, где нам с тобой спрятаться. А я не придумаю - никто
    не придумает.
    Задрожал хан от страха, зубами стучит, слезами обливается - помощи
    просит.
    А Дилгижеку только того и надо:
    - Выйди, хан, из юрты - посмотри на небо. Вышли они. Видит хан,
    огромная туча надвигается.
    1 Идыки - тувинская национальная обувь из мягкой кожи.
    - Это Курбусту-хан спешит,- говорит Дил-гижек.
    Кинулся Караты-хан перед ним на колени и ещё сильнее помощи запросил:
    - Надумал! - радостно закричал Дилгижек.- Выкопай за аалом яму в
    семьдесят сажен и отправляйся туда со своей свитой. Прикажи подвезти к яме
    валун на ста верблюдах и завалить им вход. А потом я тебя вызволю оттуда.
    Ударил хан в большие барабаны - собрал народ и приказал яму выкопать.
    Спрятался хан со свитой в этой яме и приказал вход большим валуном завалить.
    Обратился тогда Дилгижек к людям:
    - Караты-хан держал вас только на сыворотке, хоть добра у него выше
    плеча, скота выше головы. Когда он зол бывает - голову с плеч снимает. Когда
    злость пройдёт - только кровь сосёт. Пусть пастух верблюдов старый
    Сал-Буурул будет ханом, а Оскюс-оол - его сыном.
    Согласился народ.
    Через три дня по семицветной радуге Курбусту-хан вместе с женихом и
    невестой спустился в аал Караты-хана.
    Три дня, три ночи все веселились и праздновали свадьбу Оскюс-оола с
    царевной Билиг. Больше всех веселился Дилгижек.
    На другой день после свадьбы налетела чёрная туча. Засверкали молнии и
    разбили валун в прах. Не осталось от злого хана и следа.
    Долго и счастливо жил Оскюс-оол с царевной Билиг.

     

    Старик Адыган

    В давние времена на южном склоне Арзай-ты-горы жил-был старик Адыган.
    Было у него девять удалых сыновей - смелых охотников.
    За Арзайты-горой жил Караты-хан - хозяин жёлтой степи. Однажды
    случилась у хана беда - исчезла самая младшая, самая красивая дочь.
    Позвали на помощь шамана и ламу. После большого камланья шаман сказал:
    - Может, и найдётся ваша дочь, только нужны богатые приношения.
    Посмотрел лама в молитвенник и говорит:
    1 Лама- служитель буддийского храма.
    2 Камланье - магическое заклинание, к которому обычно прибегают шаманы.
    - Может быть, и отыщется ваша дочь, если принести большие дары.
    Собралась перед ханской юртой толпа. Толкуют, как найти дочь хана.
    Вышел вперёд дряхлый старик:
    - Шаман и лама ничем не помогут. Вашу дочь найдут только сыновья
    старого Адыгана.
    Обрадовался хан и приказал своим слугам привести самого Адыгана.
    - Так нельзя, хан,- остановил его старик.- Адыган и его сыновья очень
    сильны и не любят, когда им приказывают, лучше попросите их.
    Рассердился хан, но делать нечего - найти надо дочь. Послал он слуг с
    подарками к Адыгану.
    Удивился старик Адыган, когда пришли к нему ханские слуги, поклонились
    низко, поднесли подарки и стали просить явиться к хану.
    "Что-то случилось у хана. Неспроста он стал таким добрым",-подумал
    Адыган и пошёл к хану.
    С большим почётом принял его хан -угощал вкусной едой, в чашу араки ему
    сам подливал. А потом сказал:
    - Пропала у меня самая младшая, самая красивая дочь. Найти её могут
    только твои сыновья. Помоги мне, а я тому, кто найдёт, отдам свою дочь в
    жёны, дам много добра из своего добра и скота из своего скота.
    - Хорошо, поговорю со своими сыновьями,- ответил Адыган хану и вернулся
    в свой аал.
    Позвал он сыновей и сказал им такое слово:
    - Стар я стал, дети мои. Могу скоро умереть - если завтра, то рано
    утром, если сегодня, то поздно, вечером. Дарю напоследок я вам свои дорогие
    стрелы. Возьмите по стреле и скажите мне, кто на что способен.
    Взял стрелу старший сын и говорит:
    - Я могу найти букашку по следу, которому семь лет.
    Взял стрелу второй сын и говорит:
    - А я могу увидеть иголку, будь она на краю неба и земли.
    Взял стрелу третий сын и говорит:
    - Могу поднять самого большого сарлыка1 и унести его на край света.
    Взял стрелу четвёртый сын и говорит:
    - Я могу в один миг забраться на самую высокую скалу. . .
    Взял стрелу пятый сын и говорит:
    - Я могу вытащить перо из хвоста сороки так, что она и не почувствует.
    Пришла очередь шестого сьща. Взял он стрелу и долго любовался ею. Потом
    сказал отцу:
    - Я такой стрелой могу попасть в глаз любому зверю, где бы он ни
    находился. Буду беречь, отец, твою стрелу, не истрачу её попусту.
    Взял стрелу седьмой сын и говорит:
    - Я могу поймать камень, падающий с неба. Взял стрелу восьмой сын и
    говорит:
    - Я могу в один миг построить такой шалаш, в котором поместится даже
    юрта Караты-хана.
    Поднялся самый младший сын, взял стрелу и говорит:
    - Я могу быстрее крота вырыть ход под землёй.
    Выслушал сыновей Адыган и сказал так:
    - Сидьны вы все вместе. Живите дружно, и будет у вас всегда удача. Был
    я у Караты-хана. Пропала у него самая младшая, самая красивая дочь. Тому,
    кто найдёт её, отдаст в жёны. Найдите её, сыны мои. Кто-нибудь из вас
    женится на дочери хана, для всех остальных будет она невесткой. .
    Согласились дети Адыгана искать ханскую дочь и направились вместе с
    отцом к хану. Приветливо 1 Сарлык - як, крупное жвачное животное с длинной
    шерстью и рогами.
    встретил их хан, стал потчевать, как дорогих гостей. Потом старший брат
    пошёл по следам ханской дочери. Следы привели к белому камню и там
    оборвались.
    - Здесь,- сказал он братьям,-девушку подняли в небо.
    Второй брат приложил ладонь к глазам и стал смотреть во все стороны.
    Потом сказал братьям:
    - На юге, на краю неба и земли, вижу утёс у солнца, там гнездо злой
    птицы Хан-Херети. Из гнезда видна голова девушки.
    Тогда взял третий брат всех на руки и понёс к подножию высокого утёса.
    Четвёртый брат забрался на утёс и быстро спустился вниз.
    - Девушка там,- сказал он братьям,- но птенцы Хан-Херети могут
    заклевать нас.
    После этого посадил он на плечи пятого брата и поднялся с ним на утёс.
    Пятый сын Адыгана вынес девушку так незаметно, что птенцы Хан-Херети
    ничего не заметили.
    Вдруг, откуда ни возьмись, появилась сама Хан-
    Херети, схватила она двух братьев и девушку и подняла их высоко в небо.
    Выдернул шестой брат из колчана отцовскую стрелу и подстрелил средний коготь
    Хан-Херети. Закричала от боли хищная птица и выпустила из когтей свою
    добычу. Тут выбежал вперёд седьмой брат и поймал их у самой земли.
    Хан-Херети в ярости бросилась вниз, чтобы заклевать братьев. Тогда
    восьмой брат в один миг построил большой шалаш, и все спрятались в нём, а
    Хан-Херети со злобным криком летала вокруг. Младший брат быстро проложил
    подземный ход и вывел всех далеко от утёса.
    Обрадовался хан, когда увидел свою дочь живой и невредимой, стал
    расспрашивать, кто спас её. Каждый из братьев считал себя спасителем.
    Тогда позвали самого мудрого старика. Он решил так: сыновья Адыгана
    спасли ханскую дочь. Если бы не было хоть одного из них, то девушка погибла
    бы. Но трудился больше всех - копал землю - младший брат. Ему и быть зятем
    хана.
    Мудр был старик, но дочь хана не согласилась с ним.
    - У всех братьев остались стрелы, которые оставил им отец в наследство.
    Только у шестого брата нет больше стрелы, пустил он её в Хан-Херети. За него
    и выйду замуж,- сказала самая младшая и самая красивая дочь хана.
    Женился шестой сын старика Адыгана на дочери хана, а добро и скот
    разделил между братьями.
    Давно умер старый Адыган, а род его живёт дружно. Внуки и правнуки
    Адыгана всегда помогают друг другу в беде.

     

    Хитрый и богатый

    В старые времена на реке Чинге-Кара-Хем жили два человека: Аргалыг и
    Кучулуг. У Аргалыга не было ни добра, ни скота; но был он находчивый, хитрый
    и ловкий.
    А Кучулуг был богатый, да глупый. Однажды голодный Аргалыг отправился в
    гости к богачу. Заходит он и видит: сидит Кучулуг на мягкой кошме, чай пьёт
    со сладким бор-заком, потом обливается да отдувается. Говорит он Аргалыгу:
    - Слышал я, что ты большой хитрец. Попробуй обмани меня. Я тебя за это
    накормлю.
    Согласился Аргалыг:
    - Хорошо, только дай мне коня, я свою хитрость дома забыл.
    1 Борзак - жареные шарики сдобного теста.
    Приказал Кучулуг дать ему коня. Вскочил Аргалыг на него и ускакал. Ждёт
    Кучулуг не дождётся, когда Аргалыг свою хитрость привезёт. Прошло три дня -
    ни слуху ни духу. Не вытерпел Кучулуг, сам отправился к Аргалыгу.
    Зашёл он в юрту, а там сидит Аргалыг - за обе щеки мясо уплетает.
    - Ты чего не едешь? - накинулся на него Кучулуг.
    Засмеялся Аргалыг:
    - Ты же хотел, чтобы я тебя обманул. Я так и сделал. Жеребца твоего уже
    доедаю.
    Сильно рассердился Кучулуг - поджёг его юрту.
    Сгорела юрта у Аргалыга, остался один пепел.
    Собрал Аргалыг пепел в мешок и отправился к Караты-хану.
    Идёт по аалу и мешок к груди прижимает, будто сокровище. Увидели это
    ханские дочери и окружили его - просят показать, что у него в мешке.
    - Не могу этого сделать,- отбивается от них Аргалыг.- У меня там юрта.
    Любопытно узнать ханским дочерям, как это юрта может в мешке
    поместиться.
    Стали они наперебой упрашивать Аргалыга. А он упрямится:
    - Оставите вы меня, бедного, без юрты. Ведь если красавица взглянет на
    неё - юрта сразу в пепел обратится.
    Очень хочется девушкам узнать, кто из них красавица. Пуще прежнего
    стали они умолять:
    - Дай нам посмотреть. Если юрта в пепел обратится, наш отец новую тебе
    поставит.
    Развязал Аргалыг мешок. Кинулись к нему девушки, лбами стукнулись,
    глядь - а там пепел.
    - Значит, мы красавицы! - обрадовались они и упросили хана поставить
    Аргалыгу новую юрту.
    На другой день приехал Кучулуг посмотреть,как горюет Аргалыг. Глядь-а у
    того новая юрта стоит.
    Сильно удивился Кучулуг.
    - Слушай, Аргалыг, я же твою юрту сжёг, откуда у тебя новая
    юрта?-спрашивает он.
    А тот смеётся:
    - Я собрал пепел и понёс Караты-хану. У него скот заболел. Пеплом
    вылечили. Он мне за это юрту поставил. Говорят, у него опять скот болеет.
    Собираюсь новую юрту жечь.
    Ударил коня плёткой Кучулуг и поскакал к себе в аал. Сжёг свою юрту,
    собрал быстро пепел и явился к Караты-хану.
    - Здравствуйте, хан! Слышал я, что скот у вас заболел. Вот вам пепел
    для лечения.
    Разгневался Караты-хан:
    - Ты что, проклятый, захотел погибели моему скоту? - И приказал хан
    избить в наказание глупого Кучулуга.
    Тот еле домой дотащился.
    На другой день прибежал Кучулуг к Аргалыгу, схватил его, связал и
    посадил в мешок, только голова торчит.
    - Ну, теперь ты от меня не уйдёшь, обманщик. Сожгу тебя!
    - Конечно, не уйду, ты меня понесёшь,- говорит Аргалыг.- Только неси
    меня на распутье семи дорог и сожги меня на костре из можжевельника, потому
    что я святой человек.
    Притащил его Кучулуг на распутье семи дорог, подвесил мешок на дерево,
    а сам пошёл в тайгу можжевельник искать.
    Сидит Аргалыг, во все стороны поглядывает - не едет ли кто. Смотрел,
    смотрел и наконец увидел: едет по дороге на вороном коне одноглазый хан в
    чёрном шёлковом халате.
    Закрыл скорей Аргалыг один глаз и уставился в небо. Подъехал хан ближе
    и спрашивает:
    - Ты чего здесь висишь? Кто тебя подвесил? Отвечает Аргалыг:
    - Вот уже седьмой день я здесь. Глаза одного у меня нет. С неба сегодня
    он должен упасть. Вот я и жду.
    - Пусти меня на своё место,- стал умолять его одноглазый хан.
    - Нет, нет,- отвечает хитрый Аргалыг,- мне самому глаз нужен.
    - Слушай, парень. Я хан, а ты простой человек, мне глаз нужнее. Я тебе
    дам за это своего коня и одежду. Только пусти меня на своё место.
    Долго упрашивал хан.
    Наконец Аргалыг согласился. Снял его хан с дерева, отдал ему свою
    одежду, а сам забрался в мешок. Аргалыг подвесил мешок на дерево и ускакал
    на ханском коне.
    Усталый и злой вернулся Кучулуг из тайги.
    - Какой святой нашёлся! Чтоб тебе сгореть, проклятый, на этом
    можжевельнике!-ругался Кучулуг.
    Прислушался он, а из мешка доносится бормотание.
    Засмеялся Кучулуг:
    - Молись не молись - теперь не выкрутишься, всё равно сожгу! - и развёл
    под мешком огонь.
    Испугался хан и закричал:
    - Я хан. Потуши огонь.
    - Молчи, проклятый, всё равно сгоришь! - ответил Кучулуг и уехал.
    На другой день отправился Кучулуг в аал Арга-лыга за его юртой.
    Смотрит, а около коновязи стоит вороной конь в серебряной сбруе.
    "Что это за человек сюда приехал?" - подумал Кучулуг, вошёл в юрту и
    глазам своим не поверил.
    Сидит на ковре Аргалыг в красивой шёлковой одежде. Опомнился Кучулуг и
    спрашивает:
    - Я же тебя сжёг. Откуда ты опять взялся? Отвечает весело Аргалыг:
    - Я был в стране чертей. Там черти добро делили. Мне вот красивую
    одежду да коня со сбруей дали и тебе оставили.
    Стал просить его жадный Кучулуг:
    - Тогда сожги и меня, пожалуйста, скорей, услужи мне.
    Услужил ему Аргалыг и стал себе спокойно жить-поживать.

     

    Боралдай

    Давным-давно, когда озеро Сут-Холь было ещё маленькой лужей, а гора
    Сюмбёр-Ула- маленькой сопкой, жил-был старик Боралдай. Не было у него ни
    скота, ни юрты. Бродил он от аала к аалу. Где голоден был - там и дня не
    задерживался, а где сыт бывал - там девять ночей ночевал.
    Однажды сбился старик с пути и долго блуждал в поисках аала.
    Идёт Боралдай, усталый и голодный, еле ноги волочит. Вдруг видит -
    бежит с гор шумливая речка, а на берегу её много овечьих следов. "Большой
    аал близко",- обрадовался старик. Вскоре он заметил чёрную, словно кочка,
    юрту. Зашёл в неё Боралдай и увидел у огня старуху.
    Налила старуха ему чаю без молока и спросила:
    - Откуда идёшь, куда путь держишь?
    - Иду оттуда, где был. Иду туда, где ещё не был. Скажи, старая, кто
    здесь стоял стойбищем?
    - Здесь было стойбище Караты-хана. За глоток молока и за горсть
    просяной шелухи - хевёка служила я хану. Однажды невесть откуда налетел злой
    дух - одноглазый , Шулбус и стал пожирать скот. Хан испугался и откочевал, а
    меня, старую, бросил.
    - Не боишься, что Шулбус тебя съест?
    - Я его обману. Как заявится он в мою юрту, один глаз закрою. Увидит
    Шулбус, что я тоже одноглазая, и уйдёт прочь,- сказала старуха.
    Попросил Боралдай:
    - Расскажи мне, как найти дорогу к ханскому аалу.
    - Сначала иди в гору. На перевале будет развилка. Так ты иди по правой
    дороге. А по левой дороге смотри не ходи,- сказала старуха.
    Взобрался Боралдай на гору и видит: вправо идёт узкая тропка, а влево -
    широкая дорога.
    "Ошиблась старуха",-подумал Боралдай и пошёл по широкой дороге.
    Долго ли, коротко ли шёл Боралдай, наконец встретились ему большие
    отары чёрных овец. Стал он искать пастуха и вдруг увидел Шулбуса. Остолбенел
    от страха Боралдай, а Шулбус свирепо посмотрел на него одним глазом и
    приказал:
    - Гони-ка, старик, моих овец к большому камню у подножия горы.
    Согнал старик овец к большому камню, величиной с целую корову, и ждёт,
    что дальше будет?
    Откатил Шулбус камень и столкнул Боралдая в яму. Летит старик вниз, а
    за ним следом овца за овцой падают. Упал Боралдай на дно ямы, смот-
    1 Чай без молока - это для тувинцев считалось признаком крайней
    бедности.
    рит: с одной стороны - большой очаг, а с другой - хёне: привязь для
    ягнят и козлят.
    Последним в яму спустился Шулбус и велел Боралдаю привязать овец к
    хёне. Потом Шулбус подал старику большую жаровню.
    Обрадовался старик, думает - прикажет Шулбус барана зажарить. А Шулбус
    говорит:
    - Накали жаровню. Когда она станет красной, как кровь, скажи мне. Я
    изжарю тебя и съем.
    Сказал и лёг к очагу.
    Старик стал жаровню греть, а сам горюет. "Не видать тебе, Боралдай,
    больше света белого, не ходить тебе по горам и степям".
    - Ну, как, раскалил докрасна?-закричал Шулбус.
    - Нет, ещё рановато,- отвечает старик. Через некоторое время опять
    Шулбус кричит,да громче прежнего:
    - Готова жаровня, старик?
    - Нет, ранозато,- твердит своё Боралдай, трясясь от страха.
    Поднялся Шулбус и увидел, что жаровня, как кровь, красная. Хотел Шулбус
    схватить старика, но тот метнул в него жаровней и выжег ему единственный
    глаз. Закричал Шулбус диким голосом и стал старика ловить, но никак поймать
    не может.
    Догадался тогда Шулбус, что Боралдай среди овец спрятался, и стал он их
    из ямы одну за другой выкидывать. Всё меньше остаётся овец. Не знает
    Боралдай, как ему спастись. Видит - последний баран остался. Бросился старик
    к нему под ноги и крепко уцепился за шерсть. Шулбус и выбросил его вместе с
    бараном наверх.
    Так очутился Боралдай на свободе. Собрал он всех овец и погнал к
    хозяйке бедной юрты.
    Остался Боралдай у старухи, и стали они жить без нужды и горя. А слепой
    Шулбус до сих пор бродит по свету, ищет Боралдая, да найти не может.,

     

    Мальчик с пальчик

    Жил-был бедный старик Кара-Сал. У него был маленький сын, ростом с
    пальчик,- Эргектёй-оол. Недалеко от них жил жадный Караты-хан.
    Однажды, когда в юрте не осталось ни горсти тары1, ни чашки молока,
    старик Кара-Сал сильно запечалился. Тогда Эргектей-оол решил сам раздобыть
    что-нибудь. Ночью он потихоньку увёл из стада Караты-хана самого жирного
    быка.
    Проснулся утром Караты-хан - нет быка. Осмотрел хан следы вокруг загона
    и отправился со слугой к чёрной юрте Кара-Сала.
    Приходит в юрту старика и давай грозить: - Проклятый вор, ты мне
    поплатишься своей шкурой за моего быка.
    1 Тара - жареное просо.
    - Помилуй, Караты-хан, я не крал ничего, - отвечает старик.
    Бросился хан с кулаками на старика. Закричал тогда Эргектей-оол:
    - Не трогай отца. Это я увёл быка. С меня и спрашивайте.
    Хан не поверил мальчику:
    - Как могла такая кроха увести моего быка? Эргектей-оол клянётся:
    - Нет, правда, это я увёл.
    Усмехнулся хан, подумал немного и говорит:
    - Ну, если так - докажи мне, что ты на самом деле такой ловкий.
    Выкрадешь сегодня ночью у меня жемчужину - поверю и прощу. Не сумеешь -
    голову отцу твоему снесу.
    Вернулся Караты-хан в свой аал и начал готовиться. В три кольца
    окружило войско аал хана. Около привязи хан поставил двух злых верблюдов. У
    входа в юрту посадил двух злых собак. В юрте двое лам сели по одну сторону,
    два шамана - по другую. На юрту забрались два человека с ковшами масла,
    чтобы подливать его в огонь. Сам хан лёг посередине юрты и думает: "Охрана у
    меня надёжная. Поймает воришку". Вскоре он захрапел на весь аал. Услышали
    ламы этот храп, и одолела их зевота - спать хочется. "Сосну-ка я немного,
    ведь у меня есть напарник",- подумал каждый из них, и заснули все.
    Эргектей-оол только того и ждал. Тихо подкрался он к уснувшим воинам и
    попарно связал их всех за косы. Бросил верблюдам по комку их любимого
    лакомства - солонца, они и пропустили его. Кинул он двум собакам по куску
    мяса,- и они его не тронули. Вошёл в юрту и накрыл лам тёплой овечьей
    шкурой, а в ноги шаманам положил ягнён- 1 Раньше мужчины-тувинцы спереди на
    голове волосы сбривали, а сзади заплетали косичку.
    ка, чтобы крепче спалось им в тепле. Потихоньку забрался Эргектей-оол
    на юрту, выплеснул масло из ковшей и налил туда воды.
    Потом подкрался Эргектей-оол к хану и стал искать жемчужину. Никак
    найти не может. Вдруг он заметил, что хан дышит одной ноздрёй. "Вот она где,
    жемчужина!" - догадался мальчик. Взял он соломинку и принялся щекотать у
    хана в носу. Караты-хан чихнул, и из носа на ладонь мальчика выкатилась
    жемчужина. Эргектей-оол схватил её и выбежал из юрты.
    Посмеиваясь, оседлал он лучшего ханского скакуна и громко закричал:
    - Пожар! Пожар!
    Все сразу проснулись. В темноте поднялся крик и шум, а Эргектея уже и
    след простыл. Хан вскочил и завопил:
    - Стража, держи Эргектей-оол а!
    А воины подняться не могут - косы у рсех связаны. И ну ругать друг
    друга:
    - Ты меня привязал!
    - Нет, ты меня! Началась драка.
    А в юрте ламы шкуру друг у друга отнимают.
    - Это моя шкура! - кричит один.
    - Нет, моя! - кричит другой. Шаманы бубнами друг друга по голове бьют-
    Это мой ягнёнок!
    - Нет, мой!
    В темноте по ошибке и хану досталось. "Что такое творится?" - напугался
    он и приказал:
    - Эй, наверху! Быстро масла в огонь!
    Стали сверху наливать, а вода и совсем затушила огонь. Еле утра
    дождались.
    А у старого Кара-Сала ярко пылал очаг в юрте, и мальчик играл
    жемчужиной, перекатывая её из ладони в ладонь.

     

    Оскюс-оол и Золотая Царевна

    Давным-давно был на свете удалой молодец, по имени Оскюс-оол. Жил он со
    своим старым-престарым отцом в ветхом чуме, и было у них всего-навсего семь
    коз.
    Оскюс-оол пас коз и ухаживал за отцом - готовил ему еду, кипятил чай.
    Однажды старику стало совсем плохо. Загоревал Оскюс-оол:
    - Не было меня -ты породил меня. Родился я - ты вырастил меня. Что
    случилось с тобой, чем помочь тебе?
    Погладил старик сына по голове и сказал тихим голосом:
    - Ничем нельзя помочь мне, сын мой. Я пришёл на край жизни. Хорошо бы
    напоследок отведать наваристого супа, полежать на мягкой шкуре. Дажаль,
    скота у нас мало - козы тебе самому нужны будут.
    - Зачем мне скот, отец, если тебя не будет? - сказал Оскюс-оол и
    заколол козу. Шкуру козы отцу постелил, а из мяса суп сварил.
    Каждый день он варил суп, кипятил чай, а отец плёл из козьей шерсти
    мешок - таар.
    Когда была съедена последняя коза, старик кончил плести таар и позвал
    сына.
    - Настал, сынок, мой последний день. Нечего мне оставить тебе, кроме
    вот этого мешка. Сердце у тебя доброе - не пропадёшь. Похорони меня у склона
    Арзайты-горы, где лежит белый .камень, а сам иди на север, к Золотому озеру,
    и живи там.
    К утру старик умер.
    Заплакал-загоревал Оскюс-оол, но делать нечего, надо выполнять наказ
    отца. Нашёл у склона Арзайты-горы белый камень, похоронил там отца и
    отправился прямо на север.
    Много дней и ночей шёл Оскюс-оол по глухой тайге, а Золотого озера всё
    не было видно. На одном из перевалов встретил он белобородого старика на
    белом коне с белым вьюком.
    - Как твоё имя-прозвище? Откуда идёшь, куда путь держишь, парень? -
    спросил старик.
    - Зовут меня Оскюс-оол. Иду с южной стороны к Золотому озеру. Далеко ли
    мне идти ещё, дедушка?
    - Никогда не добраться тебе, парень, до Золотого озера!-сказал
    насмешливо белый всадник и ускакал прочь.
    "Борода белая, конь и вьюк белые, а душа у старика, видно, чёрная",-
    подумал Оскюс-оол и пошёл дальше.
    На перевале другой горы встретил он чернобородого старика на чёрном
    коне с чёрным вьюком.
    - Как твоё имя-прозвище? Откуда идёшь, куда путь держишь, парень? -
    спросил старик.
    - Зовут меня Оскюс-оол. Иду с южной стороны к Золотому озеру. Далеко ли
    мне идти ещё, дедушка?
    - Спустишься с горы и увидишь ^а реке Чингё-Кара-Хем аал Бай-хана. От
    него до Золотого озера три дневных перехода. Доброго пути тебе, сынок! -
    ласково сказал старик и отправился дальше.
    "Борода чёрная, конь и вьюк чёрные, а душа у старика,, видно,
    светлая",- подумал Оскюс-оол и пошёл дальше.
    У реки Чинге-Кара-Хем увидел он большой аал и вокруг такое множество
    скота, словно травы в степи.
    "Видно, очень богат этот Бай-хан",- подумал парень и зашёл в чёрную
    юрту.
    - Откуда идёшь, куда путь держишь, сынок? - спросил его старик - хозяин
    юрты.
    - Иду с юга к Золотому озеру.
    - Оставайся у нас, отдохни,- сказал старик,- завтра будут большие
    состязания. У хана есть дочь,и к ней съехалось много богатых женихов. Кто
    быстрее всех принесёт воды из-за чёрной горы, Кара-Дага, тому хан свою дочь
    отдаст.
    Хоть и не собирался Оскюс-оол жениться, но решил испытать свои силы.
    Попросил он утром у старика ведро и пошёл к ханской юрте. Здесь уже
    собралось тридцать женихов с вёдрами, все здоровые, сильные, друг на друга
    зло поглядывают, начала ждут.
    Увидели они, что парень-бедняк хочет состязаться с ними, и стали
    насмехаться над Оскюс-оолом.
    Но тут вышел хан, взмахнул шёлковым платком, и все побежали к чёрной
    горе. Не успели женихи за гору перевалить, а Оскюс-оол, с малых лет
    привыкший бегать по горам за козами, уже обратно спешит.
    Отдал Оскюс-оол хану ведро с водой и говорит:
    - Мне пора в путь. Не нужна мне твоя дочь, не могу я здесь оставаться -
    отец велел идти к Золотому озеру.
    И Оскюс-оол отправился дальше.
    Дважды всходило и заходило солнце, а Оскюс-оол всё шёл на север. А
    когда поднялось солнце в третий раз, подошёл он к Золотому озеру и видит: по
    всему берегу лежит сушёная рыба.
    "Прав был отец: здесь я всегда буду сыт",- подумал парень и остался тут
    жить.
    Однажды на берегу Оскюс-оол увидел двух рыбаков, которые выловили
    золотую рыбку и хотели её в котёл бросить. Жалко стало Оскюс-оолу рыбку, и
    он попросил:
    - Отдайте её мне.
    - А ты что нам дашь взамен? - спросили рыбаки.
    - У меня ничего нет, кроме этого мешка - подарка отца. Хотите - берите,
    только рыбку не губите.
    Видят рыбаки - хороший мешок у Оскюс-оола, и согласились.
    Вырыл Оскюс-оол около берега ямку, наполнил её озёрной водой и пустил
    туда золотую рыбку. Ярче солнечных лучей засияла, заискрилась в воде золотая
    рыбка. Целый день любовался ею Оскюс-оол, даже во сне она, лучезарная,
    снилась ему.
    Наутро он увидел, что в ямке появилось ещё много другой рыбы.
    Обрадовался Оскюс-оол такому богатству. Часть рыбы он съел, часть посушил.
    Каждое утро ямка с золотой рыбкой наполнялась рыбой.
    Как-то пришёл Оскюс-оол за рыбой, а в ямке пусто.
    Загоревал Оскюс-оол, запечалился. Идёт он вдоль берега с поникшей
    головой и думает о золотой рыбке. Вдруг видит - забурлило озеро и выскочил
    на берег на огненно-красном коне краснолицый старик в собольей шапке.
    Подскакал он к Оскюс-оолу и говорит приветливо:
    - Оскюс-оол, хозяин Золотого озера Далай-хан зовёт тебя к себе.
    "Зачем я ему понадобился?" - удивился Оскюс-оол, но ослушаться не
    посмел. Сел позади всадника на коня. Они поскакали так быстро, что
    зазвенело-засвистело в ушах, и в один миг оказались они на дне озера.
    - Я хочу тебе помочь советом, Оскюс-оол,- сказал ему краснолицый
    старик.- Смело иди во дворец Далай-хана. Ты ведь спас жизнь его дочери. Не
    бери у хана ни скота, ни добра. У ног хана увидишь маленькую рыжую собачку.
    Вот её и проси.
    Пошёл Оскюс-оол по дороге, усыпанной золотым песком, и вскоре увидел
    юрту из белой парчи, да такую большую, что на девяти конях вокруг не об- 1
    Далай-хан- морской царь. В тувинских сказках он добрый, в отличие от злых
    земных ханов.
    скачешь. Около юрты паслось множество скота.
    Навстречу Оскюс-оолу выбежали ханские слуги и с почётом повели его в
    юрту. Там его уже ждал Далай-хан - старик с длинной чёрной бородой, в халате
    из зелёного тонкого шёлка.
    Усадил он Оскюс-оола на белый девятислойный олбук и стал угощать
    крепким чаем, сладостями и лепёшками. А потом приказал слугам:
    - За то, что спас мою дочь, дайте Оскюс-оолу добра из моего добра,
    скота из моего скота!
    - Не надо мне добра из твоего добра - негде мне его хранить. Не надо
    мне скота из твоего скота - негде мне пасти его. Подари мне лучше собачку,
    что у твоих ног лежит,- сказал Оскюс-оол.
    Взглянул Далай-хан на собачку- заплакал, посмотрел на Оскюс-оола -
    засмеялся. Потом привязал собачку волосяной верёвкой, обнял Оскюс-оола, дал
    ему поводок в руки и велел краснолицему старику отвезти гостя на берег
    Золотого озера.
    "Зачем я взял собачку? Какая от неё польза? Зря послушался я
    краснолицего старика",- подумал Оскюс-оол и отпустил собачку.
    А собачка тотчас побежала в лес и вскоре вернулась обратно с зайцем в
    зубах.
    "Умная собачка",- подумал Оскюс-оол, вдоволь наевшись жареной
    зайчатины.
    Так каждый день собачка приносила ему то зайцев, то водяную дичь.
    Однажды утром проснулся Оскюс-оол, смотрит- нет собачки. Опечалился он
    и отправился на поиски.
    Следы привели к большой юрте. Робко вошёл Оскюс-оол в юрту и замер от
    удивления.
    Видит - сидит на дорогом ковр^, Золотая царевна, а вокруг неё сияние,
    как от луны и солнца.
    Олбук - подстилка из войлока.
    Чёрные косы царевны такие толстые, что руками не обхватишь, такие
    длинные, что не измеришь. А рядом лежит шкура рыжей собачки.
    Нежно и звонко рассмеялась Золотая царевна при виде удивлённого
    Оскюс-оола:
    - Не удивляйся, Оскюс-оол. Я единственная дочь Далай-хана. Ты спас мою
    жизнь, ты и будешь хозяином моей юрты. Садись, а я пойду за водой.
    Взяла царевна серебряные вёдра и пошла к озеру.
    Налил Оскюс-оол себе чаю из серебряного чайника, взял лепёшку.
    Ест-пьёт, а сам всё думает, как бы так сделать, чтобы не обернулась больше
    Золотая царевна рыжей собачкой, чтобы он всегда мог её красотой любоваться.
    Решил Оскюс-оол сжечь шкуру. Взял он её и бросил в огонь.
    Вернулась Золотая царевна с водой, догадалась -обо всём и сказала:
    - Напрасно ты сжёг шкуру рыжей собачки, Оскюс-оол. В ней я скрывалась
    от недобрых глаз. А теперь нас могут разлучить злые люди.
    - Не бойся, Золотая царевна, злых людей, когда я с тобой,- ответил
    Оскюс-оол.
    И стали они счастливо жить-поживать.
    Шло время, но Оскюс-оол помнил слова Золотой царевны.
    И вот однажды охотился злой Караты-хан со своими слугами в чёрной
    тайге.
    - День прошёл, ни одного зверя не убил!-дился Караты-хан.- Убил только
    кедровку, верно, Оскюс-оол спугнул всех зверей.
    Позвал Караты-хан двух слуг и приказал:
    - Эй, слуги! Идите к Оскюс-оолу и зажарьте на его очаге кедровку, да
    посмотрите, как он живёт.
    Оскюс-оол в это время ловил рыбу в Золотом1 Кедровка - птица отряда
    воробьиных, имеет тёмно-бурое оперение с белыми пестринами, питается
    кедровыми орехами.
    озере. Пришли слуги Караты-хана к нему в юрту, увидели Золотую царевну,
    остолбенели от её красоты: слова вымолвить не могут. Спрашивает их Золотая
    царевна:
    - Что вы за люди? Зачем пришли? Почему молчите?
    - Мы люди Караты-хана. Послал он нас в вашу юрту зажарить кедровку,-
    отвечают слуги.
    - Ну что ж, делайте тогда своё дело,- сказала царевна и помешала угли в
    очаге.
    Положили слуги кедровку в огонь да и забыли про неё: глаз с Золотой
    царевны не сводят. Сгорела кедровка, а слуги до захода солнца любовались
    царевной. Смотрят - наглядеться не могут.
    - Пасмурное небо проясняется, гость домой возвращается, - сказала
    царевна.
    - Забыли мы о приказании хана, глядя на вас,- отвечали слуги. - Убьёт
    он нас за это.
    И стали слуги просить Золотую царевну помочь им в беде. Сжалилась над
    ними царевна, состряпала из муки и мяса кедровку.
    - Отнесите вашему хану, но обо мне ничего не рассказывайте. Если
    проговоритесь, станете могильными камнями.
    Вернулись слуги и с поклоном подали хану кедровку. Взглянул хан на неё
    и закричал:
    - Худое это мясо и зажарено плохо! Ешьте сами.
    Стали слуги есть да нахваливать кедровку. Глядя, как они едят, потекли
    и у хана слюнки.
    - Говорят, охотник не должен отказываться от любой добычи,- сказал хан
    и отобрал кедровку.
    Попробовал и чуть палец свой не откусил - таким вкусным показалось ему
    мясо. Ест хан кедровку и грозно спрашивает слуг: .
    - Что видели в юрте Оскюс-оола? Как он живёт?
    От испуга забыли слуги наказ Золотой царевны,
    начали наперебой рассказывать о её красоте. И тотчас превратились в
    могильные камни.
    Хан стал думать, как бы отобрать у Оскюс-оола жену-красавицу.
    "Зачем бедняку красивая жена?-думал злой хан.- Ей место в моей юрте",-
    и решил наутро поехать к Оскюс-оолу, посмотреть своими глазами на Золотую
    царевну.
    А Оскюс-оол в это время вернулся домой довольный, с богатым уловом. Всё
    рассказала ему царевна про слуг хана. Пожалел тогда Оскюс-оол, что сжёг
    рыжую шкуру, и, опечаленный, лёг спать.
    Утром, когда он опять ушёл к Золотому озеру, к его юрте подскакал
    Караты-хан. Вошёл он в юрту, увидел Золотую царевну, а вокруг неё свет, как
    от луны и солнца. И забыл хан, что нужно поздороваться.
    Долго простоял он, так долго, что можно было успеть выпить семь заварок
    чая. Ноги у него затекли. Наконец он открыл рот и поздоровался.
    - Какой странный хан! - сказала насмешливо Золотая царевна.- Приходит
    утром, а здоровается вечером.
    Стыдно стало хану, выбежал он из юрты и помчался в свой аал. Потерял
    хан покой, есть-пить не может.
    Однажды утром, едва занялась заря и верхушки гор стали золотиться от
    солнца, послал хан гонцов за Оскюс-оолом.
    Привезли гонцы Оскюс-оола. Говорит ему хан:
    - Хочу оказать тебе милость. Три дня и три ночи будешь жить в моей
    юрте, а я - в твоей.
    Что делать? Ханскому слову не будешь перечить. Остался Оскюс-оол в юрте
    Караты-хана, стали ему прислуживать ханские слуги - еду подносить, араку
    наливать. От всего отказался Оскюс-оол, 1 Арака - напиток из кислого
    молока - хойтпака.
    думал он только о своей Золотой царевне. Даже ночью она ему снилась.
    А Караты-хан в это время сидел в юрте Оскюс-оола и глаз не сводил с
    царевны. Не заметил, как день прошёл. Говорит Золотая царевна:
    - Оскюс-оол никогда не забывал закрывать дымоход на ночь.
    Выскочил хан из юрты, закрыл дымоход, а сойти с места не может. Это его
    царевна заколдовала. Так и простоял он всю ночь возле юрты.
    Только утром хан смог вернуться в юрту, а Золотая царевна уже чай
    разливает и спрашивает:
    - Где вы ночевали, хан?
    - Юрту караулил, вас от злых людей оберегал,- солгал хан.
    Опять весь день просидел хан в юрте, любуясь Золотой царевной. Вечером
    попросила его царевна прикрыть дверь юрты.
    Схватился хан за дверь, а царевна тут его и заворожила. Всю ночь
    простоял он у двери.
    Только утром смог отойти хан от двери. А Золотая царевна уже чай
    разливает и спрашивает:
    - Почему вы спать не ложились?
    - Всю ночь злые люди в юрту стучались, а я дверь держал,- опять солгал
    хан.
    Вечером третьего дня говорит хану Золотая царевна:
    - Покурите, хан, и ложитесь спать. Вы две ночи не спали.
    Достал хан трубку и стал прикуривать от голо-вешки, а царевна тут его и
    заворожила. Всю ночь просидел хан у очага. Только утром он раскурил свою
    трубку.
    А Золотая царевна уже чай разливает и спрашивает.
    - Почему вы всю ночь трубку курили?
    - Я за очагом смотрел, чтобы в юрте тепло
    было,- солгал хан и опять весь день глаз не сводил с Золотой царевны.
    - Три дня прошло. Сейчас Оскюс-оол придёт. Расскажу ему о вашей заботе,
    хан,- говорит царевна, а сама смеётся.
    Посрамлённый хан вскочил на коня и пустился во весь дух в свой аал.
    Вошёл в юрту и закричал на Оскюс-оола:
    - Пошёл вон, несчастный! Завтра на тебя пойду войной!
    Вернулся опечаленный Оскюс-оол домой. Рассказала Золотая царевна, как
    она хана проучила. Рассмеялся Оскюс-оол, а потом вспомнил про угрозу хана и
    загрустил опять.
    - Что случилось, Оскюс-оол? - спросила его царевна.
    - Завтра Караты-хан на меня войной пойдёт.
    - Спеши к Золотому озеру и попроси у Далай-хана помощи!-воскликнула
    Золотая царевна.
    Поскакал Оскюс-оол к Золотому озеру и стал просить помощи.
    Услышал его просьбу Далай-хан. Выскочил из озера на чёрном коне слуга
    хана и подал Оскюс-' оолу железный ларчик.
    Удивился Оскюс-оол: "Какая польза от этого маленького ларчика, если
    Караты-хан на меня войной идёт?"-но всё же повёз ларчик Золотой царевне.
    Рано утром, когда занялась заря и верхушки гор стали золотиться на
    солнце, услышал он шум и вышел из юрты. Видит - войско Караты-хана пришло и
    кольцом окружает его аал. Сказал он об этом Золотой царевне, а та
    успокаивает: .- Не бойся. Садись чай пить.
    Вскоре слышит Оскюс-оол - шум стал ещё сильнее. Выбежал опять из юрты и
    увидел: войско Караты-хана в два кольца окружило его аал.
    Громко сказал он об этом Золотой царевне, а та успокаивает:
    - Не бойся. Пей чай.
    Не успел Оскюс-оол одну чашку выпить - раз-дался шум сильнее прежнего.
    Как стрела, вылетел Оскюс-оол из юрты и видит: войско Караты-хана в три
    кольца окружило его аал. Закричал тогда Оскюс-оол:
    - Золотая царевна! В три кольца окружило нас войско Караты-хана!
    - Вот теперь время,- сказала Золотая царевна и открыла железный ларчик.
    Оттуда стали выскакивать железные воины с красными и чёрными палицами.
    - Разгоните войско Караты-хана и вернитесь опять в ларчик!-приказала
    Золотая царевна железным воинам.
    Успокоился Оскюс-оол при виде железного войска и пошёл в юрту чай
    допивать.
    Железные воины быстро разогнали войско Караты-хана.
    Долго и счастливо жил Оскюс-оол со своей Золотой царевной. И скота у
    них становилось всё больше и больше.

     

    Каша в кувшине

    Поздним зимним вечером шёл бродячий лама. За плечами у него был старый
    мешок с молитвенными книгами. Лама посматривал на юрты, над которыми вились
    дымки от очага, и принюхивался, откуда пахнет вкуснее.
    Вдруг запахло пшённой кашей, и лама свернул к ближней юрте.
    Собака с громким лаем бросилась на ламу и сбила его с ног.
    Лама упал в снег и закричал: - Люди добрые, помогите! Спаси-и-ите-е...
    Отбиваясь от собаки ногами, он всё глубже И глубже зарывался в рыхлый снег.
    Собака хватала его за ноги и лаяла ещё громче.
    Из юрты выбежала хозяйка, отогнала собаку, помогла подняться толстому,
    неуклюжему ламе, от-
    ряхнула от снега его жёлтый халат. Зашёл лама в юрту и жадными глазами
    уставился на котёл, в котором варилась густая пшённая каша.
    Лама сел поближе и стал чётки свои перебирать. Хозяйка хлопотала у
    огня. Помешала она кашу деревянной поварёшкой, посолила круто и вышла.
    Прибежала в юрту девочка с чашкой соли, всыпала соль в котёл с кашей,
    лукаво усмехнулась и выбежала.
    Немного погодя вошёл хозяин, всыпал чашку соли в кашу и тоже за дверь.
    Злится голодный лама: "Как есть человеку такую солёную кашу? Пусть
    дадут своей корове, это ей полезно есть солёное".
    Когда все собрались, хозяйка взяла чашки и наполнила их кашей. Лама
    нахмурился и говорит:
    - Мне чуть-чуть положите, я сыт.
    Хозяйка подала ему маленькую чашку с кашей. Попробовал лама и чуть свой
    палец не откусил - каша-то была с сахаром! Голодный лама не заметил, как
    проглотил её. Все наелись, один он не
    наелся. Хозяйка собрала остатки горячей вкусной каши, переложила из
    котла в кувшин и поставила на полку.
    Скоро в юрте все заснули. Не спит только голодный лама, вспотел даже от
    волнения. Тихо поднялся, схватил кувшин с кашей. Кувшин был ещё горячий, и
    лама обрадовался. Он сунул руку в кувшин, набрал пригоршню каши, потянул
    обратно, а ручища застряла - ни назад, ни вперёд. Зажал он кувшин между
    коленями, и так и сяк-вытащить руку не может. А горячая каша жжёт больно, до
    костей доходит.
    Выскочил лама из юрты и обеими руками хлоп кувшином по какому-то
    чёрному камню. Камень как подскочит, как залает, завизжит! А кувшин цел
    остался.
    Побежал лама дальше, видит: лежит на пути большая тёмная горка. Хлоп
    кувшином по горке - а то оказался верблюд, тот как заревёт и плюнул на
    обидчика! А кувшин опять цел остался.
    Лама испугался и бросился прочь от верблюда. Добежал до овечьего загона
    и хотел здесь разбить кувшин с кашей. Ударил по столбу, проснулись пастухи:
    - Вор! Держи его!-и кинулись к нему.
    Пустился лама от них без оглядки, задохнулся от быстрого бега и упал
    замертво.

     

    Эр-Сарыг

    Давным-давно, когда озеро Сут-Холь было ещё маленькой лужей, в бедном
    чуме жила старуха с сыном Эр-Сарыгом, у которого был конь Эгё-Шырбан.
    Эр-Сарыг охотился на диких зверей в тайге, возвращался всегда с добычей.
    Однажды, когда сын отдыхал после охоты, мать сказала:
    - Прошу тебя, сынок, не езди в сторону захо"-дящего солнца. Туда уехал
    твой отец да так и не вернулся.
    Задумался Эр-Сарыг и решил узнать эту тайну. Сходил он на охоту,
    заготовил матери побольше мяса и, ничего не сказав, уехал в сторону
    заходящего солнца.
    Выехал он на вершину горы и увидел вокруг прекрасную зелёную тайгу, а
    на далёкой вершине -
    огромное чудовище. Наточил Эр-Сарыг железный наконечник своей чёрной
    стрелы, взял в руки чёрный лук и натягивал его с раннего утра до позднего
    вечера, потом пустил свою чёрную стрелу прямо в сердце огромного чудовища.
    Заметалось оно, заревело страшным голосом, от его крика загорелась тайга,
    стали падать деревья и разрушаться скалы - и замертво рухнуло, пронзённое
    стрелой.
    Вернувшись к матери, Эр-Сарыг рассказал о своей победе. Обрадовалась
    старуха, что у неё такой удалой сын вырос, запечалилась, что отец не увидел
    сына-богатыря.
    Однажды, когда Эр-Сарыг был на охоте, мать услышала, как три диких
    гуся, пролетая, спросили:
    - Дома ли Эр-Сарыг, на привязи ли его конь Эге-Шырбан?
    Мать от удивления нос себе поцарапала ножом. Увидел сын свою мать и
    спросил:
    - Почему у тебя на носу царапина? Мать ответила:
    - Удивилась очень, сынок: вон с того озера три диких гуся о тебе
    спрашивали.
    Когда Эр-Сарыг отдыхал после охоты в чуме, опять пролетали три диких
    гуся и кричали:
    - Дома ли Эр-Сарыг, на привязи ли его конь Эге-Шырбан?
    Рассердился богатырь, натянул тетиву и поранил лапку одному гусю.
    Однако задумался, сходил на охоту, заготовил матери мяса впрок и уехал
    хорошим солнечным днём. В пути ему встретился седой старик, пастух
    верблюдов. Эр-Сарыг поздоровался и спросил, чьё это богатство и можно ли
    съесть одного верблюда.
    Старик ответил:
    - Если хан об этом узнает, мне будет плохо.
    Но всё же разрешил поймать драчливого верблюда. Эр-Сарыг вскочил на
    Эге-Шырбана, налетел, как ветер, с арканом на драчливого верблюда
    и зарезал его. Поел, отдохнул и двинулся дальше в путь.
    В пути ему встретился седой пастух, который пас телят. Эр-Сарыг
    поздоровался, и старик попросил его угнать телят к ханскому аалу. Подогнал
    он телят к мосту через реку, а те разбежа-. лись в разные стороны. Слез
    Эр-Сарыг с коня и стал ловить и перетаскивать их по одному, а они опять
    разбегаются. Сел Эр-Сарыг и не знает, что и придумать.
    В это время вышла ханша из юрты и говорит:
    - Неужели трудно сказать: "Ханский скот, переходи реку вброд".
    Повторил эти слова Эр-Сарыг, и телята дружно побежали.
    Молодец загнал телят и зашёл в юрту, где хан сидел.Хан был
    безобразный - верхние веки свисали до самого носа. Приподняв пальцем веко,
    хан посмотрел на него и велел слуге подать сыворотку. Только молодец выпил
    из деревянной чашки до дна, как зашла ханша и принялась кричать, что не
    подоены до сих пор коровы.
    Вышел Эр-Сарыг и начал доить. Коровы мычат, а молока не дают.
    Недовольна ханша, что пастух долго доит коров:
    - Неужели отсохнет язык сказать: "Лейся, лейся, богатство хана".
    Повторил эти слова Эр-Сарыг, и молоко потекло- успевай только вёдра
    подставлять. Зашёл Эр-Сарыг в юрту, устроился спать в ногах хана.
    Закричал хан:
    - Почему не лижешь мои пятки -я не могу уснуть?!
    Выбежал Эр-Сарыг во двор, увидел тушу коровы, взял язык и стал тереть
    им ханские пятки. Завопил хан:
    - Уе! Почему у тебя такой жёсткий язык, проклятый?
    Эр-Сарыг отвечает:
    - Ты думаешь, хан, от сыворотки язык будет мягкий?
    Хан приказал напоить его сливками. Выбежал Эр-Сарыг во двор, увидел
    дохлую собаку, схватил узкий длинный язык и стал тереть ханские пятки.
    Понравилось это хану, и он уснул.
    Остался Эр-Сарыг жить в ханском аале. Понравилась ему младшая дочь
    хана, и он ей понравился, решили пожениться. Рассердился хан, да делать
    нечего, поселил их в плохоньком чуме.
    Однажды созвал хан семерых зятьёв и говорит:
    - Отправляйтесь в тайгу за кобылицей и спасите жеребёнка. Эта кобылица
    через три года приносит жеребёнка, но его уносит куда-то огромная птица
    Хан-Херети.
    Зятья тотчас оседлали коней и ускакали. Эр-Сарыг тайком отправился
    следом. Приехал в тайгу, смотрит - зятья спят беспробудным сном, а рядом
    пасётся кобылица. Спрятался Эр-Сарыг. Только родился жеребёнок, как
    прилетела огромная птица Хан-Херети, схватила свою добычу и унесла. Эр-Сарыг
    пустил ей вдогонку стрелу, но не попал, только уронила птица светящееся
    перо. Вернулся в аал и подарил это перо младшей ханской дочери-своей жене.
    Увидели старшие сестры и донесли хану.
    Хан снова позвал семерых зятьёв к себе и говорит:
    - Привезите мне птицу Хан-Херети.
    Старшие зятья тотчас же оседлали коней и поскакали, а Эр-Сарыг тайком
    на своём Эге-Шырбане отправился в путь.
    Долго он ехал. Если иней скрипел под копытами- зиму узнавал, если роса
    мочила ноги - лето узнавал.
    Наконец приехал в нижний мир. На острове
    посреди большого озера росли три тополя, а на них - гнёзда с птенцами.
    Эр-Сарыг лёг под деревом и уснул. В это время из озера вылез мангыс-
    злое чудовище. Закричали птенцы? и проснулся молодец. Увидел его мангыс и
    обрадовался:
    - Иди ко мне, я тебя съем.
    Эр-Сарыг смело подошёл к нему, залез в пасть и встал поперёк горла, да
    так, что мангыс взмолился:
    - Не мучь меня, человек.
    Эр-Сарыг взмахнул своим острым ножом и выскочил на свет, а мангыс тут
    же сдох.
    Потемнело небо, полил дождь, услышали птенцы голос матери: "Живы ли вы,
    мои милые?" Увидев их живыми-невредимыми, обрадовалась:
    - Кто убил моего врага мангыса - выходи! Эр-Сарыг вышел из укрытия и
    сказал:
    - Это я, Эр-Сарыг. Я пришёл к тебе за жеребятами пегой кобылицы. Хан
    меня послал.
    Сказала птица Хан-Херети:
    - Да, эти жеребята у меня, я отдам тебе их и провожу тебя. Приготовь на
    дорогу мешок еды.
    Эр-Сарыг так и сделал. Когда летели, он бросал птице в рот кусок за
    куском.
    Наконец добрались до владений хана. Сказала Хан-Херети:
    - Открой мои ноздри.
    Эр-Сарыг так и сделал. Выбежали оттуда девять прекрасных коней, и
    поехал молодец с ними дальше.
    На обратном пути он повстречал старших зятьёв. Они уже съели своих
    лошадей от голода. Обрадовались встрече, предложили сесть на почётный белый
    ковёр. Только сел Эр-Сарыг - и провалился в глубокую яму, которую
    приготовили ему зятья. А они девять прекрасных коней Эр-Сарыга и пригнали к
    хану. Устроил хан пир, не мог нахвалиться зятьями, какие они добрые молодцы.
    И дочери хана
    гордились своими мужьями и смеялись над младшей сестрой, женой простого
    пастуха. Наутро прибежал конь Эге-Шырбан и говорит:
    - Зятья бросили моего хозяина в глубокую яму.
    Схватила жена Эр-Сарыга шестидесятиметровый аркан и уехала. Смотрит, и
    правда, сидит Эр-Сарыг на дне глубокой ямы. Бросила ему жена аркан, вытащила
    Эр-Сарыга, и поехали они в ханский аал вдвоём на одном коне.
    - Это я, хан, пригнал твоих жеребят, которые стали прекрасными
    конями, - сказал Эр-Сарыг и поведал о том, где был и что видел, пока нашёл
    коней. Хан не поверил ему - приказал собрать весь народ.
    - Узнаем сейчас, кто действительно заслуживает награды. Пущенная стрела
    убережёт победителя и накажет обманщика. Стреляйте вверх! - приказал хан.
    Пустили вверх стрелы семь зятьев и упали, пронзённые насмерть.
    Последним пустил вверх свою стрелу Эр-Сарыг, и стрела воткнулась в землю
    прямо перед ним.
    Хан выделил Эр-Сарыгу половину своего скота, половину своего добра.
    Добрый молодец с красавицей-женой и с богатством вернулся в свой край,
    к своей матери. Долго и счастливо жили они на земле.

     

    Хеверик

    В стародавние времена жил-был бедный старик. Было у него три сына.
    Когда настало время старику умирать, позвал он сыновей и говорит:
    - Пришёл мой последний день. Как умру, вы три ночи поочерёдно побудьте
    со мной напоследок, а потом схороните на перевале Арзайты-горы.
    Старшие сыновья принялись уверять старика, что они исполнят его волю.
    Младший сын ничего не сказал, только молча смахнул рукавом халата слезу.
    Жалко ему стало старого отца.
    На другой день старик умер. Отнесли его братья на перевал. Приходит
    ночь -надо старшему брату к отцу идти, а ему лень. Вот и говорит он
    младшему- Хеверику:
    - Посиди вместо меня, я тебе дам за это новый халат.
    Согласился Хеверик и пошёл на гору. Сидит около старика и горюет. Вдруг
    старик приподнял голову и спрашивает:
    - Это ты, мой старший сын?
    - Нет, отец. Это я-твой младший сын Хеверик.
    - Хотел я старшему сыну слово сказать, но раз его нет, тебе скажу. На
    берегу речки Чинге-.Кара-Хем возвышается Сарыг-Хая- Жёлтая скала. Как нужда
    будет, подойди и крикни: "Сарыг-Хая, откройся-раскройся!" Там найдёшь ты
    коня Сарыг-Калчана, халат из жёлтого шёлка, жёлтые идыки и шапку из соболя.
    Вернулся утром Хеверик в юрту и стал требовать у старшего брата
    обещанный халат, но тот побил его и прогнал.
    Наступила вторая ночь. Среднему брату тоже не хочется на перевал идти.
    Вот он и говорит Хеверику:
    - Плохой у нас старший брат. Он обманул тебя и побил. Посиди за меня
    эту ночь у старика. Я тебе подарю два халата.
    Согласился Хеверик и пошёл на гору. Сел возле отца и горюет. Вдруг
    старик приподнял голову и спрашивает:
    - Это ты, мой средний сын?
    - Нет, отец. Это я - Хеверик.
    - Хотел я среднему сыну слово сказать, но раз его нет - тебе скажу. На
    берегу речки Кара-Хем возвышается Хурён-Хая - Коричневая скала. Как нужда
    будет, подойди и крикни: "Хурен-Хая, откройся-раскройся!" Там найдёшь ты
    коня Хурён-Калчана, халат из коричневого шёлка, коричневые идыки и шапку из
    соболя.
    Утром Хеверик пришёл в юрту к среднему брату за халатами, но тот его
    побил ещё сильнее, чем старший брат, и прогнал.
    Наступила третья ночь. Сидит возле отца Хеве- рик и горюет. Вдруг
    старик поднял голову и спрашивает:
    - Это ты, мой младший сын?
    - Да, отец. Это я - Хеверик.
    - Ты один исполнил мою волю. Будешь ты, долголетним, как я, и будет
    тебе счастье. На берегу речки Кара-Хем возвышается Кара-Хая - Чёрная скала.
    Как нужда будет, подойди и крикни: "Кара-Хая, откройся-раскройся!" Там
    найдёшь ты коня Кара-Калчана, халат из чёрного шёлка, чёрные идыки и шапку
    из соболя. Всё это будет твоим, сын мой.
    Много ли, мало ли времени прошло с тех пор, как похоронил Хеверик отца
    на перевале Арзайты-горы, но вот однажды услышал он разговор своих братьев:
    - Завтра у Курбусту-хана будут состязания. Кто победит, за того хан
    отдаст свою младшую дочь - Золотую царевну,- говорит старший брат среднему.
    - Отправимся туда,- предлагает средний брат.- Может быть, и нам
    посчастливится вскочить на третью ступеньку неба1.
    Стал Хеверик просить братьев взять его с собой. . Засмеялись братья:
    - Ишь чего захотел, дурачок! Сиди в юрте и прикрывай своё тело
    лохмотьями.
    Когда уехали братья на состязания, Хеверик побежал к Сарыг-Хая и
    крикнул:
    - Сарыг-Хая, откройся-раскройся! Раздвинулись жёлтые камни, и увидел
    Хеверикв пещере Сарыг-Калчана, а на седле - жёлтый халат, жёлтые идыки и
    шапка соболья. Нарядился Хеверик и поскакал в ханский аал. Издалека уви-
    По древним представлениям тувинцев, небо было много-ярусным, со
    многими ступенями.
    дела толпа всадника и расступилась, а Хеверик с ходу взлетел на третью
    ступеньку неба и ускакал обратно: Все только диву дались - откуда такой
    удалой молодец взялся.
    Спрятал Хеверик в Сарыг-Хая коня Сарыг-Калчана и одежду, надел свои
    лохмотья и пошёл к юрте поджидать братьев. Слышит, едут они и меж собой
    говорят:
    - Интересно, кто этот молодец? Наверное, сын богатого хана.
    Засмеялся Хеверик и говорит братьям:
    - А ведь это я, Хеверик, был.
    Не поверили братья Хеверику и подумали, что он смеётся над ними. Стали
    бить его и приговаривать:
    - Сначала нос утри, дурачок!
    На другой день, как только братья поехали в аал Курбусту-хана, Хеверик
    побежал к Хурен-Хая и крикнул:
    - Хурен-Хая, откройся-раскройся! Раздвинулись в стороны коричневые
    камни.
    В пещере он увидел Хурен-Калчана, а на седле - коричневый халат, идыки
    и шапка соболья. Нарядился Хеверик и помчался в ханский аал. Расступилась
    удивлённая толпа, а Хеверик с ходу взлетел на пятую ступеньку неба и тотчас
    ускакал обратно.
    Весь день только и разговоров было про коричневого всадника.
    А Хеверик спрятал в Хурен-Хая коня Хурен-Калчана и коричневый наряд,
    надел свою старую одежду и опять поджидает братьев. Они вернулись сердитые,
    завистью горят их глаза. Спрашивают Хеверика насмешливо:
    - Это не ты ли сегодня взлетел на пятую ступеньку неба?
    - Конечно, я, Хеверик, взлетел, а то кто же? - отвечает им Хеверик.
    Тут братья как набросятся на него и ну кулаками вымещать на нём свою
    досаду. Бьют да приговаривают:
    - Сначала нос утри, дурачок!
    Думает Хеверик: "Ну ладно, братцы. Завтра я вас проучу".
    На следующее утро, когда братья уехали на состязания, Хеверик поспешил
    к Кара-Хая и крикнул:
    - Кара-Хая, откройся-раскройся! Раздвинулись в стороны чёрные камни. В
    пе- щере он увидел Кара-Калчана, а на седле коня - чёрный халат, идыки и
    шапка соболья. Нарядился Хеверик и помчался в ханский аал. По дороге он
    отломил большую ветку тальника.
    Зашумела, расступилась толпа, когда вдалекепоказался чёрный всадник.
    Хеверик с ходу взлетелна седьмую ступеньку неба и, соскочив обратно наземлю,
    стал высматривать своих братьев. Разыскал он их в толпе и принялся хлестать
    веткой. Завопили братья, пощады просят, а Хеверик знай бьёт да
    приговаривает:
    - Не обижайте младшего брата, не обижайте, младшего брата.
    Но тут появилась Золотая царевна, и все застыли на месте от восхищения.
    Впервые видел Хеве-рик такую красавицу. Протянула ему Золотая царевна своё
    кольцо и велела прибыть завтра на пир. .
    Словно на крыльях летел обратно Хеверик. Спрятал он в Кара-Хая коня
    Кара-Калчана и чёрную одежду, надел свою старую одежду и стал поджидать
    братьев. А те еле в сёдлах держатся, едут синяки и шишки щупают. Спрашивает
    их Хеверик:,- Что это вы сегодня невесёлые, дорогие братцы? Ведь это я, ваш
    брат, на седьмую ступеньку неба заскочил.
    Хотели братья избить Хеверика, да вспомнили,
    что им чёрный всадник говорил, и передумали.
    На другой день в ханский аал съехалось много женихов. Пришёл сюда и
    Хеверик.
    Сидит Золотая царевна в белой юрте, а гости к ней по одному заходят и
    тотчас уходят: никого из них не остановила дочь хана. Последним в юрту вошёл
    Хеверик. Увидела Золотая царевна на его руке своё кольцо и повела Хеверика к
    хану.
    - Вот мой будущий муж,- сказала она всем. Засмеялась над Хевериком
    ханская свита. Громче всех насмехались старшие зятья хана:
    - Вот с каким оборванцем нам предстоит породниться!
    - Какой это зять? Не думал, не гадал я, что моя младшая дочь такого
    мужа себе выберет.
    И велел хан подальше от своего аала поставить маленькую юрту. В ней он
    приказал жить Золотой царевне с Хевериком.
    Через некоторое время позвал Курбусту-хан трёх зятьёв и говорит:
    - Отправляйтесь в дальние земли и привезите мне золотого марала.
    Старшие зятья тотчас же оседлали коней и поскакали в дальние земли, а
    Хеверик говорит хану:
    - Коня у меня нет, ехать мне не на чем. Пойду мальков ловить да сарану1
    собирать.
    Хан разгневался. Золотая царевна запечалилась. Стыдно ей стало за
    своего мужа.
    А Хеверик тайком пробрался к Сарыг-Хая, вывел оттуда коня
    Сарыг-Калчана, переоделся в жёлтую одежду и поскакал в дальние земли. Поймал
    он там золотого марала.
    На обратном пути повстречал Хеверик старших зятьёв хана. Они сидели
    голодные у костра, поджаривали подмётки своих идыков вместо баранины.
    1 Сарана - растение, корни и стебли которого употребляют в пищу.
    Притворился Хеверик, что не узнал их, и спрашивает:
    - Откуда вы, люди? Где ваш аал-стойбище?
    - Мы - зятья Курбусту-хана. Он послал нас за золотым маралом. Долго мы
    искали марала. Еда кончилась, кони исхудали. Хорошо, что ты нам встретился.
    Отдай нам золотого марала.
    - А что вы мне дадите за него? - спрашивает Хеверик.
    Стали они предлагать за марала много добра и скота, но Хеверик от всего
    отказался:
    - Отдам марала тому, кто себе палец на ноге отрубит.
    Тогда старший зять отрубил на своей ноге палец и отдал его Хеверику.
    Тот завернул палец в платок и ускакал к Сарыг-Хая. Здесь он переоделся и
    начал не торопясь мальков ловить и сарану собирать.
    Когда он вернулся в свою юрту, Золотая царевна стала его упрекать:
    - Лентяй ты, Хеверик! Пока ты мальков ловил да сарану собирал, старший
    зять золотого марала добыл.
    - Ещё неизвестно, кто добыл золотого марала,- старший зять или я,
    Хеверик,- ответил он жене и лёг спать.
    Много ли, мало ли прошло времени, но вот однажды хан снова позвал к
    себе зятьёв и говорит им:
    - Отправляйтесь в дальние земли и привезите мне золотого оленя.
    Старшие зятья тотчас же ускакали в дальние земли, а Хеверик зевнул и
    говорит хану:
    - Коня у меня нет, ехать мне не на чем. Пойду я мальков ловить да
    сарану собирать.
    Хан разгневался, Золотая царевна от стыда заплакала. А Хеверик тайком
    пробрался к Хурен-Хая, вывел оттуда коня Хурен-Калчана, переоделся в ко-
    ричневую одежду и поскакал в дальние земли. Поймал он там золотого
    оленя.
    На обратном пути Хеверик повстречал Старших зятьёв хана. Они сидели у
    потухшего костра и горевали: еда кончилась, а конца земли всё не видно.
    Увидели они всадника с золотым оленем и обрадовались. Стали за оленя
    предлагать много добра и скота, но от всего отказался Хеверик:
    - Отдам оленя тому, кто себе палец на ноге отрубит.
    Тогда средний зять отрубил от своей ноги палец и отдал его Хеверику.
    Тот завернул палец в платок и ускакал к Хурен-Хая. Здесь он переоделся и
    принялся не торопясь мальков ловить и сарану собирать.
    Когда он вернулся в свою юрту, Золотая царевна стала его упрекать:
    - Эх, бездельник! Пока ты мальков ловил да сарану собирал, средний зять
    золотого оленя добыл.
    - Ещё неизвестно, кто добыл этого оленя,- средний зять или я,
    Хеверик,-ответил он и заснул крепким сном.
    Много ли, мало ли прошло времени, но вот однажды опять собирает хан к
    себе своих зятьёв и говорит им:
    - Отправляйтесь в дальние земли и привезите мне золотого коня. Потом я
    вас по заслугам наделю своим добром и скотом.
    Старшие зятья тут же умчались в дальние земли, а Хеверик зевнул и
    говорит хану:
    - Не было коня у меня и вы мне его не дарили. Не на чем мне ехать в
    дальние земли. Пойду я мальков ловить да сарану собирать.
    Пуще прежнего разгневался хан, а Золотая царевна с досады заплакала.
    Хеверик тайком пробрался в Кара-Хая, переоделся в чёрную одежду и на
    коне Кара-Калчана поскакал в дальние земли добывать золотого коня.
    Примчался Хеверик и спрятался у водопоя. Долго он ждал, пока прибежал
    золотой конь воду пить. Заарканил его Хеверик и поспешил домой.
    На обратном пути повстречал он старших зятьёв хана. Сидели они у
    потухшего костра и спорили- кому из них больше ханского добра и скота
    достанется. Увидели чёрного всадника с золотым конём и обрадовались. Каждый
    из них готов за коня все пальцы на ногах отрубить, но Хеверик не
    соглашается:
    - Золотого коня я, Хеверик, вам не отдам. Сам поведу к хану.
    Разгневались старшие зятья, стали грозить Хеверику, но он и слушать их
    не стал. Спрятал он в Кара-Хая коня Кара-Калчана, переоделся в старую одежду
    и повёл золотого коня к хану. А старшие зятья уже донесли хану, будто
    Хеверик украл у них золотого коня.
    Собрал хан свою свиту - судить младшего зятя.
    - Тебе нужно голову отрубить!-говорит хан.- Ты три раза не выполнил
    моего приказа ехать в дальние земли да ещё осмелился украсть золотого коня у
    старших зятьёв.
    Не испугался Хеверик этих слов и говорит спокойно:
    - Прежде чем скот режут - кровь у него берут. Прежде чем человека
    убить - надо слово его выслушать.
    - Ну, говори. Послушаем твоё последнее слово,- разрешил хан.
    - Золотого марала я, Хеверик, поймал, а не старший зять. За марала он
    мне палец ноги отдал.
    - Это правда? - спросил хан старшего зятя.
    - Нет! Нет!-закричал старший зять.
    - Сними идыки!-приказал хан.
    Снял зять идыки, и все увидели, что не хватает у него на ноге одного
    пальца.
    - Это я на охоте покалечился,- оправдывается старший зять.
    Тогда Хеверик развернул платок, и все увидели недостающий палец
    старшего зятя.
    - И золотого оленя я, Хеверик, поймал, а не средний зять. За оленя и он
    мне палец ноги отдал.
    - Это правда? - спросил хан среднего зятя.
    - Нет! Нет!-закричал средний зять.
    - Сними идыки!-приказал хан.
    Снял зять идыки, и все увидели, что у него не хватает на ноге одного
    пальца. Стал было средний зять оправдываться, но Хеверик развернул другой
    платок и показал всем недостающий палец среднего зятя. Тут старших зятьёв с
    позором изгнали из ханского аала, а младшего хан наделил добром и скотом.
    Хеверик пошёл к Сарыг-Хая, вывел оттуда коня Сарыг-Калчана и отдал его
    вместе с жёлтой одеждой и шапкой из соболя старшему брату.
    Потом он пошёл к Хурен-Хая, забрал там добро и коня Хурен-Калчана и
    отдал всё среднему брату.
    После этого он пошёл к Кара-Хая, вывел оттуда коня Кара-Калчана,
    переоделся в чёрный шёлковый халат, в чёрные идыки, надел соболью шапку и
    поехал к своей юрте. Увидела его Золотая царевна и стала у него прощения
    просить.
    Простил её Хеверик. Долго и счастливо жили они и в сказку ушли, а я к
    вам пришёл.

     

    Золотая птичка

    Жили-были старик со старухой. Однажды пошёл старик в лес за дровами.
    Облюбовал он себе высокое дерево и только взмахнул топором, вдруг из дупла
    выскочила золотая птичка.
    - Не руби, старик, моё дерево,- заговорила птичка человечьим голосом.
    Удивился старик, чуть топор на землю не выронил.
    Взмолилась птичка и пообещала выполнить всё, что только он захочет.
    Согласился старик и говорит:
    - Натаскай к моей юрте дров.
    - Ладно, старик, будут тебе дрова. Вернулся старик в свою юрту с
    пустыми руками.
    - Почему вернулся без дров, лентяй? - спросила его старуха.
    Рассказал старик про золотую птичку.
    На другой день старик со старухой увидели, что вокруг старой юрты
    навалено много дров. Удивился старик, заткнул топор за пояс и снова
    отправился в лес. Подошёл он к высокому дереву и ударил топором. Выскочила
    из дупла золотая птичка и спрашивает:
    - Чего тебе нужно, старик?
    - Поставь мне белую юрту,- сказал старик.
    - Ладно, старик, будет тебе белая юрта,-ответила птичка и спряталась в
    дупло.
    Вернулся старик домой.
    На другой день проснулись старик со старухой в большой белой юрте.
    Снова отправился старик в лес. Стукнул он по высокому дереву, выскочила
    золотая птичка и спрашивает:
    - Чего тебе нужно, старик?
    - Хочу, чтобы у меня белый скот был! - сказал старик.
    - Ладно, старик, будет тебе белый скот,- ответила золотая птичка и
    спряталась в дупло.
    Вернулся старик в юрту.
    На другой день проснулись старик со старухой и увидели вокруг юрты
    огромное стадо белого скота.
    Стали старик со старухой считать. Весь день скот считали, а сосчитать
    не могли.
    Спрашивает старик у старухи:
    - Чего бы нам ещё выпросить у золотой птички?
    - Не жадничай, старик,- ответила старуха.- Всего у нас вдоволь, хватит
    на нашу жизнь.
    - Эх ты, старая! От счастья своего отказываешься. Хочу быть ханом -
    слугам приказывать, а ты должна быть ханшей.
    - Опомнись, старик, выбрось эти глупости из головы,-говорит ему жена.
    Не послушал её старик и поспешил в лес. Стукнул топором по высокому
    дереву - нет птички. Ударил он посильнее, но и на этот раз не показалась
    золотая птичка. В третий раз изо всех сил ударил старик по дереву, чуть не
    срубил его совсем и стал кликать птичку. Но всё было напрасно. Рассердился
    старик, повалил дерево, обшарил дупло, но птички там не нашёл.
    Вернулся старик и рассказал жене, как было дело. Долго ругала старуха
    жадного мужа.
    Наступило утро. Проснулись старики, глядь - а у них прежняя дырявая
    чёрная юрта.

     

    Хан - ослиные уши

    В давние времена на острове посреди озера Терё-Холь стоял большой
    дворец. Жил в нём нелюдимый и злой хан. Пустынно было в просторном дворце.
    Кроме хана с ханшей, на острове жили слуга со служанкой и юноша-брадобрей.
    Хан часто покидал остров, разъезжал по аалам, чинил там суд-расправу
    над своими подданными.
    А юноша-брадобрей оставался все дни один, ему под страхом смерти было
    запрещено покидать остров, так как он один знал ханскую тайну: у хана были
    ослиные уши, которые он прятал от чужих глаз под шёлковым колпаком. Только
    ему разрешал хан снимать колпак и брить голову. Целыми днями юноша одиноко
    сидел под большим тополем и пел тоскливые песни.
    Прилетят на остров стайки птичек -слушает он их весёлый щебет.
    Подплывут к берегу рыбки- любуется он их резвой игрой.
    Однажды, когда хан снова покинул остров, юноше стало невмоготу -
    сильнее прежнего затосковал он по родному аалу.
    Бросился юноша на траву и закричал:
    - Будь ты проклят, Элчиген-кулак-хан!1И вдруг слышит-шепчут листья
    тополя: "Элчиген-кулак-хан". А им вторит налетевший ветерок:
    "Элчиген-кулак-хан". Шумят волны озера: "Элчиген-кулак-хан".
    Испугался юноша и просит их:
    - Замолчите! Если хан услышит, он убьёт меня. Но всё громче и громче
    над островом разносится: "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан".
    Бросился тогда юноша в озеро. Долго плыл он, из сил выбился. Медленно
    пошёл ко дну. Но тут подплыли к нему две большие щуки и помогли добраться до
    берега.
    Идёт юноша и весело распевает: "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан".
    Вслед за ним эти слова повторяет эхо гор и тайги.
    Вернулся хан на остров и слышит-шепчет старый тополь:
    "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан". Рассердился хан, велел позвать
    юношу, но его нигде не нашли. Решил хан, что его брадобрей пытался бежать и
    утонул в озере. До сих пор никто ещё не доплывал до берега.
    Приказал хан срубить старый тополь, но всё равно нет ему покоя. Везде
    слышится: "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан". Это травы шепчут, птицы
    распевают. Обезумел хан, мечется по острову, цветы топчет, гнёзда птичьи
    разоряет.
    Перевезли хана на берег, поместили в большой белой юрте.
    1 Элчигён-кулак-хан - хан - ослиные уши.
    Пришёл хан в себя и стал думать, как ему свою тайну сохранить. Собрал
    он подданных и строго-настрого запретил им бывать на острове.
    - Там злые духи поселились! - пугал их хан.
    Однажды спустились с гор охотники и рассказали- вся тайга на разные
    голоса повторяет: "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан".
    Пошли разговоры по юртам, дошли они и до хана. Понял хан, что жив
    юноша-бра-добрей и все рано или поздно узнают его тайну. Так и вышло.
    Собрался народ, снял с хана шёлковый колпак, и все увидели, что у хана
    длинные ослиные уши.
    Тогда вышли вперёд старики и говорят хану:
    - У тебя волчье сердце и ослиные уши. Не можешь ты быть нашим ханом,
    уходи прочь!
    Так прогнал народ Элчиген-кулак-хана. Помнят об этом лишь две
    старые-престарые щуки, да рассказать никому не могут. Только когда
    поднимается ветер, в плеске волн озера Тере-Холь слышится:
    "Элчиген-кулак-хан, Элчиген-кулак-хан".

     

    Спор

    В давние времена на южном склоне Арзай-ты-горы жила старуха со своей
    единственной дочерью. Девушка пасла коз , на небольшом холме, там она в
    одиночестве играла и пела. Однажды со сто- , роны восхода солнца пришли три
    брата, очень похожие друг на друга. Заговорили они с девушкой:
    - Мы видим, что ты славная, трудолюбивая и красивая и так хорошо поёшь.
    Мы полюбили тебя. Выбери сама, кто из нас тебе по душе.
    Отвечает им красавица:
    - Вы одинаковы ростом, похожи друг на друга лицом. Вас нельзя даже
    различить. Я не хочу выходить за вас замуж, потому что тогда вашей дружбе
    придёт конец.
    Говорят ей братья:
    - Наша дружба не нарушится. Выбери кого-нибудь из нас, кто тебе
    желанней.
    Отвечает им девушка:
    - Ну хорошо, пусть будет, как вы хотите. Только я выйду замуж за того,
    кто найдёт самое полезное для жизни человека.
    Братья согласились. Они пришли домой, взяли каждый по 300 серебряных
    монет и отправились прямо на юг. Шли они, шли по большой дороге и
    остановились на развилке трёх дорог.
    Говорит старший брат:
    - Давайте разойдёмся в разные стороны. Пусть каждый испытает свою
    судьбу. А потом встретимся на этом же месте.
    Так и порешили.
    Старший брат пошёл прямо и пришёл в большую страну. Там он увидел много
    мастеров-плотников. Около них лежали готовые чёрные сани необыкновенной
    красоты.
    Юноша спросил:
    - Сколько же стоит ваша работа? Мастер отвечает:
    - 300 серебряных монет.
    - Почему так дорого, отец? Тот объяснил:
    - Эти сани не простые, они могут в один миг доставить человека в любое
    место.
    Юноша вынул свои 300 серебряных монет, купил сани, повернул их в ту
    сторону, откуда пришёл,- и в мгновение ока попал на развилку трёх дорог. Ещё
    раз, повернув сани, юноша в мгновение ока оказался перед мастерами,
    поблагодарил их, попрощался и вернулся на развилку трёх дорог, где стал
    ждать братьев.
    Средний брат, который пошёл налево, пришёл к большой лавке и увидел там
    богато украшенное зеркало. Юноша спросил у продавца о цене.
    Тот ответил:
    - 300 серебряных монет. Юноша говорит:
    - Зеркало как зеркало. Почему так дорого оно стоит?
    - Это зеркало не простое. Ты можешь в нём увидеть всё, что захочешь, -
    сказал юноше продавец.
    Юноша подумал о прекрасной пастушке. Взглянув в зеркало, он увидел ту
    самую девушку - она пасла своих коз: сидела на холме и пела. Юноша тут же
    купил зеркало и вернулся на развилку дорог.
    Младший брат, который пошёл направо, тоже пришёл в лавку и увидел среди
    различных товаров что-то круглое и белое, похожее на сахар. Юноша спросил
    цену.
    Продавец отвечает:
    - 300 серебряных монет.
    - Почему оно такое дорогое? - спрашивает юноша.
    - Это лекарство, которое воскрешает человека,- объяснил продавец юноше.
    Юноша купил лекарство и возвратился на развилку дорог, а там его уже
    ждали братья.
    Повели они меж собой разговор. Говорит средний брат:
    - Хотите увидеть нашу милую красавицу?
    - Раз мы из-за неё пустились в такой далёкий путь, конечно, хотим её
    увидеть,- отвечают братья.
    - Ну, так вот, смотрите,- сказал юноша и вынул своё зеркало.
    И они увидели, что козы пасутся вокруг холмика, а девушка лежит на
    земле мёртвая. Братья закричали:
    - Беда! Беда! Наша красавица умерла! - и заплакали с горя.
    Младший брат говорит:
    - Если бы можно было добраться до неё, я бы её воскресил,- у меня есть
    хорошее лекарство.
    Старший брат сказал:
    - Садитесь скорее в мои сани, мы в один миг будем там!
    Втроём они сели в волшебные сани и в мгновение ока очутились около
    девушки. Младший брат влил в рот девушке своего лекарства, и она сразу
    ожила. Обрадовались братья. Стали спорить, кто спаситель.
    Юноша с зеркалом говорит:
    - Если бы я не увидел её в зеркале, то мы не узнали бы о беде. Я возьму
    её в жёны.
    Юноша с санями говорит:
    - Хоть ты её и увидел в своём зеркале, но без моих саней не смог бы
    приехать сюда. Это я возьму её в жёны.
    Самый младший сказал:
    - Без моего лекарства вы бы не смогли её оживить. Она будет моей женой.
    Братья начали ссориться.
    - Погодите ссориться,- остановила их девушка.- Я же говорила вам, что
    потеряете дружбу. Здесь живёт мудрый старик, идёмте к нему.
    Старик решил так:
    - Пусть девушку в жёны берёт средний брат, который увидел в зеркале
    девушку.
    - Я не согласна, идёмте к хану,- сказала девушка.
    Хан решил так:
    - Пусть возьмёт девушку в жёны старший. брат, без его саней вы не
    смогли бы к ней приехать.
    - Не можете и вы, хан, справедливо решить спор, поэтому я сама решу,-
    рассердилась девушка.- Все три брата мне помогли, у двух из них остались
    сани и зеркало, оба ничего не потеряли. Только у младшего брата нет больше
    лекарства, он больше всех потерял. Я выйду замуж за него.
    И стали они жить-поживать да добра наживать, и скота у них становилось
    всё больше и больше.

     

    Ховен-Тажы

    Это было в стародавние времена, когда рога у быков и козлов
    отваливались, когда гора Сюмбер-Ула была лишь бугорком, а озеро Сут-Холь -
    всего лишь лужей.
    Жил-был Ховён-Тажы на берегу речки Чинге-Кара-Хем. Не было у него ни
    отца, ни матери, ни брата, который родился раньше него, ни сестры, которая
    родилась после. А. было у него две жены - Алдын-дангына и Хумуш-дангына2. Не
    имел он ни к кому злых намерений, не желал войны, а жил охотой в тайге.
    Однажды он вернулся с огромной добычей, навьюченной на неустанного коня,
    несравненного Когё-Шагаана. Он 1 Тажы - царевич, дворянский титул.
    2 Алдын-дангына - Золотая царевна. Хумуш-дан-гына - Серебряная царевна.
    заехал в юрту старшей жены. Алдын-дангына сварила душистый зелёный чай,
    угостила сладкими лепёшками и сказала ему:
    - Со мной ты ни в чём не нуждался, не был голодным, но я решила
    вернуться к своим родителям.
    Ховен-Тажы удивился и пошёл к младшей жене. Хумуш-дангына
    накормила-напоила мужа и сказала те же слова, что и старшая жена.
    - Что случилось с вами? Чем вы недовольны? Я живу простой жизнью, хожу
    на охоту. Почему вы говорите одно и то же?
    Ховен-Тажы сел на своего коня и поехал к отшельнику в пещеру. Подарив
    ему шёлк в шестьдесят саженей, он спросил у него:
    - Скажи, отец, что случилось с моими жёнами? Я их не обижал, кормил, а
    они покидают меня.
    Мудрец заглянул в волшебную золотую книгу и сказал:
    - Тебе суждено жить с Чечён-Ногаан, рождённой в цветке. Она живёт в
    стороне восхода за бурлящим свирепым морем. Поезжай за ней.
    Ховен-Тажы вернулся в родной аал, но своих жён не застал. Они уехали,
    оставив ему у. очага впрок наготовленной вкусной еды.
    Ховен-Тажы отправился на своём неустанном коне в сторону восхода
    солнца. На пути ему встретился берестяной чум. Он вошёл в него и увидел там
    старуху.
    - Куда путь держишь, сынок? Ховен-Тажы ответил:
    - Я еду искать Чечен-Ногаан, рождённую в цветке.
    - О, это очень далеко и трудно, сын мой. Старуха угостила его
    прохладным кислым молоком и пожелала удачи.
    Долго, коротко ли он ехал - только его неустанный конь устал и он сам
    проголодался. Наконец
    показалось вдали безбрежное бурлящее свирепое море.
    Как через него переправиться? Вдруг Ховен-Тажы заметил двух плачущих
    гусят.
    - Что с вами случилось? - спросил он.
    - Скоро должна выйти из моря водяная крыса, чтобы съесть нас,-
    заплакали гусята.
    - Я вам помогу. Спрячьтесь, а я что-нибудь придумаю,- сказал Ховен-Тажы
    и стал ждать, что будет дальше.
    Как только солнце закатилось, выплыла огромная водяная крыса и
    закричала страшным голосом:
    - Это ты съел моих гусят? - и проглотила Ховен-Тажы.
    Но он не растерялся и ударил ножом крысу, а сам выскочил на белый свет.
    К нему подбежали обрадованные гусята:
    - Скажи своё имя, спаситель?
    - Меня зовут Ховен-Тажы. Я еду искать Чечен-Ногаан, рождённую в цветке.
    Мне нужно переправиться через море.
    Гусята сказали ему:
    - Это невозможно. Здесь нет переправы. Может, наша мать тебе поможет.
    Спрячься пока.
    Только укрылся Ховен-Тажы среди высокой травы, как прилетела огромная
    гусыня. Она обрадовалась, увидев своих птенцов невредимыми. Ховен-Тажы вылез
    из укрытия, и гусята всё рассказали матери.
    Захлопала она огромными белыми крыльями и сказала:
    - Будем друзьями, я помогу тебе.
    Гусята остались присматривать за конём Ховен-Тажы- он пасся в высоких
    травах неподалёку. А Ховен-Тажы перелетел на гусыне через бурлящее свирепое
    море.
    Шёл он, шёл и наконец увидел огромную поляну,жёлтую от цветов. В самой
    середине рос чудесный золотой цветок.
    Ховен-Тажы осторожно выкопал этот цветок вместе с корнем, уложил в
    перемётную суму и вернулся на берег моря. Гусыня переправила его на другой
    берег. Конь его за это время отдохнул и раздобрел.
    Ховен-Тажы попрощался и отправился в обратный путь. По пути он
    остановился в берестяном чуме бедной старухи. Угостившись прохладным кислым
    молоком, Ховен-Тажы поехал дальше.
    Однажды он заночевал в степи, положив суму в изголовье. Ночью к нему
    незаметно подкрался албыс, вытащил чудесный цветок и выбросил его в речку, а
    сам обернулся прекрасной девушкой. Ховен-Тажы проснулся и подумал, что перед
    ним Чечен-Ногаан. Он обрадовался, посадил красавицу впереди себя на коня и
    вернулся в родной аал.
    Стали они жить-поживать. Только охота перестала приносить ему добычу -
    всё время Ховен-Тажы стрелял мимо, невпопад. Скоро у них кончились все
    припасы, была зарезана последняя овца, остался только несравненный конь
    Коге-Шагаан. Что ему делать оставалось?
    Сел Ховен-Тажы на коня и поехал к старухе в берестяной чум. Когда он
    зашёл в чум, то увидел, что у старухи появилась дочь - прекрасная девушка.
    Что же случилось?
    Оказывается, старуха однажды пошла за водой на речку и сорвала цветок
    редкой красоты. Она принесла его в чум, а сама пошла доить своих коз. Вдруг
    слышит детский плач. Старуха прибежала и увидела маленькую девочку. Стала
    она пеленать её в мягкие шкурки. Девочка росла не по годам, а по часам. И
    скоро стала помощницей своей приёмной матери.
    1 Албыс - ведьма, оборотень.
    Ховен-Тажы посватался и увёз девушку к себе.
    Однажды в отсутствие Ховен-Тажы старшая жена с помощью волшебства
    родила мальчика и тут же убила его. Приехал Ховен-Тажы с охоты, а она лежит
    на постели и плачет.
    - Что случилось, жена?
    - Ах, Ховен-Тажы,- отвечает старшая жена-оборотень,:- твоя младшая жена
    родила сына и сама убила его. За это ты должен её наказать. Зашей в кожаный
    мешок и увези-подальше, куда люди не ходят и конь не доскачет.
    Что было делать? Послушался Ховен-Тажы коварного совета и увёз
    Чечен-Ногаан, рождённую в цветке, на край земли.
    Бедная женщина плакала и проклинала его:
    - Пусть моя голова станет тайгой, а мои слёзы- горными ручьями, пусть
    косы мои станут кедром и лиственницей, а мои кости - каменной осыпью скал.
    Пусть глаза мои будут двумя чёрными воронами. Ховен-Тажы придёт сюда, и
    вороны расскажут ему всю правду,-с этими словами она умерла.
    Ховен-Тажы вернулся к жене-оборотню. Охота была неудачной - он стрелял
    мимо, невпопад. Сварит ему жена обед - он не может насытиться, подаст чай -
    не может утолить жажду.
    Съели они весь скот, остался только несравненный конь Коге-Шагаан.
    Сел Ховен-Тажы на своего коня и поехал куда глаза глядят.
    Переехал семь перевалов, семь рек и попал в чудесный край. Возвышается
    в серебряной шапке высокогорная тайга. Текут с этой горы две холодные,
    прозрачные реки. Берега их покрыты нежной зелёной травой и сладкой ягодой, а
    в воде резвится рыба. Досыта наелся Ховен-Тажы рыбы, ягод, кедровых орехов и
    прилёг отдохнуть под высокой лиственницей. Прилетели два чёрных ворона и
    рас-
    сказали Ховен-Тажы о воскрешении невиновной Чечен-Ногаан, рождённой в
    цветке. Проснулся Хо-, вен-Тажы и решил подняться на вершину высокогорной
    тайги. Смотрит - стоит там белый атласный шатёр, а в нём сидит живая и
    невредимая Чечен-Ногаан. Она говорит ему:
    - Ты зачем сюда поднялся? Моё сердце умерло давно, уходи отсюда. Что ты
    можешь мне сказать?
    Ховен-Тажы рассказал ей об удивительном сне и двух воронах.
    Говорит прекрасная Чечен-Ногаан печально:
    - Ты отдал своё сердце оборотню - албысу, а меня зашил в мешок и увёз
    на край света.
    Ховен-Тажы сказал:
    - Прости меня и помоги мне избавиться от врага.
    Сказала Чечен-Ногаан:
    - Сделай так: возьми ружьё и поиграй с ним. Скажи ведьме, чтобы она
    выстрелила в тебя вот этой пулей. После выстрела ты падай на землю и катайся
    от смеха. Она удивится и тоже захочет испытать весёлую пулю. Тогда ты
    стреляй без промаха.
    Ховен-Тажы так и сделал. Любопытно стало ведьме, почему так хохочет
    муж, и решила она испытать сама. Ховен-Тажы выстрелил и убил оборотня. Он
    сжёг его, а прах развеял по ветру. Вернулась к нему прекрасная Чечен-Ногаан,
    рождённая в цветке, и зажили они счастливо и мирно.

     

    Сын медведя

    Бедная женщина собирала в лесу хворост. Медведь схватил её и бросил в
    пещеру, а вход завалил большим камнем. Так женщина стала жить в пещере у
    медведя.
    Скоро у неё родился ребёнок. Мальчик рос не по годам, а по дням.
    Однажды сын спрашивает у матери:
    - Почему мы живём в этой пещере, мама, разве нельзя отсюда уйти?
    Мать ему отвечает:
    - Мы отсюда не можем уйти, потому что твой отец, медведь, завалил вход
    пещеры камнем.
    - Как же можно человеку жить с медведем? - сказал сын и ударил ногой по
    камню, да так сильно, что камень перелетел через одну гору и через одну
    долину.
    Затем Сын медведя взял нож и вместе с матерью вышел из пещеры. Пошёл он
    прямо в северную сторону, искать людей. Шли они долго и пришли наконец на
    берег озера. Тут Сын медведя построил своей матери чум, заготовил много мяса
    и наловил много рыбы. Однажды говорит ей:
    - Вот что, мама, я ухожу, но обязательно вернусь. Когда у тебя кончатся
    запасы мяса и рыбы, то ты сможешь найти около леса много съедобных корней.
    Ты одна здесь остаёшься, кто знает, может быть, заболеешь, тогда будешь
    лечиться этим,- и дал ей разные лекарственные травы.
    Рано утром, на рассвете, Сын медведя отправился в далёкий путь. Б одном
    месте он увидел человека, который выкорчёвывал деревья, откапывал камни и
    складывал их.
    - Ты что делаешь? - спросил Сын медведя.
    - Меня зовут Поднимающим горы, и я коплю силу, чтобы побороть Сына
    медведя,- отвечает тот.
    - Я Сын медведя. Давай поборемся.
    Стали молодцы бороться. Они боролись в течение шестидесяти дней - двух
    месяцев, еще девяносто дней - три месяца. Сын медведя наконец положил
    Поднимающего горы на обе лопатки.
    - Прежде чем скотину зарезать - кровь берут, прежде чем человека
    убить - ему слово дают. Что скажешь? - спросил Сын медведя.
    - Ну, зачем же мы будем убивать друг друга? Будем братьями,-предложил
    тот.
    Они обменялись клятвами и стали братьями.
    Вместе пошли в южную сторону. На их пути встретился человек, который
    выкорчёвывал лес и переносил деревья с одного места на другое.
    Братья спросили его:
    - Как твоё прозвище? Зачем ты это делаешь, друг?
    - Моё имя - Корчеватель леса. Я коплю силу,чтобы сразиться с Сыном
    медведя,- ответил тот.
    - Меня зовут Сыном медведя. Кто начнёт первым- ты или я? - спросил Сын
    медведя.
    Оба молодца стали бороться. Они схватились с быстротой ястреба. Сын
    медведя схватил Корчевателя леса и стал его крутить вокруг себя в течение
    шестидесяти дней - двух месяцев и в течение девяноста дней-трёх месяцев;
    наконец бросил его на лопатки так, что земля дрогнула и небо заколыхалось.
    Сын медведя говорит:
    - Прежде чем скотину зарезать - кровь берут, прежде чем человека
    убить - ему слово дают. Что ты скажешь? Говори!
    - У меня нет слов. Будем тремя братьями,- сказал Корчеватель леса и дал
    свою клятву.
    - Пусть будет так,- сказал Сын медведя и помог ему встать на ноги. Они
    стали тремя братьями и отправились дальше.
    В одном месте они увидели семистенную кошару1, а в ней - семьдесят
    баранов. Около кошары - чёрный котёл на семь едоков. Они взяли котёл и стали
    жить здесь, питаясь бараниной.
    Однажды Сын медведя говорит своим братьям:
    - Скоро мы всех баранов съедим. В тайге много зверей, и завтра мы с
    Корчевателем леса пойдём на охоту.
    Поднимающий горы должен был остаться и приготовить пищу охотникам. Он
    зарезал барана, приготовил еду и стал ждать своих братьев. В это время
    из-под земли вышла ведьма с медными ногтями и носом - албыс, схватила мясо и
    скрылась.
    Сын медведя и Корчеватель леса вечером пришли с пустыми руками.
    - Где твоя еда? - спросили они у Поднимающего горы.
    1 Кошара - загон для скота.

    - У меня голова разболелась, и я не мог зарезать барана и приготовить
    еду,- ответил тот.
    Сын медведя говорит:
    - Завтра я вместе с Поднимающим горы пойду на охоту, а ты, Корчеватель
    леса, приготовь еду.
    Назавтра, когда охотники собирались пойти на охоту, Поднимающий горы
    сказал тихонько Корчевателю леса:
    - Когда ты сваришь баранину, из-под земли выйдет албыс и унесёт твоё
    мясо, но ты ничего не говори Сыну медведя.
    Сын медведя и Поднимающий горы ушли на охоту. Корчеватель леса зарезал
    барана, сварил мясо, вынул его из котла и стал ждать охотников. В это время
    появилась мясо.
    Вечером Сын медведя и пришли уставшие и голодные, без добычи.
    - Где же твой баран? - спросили они.
    - У меня разболелась печень, и я не мог зарезать барана,- ответил он.
    - Завтра вы оба пойдёте на охоту, а я приготовлю еду,- сказал Сын
    медведя.
    Назавтра Корчеватель леса и Поднимающий горы пошли на охоту.
    Сын медведя зарезал большого жирного барана, сварил мясо и стал ждать
    братьев. В это время из-под земли вышла ведьма с медными ногтями и медным
    носом и стала есть мясо. Сын медведя схватил свой чёрный нож и ударил ведьму
    по ноге. Албыс скрылась так же быстро, как и появилась. Сын медведя съел
    оставшееся мясо барана и выплюнул мягкие и твёрдые кости.
    Корчеватель леса и Поднимающий горы пришли вечером опять с пустыми
    руками.
    Сын медведя говорит своим братьям:
    - Почему вы обманывали меня? Испугались ведьмы с медными ногтями и
    носом?
    - О, брат, мы испугались и не сказали тебе об этом.
    - Я только ранил ведьму и должен спуститься туда за ней. Вы держите
    аркан и не отпускайте. Когда я сильно дёрну, поднимайте,- сказал Сын
    медведя.
    Он достал свой аркан в шестьдесят саженей и спустился в нижний мир.
    Там стояли две большие юрты. Когда он вошёл в одну из юрт, там лежала
    албыс, а две прекрасные царевны перевязывали ей ногу.
    Сын медведя тут же убил ведьму. Двух же прекрасных царевен, чтобы
    поднять их наверх, привязал к аркану.
    Корчеватель леса и Поднимающий горы стали вытягивать аркан. Показались
    две прекрасные царевны.
    - Нас освободил Сын медведя. Поднимающий горы говорит:
    - Перережь аркан, пусть Сын медведя останется там.
    Корчеватель леса ответил:
    - Если жили вместе, то и умирать надо вместе. Зачем перерезать аркан? -
    и отказался.
    Тогда Поднимающий горы сам обрубил верёвку, и Сын медведя упал.
    Корчеватель леса и Поднимающий горы женились на двух прекрасных
    царевнах.
    Сын медведя тем временем ходил по нижнему миру. В одном месте он увидел
    железный тополь, а на нём-трёх птенцов. Один из птенцов плакал, второй пел,
    а третий спал.
    Сын медведя спросил у них:
    - Почему один из вас плачет, второй поёт, а третий спит?
    - Мы птенцы Хан-Херети. Мангыс хочет сегодня съесть того из нас, кто
    плачет, завтра-того, который поёт, а послезавтра - того, кто спит.
    - Ну, братья, мы не змеи, чтобы умирать лёжа,- будем драться. Я
    попробую с ним сразиться,- говорит Сын медведя.
    Сын медведя взял в руки свой чёрный нож и стал ждать. Вот вода в озере
    стала подниматься, чудовище поползло вверх, обвиваясь вокруг тополя.
    Сын медведя своим чёрным ножом снёс чудовищу все шесть голов.
    Обрадовались птенцы.
    Вскоре прилетела птица Хан-Херети и, увидев всех своих птенцов
    невредимыми, сказала:
    - Ты убил моего злейшего врага - будем друзьями. Скажи, чего ты хочешь?
    - Подними меня наверх,- попросил Сын медведя.
    Могучая птица мигом доставила его туда.
    Сын медведя пришёл к своему жилищу и увидел, что его два брата женились
    на двух прекрасных, царевнах.
    Сын медведя страшно рассердился и закричал:
    - Корчеватель леса и Поднимающий горы, выходите!
    Два брата выскочили на крик из юрт.
    - Кто из вас обрубил аркан? - закричал он. Один стал обвинять другого.
    Сказали тогда царевны:
    - Корчеватель леса говорил, что нельзя обрубать аркан, а Поднимающий
    горы обрубил.
    Сын медведя не пощадил жизни Поднимающего горы и убил его. Он взял себе
    в жёны одну из царевен и вместе с Корчевателем леса направился прямо на
    север, к своей матери.
    Долго ли, коротко ли шли они на север вместе с двумя царевнами. Наконец
    пришли на берег озера, где жила старая мать Сына медведя.
    Два брата начали охотиться на зверей в тайге и ловить рыбу из озера,
    еды у них стало в изобилии. Так счастливо они жили-поживали.

     

    Три брата

    Однажды заночевали на берегу три брата, у которых был один буланый
    конь.
    Проснувшись рано утром, младшийбрат сказал:
    - Нашего коня украли. Старший брат говорит:
    - Спешить не надо, вскипятим чаю, попьём, тогда хорошенько подумаем и
    обязательнонайдём.
    Так братья и сделали. Напились не спеша чаюи стали думать.
    Старший брат сказал:
    - Нашего коня увёл человек с того берегареки.
    Средний сказал:
    - Нашего коня увёл человек, живущий в белойюрте.
    Младший сказал:
    - Нашего коня увёл человек по имени Одежйк. Пришли братья к этому
    Одежику и сказали ему,что он увёл их коня. Одежик говорит:
    - Я не брал никакого коня. Как вы можете доказать, есть ли у вас
    свидетель?
    - Мы умеем узнавать всю правду.
    - Если вы такие умные, то найдите то, что я сейчас спрячу,- сказал
    Одежйк и попросил братьев выйти из юрты.
    Он поймал паука, спрятал его- под ковриком и говорит:
    - Спрятал, ищите.
    Братья вошли в юрту. Старший говорит: - Это спрятано под ковриком.
    Средний говорит:
    - Что-то многолапое и маленькое. Младший говорит:
    - Это, конечно, паук.
    - Наверное, вы подглядывали, поэтому я снова перепрячу,- сказал Одежик.
    Он послал братьев во двор, а сам спрятал в сундуке чокпёк - лакомство
    из пенок и ягод.
    - Спрятал, найдите же! - позвал Одежик. Братья вошли в юрту. Старший из
    них говорит:
    - Это спрятано в сундуке. Средний говорит:
    - Что-то из ягод. Младший говорит:
    - Это же чокпек!
    Одежйк испугался и привёл буланого коня.
    Сели три брата на одного коня верхом и поехали. Едут берегом реки вниз
    по течению и видят на дороге следы телеги. Стали высказывать каждый своё
    предположение:
    - У телеги сломано колесо.
    - У верблюда нет одного глаза.
    - А жена хозяина беременна.
    Подъехали к стоянке. Засмеялись братья - всё так и есть.
    - Над чем вы смеётесь? - спрашивает хозяин.
    - У твоей телеги колесо сломано, у верблюда нет одного глаза, а жена
    беременна,- говорят братья.
    - Правильно угадали, ребята,- удивился он и стал угощать братьев чаем.
    Поехали братья дальше. Приехали к хану. Вошли братья в юрту,
    поклонились и сели.
    - Где вы живёте, куда путь держите? - спрашивает хан.
    - Мы странствуем, вот пришли и к тебе, хотим переночевать.
    Хан говорит:
    - Заходите, ночуйте в моих юртах.
    Зашли братья. Там угостили их чаем, мясом и аракой и уложили спать.
    Наутро, умывшись речной водой, братья говорят меж собой:
    - Думали мы, что ночевали в юрте хана, а оказывается, ночевали в юрте
    арата,- сказал старший.
    - Думали, пили араку, а оказывается, пили ледяную воду,- сказал
    средний.
    - Думали, ели баранину, а оказывается, ели собачье мясо, - сказал
    младший.
    Это всё услышали слуги хана и доложили ему.
    - Голодных бродяг я накормил, напоил, а они оскорбляют меня,-
    рассердился хан,- осмелились назвать меня аратом. Снять им головы вместе с
    шапками!
    Хан пошёл к своей матери и рассказал о своей обиде.
    - Почему они считают меня аратом, мать?
    - Это правда, сын мой. Ты - не сын хана. Твой отец был бедный человек.
    - Ну хорошо, а почему они считают, что их угощали собачьим мясом?
    - Во время великого голода этот маленький ягнёнок рос сиротой и сосал
    молоко собаки.
    - А почему они говорят, что пили не араку, а ледяную воду?
    - Холодной зимой людям не хватало для араки воды, и они использовали
    сосульки, висевшие на морде быка. Эти люди могут узнать всё, что захотят,
    отпусти их,- сказала мать хана.
    Братья сели на своего буланого коня и отправились в новое странствие,
    удивляя людей своей догадливостью и умом.

     

    Мудрый филин

    Жил-был хан птиц, и была у него сердитая, властная жена. Что захочет
    она, то и делает, а хан и слова сказать не может. Вздумала раз злая ханша
    испробовать птичье мясо. Приказал хан исполнить волю жены. Всякого птичьего
    мяса отведала ханша, а всё ей мало.
    - Хочу теперь попробовать мяса филина,- сказала она мужу.
    Послал хан за филином быстрого ястреба. Разыскал ястреб филина и
    передал приказание хана:
    - Тебя хан зовёт к себе. Задумала ханша твоё мясо отведать.
    Подумал филин и говорит:
    - Не могу днём лететь, глаза ничего не видят. Ты иди, а ночью и я
    явлюсь к хану.
    Улетел ястреб, передал хану слова филина. Прошла ночь, прошёл день, а
    филина всё нет. Ханша сердится и хана попрекает:
    - Какой же ты птичий хан, раз к тебе филин не является! Скоро ли я
    попробую его мяса?
    - Скоро, скоро,- отвечает ей хан.- Вот наступит ночь, он и прилетит.
    Прошёл день, и прошла ночь, а филина всё нет как нет.
    Переполох в стойбище хана. Птицы-прислужницы пищат, боятся на глаза
    ханше попадаться, не ровен час, заклюёт злая ханша.
    Наконец, на исходе третьей ночи, явился к хану филин. Спрашивает его
    разгневанный хан:
    - Почему ты, лупоглазый, медлил, когда я тебя звал?
    - В первую ночь я попал на большую сходку. Вот потому и задержался, хан
    мой,- отвечает спокойно филин.
    - А что там было?-заинтересовался хан.
    - Спорили - каких деревьев после бури больше бывает: сваленных или
    устоявших.
    - И каких же деревьев больше? - продолжает любопытствовать хан.
    - Сваленных больше, хан мой.
    - А почему больше?
    - Потому что ветер согнул много деревьев, и они тоже считаются
    сваленными, хан мой.
    - Ну хорошо, а где ты был во вторую ночь? - спрашивает филина хан.
    - Задержался я на большой сходке, хан мой.
    - О чём же там спорили? - опять заинтересовался хан.
    - Спорили о том, чего в году больше бывает: цкей или ночей., Решили,
    что ночей в году больше, чем дней.
    - А почему?
    - Потому что в пасмурный день солнца не видно, и он тоже считается
    ночью, хан мой.
    - Ну хорошо, а где ты был этой ночью?
    - Уже вблизи от вашего аала задержался я ещё на одной большой сходке,
    хан мой.
    - О чём же там спорили? - полюбопытствовал хан.
    - Спорили - кого на земле больше: мужчин или женщин. Решили, что женщин
    больше, чем мужчин.
    - А почему женщин больше?-удивился хан.
    - Потому что мужчины, которые выполняют глупые прихоти, не могут
    считать себя мужчинами, хан мой.
    - А к ханам это тоже относится?
    - Относится, хан мой,- смиренно ответил филин и закрыл в знак
    покорности свои круглые, как плошки, глаза.
    Засопел хан и стал думать:
    "Зря я подчинился своей жене и истребил много птиц".
    И запретил хан своей ханше с тех пор убивать птиц. А птицы радовались и
    благодарили мудрого филина.

     

    Кто умнее

    Жили-были старик со старухой. Был у них сын, у которого была чёрная
    кобылица. Каждую весну мальчик уходил с карава- . ном, а осенью возвращался,
    заработав денег.
    Однажды мальчик вернулся рань- .., ше - летом. Старики удивились:
    - Почему ты так рано вернулся?
    - Я уже заработал свои деньги,- ответил он. А осенью к ним приехал ещё
    один мальчик начёрной кобылице. Старики растерялись: кто же их настоящий
    сын? Мальчики заспорили между собой. - Уходи отсюда, ты чужой, эти старики -
    мои родители.
    Делать нечего, пошли старики к хану, чтобы он узнал их сына.
    Рассказали, что произошло. . Хан им ответил:
    - Тот, кто первый приехал и заботился о вас всё лето, кормил, поил
    вас - ваш сын.
    По дороге домой они встретили детей, которые играли на горке. Старики
    рассказали о своей беде.
    - Что же решил хан?-поинтересовался маленький мальчик.
    - Он сказал, что наш сын тот, кто приехал первым,- ответили старики.
    - Я попробую узнать правду. Пусть они бегут вон до той горки и обратно.
    Мальчики-близнецы на чёрных кобылицах пустились наперегонки и вернулись
    одновременно, голова в голову. И снова стали спорить между собой.
    Тогда маленький мальчик велел им сделать два глиняных кувшина.
    - Если вы действительно сыновья, залезьте туда.
    Первый мальчик сразу влез в кувшин, а второй, приехавший осенью, не мог
    засунуть туда даже свой кулак. Маленький мальчик быстро закупорил кув'шин и
    сказал старикам:
    - Там сидит шулбус. Разве человек смог бы влезть туда?
    И он бросил кувшин в огонь. Старики обрадовались и уехали с настоящим
    сыном домой.
    А мудрый мальчик послал ребят к хану сказать, что он не прав и не может
    после этого быть ханом.
    Хан рассердился и приехал посмотреть, кто это оказался таким умным.
    Увидел перед собой маленького мальчика. Стыдно стало хану, ударил он коня
    плёткой и умчался.

     

    Глухарь и селезень

    Давным-давно это было - глухарь и дикий селезень жили вместе. Когда
    становилось холодно, селезень улетал в тёплые края. Глухарь, плача, летел
    следом за ним. От слёз и холода у бедного глухаря глаза опухли и покраснели.
    Пожалел селезень его, нащипал из своей шеи синих перышек, а из-под крыльев
    белого пуха и укутал его. С тех пор у глухаря оперение стало как у селезня -
    синее на шее и белое под крыльями.

     

    Козий хвостик

    Давным-давно на свете жил старик Бурел-дёй. Однажды он заколол своего
    единственного вола, но отдал жене только брюшину, а остальное съел сам.
    Жадность одолела старика, и он выгнал старуху из юрты. Поплакала старуха да
    и отправилась по белу свету. Встретила дорогойчерного ворона.
    - Почему плачешь, старая? - спросил ворон.
    - Как же не плакать? Старик заколол единственного нашего вола, мне дал
    только брюшину и выгнал из юрты.
    - Отдай мне брюшину,- говорит ворон.- Всё равно ты ею не будешь сыта. А
    я тебе дам совет.
    Согласилась старуха. Сказал тогда ворон:
    - Перейди этот перевал, увидишь конскую голову, которая пасёт коз.
    Спрячься, а когда голова
    загонит коз и залезет спать в ступку, возьми бронзовый пестик, разбей
    ступку, а коз забери себе. Перешла старуха перевал, увидела конскую голову,
    пасущую коз. Сделала так, как велел ворон. И стала она жить в берестяном
    чуме, пасти коз, а сама всё думает о старике:
    - Надо бы проведать его.
    Взяла она два куска сушёного творога и пошла к старику Бурелдею.
    Подходит к юрте-кругом тихо, никого нет. Заглянула в щель и увидела
    старика - очень худого, кости кожей обтянуты, ослабшего от голода. Бросила
    старуха кусок творога в дымовое отверстие, старик стал оживать от одного
    запаха и заплакал:
    - О, моё голубое небо, о, богатая моя тайга, вы не оставили меня в
    беде.
    Зашла тогда старуха в юрту. Старик заплакал от радости, что вернулась
    жена. Из шкуры вола жена сшила старику одежду, он стал пастухом, а она доила
    коз. Так и жили.
    Однажды, когда жена доила коз, старик, сидя на камне, чихнул так
    сильно, что порвалась рубаха, а козы разбежались. В руках старухи остался
    только козий хвостик. Старик ушёл на поиски коз да так и не вернулся.
    Старуха опять осталась одна.
    Слышит однажды старуха голос из юрты:
    - Мама, чай закипел, иди скорее.
    Зашла в юрту и глазам своим не поверила: бегает маленький голый
    мальчик.
    - Ты откуда взялся, сынок?
    - Я- Козий хвостик. Я буду твоим сыном. Стали они жить вдвоём. Скоро в
    юрте кончиласьеда. Что делать?
    Козий хвостик говорит:
    - Не горюй, мама, я скоро вернусь.
    И пошёл он к Караты-хану. Спрятался в шерсть барана и кричит:
    - Во мне сидит злой дух!
    Испугался хан, велел заколоть барана и бросить подальше. Забрал Козий
    хвостик барана и принёс матери. Старуха обрадовалась: много мяса дал хан. А
    мальчик говорит:
    - Где же видано, чтобы хан давал бедняку мясо?
    - Так, значит, ты украл у него?
    - Нет, слуги хана притащили и бросили мясо. - Ой, сынок, попадёт нам
    от хана.
    - Не горюй, у хана много мяса, вот он и бро-сает его,- успокоил мальчик
    мать.
    Однажды к ним пришли два брата.
    - Помоги нам наказать Караты-хана. Согласился мальчик. Пришли они в
    ханскийаал, залез он в ухо большого вола и кричит:
    - Я вол со злым духом, уберите меня! Услышал хан, приказал прогнать
    вола. Братьяпоймали вола и закололи его, а мальчику дали только лёгкие и
    печень. Рассердился мальчик и решил их наказать за жадность.
    Пришёл он в юрту Караты-хана, забрался в его одежду и стал кричать:
    - В этой одежде сидит злой дух! Удивляется Караты-хан: что это
    приключилосьс его добром - говорит человеческим голосом. Делать нечего,
    выбросил одежду.
    Оделся Козий хвостик в чёрный шёлковый халат, в чёрные идыки, в чёрную
    соболью шапку и стал караулить двух братьев. Увидев их, принялся кри-. чать:
    - Это не я, это не я, это братья украли вашего вола, Караты-хан.
    Испугались братья, что Караты-хан поймает их и накажет, бросили
    навьюченных мясом вола коней и убежали.
    - Вот к чему приводит жадность: у жадных нет друзей,- сказал мальчик.
    Вернулся Козий хвостик в юрту к матери, и стали они жить-поживать и
    горя не знать.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: