ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Сказки и легенды народов Океании

     

         Акула и черепаха

         В гостях у Солнца, Луны и ночи

         Вождь и его чудесные слуги

         Волшебное дерево

         Дух- который- меняет -людей

         Живая вода

         Как дети стали звездами

         Как Хина оказалась на Луне

         Маленький народец Гавайских островов

         Похищение огня

         Осьминог и крыса

         Девушка-дельфин

         Злой дух То Конокономлор и дети

         Приключения Мауи

         Семеро слепых братьев

         Кват и Марава-паук

         Шагающее дерево

         Как жители острова Торресового пролива обрели огонь

         Такаранги и Рау-Махора

         Цапля и черепаха

     

     

     

         Акула и черепаха

     

     

         Hа острове Савайи, в селении Салега, жила когда-то  слепая  старуха  по

    имени Фонуэа, и была у нее единственная дочь, которую звали Салофа.

         Однажды во всей округе наступил страшный голод. В  Салеге  тоже  нечего

    было есть. В один из этих дней родичи Фонуэы стали печь клубни ямса.

         Сидит слепая Фонуэа, ждет, когда будет  готова  вкусная  еда.  Вот  дым

    исчез, - значит, камни уже раскалились  и  ямс,  накрыв  получше,  поставили

    париться.

         Прошло еще немного времени, старуха и спрашивает дочь:

         - Посмотри, не несут ли нам нашу долю?

         - Нет, - отвечает Салофа.

         Много раз спрашивала Фонуэа, не зовут ли ее с дочерью к обеду, и всякий

    раз Салофа отвечала нет .

         Наконец старуха поняла, что родичи не хотят поделиться с ними едой.

         Отчаялась слепая Фонуэа и велит дочери отвести ее к морю. Стала на край

    скалы, ухватила дочь за руку и воскликнула:

         - Прыгай со мной!

         Бросились они в морские волны и сразу же превратились одна в  акулу,  а

    другая в черепаху. И поплыли на восток, подальше от жадных и злых родичей.

         Долго плыли и наконец достигли  селения  Ваитоги  на  острове  Тутуила.

    Вышли на берег мать с дочерью и снова приняли человеческий облик.

         Верховный вождь Летули очень радушно встретил гостей. В его доме Фонуэу

    и Салофу хорошо накормили, одели.  Мать  и  дочь  как  следует  отдохнули  и

    набрались сил. Они были очень благодарны Летули  за  его  гостеприимство,  и

    Фонуэа сказала ему:

         - Мы с дочерью вернемся в море и останемся жить  под  скалой  у  вашего

    селения., Когда ты захочешь, мы выплывем на поверхность и станем  развлекать

    тебя танцами. А ты запомни песню, которой нас можно вызвать из моря.

         И Фонуэа спела вождю эту песню. А Летули велел  объявить  всем  жителям

    селения, что его гости станут теперь акулой и черепахой и что будут они жить

    отныне в море под скалой. И если кто-нибудь посмеет обидеть их или проявит к

    ним неуважение, вождь сочтет это за тягчайшее преступление. Фонуэа и  Салофа

    снова приняли облик акулы и черепахи и поселились в море под скалой Ваитоги.

         Они прожили там много-много лет  и  всегда  выплывали  на  поверхность,

    когда слышали обращенную к ним песню:

         Фонуэа, Фонуэа, поднимись из морской пучины! Видишь, люди вождя  Летули

    пришли посмотреть на тебя. Посмотреть на забавную вашу игру И приветствовать

    вас.

         Стоило акуле с  черепахой  показаться  на  поверхности  моря  и  начать

    танцевать, люди не могли сдержать восторженных криков:

         - Лалелей! Лалелей! Прекрасно! Прекрасно!

         В Ваитоги бывает много людей со всего света. Лучшие певцы  и  музыканты

    не раз играли и пели у скалы, все пытались вызвать акулу и черепаху,  но  до

    сих пор акула с черепахой выплывают только на звуки одной  призывной  песни,

    той, что когда-то в знак  благодарности  была  сложена  слепой  Фонуэой  для

    верховного вождя Летули.

     

     

     

     

         В гостях у Солнца, Луны и ночи

     

     

         Поспорили как-то раз два человека из племени кивай. Один утверждал:

         -Хивио-солнце и Гануми-луна-это два разных человека.

         А другой стоял на том, что Хивио и Гану-ми  -  один  человек.  Спор  их

    перешел в дра-ку, и один крепко побил другого.

         И тогда избитый устыдился своей сла-бости и решил отправиться в путь на

    каноэ, чтобы наконец  точно  узнать,  где  дом  Гану-ми-луны  и  как  Гануми

    путешествует по небу.

         День и ночь греб он веслом в открытом  море,  направляя  каноэ  к  тому

    месту, где вос-ходит луна. Наконец он приплыл  к  дому  Гануми-луны.  В  это

    время как раз начался от-лив, и лодка села на мель.

         Первый раз Гануми-луна появился перед  человеком  в  образе  маленького

    мальчика, который стал приглашать его сойти на бе-рег.

         - Нет, - сказал человек, - ты маленький мальчик, а  не  луна.  Я  хочу,

    чтобы сам Гану-ми пригласил меня.

         - Я и есть Гануми-луна, - ответил маль-чик. -  Выходи,  пожалуйста,  на

    берег.

         - Нет, - настаивал человек, - я хочу ви-деть  взрослого,  а  не  такого

    ребенка, ты вов-се не Гануми.

         И он остался в каноэ.

         Гануми-луна начал быстро расти и  ско-ро  вышел  к  человеку  в  образе

    юноши.

         Но тот опять отказался выйти на берег:

         - Я жду, когда появится настоящий Гануми-луна,  а  не  такой,  как  ты,

    юнец.

         Я жду взрослого человека, пусть он выведет меня на берег.

         Прошло время. Гануми обзавелся боро-дой, и  тогда  он  вновь  пришел  к

    человеку.

         Но тот продолжал твердить:

         - Я желаю, чтобы вышел сам Гануми-луна.

         -Да я и есть Гануми! И снова человек не поверил ему.  В  следующий  раз

    Гануми-луна появился в образе седоволосого старика.

         - Выходи же на берег, - позвал он че-ловека.

         - Так это ты Гануми? - спросил  гость.  -  Я  хочу,  чтобы  сам  Гануми

    пригласил меня на берег.

         - Ну конечно, я Гануми-луна.

         - Нет, - сомневался человек, - мне ду-мается, ты не Гануми.

         Наконец Гануми-луна приплелся дрях-лым стариком, еле ступал тот старик.

         Только тогда мужчина вышел из лодки и последовал за ним на  берег.  Вот

    это на-стоящий Гануми пришел , -думал он.

         Гануми-луна показал человеку свои владения:

         - Здесь все мое и все белое: белая хи-жина, белый сад, белая земля.

         Потом он показал человеку другое место:

         - А здесь владения ночного мрака Дуо, здесь все черное. Отсюда приходит

    темно-та ночи.

         Наконец он привел человека в третье место:

         -Здесь владения Хивио-солнца. Тут все красное: красная хижина,  красный

    огород, красная земля. Так уж заведено: за тьмою ночи всегда  приходит  свет

    солнца.

         Затем Гануми-луна и мужчина поели вместе, чем скрепили свою  дружбу,  а

    когда они окончили трапезу, Гануми-луна сказал:

         - Смотри, как я буду подниматься по не-босклону. Впереди идет  тьма,  я

    иду за ней, а за мной солнце. Солнце и я - два разных человека.

         Взобрался Гануми-луна на дерево и от-туда бросился в небо. Он опустился

    на край облака, и все вокруг осветилось.

         Увидел это мужчина и  подумал:  Выхо-дит,  моя  правда.  Луна-это  один

    человек, а солнце - другой. Мой товарищ был  не  прав,  когда  говорил,  что

    солнце и луна - один че-ловек .

         Гость Гануми-луны не спал всю ночь,  все  осматривал  владения  Гануми.

    Ничто не рос-ло здесь, кроме низеньких  деревьев  и  кус-тарника:  очень  уж

    близок был лунный свет.

         Начался рассвет, но луна все еще оста-валась на небе.

         Наконец взошло солнце. Тогда Гануми покинул небосклон и вернулся домой.

         Он сказал человеку:

         - Ну, теперь ты видел меня? Хорошо меня рассмотрел?

         -Да, я видел и тебя, Гануми-луна, и Хивио-солнце, и  ночной  мрак  Дуо.

    Вы - три разных человека, но живете здесь все вмес-те.

         А потом пришли ночь, луна и солнце, и каждый  из  них  принес  человеку

    угощение.

         Дуо сказал:

         - Это моя еда, она вся черная: черный банан, черное таро, черный яме.

         Поэтому меня зовут ночным мраком Дуо.

         Гануми-луна кивнул на свою еду:

         -А моя еда вся белая: белый банан, бе-лое таро, белый яме.

         Хивио-солнце, в свою очередь, показал еду, принесенную им:

         -Это вот моя еда,  она  вся  красная:  крас-ный  банан,  красное  таро,

    красный яме. За-помни: меня зовут Хивио-солнце.

         Потом Гануми-луна сказал человеку:

         - Подожди немного! Скоро начнется за-кат, и, когда спустится солнце,  я

    отправлюсь наверх. Привяжу я веревку к каноэ и пота-щу к тому месту,  откуда

    ты приплыл. Как станем подплывать к твоему  дому,  дерни  за  веревку,  я  и

    остановлюсь. Пусть соберутся все люди селения. Ты покажи им веревку и скажи:

    Это веревка Гануми-луны, за нее он тянул мою лодку .

         И покажи им нашу еду, а потом отвяжи веревку.

         На закате дня Гануми позвал человека:

         - Иди садись в каноэ, а я привяжу ве-ревку.

         И вот они отправились в путь. Наконец мужчина приплыл к своему дому, и,

    когда он дернул за веревку, Гануми-луна застыл в небе. А люди увидели  лодку

    и начали кри-чать:

         - Вот человек, который отправился по-смотреть на луну! Он вернулся!

         Мужчина, который побывал в гостях  у  Гануми-луны,  созвал  всех  людей

    селения.

         Не забыл он позвать и того, с кем спорил. Че-ловек так сказал людям:

         - Вот посмотрите, что я привез с собой. Эту еду  дал  мне  ночной  мрак

    Дуо, поэтому она вся черная. Эта еда Гануми-луны, по-этому  она  вся  белая.

    Эту еду мне дал Хивио-солнце, поэтому она вся красная. А вот это  -  веревка

    Гануми, за нее он тащил мою лодку и привез меня  домой.  Теперь  вы  ви-дели

    моего друга, и я позволю ему уйти.

         Только отвязал человек веревку,  как  она  взвилась  в  воздух  и  вмиг

    исчезла.

         Мужчина вынес из лодки всю приве-зенную еду, но люди боялись  пробовать

    ее:

         - А вдруг от нее можно умереть?

         - Нет, -убеждал  их  мужчина,  -  ночь,  луна  и  солнце  сказали:  Это

    настоящая еда, не бойтесь, ешьте ее, от нее не умирают .

         И тогда все стали ее есть.

     

     

     

     

         Вождь и его чудесные слуги

     

     

         В очень давние времена жил на острове Оаху вождь по имени Сильнейший.

         Как-то раз решил он обойти и осмотреть свои земли. В пути  встретил  он

    незнакомца и рассказал ему, куда идет и зачем.

         - Меня зовут Зоркий, - сказал незнакомец. -  Мне  под  силу  разглядеть

    самые дальние земли. Они обширнее и прекраснее твоих.

         Дальше пошли они вдвоем. Идут, а навстречу - человек.

         - Кто ты? - спросили они его. - И что делаешь?

         - Меня зовут Быстрый. Я жду, когда взойдет солнце. Хочу поймать его.

         Стали они ждать все вместе. Когда солнце взошло,  Быстрый  погнался  за

    ним, догнал, схватил и подержал некоторое время как пленника.

         Дальше пошли они втроем: вождь Сильнейший и двое его слуг  -  Зоркий  и

    Быстрый.

         Вскоре они увидели - спят на дороге два человека, один из них  трясется

    от холода, второй горит  как  в  огне.  Их  так  и  звали  -  Замерзающий  и

    Сгорающий.

         Путники согрели одного, охладили другого и взяли их с собой.

         Затем они встретили охотника, который  очень  метко  стрелял  из  лука.

    Звали его Меткий. Позвали и его идти с ними, и Меткий согласился.

         После этого они увидели человека, который лежал, приложив ухо к земле.

         - Что ты делаешь? - спросили его.

         - Слушаю, как бранятся наши предки Папа и Уакеа, - ответил незнакомец.

         Звали его Чуткий.

         Все вместе они продолжали путь,  пока  не  достигли  земли,  прекрасней

    которой никто из них никогда не видел.

         Смотрят дозорные этой земли - приближаются  шестеро  статных,  красивых

    мужчин, а с ними седьмой, по всему видно - знатный человек.

         Вождем в земле Папы и Уакеа была  женщина.  Ей  немедленно  доложили  о

    появлении семерых чужеземцев. Женщина-вождь велела предводителю своих воинов

    доставить всех семерых к ее  дому.  Повеление  было  исполнено:  незнакомцев

    привели в дом вождя, хорошо покормили и предложили отдохнуть.  Тем  временем

    вокруг дома собрались люди.

         Утром Сильнейший сказал женщине-вождю:

         - Слышал я, что ты любишь предлагать гостям трудные загадки. Если я  их

    разгадаю, станешь моей женой?

         - Согласна, - ответила женщина. Вышли они из дому, и она  обратилась  к

    гостю:

         - Мой слуга стоит у двери в дом Папы и Уакеа. Где эта дверь?

         Повернулся вождь к Зоркому и спрашивает:

         - Видишь эту дверь?

         - Вон то громадное дерево и есть эта дверь, - отвечает Зоркий. - Сломай

    дерево - и в корнях увидишь дверь.

         Подошел Сильнейший к дереву, скрутил  ствол,  сломал  его,  отбросил  в

    сторону и нашел дверь.

         Тогда женщина-вождь сказала:

         - Из этой двери выйдут три  собаки.  Одна  из  них  принадлежит  Уакеа,

    нашему верховному вождю, одна - его жене Папе и одна - мне.  Сможешь  ли  ты

    сказать, у кого какая собака?

         Шепнул вождь Чуткому:

         -Узнай, какая собака чья. Приложил Чуткий ухо к земле  и  услышал,  как

    Папа говорит слугам:

         - Моя черная собака выйдет первой, за  ней  -  рыжая  собака  Уакеа,  а

    потом - белая собака женщины-вождя.

         Чуткий передал эти слова Сильнейшему, и тот сказал:

         - Черная принадлежит Папе, рыжая - Уакеа, а белая - это твоя собака.

         Через какое-то время женщина-вождь велела  готовиться  к  пиршеству.  А

    гостю она сказала:

         - Для пира нужна сладкая вода, но  ее  источник  очень  далеко  отсюда.

    Пошли одного из твоих людей, а  я  пошлю  служанку.  Каждому  из  них  дадим

    калебасу.

         Если твой человек вернется первым, я стану твоей женой.

         Вождь дал калебасу Быстрому, и тот приготовился к бегу. Рядом с ним уже

    стояла женщина со своей калебасой.

         Подали знак, и гонка началась. Никто никогда не мог обогнать  Быстрого,

    но эта женщина обогнала и даже оставила далеко позади. Тогда вождь  подозвал

    Меткого и сказал:

         - Теперь ты должен помочь.

         Выстрелил слуга, стрела полетела далеко-далеко и просвистела над ухом у

    бегущей женщины. От неожиданности та упала, и Быстрый вырвался вперед.

         Затем вождь спросил Зоркого:

         - Женщина опять обгоняет? Вождь снова обратился к Меткому:

         - У тебя найдется еще одна стрела?

         Меткий спустил тетиву, стрела полетела и задела  спину  женщины.  Упала

    служанка, Быстрый опять обогнал ее, добежал до источника, наполнил  калебасу

    и повернул назад.

         Но женщина была очень  проворна.  Она  быстро  добежала  до  источника,

    набрала воды и снова обогнала Быстрого.

         Тут еще одна стрела задела ей голову. Женщина  упала  ничком,  калебаса

    разбилась, и вода  разлилась.  Но  служанка  поднялась  и  с  остатком  воды

    бросилась вперед.

         Она бежала так быстро, как в  самом  начале  гонки,  и  скоро  обогнала

    своего соперника. Вождь воскликнул:

         - О Меткий! Еще одна стрела у тебя найдется?

         - Найдется, - ответил слуга.

         Он пустил тупую стрелу, и она ударила женщину.

         Служанка упала и разлила остатки воды из разбитой калебасы.

         А Быстрый закончил бег и отдал свою калебасу вождю.

         Сильнейший налил сладкой воды в чашу  из  кокосовой  скорлупы  и  подал

    женщине-вождю.

         А она предложила еще одно испытание:

         - В нашей земле есть два места: одно очень  холодное,  другое  -  очень

    жаркое.

         Если найдешь среди своих людей таких, что смогли бы жить там,  я  стану

    твоей женой.

         Обратился вождь к Замерзающему:

         - Ты все время дрожишь от холода. Не пойти ли тебе жить в  этом  жарком

    месте?

         А Сгорающему вождь предложил отправиться в холодное место.

         Они оба согласились и сказали:

         -Хорошо, мы пойдем, но никогда уж не вернемся. Ведь  в  тех  местах  мы

    обычно и живем.

         Так Сильнейший выдержал все испытания, и женщина-вождь стала его женой.

         С тех пор они вместе правили прекрасной землей богов.

     

     

     

     

         Волшебное дерево

     

     

         Один старик прожил всю свою жизнь в пещере, так как  не  мог  раздобыть

    достаточно дерева, чтобы построить хижину. В этой пещере и жена его умерла.

         Почувствовал старик, что силы оставляют  его,  и  с  тоской  подумал  о

    судьбе сына, которому тоже, видно, суждено прожить свой век в  этой  пещере.

    Перед смертью позвал он сына к себе и велел похоронить его в  каменной  нише

    погребальной платформы.

         - Спустя неделю после похорон, - сказал он, - из костей  моих  вырастет

    дерево. Сруби его и построй себе хижину.

         Соседи только посмеялись над юношей, когда он рассказал о  предсказании

    отца. Но вот на могиле отца появился росток, росток  превратился  в  высокое

    дерево, и тогда односельчане созвали сход и объявили, что дерево принадлежит

    им.

         Напрасно юноша протестовал и убеждал, что дерево это -  его.  Обратился

    он с мольбой к духу отца -  пусть  перенесет  дерево  куда-нибудь  в  другое

    место. Смотрят люди, дерево вдруг улетело за холмы. Просят они юношу вернуть

    дерево обратно, сулят часть досок и ему, но юноша не поверил им и направился

    вслед за деревом, которое летело все дальше и дальше.

         Опустилось дерево в чужой деревне, и  юноша  сказал  людям,  что  хочет

    остаться здесь жить и поделится с ними дарами дерева.

         Дерево тут же пустило корни, и люди уселись под  сенью  его  кроны.  Но

    самым замечательным было то, что юноша срезал, с дерева все ветки  и  роздал

    их жителям деревни, а дерево продолжало расти и расти.

         Потом он срубил ствол, чтобы сделать себе лодку  и  построить  дом,  но

    дерево дало новые побеги и снова выросло высоким.

         Всю жизнь юноша пользовался тем, что дарило ему волшебное дерево, и  ни

    в чем не нуждался. А его прежние соседи простить себе не могли, что упустили

    из рук такое богатство.

     

     

     

     

         Дух- который- меняет -людей

     

     

         Жили далеко в горах мать с маленьким сыном. Никто  никогда  не  навещал

    их, даже охотники держались от этого дома подальше. Это было странно, потому

    что женщина была дочерью вождя и отличалась редкостной красотой.

         Все дело заключалось в том, что сын, которого она родила  после  смерти

    мужа, оказался крошечным змеем.

         Вождь острова Ревы очень любил свою дочь, но когда у нее родился  змей,

    испугался, подумал: уж не ведьма ли она.

         Вождь позвал дочь к себе и сказал:

         - Я всегда любил тебя и гордился тобой. С радостью я наблюдал,  как  ты

    вырастала из ребенка в девушку... Мне было жаль тебя, когда утонул твой муж,

    но я был рад, что ты вернулась жить  ко  мне.  Когда  мне  сказали,  что  ты

    станешь матерью, я был счастлив. Теперь я узнал, что мой внук - змей, и  мне

    очень тяжело.

         Дочь только вздохнула и ничего не сказала.

         - Это не твоя вина, - продолжал отец, - но я не в силах  вынести  возле

    себя змея.

         Это ужасное  горе  причинил  нам  Дух-который-меняет-людей.  Я  повелел

    построить для тебя дом в горах. Слуги доставят тебе  много  еды  и  разобьют

    огород.

         Молодая мать робко наклонила голову:

         - Я не хочу уходить от тебя, отец!

         - Так оставайся со  мной,  -  сказал  он.  -  Я  велю  охотникам  убить

    мальчика-змея или унести его в лес и оставить там.

         - Нет, нет! - закричала дочь. - Я люблю его. Он действительно мой сын.

         Ведь не его вина, чтоДух-который-меняет-людей обратил  его  в  змея.  Я

    возьму его с собой и буду жить в доме, который готовят нам твои слуги.

         - Я знал, что ты скажешь так, - произнес вождь  грустно.  -  Возьми  же

    своего сына и уходи. Я никогда не увижу тебя более.

         Несчастная мать чувствовала бы себя очень одинокой с  маленьким  змеем,

    если бы он, когда ему исполнился  только  год,  не  начал  говорить  подобно

    обыкновенным детям, он учился разговаривать, ел, спал, смеялся и плакал.

         Прошло время, и мальчик-змей вырос. Когда ему  исполнилось  шестнадцать

    лет, он сказал матери:

         - Я хочу повидать моего деда. Когда он навестит нас?

         - Он никогда не придет сюда, - горестно вздохнула мать.

         -Тогда я сам пойду к нему. Покажи мне, где он живет.

         - И этого я не могу сделать, сын мой. Почему тебе так  хочется  увидеть

    его?

         - Я хотел бы о многом поговорить с дедом. Ты всегда была очень добра ко

    мне, пока я рос, но теперь мне необходимо мужское общество.

         Тогда мать рассказала сыну-змею, что он не такой, как  все,  и  поэтому

    много лет тому назад вождь повелел им жить отдельно.

         Юноша-змей долго размышлял об этом, а на другой день сказал:

         - Если мой дед не придет сюда и я не могу навестить  его,  мне  следует

    поговорить с кем-нибудь еще. Давай пошлем вождю весточку, пусть пришлет сюда

    кого-нибудь.

         -Хорошо, -согласилась мать.-Помню, твой дедушка просил в  случае,  если

    когда-нибудь мне что-то очень понадобится, зажечь костер.  Это  будет  знак,

    чтобы он прислал сюда кого-нибудь.

         Юноша-змей помог матери разложить костер на  вершине  холма,  и  густое

    облако дыма поднялось высоко в воздух.

         В тот же день, немного позднее, они услышали, как кто-то идет к ним  по

    лесу. Вскоре они увидели высокого воина, который вышел к их дому.

         -Это  Мата-ни-Вануа,  главный  советник  отца,  -  сказала  женщина   и

    улыбнулась:

         - Ты очень добр, что пришел.

         - Я рад навестить тебя, - сказал Мата-ни-Вануа. - Что я могу  для  тебя

    сделать?

         - С тобой хочет поговорить мой сын.

         - Оставь нас, мать, - попросил юноша-змей, - это мужской разговор.

         Мать ушла в дом, а юноша-змей заговорил:

         - Я уже совсем взрослый, и мне пора оставить  мать.  Тогда  она  сможет

    вернуться к своему отцу и жить счастливо среди друзей.

         Мата-ни-Вануа возразил:

         - Ты показал себя хорошим сыном, но ты не можешь оставить мать. Что  ты

    станешь делать один? Тебе нельзя уходить отсюда, тебя могут убить.

         - Тогда найди мне жену, она будет ухаживать за мной, и моя мать  станет

    свободной.

         Мата-ни-Вануа потер рукой подбородок и задумчиво произнес:

         -Это нелегко. Не могу представить себе женщины, которая хотела бы выйти

    замуж за змея.

         - Пожалуйста, попытайся! - умоляюще сказал юноша.

         -Хорошо. Я сделаю все, что в моих силах.

         Мата-ни-Вануа  вернулся  в  деревню  и   передал   вождю   разговор   с

    юношей-змеем.

         - Возьми каноэ и отправляйся на остров Бау, - повелел вождь. - Когда-то

    я оказал большую услугу вождю этого острова. У него две  дочери.  Я  уверен,

    что он не откажет в моей просьбе. Возьми с собой  шесть  зубов  кита.  Пусть

    этот особо почетный подарок напомнит ему обо мне.

         Через несколько дней Мата-ни-Вануа сидел на  почетной  циновке  в  доме

    вождя острова Бау.

         - Я привез тебе  подарок  от  моего  повелителя,-сказал  Мата-ни-Вануа,

    развернул сверток из тапы и показал шесть отполированных зубов кита.

         - Подарок великолепен, - восхитился вождь острова Бау. - Что хочет твой

    вождь взамен?

         - Он хочет оказать тебе честь. У тебя две дочери,  а  у  вождя  острова

    Ревы - внук. Он просит отдать за его внука одну из дочерей.

         Вождь Бау вскочил на ноги и положил руку на палицу.

         - Убирайся, пока я не покарал тебя за подобную наглость! -закричал он.

         -Твой хозяин вздумал оскорбить меня! Я знаю, его внук вовсе не человек,

    а змей! Разве не так?

         - Так, - сказал посол, -  но  предложение  моего  хозяина  -  вовсе  не

    оскорбление.

         Смотри, он дарит тебе эти драгоценные зубы кита и напоминает  о  старой

    дружбе. У тебя есть две дочери. Все, что я прошу, - это одну из них.

         Вождь швырнул зубы на землю.

         - У меня тоже есть китовые зубы! - выкрикнул он хвастливо. -  Принесите

    их!

         Слуга поспешил подать три отполированных  зуба.  Вождь  выбрал  один  и

    протянул Мата-ни-Вануа:

         - Прибавь этот зуб к остальным и неси их назад. Скажи вашему вождю, что

    я отказываюсь от подарка. Он дарит его мне только потому, что ожидает взамен

    лучший дар.

         Мата-ни-Вануа наклонил голову.

         - Как тебе угодно! У меня есть еще  одна  просьба.  Можно  мне  немного

    побыть на твоем прекрасном острове? Я велю своим слугам передать твои  слова

    моему вождю. Я немного задержусь здесь, пока гнев его утихнет.

         -Хорошо, - сказал вождь  острова  Бау.  -  Можешь  оставаться,  сколько

    пожелаешь.

         Мата-ни-Вануа не спешил уезжать с острова  Бау.  Он  надеялся  повидать

    дочерей вождя, но сделать это было нелегко - они были хорошо спрятаны.

         Однажды, проходя мимо домика в конце деревни, он  увидел,  как  старуха

    наполняла водой большую калебасу.

         - Тебе помочь, бабушка? - спросил он.

         - Нет, спасибо, я не нуждаюсь в помощи мужчин, - сказала старуха. - Мне

    поможет внучка.

         Тут по тропинке  спустилась  юная  девушка  и  помогла  бабушке  внести

    колебасу в дом. Мата-ни-Вануа пристально наблюдал за ней; Так вот где  вождь

    спрятал одну из своих дочерей!

         Каждый день ходил он в тот конец деревни - все надеялся застать девушку

    одну, и скоро ему такой  случай  представился:  бабушка  пошла  погостить  в

    соседнюю деревню.

         - Я знаю, кто ты, - сказала девушка, когда Мата-ни-Вануа подошел  к  ее

    дому. - Ты хочешь, чтобы я вышла замуж за змея, внука вождя с острова Ревы.

         - О! Так ты все знаешь о нем?

         - Да. Мне очень жаль его. Никому он не нужен. Он,  должно  быть,  очень

    одинок.

         - Но ты бы вышла за него?

         - Да, - сказала девушка, - я выйду за него. Но ему придется взять  меня

    без приданого. Ни в коем случае не говори моему отцу. Он не  отпустит  меня,

    если узнает.

         - Тогда условимся так, - предложил  Мата-ни-Вануа.  -  Мои  люди  скоро

    вернутся за мной. Как увидишь каноэ, приготовься. Я отплыву ночью. Когда  мы

    пойдем к скалам, я выставлю факел. Мы возьмем тебя  на  борт,  и  все  будет

    хорошо.

         Так оно все и случилось.

         Вождь острова Ревы едва мог поверить своим  глазам,  когда  дочь  вождя

    острова Бау заявила, что готова стать женой его внука.

         Стали готовиться  к  пиру.  Женщины  Ревы  сплели  циновки,  изготовили

    узорчатые полосы тапы. Когда подошел день свадьбы, все нарядились,  украсили

    себя пурпурными листьями, надели красивые пояса из цветов, натерлись маслом,

    и тела их блестели в свете факелов, когда они пели и танцевали.

         Скоро на празднестве появился юноша-змей.  Глаза  его  сверкали,  точно

    горящие угли, а узор на коже был удивительно  красив,  подобно  рисункам  на

    тапе.

         Он раскрутил свое тело  и  положил  голову  на  руку  невесты.  Девушка

    содрогнулась от этого прикосновения, ведь кожа змея была холодна, как вода в

    лесном пруду, но улыбнулась ему и  утешилась,  потому  что  увидела  любовь,

    которая сияла в его глазах.

         Стали они  жить  вместе  в  лесном  доме.  Некоторое  время  мать  змея

    оставалась  с  ними,  но  потом,  когда  увидела,  как  счастлив   ее   сын,

    переселилась к отцу.

         Змей был добр и внимателен к жене. Иногда они  гуляли  вместе,  и  змей

    скользил по траве и сухим листьям.

         О, как счастливы мы были бы, будь он мужчиной! -думала она, но  никогда

    не говорила так вслух, потому что щадила его.

         Однажды утром бродили они по лесу, и змей внезапно остановился.

         - Что случилось? - спросила жена.

         - Пойдем поплаваем вместе в пруду, - сказал он.

         Когда они  пришли  к  пруду,  он  велел  ей  сесть  на  берегу,  а  сам

    соскользнул в воду.

         Юная женщина долго ждала его, но змей не появлялся. Она перепугалась  и

    заплакала, а пруд был глубок, темен и тих.

         - Он умер! - сказала она с печалью, обращаясь к птицам и бабочкам. -  Я

    любила его, но не призналась ему в этом. О, если бы я пошла с ним в воду!

         Тут она услышала шаги и повернулась  посмотреть,  кто  это.  Перед  нею

    стоял незнакомец, высокий и красивый.

         - О господин! - воскликнула женщина. - Не видел ли ты моего мужа?

         - Я не видел здесь ни одного человека.

         - Но он был не человек, он был змей, но это был мой  муж,  и  я  любила

    его.

         Он купался в этом пруду и не вернулся. Наверное, он утонул.

         - Ты уверена, что любила его? - спросил незнакомец.

         - Я любила его всем сердцем!

         - Тогда твоя любовь преодолела злые чары Духа-который-меняет-людей.

         - Что ты хочешь сказать?

         - Я твой муж. Задолго до  моего  рождения  моя  мать  нечаянно  обидела

    Духа-который-меняет-людей, вот и получилось, что я  родился  змеем.  О  жена

    моя, твоя любовь преодолела силу зла, потому что ты полюбила меня,  когда  я

    был змеем,  другой  Дух-который-меняет-людей  вернул  мне  мой  человеческий

    облик. Мое прежнее тело лежит на дне пруда.

         Счастливые, вернулись они в деревню, и люди были рады за них. Счастлива

    была мать! Счастлив дед! Счастлив и вождь острова Бау,  когда  услышал,  что

    его зять больше не змей, а настоящий мужчина.

         Все были счастливы и устроили  еще  один  свадебный  пир  с  танцами  и

    песнями, и продолжался он, пока не взошло солнце, чтобы приветствовать новый

    день.

     

     

     

     

         Живая вода

     

     

         В очень давние времена жил один знатный вождь.  Как-то  раз  он  тяжело

    заболел, и все думали, что он умрет. Вокруг вождя собрались  родичи,  и  три

    его сына уже горько оплакивали отца.

         Но тут к дому подошел какой-то старик чужеземец и поинтересовался,  что

    происходит. Один из сыновей ответил:

         - Наш отец умирает.

         - Я знаю, как ему помочь, - сказал старик. -  Он  должен  испить  живой

    воды.

         Но ее очень трудно добыть.

         Старик исчез, а старший сын подумал:

         Я непременно добуду живую воду. Ведь тогда я стану любимцем отца - и он

    передаст мне власть .

         Пошел старший сын к отцу и попросил  разрешения  отправиться  за  живой

    водой.

         - Нет, нет, - сказал отец. - На этом пути тебя ждут многие опасности.

         А вдруг ты погибнешь? Уж лучше мне умереть.

         Но сын настаивал на своем и в конце концов добился согласия отца.  Взял

    он калебасу и отправился за живой водой. Долго он  шел,  но  живой  воды  не

    видел нигде.

         Как-то юноша проходил по  лесной  тропе,  и  встретился  ему  маленький

    человечек.

         - Куда это ты так торопишься? - спрашивает.

         - А тебе что за дело?  -  отвечает  сын  вождя.  -  Не  желаю  с  тобой

    разговаривать!

         Оттолкнул человечка и пошел дальше. Не  знал  юноша,  что  находится  в

    земле менехуне и что этот человек - их вождь.

         Рассердился вождь менехуне и решил проучить грубияна. Стал он  изгибать

    тропу, запутывать ее и сужать. Чем дальше продвигался  сын  вождя,  тем  уже

    делалась тропа, тем гуще становились заросли.  И  в  конце  концов  пришлось

    юноше ползком пробираться сквозь чащу.  Но  вот  лианы  опутали  его,  и  он

    остался лежать неподвижно, как мертвый.

         Долго ждали родичи старшего сына, пока не  поняли,  что  с  ним  что-то

    случилось.

         Отправился в путь средний сын вождя. Он думал только о том, что теперь,

    когда старший брат потерпел неудачу, ему  доведется  унаследовать  отцовскую

    власть.

         Оказался юноша на той  же  тропе,  по  которой  проходил  его  брат,  и

    встретил того же менехуне.

         - Куда это ты так торопишься? Средний  брат  тоже  нагрубил  маленькому

    человечку, столкнул его с тропы и прошел дальше.  А  через  некоторое  время

    его, так же как и старшего брата, крепко опутали лианы.

         Вот и младший брат взял калебасу и пустился в дорогу. Он думал  о  том,

    что надо спасти пропавших братьев и добыть живую  воду  для  отца.  Младшему

    брату тоже встретился вождь менехуне:

         - Куда это ты так торопишься? Рассказал юноша о болезни  отца,  о  том,

    что только живая вода может спасти его, и попросил помощи.

         - Ты говоришь со мной приветливо, - улыбнулся менехуне, -и не груб, как

    твои братья. Поэтому я помогу тебе - дам волшебную палочку, и  она  приведет

    тебя к источнику живой воды. Находится он в доме бога лесов, зверей и птиц -

    Кане. А еще я дам тебе три связки таро. Будешь входить в дом, держи в  одной

    руке таро, а в другой - волшебную  палочку.  Три  раза  постучи  палочкой  в

    стену, и перед тобой откроется проход. Внутри ты увидишь двух чудовищ.

         Только раскроют они пасти,  брось  им  еду,  и  они  успокоятся.  Тогда

    побыстрей наполняй калебасу живой водой и спеши обратно, потому что ровно  в

    полночь проход закроется, и ты не сможешь выйти.

         Поблагодарил юноша маленького человечка, принял его  дары  и  продолжил

    путь.

         Шел он очень долго и наконец оказался в удивительной земле перед  домом

    бога Кане. Трижды ударил он волшебной палочкой, и перед ним открылся проход.

         Сын вождя вошел в дом и увидел двух чудовищ. Только они раскрыли пасти,

    бросил он им  еду,  и  чудовища  успокоились.  Прошел  он  дальше  и  увидел

    нескольких молодых вождей.. Они подарили пришельцу боевую  палицу  и  связку

    таро. А потом увидел юноша прекрасную девушку, которую сразу же полюбил.

         - Пройдет время, мы встретимся снова и станем мужем и женой, -  молвила

    красавица.

         Указала она юноше источник живой воды и велела торопиться. Наполнил сын

    вождя калебасу и успел выскочить из дома как раз в полночь.

         С великой  радостью  пустился  он  в  обратный  путь  и  все  ждал,  не

    встретится ли ему тот самый человечек.  Вождь  менехуне  словно  угадал  его

    желание и скоро появился перед ним. Юноша рассказал человечку обо всем,  что

    случилось, и спросил, чем  он  может  отплатить  ему  за  помощь.  Но  вождь

    менехуне отказался от  награды.  Тогда  младший  брат  набрался  смелости  и

    сказал:

         - Могу ли я просить тебя еще об одной услуге?

         - Ты был благоразумен и с уважением отнесся ко мне, -отвечал менехуне.

         -Скажи! Может быть, я помогу тебе.

         - Я не хочу возвращаться домой без братьев. Помоги мне найти их!

         - Они лежат мертвые в лесу, - ответил вождь менехуне. - А разыщешь  их,

    будет тебе одно горе. Они злые люди. Пусть уж лучше остаются там, где лежат.

         Но добрый юноша настаивал на своем, и менехуне  показал  ему  тропочку.

    Волшебная палочка помогла сыну вождя разыскать братьев. Брызнул  он  на  них

    живой водой, и они ожили. Младший брат рассказал им, как раздобыл живую воду

    и как встретил красавицу, которая обещала стать его женой. И старшим братьям

    стало завидно.

         По  пути  домой  три  брата  очутились  в  незнакомой  земле.  Тамошний

    верховный вождь в это время боролся с мятежниками. Земля  была  разорена,  и

    жители голодали. Пожалел младший брат людей и отдал  им  часть  припасов  из

    дома бога Кане. Люди поели и стали очень сильными. А вождю младший брат  дал

    на время свою палицу. Вскоре мятежники были разбиты, и в  этой  земле  снова

    установился мир и порядок. Потом младший  брат  выручил  из  беды  еще  двух

    других вождей.

         Наконец вышли три брата на морской берегу своей родной земли. Здесь они

    прилегли отдохнуть, но завистливые старшие братья не  заснули.  Они  решили,

    что теперь им нечего опасаться и что помощь  младшего  брата  им  больше  не

    нужна. Задумали они убить  его,  но  побоялись  волшебной  палицы,  которая,

    наверное, охраняла своего хозяина. Тогда они  перелили  живую  воду  в  свои

    калебасы, а калебасу младшего брата наполнили обычной морской  водой.  Утром

    все трое двинулись дальше и в тот же день добрались до родного дома.

         Выступил младший брат вперед и  вручил  отцу  калебасу.  Больной  вождь

    глотнул морской воды, и ему стало так плохо, что он чуть не умер.

         Тогда старшие братья обвинили младшего в том, что он  пытался  отравить

    отца, и протянули отцу свои калебасы. Тот выпил живой воды и сразу  же  стал

    сильным и здоровым.

         Разгневался вождь на младшего сына и прогнал его от себя. Велел отвести

    юношу далеко в лес - пусть там пропадает.  Но  человек,  который  повел  его

    туда, был добрым и потому помог юноше укрыться в безопасном месте.

         Прошло много времени, и вот из отдаленных  земель  прибыли  с  богатыми

    дарами три знатных  вождя,  которым  младший  брат  помог  во  время  своего

    путешествия.

         Рассказали они старому вождю, какой у него замечательный сын, и  хотели

    выразить юноше свою благодарность. Отец  велел  привести  воина,  с  которым

    отослал сына в лес на погибель, и тот сказал, что юноша  жив.  Немедля  отец

    послал за ним гонцов.

         В это же время одна из самых знатных и красивых девушек в мире объявила

    повсюду: если кто-либо сможет пройти точно вдоль черты, которую проведут  по

    воздуху ее колдуны, и не собьется с пути, станет тот человек ее мужем.

         И красавица назначила день испытания.

         Все это уже знали гонцы, которых старый вождь послал на  поиски  своего

    младшего сына.  Как  только  разыскали  они  юношу  в  его  тайном  убежище,

    рассказали ему об этом. Юноша сразу же направился в землю красавицы,  и  его

    старшие братья тоже пошли, но скоро сбились с дороги.  Ведь  младшего  брата

    вела любовь, и он вышел прямо к дому девушки.

         Приблизился юноша к двери, и  она  сама  открылась.  Выбежала  из  дому

    девушка, которую младший брат видел на земле бога Кане, обняла его и  велела

    объявить повсюду, что ее возлюбленный нашелся.

         Старшие братья забрели в далекие чужие земли и не вернулись  оттуда.  А

    младший брат и его красавица жена стали мирно  жить  и  справедливо  править

    всей землей. Их подданные были довольны и восхваляли вождя  и  его  жену  за

    благородство и мудрость.

     

     

     

     

         Как дети стали звездами

     

     

         Пипири и его сестра Рехуа лежали на своих циновках  в  углу  дома.  Они

    были одни - мать и отец отправились в каноэ ловить  рыбу.  Пальмы  шелестели

    над детьми, и они могли слышать, как волны накатывались на берег, но  других

    звуков не было. Дети разговаривали шепотом, им было очень  одиноко,  и  ночь

    казалась темной и необитаемой. Скоро они заснули, но проснулись опять, когда

    родители на цыпочках вошли в дом.

         - Шш, - сказал отец, -дети спят. Нам сегодня посчастливилось с  уловом,

    а я голоден. Если они проснутся, мы не сможем поужинать спокойно.

         - Я приготовлю рыбу во дворе, - сказала мать, -  и  мы  съедим  ее  под

    деревьями.

         Они вышли. Отец собрал дрова и  разжег  огонь,  в  то  время  как  мать

    разделала и почистила рыбу. Она насадила рыбу на длинные  палочки  и,  когда

    огонь стал гаснуть, поджарила на угольках.

         Пипири и Рехуа лежали очень тихо. Восхитительный запах  проникал  через

    открытую дверь, и был виден яркий отблеск огня.

         - Они ведь придут разбудить нас и дадут нам поесть? - прошептала Рехуа.

         - Да нет, я думаю, они не придут. Они слишком жадные, - ответил Пипири.

         Рехуа возмутилась:

         - Они на самом деле очень добрые. Может быть, им  просто  жалко  будить

    нас.

         Пипири даже слушать ее не хотел.

         - На самом деле они нас не любят, - сказал он, - такое случается уже не

    в первый раз.  Когда  они  поедят,  то  сожгут  остатки.  Завтра  утром  они

    притворятся, что ничего не наловили. Мать даст нам одно таро. Вот увидишь!

         Рехуа долго лежала молча и думала. Затем неторопливо сказала:

         - Я думаю, ты прав, Пипири.  Нам  почти  не  дают  рыбы.  Они  даже  не

    называют нас нашими настоящими именами. Почему отец всегда говорит Пипири-ма

    , как будто мы просто двое Пипири?

         - Потому что он не хочет  давать  себе  труд  называть  нас  настоящими

    именами.

         - Пипири резко приподнялся. - Давай убежим, Рехуа. Пойдем со  мной,  мы

    уйдем жить куда-нибудь в другое место. Я буду ловить для  тебя  рыбу  каждый

    день.

         - Но ведь они наверняка увидят, как мы  пойдем  к  двери,  -  возразила

    Рехуа.

         - А мы не будем подходить к двери, - сказал Пипири. - Смотри!

         Он усердно взялся за работу у стены и проделал отверстие.  Вскоре  дети

    смогли выползти через него. Они тихо прокрались прочь, прячась за деревьями.

         Как раз в это время Тауа и его жена закончили ужин. Пламя  взметнулось,

    когда остатки рыбы бросили в огонь.

         Пока Тауа тушил его, жена вошла в дом и  легла  на  циновку.  Когда  ее

    глаза привыкли к темноте, она увидела дыру в стене.  Ощупав  циновки  детей,

    она обнаружила, что они пусты, подбежала к двери и позвала мужа:

         - Тауа! Скорее сюда! Дети убежали. Родители побежали среди деревьев.  В

    предрассветных сумерках они увидели вдали своих детей. Пипири держал  сестру

    за руку и тащил ее за собой.

         - Вернитесь, Пипири-ма! - кричала мать. - О Пипири-ма, вернитесь!

         Но дети не оглянулись. Они бежали изо всех сил, но Тауа  бежал  намного

    быстрее. Скоро он приблизился к ним и закричал:

         - Стойте! Если вы не вернетесь, я побью вас обоих.

         Дети выбились из сил, и Рехуа начала плакать.

         - О Пипири, - рыдала она, - отец поймает нас и побьет. Я боюсь.

         - Не бойся, - сказал брат, - смотри, вот жук-олень. Он нам поможет.

         Он схватил жука за лапку и держал, пока Рехуа взбиралась ему на спину.

         Пипири последовал за ней. Тауа уже протянул руку, чтобы удержать детей,

    но жук-олень расправил крылья и взлетел с ними на небо.

         Дети услышали крик матери:

         - Куда вы? Вернитесь к нам, Пипири-ма. Мы  не  станем  вас  наказывать,

    если вернетесь.

         - Нет! - отозвался Пипири. - Мы не можем есть то, что вы нам даете.  Вы

    думаете, что пища, которую добывают при свете факелов, - не для Пипири-ма.

         Вы думаете, что для Пипири-ма вполне достаточно таро.

         Жук-олень поднимался все выше и выше и наконец исчез из виду.

         В ту ночь на небе появились три новые звезды. Две из них жители острова

    Таити называют Пипири и Рехуа, а третья  звезда  -  это  жук-олень,  который

    принес их на небо.

         Дети Таити хорошо знают эту историю. Когда приходит ночь, они смотрят в

    небо, а когда найдут три яркие звезды, то кто-нибудь из детей поет:

         О Пипири-ма, вернитесь же к нам!

         А другие дети отвечают:

         Нет, мы никогда не вернемся к  вам!  Вы  не  хотели  давать  нам  рыбу,

    которую поймали, Рыбу, которую вы поймали при свете факелов.

         Мы ушли сквозь облака на  вершину  неба  На  спине  жука,  и  здесь  мы

    останемся.

         Навсегда, навсегда, как два ярких цветка на небе.

     

     

     

     

         Как Хина оказалась на Луне

     

     

         Женщина по имени Хина всю свою жизнь очень  много  трудилась.  То  била

    колотушкой тапу, чтобы сделать одежду для своих домашних, то ходила по  воду

    с калебасой, то ловила креветок в море.

         И так она устала, что очень захотелось ей уйти куда-нибудь и хорошенько

    отдохнуть от тягот жизни.

         Радуга пожалела Хину и перекинула  свою  дугу  дорожкой  от  скал,  где

    стояла женщина, прямо к небесам.

         Стала Хина подниматься по радужной дорожке. Вот взберется на небо и там

    отдохнет!

         Хина поднималась все выше и выше, и лучи солнца стали обжигать ее.  Она

    накинула на голову рыболовную сеть и продолжала свой путь.

         Вскоре Хина миновала облака,  и  здесь  солнечные  лучи  палили  совсем

    нестерпимо.

         Женщина поднялась так высоко, что дальше могла только ползти по  крутой

    дуге радуги. Хине оказалось не под силу карабкаться выше,  она  соскользнула

    вниз по радуге и вернулась на землю.

         Было уже  темно.  Смотрит  Хина  -  муж  возвращается  от  источника  с

    калебасой.

         Заметил он Хину и давай ругаться. Куда, мол, запропала?

         Солнце уже село, лучи его не обжигали больше Хину, и  к  ней  вернулись

    силы.

         Она посмотрела на небо, где появилась  полная  Луна,  и  сказала  себе:

    Пойду-ка я на луну, там очень тихо и спокойно. Вот где я хорошо отдохну!

         Вышла она из дому, смотрит-перед дверью дорожка лунного света.

         - Я ухожу на Луну, - сказала  Хина  мужу.  -  Уж  там-то  я  хорошенько

    отдохну!

         И Хина стала быстро подниматься по лунной тропке, чтобы муж  не  догнал

    ее.

         Шла  она,  шла  и  радовалась  ночной  тишине  и  спокойствию.   Звезды

    показывали Хине путь к Луне, и наконец она добралась до  цели.  Там  Хина  и

    осталась.

         А гавайцы могут увидеть ее, если посмотрят на  яркую  луну.  Там  сидит

    Хина, рядом с ней стоит калебаса. Некоторые,  правда,  говорят,  что  вместо

    калебасы Хина взяла с собой колотушку  для  тапы  и  что  красивые  кудрявые

    облака, которые видны иногда вокруг луны, -это прекрасная  одежда  из  тапы,

    которую делает Хина.

     

     

     

     

         Маленький народец Гавайских островов

     

     

         Много лет назад на Гавайских островах жило множество карликов.  Звались

    они менехуне. Конечно, нечего было и  думать  о  том,  чтобы  увидеть  их  в

    большом городе вроде Гонолулу. Однако  говорят,  что  иногда  уголком  глаза

    можно было углядеть маленького человечка. У него красные щеки  и  улыбка  во

    все лицо. Если вы повернетесь, чтобы взглянуть на него, он исчезнет,  но  вы

    знаете, что мгновение назад он здесь был.

         Когда-то давно на Гавайях менехуне было больше, чем  обычных  мужчин  и

    женщин.

         Но даже в те далекие  времена  очень  немногие  люди  видели  карликов,

    потому что днем они спали. Ночью менехуне выходили из своих убежищ, но,  как

    только вставало солнце, торопились домой. Одни только рыбаки, трудившиеся по

    ночам, и люди,  которые  вставали  очень  ранним  утром,  видели  их  иногда

    по-настоящему.

         На острове Кауаи жил благородный вождь по имени Пи. Он мог считать себя

    счастливым, ведь у него были слуги, которые приносили ему все, что он хотел.

    Ему не приходилось ничего делать  -  только  играть  и  проводить  со  своим

    народом ночные часы за танцами и песнями. К несчастью, пришли времена, когда

    никто не хотел ни петь, ни танцевать, ни играть. Все растения в долине увяли

    и высохли. Даже свиньи отощали, и на их костях почти  не  осталось  мяса,  а

    рыбные пруды в глубине долины стали грязными и заросли водорослями.

         Пи  созвал  мудрых  мужей  своего  племени,  чтобы  узнать,  может   ли

    кто-нибудь сказать ему, что надо делать.

         - Единственное, что можно сделать,  о  великий  вождь,  -это  построить

    плотину через реку Ваимеа. Потом надо будет прорыть  канал,  чтобы  провести

    воду в нашу долину.

         - Я сам об этом думал, - сказал Пи. - Но на это нам понадобятся годы.

         Мы все умрем от жажды и голода, прежде чем закончим работу.

         - Надо попробовать найти другую долину, где воды вдоволь,  -  предложил

    еще кто-то.

         - Но это значит оставить дома и землю, которая  так  давно  принадлежит

    нашему племени, - грустно сказал Пи. - Однако  это,  пожалуй,  единственное,

    что можно сделать.

         Он покинул собрание мудрецов и уселся в своем доме. Его ярко окрашенный

    головной убор и плащ из птичьих перьев указывали на высокое происхождение  и

    власть, - и все же ему было одиноко, грустно и немного страшно. Он знал, что

    народ ожидает от него спасения, но как помочь ему, - не знал.

         Внезапно что-то ярко вспыхнуло. В дом вошел  крошечный  человечек.  Это

    был менехуне. Несмотря на свою скорбь,  Пи  не  смог  удержаться  от  смеха:

    человечек был одет точь-в-точь как он сам - плащ из красных, синих, желтых и

    белых перьев, блестящий синий шлем на голове.

         - Ты тоже вождь, кроха? - спросил Пи. Карлик выпрямился.  Верхушка  его

    шлема едва доходила до колена Пи.

         - Я вождь всех менехуне, - сказал он гордо, - и я пришел помочь тебе.

         - Как может такое маленькое существо помочь нам? - удивился Пи.

         - Рост здесь ни при чем, - отрезал человечек. -Тебе нужна  наша  помощь

    или нет?

         Пи подумал о своем народе и о жестокой борьбе, которую  люди  ведут  за

    пищу и воду, чтобы выжить.

         - Прости меня, - сказал он, - я не хотел обидеть тебя. Беда наша в том,

    что у нас нет воды. Если бы нам направить вниз потоки с  гор,  наши  посадки

    вновь стали бы расти. Трава питала бы свиней, и у нас было бы вдоволь еды  и

    питья. Но, видишь ли, для этого  нам  нужно  построить  плотину  через  реку

    Ваимеа и прорыть канал через холмы в нашу долину.

         - Мы можем сделать это для тебя, о вождь.

         Пи не осмелился засмеяться снова.

         - Спасибо за желание помочь нам, - сказал он  мягко,  -  но  даже  моим

    людям потребуются годы, чтобы построить  плотину  и  канал  там,  наверху  в

    горах.

         А вы такие маленькие, что у вас это отнимет сотни лет.

         Вождь менехуне засмеялся так сильно, что шлем чуть не  упал  у  него  с

    головы.

         - Прости меня, - сказал он, вытирая слезы, - но вы, люди, такие глупые.

         Мой народ работает лучше, чем твой, и нас тысячи.  Мы  можем  построить

    плотину и канал за одну ночь.

         Теперь рассмеялся Пи.

         - Если вы это сделаете, я отдам вам все, что ты захочешь, - сказал он.

         -Хорошо! -сказал менехуне. - Мы сделаем это,  и  не  ради  какой-нибудь

    награды,  а  потому,  что  не  хотим,  чтобы  вы  были  несчастны.  Если  ты

    согласишься на мои условия,  плотина  и  канал  будут  закончены  завтра  до

    восхода солнца.

         - Какие же это условия? - спросил Пи.

         - Первое: прикажи всем своим людям войти в дома и закрыть  двери.  Если

    кто-нибудь выглянет, мы все исчезнем, и работа будет впустую.

         -А второе условие?

         - Ровно через месяц после  сегодняшнего  дня  устрой  всем  моим  людям

    рыбный пир. Еды должно быть достаточно для всех.

         - Хорошо! - сказал Пи точно так же, как только  что  до  него  -  вождь

    менехуне.

         Карлик поклонился и выбежал наружу. Плащ вздымался за его спиной.

         Пи поспешил за ним, чтобы узнать, куда он направился, но карлика уже  и

    след простыл.

         Вождь в задумчивости прошел по деревне и  послал  гонцов  собрать  весь

    народ на сход.

         - Прийти должен каждый, - приказал он, - и старые, и  молодые,  и  даже

    самые маленькие. Я намерен сказать им нечто важное.

         Когда люди собрались, он велел им сесть.

         - Слушайте,  -  сказал  он,  возвышая  голос  так,  чтобы  каждый   мог

    услышать, - я должен сообщить вам нечто важное. Я  не  знаю  наверняка,  что

    произойдет, но ко мне приходил вождь менехуне. Он обещал, что к  завтрашнему

    дню его люди построят плотину через реку Ваимеа  и  длинный  канал,  который

    проведет воду в нашу долину.

         Загудели разговоры. Люди качали головами и переговаривались.

         - Тихо! - закричал Пи. - Смогут они сделать такое удивительное дело или

    нет, я не знаю, но ничего плохого не случится, если мы дадим им попробовать.

         Их вождь сказал мне, что никто не должен следить за  ними.  Как  только

    солнце сядет, уйдите в  дома  и  закройте  двери.  Попытайтесь  спать,  если

    сможете.

         Но если я узнаю, что кто-нибудь подглядывал, то накажу его жестоко.

         Никто не спал в эту ночь. Люди подчинились приказу вождя и оставались в

    домах, прислушиваясь к каждому звуку. Они слышали, как далеко  на  холмах  в

    скалы вколачиваются зубила, вырубая ровные камни, и как  с  глухими  звуками

    валуны падают в воду, Над молчаливой  деревней  и  пересохшей  землей  сияла

    луна, но в горах через вершины мчались шквалы воды. Плотина была  готова,  и

    воды стали подниматься, пока в большой впадине не образовалось озеро.

         К утру менехуне закончили канал, аккуратно обложив его  камнями.  Озеро

    переливалось через край. Оно наполнило канал, и вода хлынула в долину.

         Сначала пересохшая земля впитала воду, но вскоре возник ровный поток.

         Как только солнце встало, люди деревни Пи  устремились  из  домов.  Они

    возбужденно кричали, ибо в русле ручья по камням бежала крошечная струйка  и

    начинала петь песню, которой не было слышно уже много месяцев.

         Люди подняли глаза к холмам, но плотина и  канал  были  скрыты  темными

    дождевыми тучами.

         От тысяч менехуне не осталось и следа. Весь день поток воды прибывал  и

    прибывал. К полудню он бежал на уровне берегов, рыбные пруды были  полны,  и

    серебряная струя спадала в море на краю долины. Деревня была спасена!

         Пи сидел в одиночестве под деревом у реки. Он был уверен, что  менехуне

    скоро придет к нему. Внезапно возле него затрепетали перья, как будто  яркая

    птица слетела с дерева.

         - Ты исполнил свое первое обещание, - сказал вождь менехуне с усмешкой.

         - Никто не подглядывал за нами ночью.

         Пи встал на колени, чтобы лучше видеть карлика.

         - Вы сделали для нас плотину и канал, - сказал он. - Это было великое и

    удивительное дело; что мы можем сделать для вас?

         Менехуне усмехнулся еще шире.

         -Начинайте готовиться к пиру, который ты обещал нам,  -  сказал  он.  -

    Через десять дней будет полнолуние. Смотрите, приготовьте пир вовремя.

         - Мы с радостью сделаем это для вас, о вождь! Это самое малое,  что  мы

    можем сделать. Скажи мне, сколько твоих людей работало для нас в  эту  ночь,

    чтобы мы знали, сколько еды приготовить.

         Карлик начал считать на пальцах.

         - Одна тысяча, -  сказал  он,  поднимая  один  палец,  -две  тысячи,  -

    поднимая другой.

         Скоро он поднял все пальцы на обеих руках.

         -Достаточно, -сказал он, - будем считать десять тысяч.

         Он отскочил прочь, и его плащ ярко сверкнул в сумерках.

         - Десять тысяч, - сказал Пи вслух. - Так вот почему они смогли  столько

    сделать за одну ночь! Но как - во имя всех богов и маленьких рыбок- можем мы

    добыть достаточно еды для десяти  тысяч  человечков?  Придется  мне  собрать

    своих мудрецов, чтобы получить ответ на этот вопрос.

         Один из друзей Пи услышал его слова и подошел к нему.

         - Ты сам ответил на свой  вопрос,  мой  господин  Пи,  -  сказал  он  с

    улыбкой.

         - Что ты имеешь в виду?

         - Маленькие рыбки! Ты сам произнес  эти  слова.  Менехуне  -  крошечные

    человечки, так что много они не съедят. Если наловить много-много креветок и

    дать каждому по одной, они будут вполне довольны. Пи хлопнул в ладоши.

         - Так и сделаем! - сказал он. - До наступления полнолуния  все  мужчины

    выйдут в море с сетями и наловят тысячи креветок.

         Когда приблизился десятый день,  все  мужчины  спустили  на  воду  свои

    каноэ.

         Вскоре они нашли большую стаю креветок. Они погрузили  сети  в  воду  и

    заполнили каноэ крошечными рыбками. Когда утром они вернулись на  берег,  их

    ожидали женщины. Они завернули каждую креветку в широкий  пальмовый  лист  и

    завязали узенькими полосками.

         Пи пришел посмотреть, как идет работа.

         -Хорошо, -сказал он, -таких  пакетиков  должно  быть  по  крайней  мере

    десять тысяч - по  одному  на  каждого  маленького  трудолюбивого  менехуне.

    Давайте подвяжем их на  деревьях  возле  моего  дома.  Они  будут  прелестно

    смотреться при лунном свете.

         В ту ночь, когда взошла луна и осветила десять тысяч маленьких  зеленых

    пакетиков, висящих на голых ветвях  деревьев,  десять  тысяч  менехуне  тихо

    спустились с холмов. Утром деревья снова были пусты.

         Поток еще журчит и поет по камням в долине. Гора, где был прорыт канал,

    называется теперь горой Креветок-  в  память  о  ночи,  когда  десять  тысяч

    креветок были съедены народом менехуне.

     

     

     

         Похищение огня

     

     

         Раньше люди ели сырую пищу: плоды, овощи, - словом, то, что  давала  им

    земля. У людей не было огня, чтобы варить еду. И они не  умели  готовить  ни

    таро, ни яме, ни корни ти.

         Однажды Мауи спросил свою мать Тарангу:

         - А где можно раздобыть огонь?

         - Огонь есть у кур, - ответила Таранга. -Только знай:  чтобы  раздобыть

    его, нужна немалая сила и ловкость. Иди к самым маленьким  курочкам,  только

    тогда и сумеешь заполучить огонь.

         Отправился Мауи за огнем. Пришел к Ваианае на остров Оаху, а там только

    большие куры.

         - Вот  пришел  быстроногий   сын   Таранги.   Как   бы   не   случилось

    беды! -заволновались они.

         Мауи и впрямь не раз гонялся за ними, и куры знали, какой он проворный.

         Попытался Мауи схватить огонь, но куры, быстро собрав в  узелок  огонь,

    золу и бананы, которые пеклись на огне, улетели прочь. И Мауи остался  ни  с

    чем.

         Так повторялось много раз, пока наконец Мауи не увидел совсем маленькую

    курочку. Она как раз разжигала огонь - собиралась печь бананы.

         Схватил Мауи птицу и крепко зажал ее в руках. А курочка и говорит:

         - Пощади меня, Мауи! А я тебе скажу, где можно  взять  огонь.  Попробуй

    потереть стебель таро.

         Стал Мауи тереть стебель таро, а искр все нет и нет.  Покрылся  стебель

    бороздками и остался таким до сих пор. Да вы и сами это можете увидеть, если

    взглянете на стебель таро.

         В гневе вернулся Мауи к курочке, а она ему опять:

         - Иди и потри воду!

         Однако курочка схитрила, потому что имела в виду  не  обычную  воду,  а

    кусты, которые назывались красная вода . Мауи не сумел  разгадать  курочкины

    слова и отправился тереть обычную воду. Конечно, никакого  огня  у  него  не

    получилось.

         И снова рассерженный Мауи вернулся к курочке.

         - Иди в лес и найди там кусты красная вода , - подсказала курочка.

         Мауи так и сделал. И скоро огонь у него разгорелся.

         Мауи был все-таки сердит на птицу: зачем  она  гоняла  его,  почему  не

    сказала сразу про кусты красная вода ? И он прижег огнем гребешок курочки.

         С тех пор гребешки у кур стали красными.

         А у людей с того дня появился огонь.

     

     

     

     

         Осьминог и крыса

     

     

         Однажды птицы собрались  в  путешествие  и  позвали  с  собой  крысу  и

    рака-отшельника, который в те времена жил на  суше.  Уселись  они  в  лодку,

    подняли парус и отплыли от берега.

         Все шло хорошо, но вдруг зимородок нечаянно проткнул  дно  лодки  своим

    длинным клювом. Лодка стала тонуть, и все птицы разлетелись.

         Рак-отшельник еле-еле добрался до ближайшего рифа да так и остался жить

    в море.

         И пришлось крысе одной плыть к берегу.

         Увидел ее осьминог, удивился и спрашивает:

         - Откуда ты, крыса?

         - Плыли мы под парусом, -  отвечает  крыса,  -да  зимородок  продырявил

    клювом лодку, она и потонула.

         - Садись на меня, - предложил осьминог, - довезу тебя до берега.

         Забралась крыса на голову осьминогу; и он поплыл.

         Вскоре они приплыли к острову, и крыса соскочила на землю.

         - Эй, осьминог! - закричала она на прощание. - Посмотри-ка, что у  тебя

    на голове.

         Осьминог  пощупал  голову  и  понял,  что  крыса  нагадила   на   него.

    Рассердился осьминог, погнался за крысой, но та спряталась в норке.

         Вы, конечно, знаете, что у всякого осьминога  на  голове  бугорки.  Они

    остались с тех самых пор. Теперь осьминог-злейший враг всякой крысы.

         Вот почему, если вы надумали ловить осьминога, нужно  делать  приманку,

    похожую на крысу, осьминог сразу бросается на такую приманку.

     

     

     

     

         Девушка-дельфин

     

     

         Жил на одном острове юноша с матерью и бабушкой. Бабушка  знала  секрет

    приготовления ароматного кокосового масла. Она часто  натирала  этим  маслом

    своего любимого внука, и в такие дни дельфины  подплывали  совсем  близко  к

    берегу. Тогда жители острова бросались в море и ловили дельфинов.

         Вот как-то раз люди увидели стаю дельфинов и обрадовались  предстоящему

    роскошному пиршеству. Такого улова никогда еще не было. Вдруг  один  дельфин

    отделился от стаи и направился прямо к юноше,  который  благоухал  кокосовым

    маслом. Дельфин сказал:

         - Принеси меня в свой дом!

         - Откуда ты знаешь мой язык и почему говоришь со мной? -удивился юноша.

         Но дельфин снова повторил:

         - Принеси меня в свой дом!

         Юноша хотел сказать, что по обычаям  племени  не  подобает  ему  одному

    брать себе такую большую добычу, но промолчал и приволок дельфина домой.

         - Прикрой меня циновками и подожди, пока я тебя не позову!  -  попросил

    дельфин.

         Сделал юноша все, как просил дельфин, а когда снова вошел в дом,  перед

    ним стояла прекрасная  девушка  с  черными,  блестящими  волосами,  густыми,

    темными бровями, передником из морской травы.

         - Кто ты и что тут делаешь? - удивился юноша.

         Девушка ответила:

         - Я была дельфином, а сейчас превратилась в человека. Я плыла на чудный

    запах твоего кокосового масла и полюбила тебя.

         Юноша смутился: он знал, что мать будет очень сердиться на него за  то,

    что он не отнес добычу в дом собраний, как все остальные.

         Вскоре пришла мать и увидела, что в доме не так, как обычно. Она  стала

    браниться, и тогда  вышел  сын,  а  немного  позже  появилась  девушка.  Она

    рассказала матери свою историю и призналась, что  полюбила  юношу.  Но  мать

    потребовала, чтобы девушка немедленно пошла с ней в  дом  собраний  -  пусть

    старики, которые там собрались, решат ее участь.

         Девушка упорно отказывалась идти,  мать  и  сын  так  и  не  смогли  ее

    уговорить.

         Тогда мать пошла сама в дом собраний и привела оттуда стариков -  пусть

    посмотрят на пришелицу и решат, принять ли ее в общину.

         Девушка сказала:

         -Знаете ли вы, кто такие дельфины? Это люди, которые  погибли  в  море.

    Это они превращаются в дельфинов.

         Выслушали старики девушку, разрешили ей остаться жить в их племени, и с

    тех пор люди знают-нельзя  охотиться  на  дельфинов,  ведь  это  родные  нам

    существа.

     

     

     

     

         Злой дух То Конокономлор и дети

     

     

         Однажды дети остались сторожить дом. Вдруг к ним  пришел  злой  дух  То

    Конокономлор и говорит:

         - Поищите у меня в голове!

         Дети послушались. Но едва они прикоснулись к голове злого духа, как тут

    же прилипли к ней.

         То Конокономлор спросил:

         - Вы все приклеились?

         -Да, - ответили дети.

         - Тогда идемте!

         Он встал и пошел. А дети на  его  голове  громко  плакали.  Подошел  То

    Конокономлор к своему жилищу и говорит:

         - Камень, откройся!

         Камень открылся, и злой дух с детьми вошел внутрь.

         Затем То Конокономлор стал бить в большой барабан. Сразу сбежались злые

    духи.

         Он сказал им:

         - Снимите с меня этих детей! Сняли с него детей.

         - А теперь несите сюда приправу, листья, камни и хворост, мы приготовим

    хорошую еду!

         Злые духи вышли наружу, и То Конокономлор повелел:

         - Камень, закройся!

         Дети остались без присмотра, и тогда старший мальчик спросил:

         - Что он говорил перед тем, как войти сюда?

         - Он сказал: Приоткройся! , - ответил ему другой.

         Но самый младший поправил брата:

         -Нет, не так. Он сказал: Камень, откройся!

         Только малыш произнес эти слова, камень отворился. Дети вышли из жилища

    То Конокономлора и убежали.

         Но один из мальчиков не мог идти быстро: у него  болела  нога.  И  дети

    спрятали его в яму.

         - Сиди здесь и не шевелись! - сказали они ему и побежали дальше.

         Тем временем злые духи хватились детей и бросились догонять их.

         Услышали дети погоню и взобрались на кокосовую пальму,  что  склонилась

    над морем. Злые духи промчались мимо. Но один из них плелся сзади и  заметил

    детей.

         - Да вот же они! - закричал он. Вернулись злые духи к  пальме,  полезли

    наверх, но дети умели хорошо плавать и прыгнули в воду. Злые духи - за ними.

         Однако у злых духов были дырявые животы,  и  когда  кто-нибудь  из  них

    попадал в море, его живот наполнялся  морской  водой,  злой  дух  становился

    тяжелым и шел ко дну. Поэтому все они сразу утонули.

         Вернулся То Конокономлор домой, схватил  курицу  и  заткнул  ею  живот.

    Затем веревкой привязал курицу к своему телу, чтобы она не выпала,  и  пошел

    ловить беглецов.

         Один из мальчиков заметил То Конокономлора, осторожно подкрался к  нему

    сзади и развязал веревку.

         Вода наполнила живот злого духа, и он утонул.

         Так погибли все злые духи.

         А  дети  отыскали  спрятанного  мальчика  и  все  вместе   благополучно

    добрались до дому.

         Родители спросили их:

         - Где вы были?

         И они рассказали о То Конокономлоре.

     

     

     

     

         Приключения Мауи

     

     

         Далеко в океане качалась на волнах колыбель из  морских  водорослей,  а

    над ней кружили птицы. В колыбели лежал младенец, и ничто, кроме водорослей,

    не защищало его от птиц и хищников  океана.  Это  был  Мауи,  малютка  Мауи,

    обернутый в волосы своей матери Таранги.

         В конце концов море выбросило колыбель на берег, и тут птицы  осмелели,

    а мухи гроздьями облепили колыбель. Водоросли высохли  и  искрошились,  мухи

    добрались до нежной кожи младенца, и он заплакал.

         Бог Тама услышал плач. Он спустился к колыбели, взглянул на  посиневшее

    тельце Мауи, осторожно взял ребенка на руки и поспешил домой - в поднебесье.

         Дома он положил младенца под стропилами, и ребенок  скоро  согрелся  от

    струи теплого воздуха, который поднимался над  очагом.  Малыш  рассмеялся  и

    весело замахал руками.

         Так счастливо окончилось первое  приключение  Мауи,  так  его  спас  от

    гибели старец из поднебесья.

         Мауи подрастал, и бог Тама охотно делился  с  ним  своей  мудростью.  С

    помощью Тамы Мауи изучил повадки птиц и их язык, хитрые уловки рыб, научился

    играть в детские игры и узнал,  о  чем  беседуют  старики,  когда  сидят  по

    вечерам вокруг огня.

         Мауи рос высоко в горах, он познакомился со  всеми  обитателями  горных

    лесов и выучил заклинания, с помощью которых подружился с лесным народом.  И

    наконец он узнал, где живет его мать.

         - А теперь я вернусь к своему племени, -сказал однажды Мауи.

         -Да, ты вернешься к своему племени, - с грустью  подтвердил  Тама.  -Ты

    покинешь старика, который научил  тебя  разным  премудростям.  Ты  совершишь

    немало подвигов, тебя ждет  много  приключений,  но  последнее  твое  деяние

    затмит все предыдущие, хотя ты и проиграешь последнюю битву. Сын мой,  я  не

    стану говорить, что это за битва. Хорошо, что она будет, и неважно,  что  ты

    ее проиграешь. Мы все будем побеждены в этой битве....  Но  память  о  тебе,

    Мауи, сохранится навеки. А теперь торопись, сын мой, мир людей ждет тебя.

         Мауи помчался по песчаным дюнам. Он поднимался на  холмы,  спускался  в

    долины и шел все дальше и дальше на запад. Наконец далеко впереди показалась

    хижина с тонким завитком дыма над крышей, и Мауи сразу почувствовал, что это

    дом его матери.

         Начало темнеть. Когда Мауи оказался у двери,  стало  совсем  темно.  Он

    заглянул внутрь и увидел, что на земле  горит  огонь,  а  в  хижине  плавают

    кольца дыма.

         Мауи тенью проскользнул внутрь  и,  никем  не  замеченный,  сел  позади

    одного из своих братьев. В это время мать подошла к детям и сказала:

         -Тот, кого я назову, пусть встанет, и  мы  будем  танцевать  Мауи-таха!

    Старший сын встал.

         -Вот мой первенец. Мауи-рото! Вот мой второй сын. Мауи-пае! Вот третий.

         Мауи-вахо! Вот четвертый. Все мои сыновья готовы танцевать.

         Тогда малыш Мауи встал и вышел из мрака на свет.

         - Я тоже Мауи.

         - Нет, нет, ты не Мауи! -удивилась мать. - Все мои сыновья здесь, дома.

         Я сама их пересчитала.

         - Я Мауи, -стоял на своем мальчик. -А они-мои братья. Вот  посмотри,  я

    знаю, как их зовут: Мауи-таха, Мауи-рото,  Мауи-пае,  Мауи-вахо.  И  я  тоже

    пришел к тебе, я, малыш Мауи.

         - Я тебя никогда не видела, - ответила мать. - Нет, малыш, ты не Мауи.

         Откуда ты взялся?

         - Из моря. Волны были моей колыбелью, рыбы и птицы хотели сожрать меня,

    но я был запеленут в волосы моей матери.

         Мать взяла горящую щепку и поднесла к лицу Мауи.

         - Как меня зовут? - вдруг спросила она.

         -Тебя зовут Таранга, ты моя мать.

         Тогда Таранга наклонилась и обняла Мауи.

         - Ну конечно, ты мой маленький Мауи. Теперь ты снова со мной. Ты будешь

    пятым Мауи, и мы будем называть тебя Мауи-ти-китики-а-Таранга  -  Мауи,  что

    был запеленут в волосы Таранги. Ты  будешь  жить  здесь,  с  нами,  и  снова

    станешь моим маленьким сыном.

         Появление Мауи-ти-китики-а-Таранга стало сущим наказанием  для  четырех

    братьев. Когда они запускали змея, выше всех взлетал змей малыша Мауи.

         Когда они играли в салки, быстрее всех бегал Мауи.  Когда  они  бросали

    дротики, дальше всех летел дротик  Мауи.  Когда  мальчики  состязались,  кто

    дольше может не дышать, победителем снова оказывался Мауи. Когда они плавали

    и  ныряли,  храбрейшим  всегда  был  Мауи.  Мауи  дружил  со  всеми  лесными

    обитателями и с помощью заклинаний, которым его научил  Тама,  мог  в  любую

    минуту превратиться в птицу и улететь от рассерженных братьев.

         Глупые и  неповоротливые,  братья  возненавидели  Мауи  за  ловкость  и

    удачливость, за то, что он постоянно  поднимал  их  на  смех.  Но  ненависть

    братьев не трогала Мауи. Подразнив их, он уходил в лес и  играл  с  птицами.

    Только одна мысль тревожила Мауи: он ни разу не видел отца.  Ночь  за  ночью

    Мауи засыпал на полу около матери, а утром, когда он просыпался, ее  уже  не

    было, и она не появлялась до самого вечера.

         - Куда наша мать уходит каждый день? - спросил Мауи у братьев.

         - Откуда мы знаем!

         - Вы живете здесь дольше меня!

         - Может быть, она уходит на север, а может, на юг, или на  восток,  или

    на запад. Какое нам дело! - отговаривались братья.

         Мауи понял, что они ничего ему не скажут, и решил узнать сам.

         Однажды вечером Мауи притворился спящим, а когда услышал ровное дыхание

    матери и уверился, что она спит, подкрался к ней, взял ее  красивый  пояс  и

    набедренную повязку и спрятал под свою  циновку.  Потом  он  обошел  окна  и

    закрыл их так плотно, что не осталось ни  щелочки,  через  которую  утренний

    свет мог проникнуть в дом.

         Рано утром мать проснулась и встала посмотреть, не рассвело ли. Снаружи

    облака уже окрасились в розовый цвет, но в  дом  не  пробился  ни  один  луч

    света. Мать снова легла и уснула. Когда она проснулась во второй раз, в доме

    по-прежнему было  темно,  но  снаружи  уже  пели  птицы.  Таранга  вскочила,

    распахнула окна и увидела, что  все  вокруг  залито  солнечным  светом.  Она

    протянула руку за поясом и повязкой, но не нашла их. Тогда она набросила  на

    плечи старый плащ и выбежала за дверь.

         Резкий свет разбудил Мауи, он выскользнул из дома и побежал за матерью.

         Вскоре он увидел, как она наклонилась и подняла кусок дерна. Под дерном

    оказалась большая дыра. Таранга без труда пролезла в нее и положила дерн  на

    место.

         Тогда Мауи догадался, что мать живет днем в полумраке нижнего  мира,  и

    побежал назад к братьям.

         - Я узнал, куда уходит мать! - крикнул он. - Она уходит к нашему отцу в

    нижний мир. Давайте пойдем за ней!

         - Какое нам дело, куда она уходит! - сказал один из братьев.

         И остальные тут же согласились с ним:

         - Какое нам дело!

         - Тогда я пойду один, - сказал Мауи. - Таранга - моя мать. Она приносит

    нам еду, она остается с нами на ночь, она любит нас. Я хочу разыскать ее.

         Мауи достал материнский пояс, плащ и надел на себя. Братья не  спускали

    с него глаз. Мауи вдруг стал совсем маленьким, через мгновение на том месте,

    где он  стоял,  братья  увидели  красивого  голубя.  На  груди  голубя  сиял

    белоснежный пояс, а мягкие переливы перьев напоминали расцветку  набедренной

    повязки Таранги. Голубь взмахнул крыльями, и братья не могли  удержаться  от

    восторженных криков.

         Взмыл голубь над деревьями и полетел к тому месту, где  обрывался  след

    Таранги. Там он приподнял кусок дерна и исчез под землей.

         Мауи летел по извилистому подземному ходу, который вел в нижний мир. Он

    то поджимал крылья, когда ход сужался, то  снова  расправлял  их  и  наконец

    достиг таинственной страны, куда не заглядывало солнце и не залетал ветер.

         Здесь росли высокие  деревья  с  пышными  кронами,  но  даже  легчайшее

    дуновение не нарушало покоя их листьев. Мауи подлетел к одному из деревьев и

    опустился на нижнюю ветку.

         Несколько мужчин и женщин прошли мимо. Двое  остановились  и  сели  под

    деревом.

         Мауи узнал мать и догадался, что мужчина рядом с ней  -  его  отец.  Он

    схватил клювом ягоду и бросил на голову отца.

         - Наверное, это птица уронила ягоду, - сказала мать.

         - Нет, - возразил отец. - Ягода созрела, ей пришло время упасть.

         Тогда Мауи сорвал гроздь ягод и швырнул в отца и мать. Они вскочили,  а

    к ним уже подбегали люди, которые увидели голубя. Он был так непохож на птиц

    нижнего мира с их тусклыми, грязно-серыми  перьями!  Мужчины  стали  бросать

    камни, чтобы согнать с ветки красавца голубя. Мауи увертывался.

         Отец Мауи тоже бросил камень.  Голубь  тут  же  ринулся  вниз  и  забил

    крыльями у его ног. Голубь рос на глазах, он стал высоким, стройным,  и  вот

    уже перед отцом стоял юноша в красивом плаще,  наброшенном  на  плечи,  и  с

    белым поясом, который сиял на его смуглом теле.

         Мать узнала сына, -Это не Мауи-таха, мой первенец. И не Мауи-рото,  мой

    второй сын. И не Мауи-пае, мой третий. И не Мауи-вахо. Это малыш  Мауи,  мой

    младший сын, это Мауи-ти-китики-а-Таранга, - сказала она  и  крепко  прижала

    его к груди.

         - Это ребенок, которого мне вернули волны и ветер. Он  принесет  в  наш

    мир радость и горе, он покорит солнце и, может быть, одолеет даже смерть.

         Над  Мауи  совершили  священный  обряд,  и  заклинания,  которые   были

    произнесены во время этого обряда, помогли Мауи стать храбрым и  непобедимым

    воином.

         Малыш Мауи жил с родителями и радовался, а голуби,  которые  порхали  в

    кустах, тоже радовались, потому что их перья  теперь  переливались  теми  же

    цветами, что плащ Таранги.

         Но порой родители Мауи грустили, потому что во время  обряда  наречения

    имени не успели произнести все заклинания - и потому знали,  что  последний,

    величайший подвиг Мауи не принесет счастья людям:

         Мауи не сумеет победить богиню смерти.

         Когда Мауи освоился с новой жизнью,  он  заметил,  что  в  нижнем  мире

    каждый день старательно готовят пищу, а потом уносят неизвестно  куда.  Мауи

    всегда хотелось понять, что делается вокруг.

         - Для кого готовят эту еду? - спросил он.

         - Для твоей бабушки Мури.

         -Знаю, знаю, мне рассказывали про нее, - сказал  Мауи.  -  Я  хочу  сам

    отнести ей еду.

         Взял Мауи корзинку и отнес в сумрачное подземелье, где жила бабушка, но

    не отдал ей корзинку, а поставил в  темный  угол,  где  ничего  нельзя  было

    разглядеть. Каждый день Мауи относил корзинку с едой и прятал, пока  наконец

    Мури основательно не проголодалась.

         - Где моя еда?! - гремел ее голос под  сводами  пещеры.  -  Кто  посмел

    взять мою еду?!

         Мауи стоял неподвижно, а старуха пыталась определить по запаху, где  ее

    еда.

         - Вот поймаю этого разбойника и съем его! - воскликнула она.

         Старуха повернулась на юг, принюхалась, но не почувствовала  запаха  на

    запад и потянула носом воздух.

         - 0-го-го! - закричала она. - Я чую его. Что  делает  безмолвный  кусок

    человечьего мяса в нашем заброшенном мире? Это ты, Мауи, мой младший внук?

         -Да, это я, Мауи-ти-китики-а-Таранга.

         -Скажи-ка, малыш Мауи, почему ты отнимаешь у меня еду? Что тебе  нужно,

    малыш Мауи?

         - Мне нужна твоя челюсть, бабушка Мури, - ответил  Мауи.  -  Отдай  мне

    челюсть, тогда я отдам еду и оставлю тебя в покое.

         Мури задумалась.

         - Отдай мне еду, Мауи, - раздался снова ее громовой голос. - Отдай  мне

    всю еду. Я уже старая. Мне больше не нужна челюсть. Возьми мою челюсть,  она

    скоро тебе пригодится.

         Мауи бесстрашно приблизился к старухе. Он взял волшебную челюсть  Мури,

    вернулся домой и тщательно ее спрятал.

         Мауи вырос и стал мужчиной. Он женился на  женщине  из  верхнего  мира,

    мира людей, и устроил свой дом в деревне, где жили братья.

         Каждый  день  Тама-солнце  одним  прыжком  вскакивал  на  небо,  быстро

    пробегал от одного края до другого и  исчезал.  Люди  едва  успевали  съесть

    наскоро приготовленную еду, как снова  становилось  темно.  Жители  верхнего

    мира сердились, что дни так коротки, а ночи длинны, но никто и  подумать  не

    смел, что этот распорядок можно  изменить.  Только  Мауи,  провожая  глазами

    бегущее солнце, старался придумать, как задержать его на  небе,  и  в  конце

    концов придумал.

         -Дни слишком коротки, - сказал он братьям.

         - Очень коротки! Мы не успеваем довести до  конца  ни  одного  дела,  а

    отдыхаем всегда в темноте, - откликнулись братья.

         - Надо удлинить дни, - объявил Мауи. Братья засмеялись:

         - По-твоему, солнце можно изловить,  как  птицу,  когда  она  сидит  на

    ветке?

         - Да, - решительно заявил Мауи. - Я поймаю его в сеть, как птицу.

         Братья засмеялись еще громче:

         - Может, ты сам бог, если думаешь, что можешь взглянуть в лицо сияющему

    богу-солнцу?

         У Мауи засверкали глаза.

         - Я многое могу! Что-то вы слишком быстро об этом позабыли! Могу я  или

    нет превратиться в птицу? Я или не я сильнее всех мужчин? А кому принадлежит

    волшебная челюсть Мури, нашей бабушки? Завтра мы  пойдем  туда,  где  встает

    солнце, сделаем сеть из крепких веревок и поймаем его.  Мы  заставим  солнце

    служить нам.

         - Веревки сгорят. Тама-солнце разорвет их, как паутину. Огонь его гнева

    испепелит нас, - не соглашались братья.

         - Скажите  женам,  чтобы  принесли  лен,  мы  сейчас  же  начнем   вить

    веревки, - стоял на своем Мауи, Глаза его так горели, что братья  испугались

    и начали плести веревки.

         Когда веревки были готовы, Мауи достал волшебную челюсть и пошел  туда,

    где восходит солнце. Братья с веревками пошли за ним. Днем они прятались,  а

    ночью быстро двигались вперед и наконец дошли до  конца  света.  Там  братья

    построили длинную глиняную стену, за которой можно было укрыться от палящего

    солнца. По обе стороны стены они соорудили две  хижины.  В  одной  спрятался

    Мауи, в другой - братья, На том месте, где всходило солнце, братья разложили

    большую веревочную петлю и прикрыли ее зелеными ветками.

         Когда  солнце  засияло  в  полную  силу,  братья  ухватились  за  концы

    веревочной петли.

         - Держите крепче! - прошептал Мауи. - Подождите, пока Тама  просунет  в

    петлю голову и тело. Готово! Тяните!

         Братья потянули, и петля вокруг Тамы-солнца затягивалась все туже.

         Солнце дрожало от боли, а братья все тянули и тянули  и  пели  песню  о

    крепких веревках, натянутых, как тетива.

         Таме казалось, что его тело сжимает огненный пояс. Он пытался разорвать

    веревки, но не мог. Натянутые веревки гудели, будто насекомые в кустах.

         Братья перехватывали веревку и дышали  так  тяжело,  что,  несмотря  на

    громкие крики Тамы, слышен был каждый их вздох.

         Мауи выскочил из  хижины  и  подбежал  к  братьям,  в  руке  он  держал

    волшебную челюсть Мури. Внезапно Мауи выпрямился и со всего  размаха  ударил

    Таму челюстью. Он наносил удар за ударом,  и  воздух  содрогался  от  воплей

    Тамы.

         Тама уронил  голову  на  грудь,  а  братья  Мауи  подтянули  ослабевшую

    веревку.

         Удары Мауи обрушивались на Таму с таким грохотом, что  казалось,  будто

    падают горящие деревья. Тама упал на колени и попросил пощады.

         Тогда братья отпустили его, потому что силы оставили  Таму.  Теперь  он

    уже не мог в несколько прыжков пройти по небосклону, он передвигался еле-еле

    и передвигается так до сих пор.

         У Мауи был очень пытливый ум. Все вокруг занимало его.

         - Откуда взялся огонь? - спросил Мауи однажды.

         - Взялся, и все, - нетерпеливо ответили братья. - Зачем тебе это знать?

         Если у нас есть огонь, не все ли равно, откуда он взялся?

         -А если огонь погаснет?

         - Мы не дадим ему погаснуть. А если случится такая  беда,  мать  знает,

    где его добыть. Только она никому этого не говорит.

         В тот же вечер, когда деревня уснула,  Мауи  выскользнул  из  хижины  и

    тайком обошел все очаги, где в темноте мерцал огонь.  Без  лишнего  шума  он

    залил очаги водой и подождал, пока угасла последняя  искра.  Как  только  на

    небе появились первые лучи солнца, Мауи позвал слуг:

         - Я голоден. Сварите что-нибудь, да побыстрее.

         Слуги побежали к очагу, но нашли только кучку серого пепла.

         В деревне поднялся переполох, с громкими криками слуги  бегали  взад  и

    вперед.

         Таранга приказала слугам спуститься в нижний мир и принести огонь.

         - Я сам пойду за огнем, - сказал Мауи. - Как мне  найти  страну  мрака?

    Кто там хранит огонь?

         Таранга с недоверием взглянула на сына:

         -Раз  никто  больше  не  соглашается,  придется  моему  младшему   сыну

    отправиться за огнем. Ты пойдешь по дороге, которую я тебе покажу, и придешь

    к дому твоей прародительницы Махуики. Это она  хранит  огонь.  Если  Махуика

    спросит, как тебя зовут, скажи, кто ты. Будь осторожен. Разговаривай  с  ней

    почтительно, сын мой. Мы все знаем, как храбр  Мауи-ти-китики-а-Таранга,  но

    твоя прародительница - могущественная женщина, не вздумай обманывать ее,  не

    то она накажет тебя.

         Мауи улыбнулся и немедленно отправился в путь. Он шел таким размашистым

    шагом, что скоро ступил в сумрачную  страну,  где  жила  богиня  огня.  Мауи

    подошел к красивому дому, богато украшенному резьбой  и  створками  ракушек,

    которые сверкали в темноте, как глаза  в  отблесках  пламени.  До  его  ушей

    донесся скрипучий голос старой женщины, похожий на  потрескивание  сучьев  в

    костре.

         - Кто ты, смертный? И как отважился разглядывать дом богини огня?

         - Меня зовут Мауи.

         - У меня пять внуков по имени Мауи. Это Мауи-ти-китики-а-Таранга?

         -Да, это я.

         Старуха радостно засмеялась:

         - Что тебе нужно от бабушки, самый младший Мауи?

         - Мне нужен огонь! Я хочу принести огонь матери и братьям.

         -Хорошо, Мауи, я дам тебе огонь. Махуика сорвала с пальца ноготь, и  он

    тут же загорелся ярким пламенем.

         - Неси осторожно мой ноготь и разожги костер у себя в деревне.

         Мауи взял ноготь, отошел немного от  дома  Махуики,  бросил  ноготь  на

    землю и затоптал огонь. А потом вернулся назад.

         - Вот так-так, это опять Мауи! - воскликнула старуха. - Что тебе  нужно

    на этот раз?

         - Мне нужен огонь. Я не донес ноготь. Пламя погасло.

         Махуика нахмурилась.

         - Значит, ты был недостаточно осторожен, внук мой. Я дам тебе еще  один

    ноготь, но смотри прикрывай пламя рукой. Мауи взял  горящий  ноготь,  отошел

    подальше, чтобы Махуика не могла его  увидеть,  затоптал  пламя  и  вернулся

    назад. Богиня огня нахмурилась и с ворчанием дала ему еще один ноготь.

         Пять раз Мауи уходил с огнем и пять раз возвращался с пустыми руками.

         Десять раз уходил Мауи и десять  раз  возвращался  ни  с  чем.  Махуика

    отдала ему все ногти с пальцев на руках.

         Она уступила просьбам Мауи и отдала ему ноготь с пальца ноги, но хитрец

    Мауи вскоре вернулся за следующим. Пять раз он уходил и пять раз возвращался

    с пустыми руками. Девять раз он уходил и девять раз возвращался ни с чем.

         Наконец терпение Махуики истощилось. Подземный огонь разбушевался в  ее

    доме, и Мауи пришлось прокладывать себе путь сквозь  дым  и  пламя,  которое

    рвалось из двери и окон. Глаза Махуики  сверкали,  будто  молнии  на  черном

    небе. Старуха сорвала последний ноготь и бросила в Мауи. Ноготь  не  долетел

    до Мауи, но, когда он коснулся земли,  раздался  оглушительный  грохот,  как

    будто загремел гром, и Мауи понял, что его сейчас настигнет огненный смерч.

         Он мчался изо всех сил, а пламя рычало и гналось за ним по пятам.  Мауи

    обернулся соколом. Несколько мощных взмахов крыльями, и он взмыл над землей,

    но пламя не отступало. Мауи чувствовал, что огонь уже лижет его перья.

         С тех пор у всех соколов есть  в  оперении  коричневые  подпалины.  Они

    остались в тех местах, где пламя коснулось оперения сокола Мауи.

         Мауи увидел пруд, сложил крылья и камнем упал в воду. Но вода  в  пруду

    начала согреваться. Сокол беспокойно переступал с лапы на лапу на дне пруда.

    Вода становилась все горячее. Через несколько минут вода закипела.

         Мауи снова поднялся в воздух. А в воздухе бушевало пламя. Горел лес,  и

    пламя растекалось по небу.

         Казалось, еще немного, и огонь пожрет весь мир. Но  Мауи  вспомнил  про

    богов, о которых узнал в доме Тамы, кликнул их, и боги  увидели,  что  земле

    грозит гибель. Они тут же послали на землю дождь. Ливень обрушился на огонь,

    сбил языки пламени и прижал огонь к земле.

         В эту минуту  послышался  чей-то  пронзительный  испуганный  крик.  Это

    кричала Махуика. Она металась в пламени, но силы изменили ей, и она не могла

    вернуться домой.

         Пламя стихало, время от времени вспыхивали безобидные язычки, но  скоро

    исчезли и они, лишь облако дыма осталось после них.

         Махуика бросила последние искры огня нескольким деревьям, они  спрятали

    и сберегли их.

         В конце концов проделка Мауи  пошла  людям  на  пользу:  они  научились

    тереть друг об друга кусочки дерева и добывать огонь. С тех пор люди могут в

    любую минуту призвать себе на помощь потомков Махуики.

         Свой рыболовный крючок Мауи сделал из челюсти бабушки Мури. Крючок  был

    хорошо отполирован, украшен перламутром и собачьей шерстью, но главное -  он

    обладал чудодейственной силой.

         Солнце еще не поднялось над морем, когда Мауи тихонько вышел из  хижины

    и прокрался к лодке братьев. Он приподнял доски настила  и  пролез  в  узкую

    щель под ними. Потом лег на дно лодки и положил доски на место.

         Мауи не долго ждал. Небо  на  востоке  только  начало  розоветь,  когда

    братья положили удочки в лодку и столкнули ее в воду. Мауи лежал у  них  под

    ногами и слышал, как они пересмеивались.

         - Все-таки мы отделались от малыша Мауи, -  сказал  Мауи-пае.  -  Мауи,

    наверное, еще спит.

         - Мауи не спит, - послышался низкий голос.

         Братья в изумлении переглянулись. Им показалось,  что  голос  доносился

    из-под лодки.

         - Может, это чайка, - сказал Мауи-вахо. Но братья не поверили ему.  Они

    снова взялись за весла, и лодка снова пришла в  движение.  Но  вскоре  опять

    остановилась. На этот раз сомнений не было. Братья слышали смех Мауи.

         Мауи смеялся над ними. Братья подняли доски и увидели Мауи,  он  скалил

    зубы, как злой дух.

         - Мауи! - закричали братья. - Мы не  возьмем  тебя!  Ты  будешь  только

    мешать нам.

         Ухмылка на лице Мауи стала еще шире.

         - Возьмете! - сказал он.

         - Нет. Мы повернем назад. В нашей лодке достаточно места для  Мауи-пае,

    для Мауи-рото, для  Мауи-вахо,  для  Мауи-тахи,  но  она  слишком  мала  для

    Мауи-ти-китики-а-Таранга.

         - Вы возьмете меня, - повторил Мауи. Он протянул руку в сторону берега.

         Братья оглянулись, но не увидели ничего, кроме океана, который охраняет

    бог Кива, - это Мауи с помощью волшебства сделал море еще  больше,  и  берег

    исчез за высокими волнами.

         - Гребите! - приказал Мауи.

         - Не будем, - заявили братья и положили весла.

         - Гребите! - крикнул Мауи.

         Ухмылка исчезла с лица Мауи, глаза его стали холодными и колючими,  как

    осколки нефрита. Братья беззвучно подняли весла и принялись грести.

         К тому времени,  когда  Мауи  разрешил  им  остановиться,  они  изрядно

    устали.

         - Доставайте удочки, - сказал Мауи. - Сейчас увидим, хорошее ли место я

    выбрал.

         Братья молча насадили наживку на крючки и закинули удочки. Скоро удочки

    запрыгали у них в руках, а немного погодя на дне лодки лежала гора рыбы.

         - Хватит! - сказал старший брат. - Мы хорошо поудили. Дело сделано.

         Мауи подышал на волшебный крючок, полюбовался игрой света.

         - Вы свое дело сделали, братья, - сказал он ласково. - А я свое еще  не

    начал.

         - Что ты, Мауи, что ты! - хором закричали братья. - Мы наудили  рыбы  и

    для себя и для тебя. Поплывем домой к женам и детям.

         - Нет, братья, вы еще не видели, как Мауи удит рыбу.  Я  закину  удочку

    только один раз. Дайте-ка мне наживку!

         Братья не хотели давать Мауи наживку, потому что боялись, как бы он  не

    сделал чего-нибудь дурного. Тогда Мауи ударил себя по носу  с  такой  силой,

    что пошла кровь. Кровью он обмазал крючок и бросил за борт лодки. Сажень  за

    саженью опускалась в воду льняная веревка и ушла глубоко в море.

         Вскоре Мауи почувствовал, что крючок за  что-то  зацепился.  Он  затаил

    дыхание, братья в  молчании  уставились  на  воду.  Мауи  слегка  дернул  за

    веревку, и где-то в глубине крючок намертво впился в невидимую добычу.

         Крючок Мауи проник в безмолвное царство бога моря и зацепился за  дверь

    дома его сына. Мауи чувствовал, как натянулась веревка. Он  уперся  ногой  в

    борт лодки, собрал все силы и начал выбирать веревку. Дом затрещал.

         Потом приподнялся, снова осел  и  наконец  оторвался  от  морского  дна

    вместе с огромным куском земли.

         Мауи  пел  заклинание,  которое  все  тяжелое  делало  легким.   Братья

    погрузили весла глубоко в воду. Голос Мауи звучал все пронзительнее, мускулы

    вздулись у него на руках и стали похожи на корни дерева. Веревка гудела так,

    что лопалась голова.

         И тут братья увидели, как из воды медленно  выплыли  стены  и  дверь  с

    волшебным крючком, который засел в доске.  За  ними  показалась  земля.  Она

    блестела, как рыба, и ее  огромный  хвост  скрывался  за  горизонтом.  Океан

    расступился под ее натиском, а лодка поднялась высоко над водой.

         Так выплыла рыба Мауи - Те-Ика-а-Мауи.

         - Сидите в лодке и молчите, - сказал Мауи братьям. - Бог моря сердится,

    мне нужно помириться с ним. А потом мы разделим эту землю между собой.

         И Мауи удалился.

         Яркий, сияющий мир поднял Мауи со дна моря! На широкой  равнине  тут  и

    там стояли дома. Воздух был недвижим, и столбы дыма  от  очагов  поднимались

    прямо в небо. Пели птицы, вдалеке журчали ручьи.

         - Этот участок мой! - воскликнул Мауи-таха.

         - Нет, мой! -закричал Мауи-вахо.

         -Тогда я возьму себе вон тот участок, - не утерпел Мауи-пае.

         Братья выскочили из лодки и разбежались в разные стороны.  Они  стучали

    по земле боевыми дубинами, и каждый старался захватить участок побольше.

         Рыба Мауи задрожала от топота их ног, от ударов их дубин.  Она  дремала

    на поверхности моря, но братья разбудили ее. Рыба заметалась в воде, и на ее

    гладких боках появились глубокие борозды и складки. Вот почему Большая  Рыба

    Мауи изрезана горными хребтами и долинами, вот  почему  у  нее  неприступные

    скалистые берега. Если бы братья не тронули рыбу, она осталась бы такой, как

    была.

         Это произошло много-много лет назад. Но с тех пор северный остров Новой

    Зеландии называют Те-Ика-а-Мауи -Большая Рыба Мауи. Сохранился  даже  крючок

    Мауи. Его край  образует  изогнутую  линию  побережья  залива  Хок,  которая

    оканчивается мысом Те-Матуа-а-Мауи - Рыболовный Крючок Мауи.

         Шли годы, Мауи старел. Он был все таким же веселым, но в волосах у него

    появились серебряные нити, а двое его сыновей стали совсем взрослыми.

         Сыновья были очень похожи на  отца.  Их  проделкам  не  было  конца,  и

    однажды Мауи позвал их к себе.

         - Мне надоело слушать о ваших бесчинствах. Вы позорите меня.  Пора  вам

    покинуть этот мир. Но люди не забудут вас, - сказал Мауи и опустил  руки  им

    на плечи. - Я превращу вас в звезды. На вас  будут  смотреть  те,  кто  ждет

    наступления ночи, вам будут радоваться те, кто ждет зарю. Прощайте, сыновья!

         Взмахнул Мауи рукой,  и  облик  сыновей  изменился  -  тела  их  начали

    излучать свет. Тогда он поднял сыновей и  подбросил  высоко  в  небо.  Долго

    кружили они по необъятным небесным просторам и в конце концов  остановились.

    Там они  и  сейчас  живут.  Одного  называют  Утренней  звездой,  другого  -

    Вечерней.

         Многие знали, какая участь  постигла  юношей,  знал  об  этом  и  Таки,

    старший брат Мауи. Старый Таки устал жить на  земле.  Он  видел,  как  мирно

    сияют звезды на небе, и завидовал им.

         - Забрось и меня на небо! - попросил он Мауи. - Хочу вечно жить на небе

    на радость людям.

         Мауи посмотрел на брата и задумался.  Таки  разжирел  и  стал  чересчур

    тяжел.

         - Мне не добросить тебя до неба, - сказал Мауи. - Но я покажу тебе, как

    вскарабкаться туда по волшебной паутине.

         Таки согласился, и Мауи помог ему. Когда Таки добрался  до  неба,  один

    его глаз засиял ярким светом  и  радостно  сияет  до  сих  пор.  Это  звезда

    Такиара, или Полярная звезда.

         Мауи старел. Его сыновья жили среди звезд, которые светились по ночам.

         Солнце неторопливо передвигалось по небу и напоминало Мауи  о  подвиге,

    который он совершил в юности. Мауи жил  на  земле,  которую  поднял  со  дна

    океана. По вечерам он ел пищу, сваренную  на  огне,  похищенном  когда-то  у

    Махуики.

         Его близкие не забыли о том, что он совершил, и  ждали  от  него  новых

    удивительных деяний. Вот почему уже  стариком  Мауи  задумал  величайший  из

    своих подвигов.

         Он решил одолеть саму богиню смерти, страшную Хине.

         Как-то раз Мауи издалека увидел богиню. Ее глаза пылали, зубы сверкали,

    длинные волосы обвивались вокруг  тела  и  колыхались,  будто  водоросли  на

    волнах; когда она говорила, казалось, что грохочет гром.

         Мауи призвал на помощь своих друзей птиц, и  они  откликнулись  на  его

    зов.

         С моря, с болота, с побережья - отовсюду слетелись к нему птицы, они не

    покинули Мауи, когда он приблизился к богине смерти.

         Хине спала. Спала, широко открыв рот. Мауи сбросил плащ и  приготовился

    прокрасться через рот к ней в глотку.

         - Помните, - шепотом приказал  он  птицам,  -у  меня,  наверное,  будет

    нелепый вид, когда я полезу к ней в рот, но никто из вас не должен смеяться.

    Я вылезу, и тогда вы будете смеяться и петь, потому  что  я  вылезу,  только

    когда убью Хине, и с той самой минуты людям  и  птицам  больше  не  придется

    умирать.

         Воцарилась мертвая тишина. Мауи прыгнул, его голова исчезла в разинутом

    рту Хине. Зубы ее нависли над ним, как остроконечные скалы. Испуганные птицы

    затаили дыхание. Мауи прополз в глотку Хине, теперь снаружи  торчали  только

    его татуированные ноги. Он изгибался, вертелся,  и  ноги  его  болтались  из

    стороны в сторону.

         Смешливая маленькая трясогузка не спускала глаз с  ног  Мауи.  И  вдруг

    пронзительный  писк  нарушил  тишину  -  это  трясогузка  не   выдержала   и

    засмеялась. Хине проснулась.

         В ее красных глазах сверкнула молния, раздался оглушительный грохот,  и

    зубы ее сомкнулись.

         Только смех трясогузки, только смех маленькой трясогузки и  заклинание,

    которое позабыл произнести отец Мауи, помешали Мауи  одолеть  смерть.  Целый

    день и целую ночь опечаленные птицы молчали и вспоминали о своем друге Мауи.

         А потом они забыли о нем,  потому  что  жизнь  слишком  коротка,  чтобы

    тратить ее на огорчения, а смерть, завершающая жизнь, похожа на сон, который

    нисходит на всех, кто устал.

     

     

     

     

         Семеро слепых братьев

     

     

         Давным-давно на острове Муа жили семеро  слепых  братьев.  Каждый  день

    плавали они к рифу и били там рыбу острогой. Прежде чем выйти в море, братья

    обвязывали голову и втыкали в повязку волшебные перья.

         Перья вели братьев к лодке, указывали им направление. Если  братья  шли

    верной дорогой, перья развевались по ветру, если ошибались,  перья  внезапно

    замирали.

         Перья подсказывали, когда следует спустить парус и  браться  за  шесты,

    когда держать наготове острогу, когда и куда метать ее.

         Наполнят братья лодку рыбой и возвращаются  домой,  и  вновь  ведут  их

    волшебные перья. Дрожат, колышутся до тех пор, пока братья  благополучно  не

    доберутся до дому.

         И каждый день за братьями, выходившими  в  море  под  парусом,  следила

    догаи, злобная колдунья с большими ушами,  которыми  она  укрывалась,  когда

    ложилась спать. Ей было очень любопытно знать, что же это они делают в  море

    целый день.

         Однажды вечером она увидела, что лодка с братьями  возвращается.  Догаи

    подплыла ближе, подсунула под нос лодки бревно и давай выгребать рыбу.

         Потом вытащила бревно и с поживой уплыла восвояси.

         Почувствовали братья, что лодка полегчала, и удивились.

         - Должно быть, мы покидали рыбу за борт. Хорошенькое дело! Что  же  нам

    теперь есть? - сказал один из братьев.

         Догаи приспособилась поджидать возвращения братьев с уловом и  воровать

    у них рыбу. Поняли братья, что кто-то обкрадывает  их.  Но  кто  и  как  это

    делает?

         Вот однажды ночью самый младший брат дождался,  пока  остальные  братья

    уснут, встал, взял череп их умершего  отца,  который  они  бережно  хранили,

    натер его душистыми листьями и попросил послать ему вещий сон;  -Скажи  мне,

    отец, если сможешь, почему нам с братьями не дано видеть глазами,  как  всем

    остальным людям? Мы каждый день наполняем лодку рыбой, а когда  возвращаемся

    домой, лодка оказывается пустой. В чем дело?

         Ночью приснился младшему брату отец.

         - Не ходи завтра к рифу, - сказал он. - Пусть братья выйдут в  море,  а

    тебя волшебное перо приведет к песчаной дорожке, по ней черепахи выходят  на

    берег откладывать яйца. Иди по дорожке - и найдешь черепашью кладку.

         Разведи огонь и свари два яйца, а затем разбей их,  протри  глаза  -  и

    прозреешь.

         Младший брат выполнил в се,  что  велел  отец,  и  действительно  обрел

    зрение.

         - Мой добрый отец, - сказал он, - ты послал мне хороший сон.  Теперь  я

    все вижу: и наш дом, и братьев, и все вокруг себя.  А  оставшиеся  черепашьи

    яйца я принесу братьям.

         Пополудни стал он поджидать братьев и вдруг заметил, что  у  края  рифа

    сидит догаи и тоже кого-то ждет. Увидел  он,  как  догаи  подплыла  и  снова

    подсунула под нос лодки братьев бревно, как вышвыривала рыбу из  лодки,  как

    уплыла восвояси.

         - Опять у  нас  мало  рыбы,  -  посетовали  братья.  -А  ведь  наловили

    порядочно!

         Младший брат испек черепашьи яйца на  горячем  песке  и  велел  братьям

    протереть глаза. Братья тотчас прозрели!

         Младший брат рассказал, кто ворует у них рыбу, и братья решили наказать

    догаи.

         Наутро они снова укрепили перья в головной повязке,  как  если  бы  они

    по-прежнему были  слепыми  и  полагались  только  на  силу  своих  волшебных

    помощников, и пошли к лодке. У каждого в руках - гарпун, веревка и дубинка с

    тяжелым камнем.

         Поплыли братья к  рифу,  наловили  рыбы  и  вскоре  повернули  обратно.

    Смотрят - к ним догаи на бревне подплывает.

         - Вот кто ворует нашу рыбу! - воскликнул младший брат.

         - Хоть бы она не поняла, что мы теперь зрячие, - сказал старший брат.

         - Сейчас мы ее одурачим. Следите за ней!

         Братья принялись убирать парус, а догаи подложила бревно под нос  лодки

    и занялась рыбой.  Тогда  старший  брат  ударил  ее  гарпуном,  а  остальные

    обрушили на догаи дубинки и копья.

         - Ваша взяла! - сказала злая колдунья. - Но я долго обманывала  вас!  А

    теперь я остаюсь здесь, у рифа, а вы  превратитесь  в  камень  возле  своего

    дома!

         Так догаи стала лагуной Догаи Малу, а братья, едва  ступили  на  берег,

    превратились в камни. И сейчас можно  видеть  семь  камней-братьев,  которые

    стоят рядком над водой, а чуть подальше и их лодку, превратившуюся в скалу.

     

     

     

     

         Кват и Марава-паук

     

     

         У Квата была жена по имени Ро Леи, а у его братьев  жен  не  было.  Они

    очень завидовали Квату - ведь у него была и прекрасная жена, и замечательная

    лодка. И все думали, как бы захватить у него и то и другое.

         Как-то раз Кват предложил братьям выдолбить себе лодки. Братья  выбрали

    деревья разной породы и начали работать. А сам Кват свалил большое дерево  и

    втайне от братьев тоже принялся делать лодку. Он трудился  каждый  день,  но

    дело не двигалось. Утром,  когда  Кват  приходил  в  лес,  оказывалось,  что

    срубленное им дерево стоит на месте и что оно снова совсем целое.

         Однажды вечером Кват кончил работать и решил устроить засаду. Он  отнес

    в сторону одну щепку, сделался совсем маленьким и спрятался под ней.

         Вскоре Кват увидел, как из-под земли вылез старичок с  длинными  белыми

    волосами и начал приставлять к срубленному  дереву  щепки,  каждую  на  свое

    место. И вот ствол дерева стал уже почти целым,  на  нем  белела  лишь  одна

    щербина - на месте той щепки, под которой спрятался Кват.

         Старичок начал искать эту щепку, а Кват ждал. Наконец старичок  заметил

    щепку, но едва он собрался взять ее, как из-под щепки выскочил Кват и поднял

    свой раковинный топор.

         Тогда старичок-а был это Марава-паук - воскликнул:

         - Друг, не убивай меня! Я сделаю тебе лодку!

         И он принялся за работу.

         Вскоре лодки у братьев были готовы. Кват велел спускать их на воду,  но

    едва эти лодки оказались на воде, Кват поднял руку и все лодки затонули.

         А Кват и Марава выплыли на своей лодке.

         Братья очень удивились- они и не знали, что  Кват  тоже  делает  лодку.

    Посмеялся Кват над братьями и вернул им лодки.

         Братья еще много раз пытались погубить Квата и завладеть  его  женой  и

    лодкой.

         Однажды они позвали его охотиться на земляного краба.  Перед  этим  они

    подрыли тяжелый камень, который закрывал нору, чтобы можно было придавить им

    Квата.

         Залез Кват в нору и принялся рыть землю, чтобы добыть краба.  А  братья

    встали сверху на камень и сбросили его. Братья решили, что Квата  раздавило,

    и скорей побежали, чтобы захватить Ро Леи и лодку.

         Но Кват позвал своего друга:

         - Марава! Перенеси меня к Ро Леи!

         И когда братья добежали до деревни, они с изумлением увидели, что  Кват

    сидит рядом с женой.

         В другой раз они подрубили ветку каштана и подговорили Квата залезть на

    нее. Ветка сломалась, Кват упал, но Марава-паук  снова  спас  его.  И  когда

    братья прибежали к Ро Леи, Кват уже лежал у нее на коленях.

         Кват и сам всегда был готов подшутить над братьями, только он не  делал

    им зла.

         Как-то лунной ночью он подговорил братьев пойти  охотиться  на  летучих

    лисиц.

         Братья пошли на охоту, а Кват обвязался досками, взлетел  на  дерево  и

    повис, будто летучая лисица.

         Один из братьев выстрелил из  лука,  и  братья  полезли  на  дерево  за

    добычей, а Кват спрыгнул вниз. Спустились братья  на  землю,  а  Кват  снова

    повис.

         Так братьям и не удалось одолеть его.

         Иногда Кват устраивал проделки вместе с Ро Леи.

         Однажды Кват и его братья плыли на лодках и на  вершине  скалы  увидели

    какую-то женщину. Каждому из них она предложила подплыть поближе и  взять  у

    нее еды.

         Один за другим братья подплывали к  ней,  убеждались  в  том,  что  это

    старуха, и отказывались от угощения. Только Кват посадил ее к себе в  лодку.

    А это была Ро Леи. Правда, она изменила свою внешность.

         И снова братья стали думать, как бы погубить Квата,  и  решили  сделать

    это во время охоты на птиц.

         Братья приготовили себе места  на  ближних  деревьях,  а  Квату  отвели

    дальнее дерево. Залез Кват на него и стал готовить силки. В это  время  брат

    подбежал к дереву Квата и закричал:

         -Дерево! Дерево! Разбухни!

         И дерево начало раздуваться. Ствол стал таким толстым, что Кват не  мог

    обхватить его руками. И ветви, и сучья тоже стали очень толстыми.

         Кват не сразу заметил, что дерево разбухает,  -  он  был  занят  своими

    силками.

         А братья бросились в деревню, схватили Ро  Леи,  взяли  лодку  Квата  и

    отплыли в море.

         Когда берег скрылся из  виду,  они  протрубили  в  раковину-дали  знать

    Квату, что они убежали.

         Услышал Кват звук раковины и понял, что произошло. Хотел было погнаться

    за братьями, но не мог спуститься с  заколдованного  дерева.  И  тогда  Кват

    заплакал.

         Марава-паук услышал плач своего друга и немедленно прибежал.

         - Что случилось? - спрашивает.

         - Я не могу спуститься, - отвечает Кват, - братья заколдовали дерево.

         - Я помогу тебе, - сказал Марава.

         А надо сказать, что у него были длинные-предлинные волосы.

         Он протянул один волос Квату, и тот спустился по нему на землю.

         Побежал Кват в деревню, но не нашел ни жены, ни лодки.

         Тогда Кват взял перо из петушиного  хвоста,  связку  мелких  раковинных

    денег, красной земли и раковинный топор.

         - А где моя кисть бананов? - спросил он у матери.

         - Братья оборвали все бананы, остались только мелкие, - ответила мать.

         - Сорви их, - просит Кват.

         Сложил все в пустую кокосовую скорлупу, сделался маленьким и сам  залез

    туда же.

         - Отсчитай три волны, - сказал он матери, -  а  как  придет  четвертая,

    брось орех в море.

         Мать сделала так, как он велел. Поплыл Кват  по  морю  и  догнал  лодку

    братьев.

         Обогнал ее и с помощью колдовства заставил следовать за собой.

         Затем Кват съел банан и бросил кожуру в море,  туда,  где  должна  была

    проплыть лодка. Увидели братья кожуру - да  ведь  она  точно  такая,  как  у

    бананов Квата. Стали спрашивать братья друг друга, кто ел бананы. Оказалось,

    никто, тогда Тангаро Мудрый сказал:

         -Друзья, это ел Кват. Он бросает кожуру, чтобы дать нам знать о себе.

         Но остальные не стали его слушать.

         - Кват умер, - сказали они уверенно.

         То же самое произошло, когда Кват бросил кожуру во второй раз. А  потом

    братья заметили кокосовый орех, в котором плыл Кват.

         Один из них подобрал орех, но почувствовал, как он  скверно  пахнет,  и

    выбросил в воду.

         То же случилось и со всеми другими братьями. И только Тангаро Мудрый не

    стал обращать внимания на кокосовый орех.

         Потом Кват подплыл к острову Маэво и выбрался из скорлупы. Он  покрасил

    волосы красной землей, обвязал голову  связкой  раковин,  воткнул  в  волосы

    петушиное перо и забрался на дерево поджидать братьев, которые еще  плыли  в

    море.

         Вскоре прошли они риф, приблизились к берегу и заметили, что на  дереве

    кто-то сидит.

         - Кто это?

         - Кват, - сказал Тангаро Мудрый.

         Но другие братья начали с ним спорить.

         - Кват не мог попасть сюда, он мертв.

         - Нет, это Кват, - настаивал Тангаро Мудрый.

         Он лучше братьев знал и это, и все остальное.

         Подвели братья лодку к берегу, но им не пришлось ее  вытаскивать:  Кват

    поднял морское дно, и лодка оказалась на высоком и  сухом  месте.  Спустился

    Кват с дерева и стал рубить лодку топором. Рубит и поет:

         Рубись,рубись, лодка!

         Чья это лодка?

         Это лодка Маравы.

         Мои братья подшутили надо мной,  Скрутили  веревочку,  Раздули  дерево,

    Натянули снасть.

         У меня была лодка, И она ускользнула от меня.

         И Кват на виду у братьев изрубил  лодку  в  щепки.  А  после  этого  он

    помирился с братьями и зажил с ними в добром согласии.

     

     

     

     

         Шагающее дерево

     

     

         Однажды на берегу близ деревни Онгари играл маленький мальчик. Вдруг он

    увидел, что к деревне медленно движется огромное дерево. Оно выглядело очень

    грозно. Мальчик испугался и с криком бросился в деревню.

         Собрались мужчины. Они посоветовались и решили срубить  дерево  прежде,

    чем оно дойдет до Онгари и раздавит дома, убьет людей, свиней и собак.

         На помощь позвали мужчин  из  соседних  деревень.  Взяли  они  каменные

    топоры и пошли рубить корни дерева.

         Мужчины трудились изо всех сил два дня и еще один день.  За  это  время

    дерево подошло почти к самой деревне. Наконец могучий ствол покачнулся и  со

    страшным шумом повалился на землю.

         Пока дерево раскачивалось туда и сюда, с него осыпались плоды. Те,  что

    упали в море, стали первыми морскими  рыбами.  А  те,  что  попали  в  реку,

    превратились в первых речных рыб.

         Так была спасена деревня Онгари, и так возникли рыбы. Если бы маленький

    мальчик вовремя не заметил шагающего дерева, не  было  бы  сейчас  Онгари  и

    никто не мог бы ловить и есть рыбу.

     

     

     

     

         Как жители острова Торресового пролива обрели огонь

     

     

         На одном конце острова Баду жил  вместе  с  матерью  человек  по  имени

    Хавиа, и не было у них огня. А на  другом  конце  острова  жил  крокодил,  у

    него-то огонь был.

         Однажды Хавиа и крокодил в одно и то же время били  острогой  рыбу,  и,

    возвратившись домой, крокодил разложил  костер,  чтобы  сварить  наловленную

    рыбу.

         Пришел к нему Хавиа и попросил:

         - Одолжи мне немного огня, я тоже хочу сварить рыбу.

         - Ты живешь на берегу,- ответил крокодил,- а я в воде. Удивительно, что

    у тебя нет своего огня.

         Не захотел крокодил дать человеку огонь.

         Вернулся домой Хавиа, и принялись они с  матерью  разделывать  рыбу,  а

    потом вялить куски на солнце: так и пришлось им есть рыбу сырой.

         Много раз с тех пор Хавиа приходил к крокодилу и  просил  его  одолжить

    огонь, но всегда получал отказ.

         И вот однажды Хавиа решил пойти  поискать  огонь  в  каком-либо  другом

    месте. Он надел дори и всякие украшения, черной краской раскрасил себе лицо,

    а потом прыгнул в воду и поплыл в селение  Буджи,  распевая  по  пути  такую

    песню:

         - О кеке кеке ке каибар ке нгаи мамути кауа (Я  вижу  там  дым,  кто-то

    жжет лес, я плыву туда, чтобы взять огонь).

         И вот наконец он доплыл до селения Буджи. Здесь жила женщина, она  жгла

    лес, расчищая место для огорода *. Между большим и указательным пальцами  на

    правой ее руке постоянно горел огонь.

         Как только женщина заметила  Хавиа,  она  быстро  загасила  все  язычки

    пламени: ей не хотелось, чтобы чужеземец узнал, что у нее есть огонь.

         - Откуда ты приплыл? - спросила женщина у Хавиа, едва лишь он ступил на

    берег.

         - С острова Балу.

         - Что ищешь ты здесь?

         - Огонь! Я ловлю рыбу, но у меня нет огня, чтобы ее приготовить.

         - Хорошо,- сказала женщина,- сейчас отправляйся спать, а завтра  я  дам

    тебе огонь.

         На следующий день, когда женщина вновь принялась жечь лес, Хавиа сказал

    ей:

         - Я собираюсь обратно, подойди ко мне-давай попрощаемся.

         Женщина протянула на прощание левую руку, но Хавиа  попросил  дать  ему

    правую и быстро сорвал с ее руки огонь. А потом бросился бежать и прыгнул  в

    воду. Распевая ту же песню, что и раньше, Хавиа поплыл на остров Боигу.

         Приплыв на Боигу, Хавиа разжег там огонь. Дым от  его  костра  поднялся

    высоко в небо. Мать Хавиа увидела его с острова Баду и сказала:

         - О, я вижу там дым,  это  возвращается  мой  сынок.  Стало  быть,  ему

    удалось достать огонь.

         А Хавиа тем временем поплыл на следующий остров - Мабуиаг - и зажег  на

    нем костер. Увидев дым, мать снова сказала:

         - О, теперь он на Мабуиаге, дым виден ближе. Наконец Хавиа добрался  до

    своего острова - Баду.

         - Я добыл огонь, а два моих приятеля наловили рыбы,  теперь  ты  можешь

    приготовить ее на огне,- сказал он матери.

         Увидел крокодил, что у Хавиа и  его  матери  появился  огонь,  и  решил

    прикинуться добрым. Он пришел  к  Хавиа  и  предложил  ему  огня.  Но  Хавиа

    ответил:

         - Нет, не нужен нам твой огонь, я уже достал его  в  другом  месте.-  И

    добавил:-Нечего тебе жить на берегу. Раз ты  крокодил,  так  и  оставайся  в

    воде! Ты неровня человеку *, чтобы жить с ним рядом - на берегу.

         Обиделся крокодил и, залезая в воду, сказал: - Да, меня зовут крокодил,

    и я буду жить в воде,но за это стану охотиться на людей  везде,  где  только

    ихвстречу.

     

     

     

     

         Такаранги и Рау-Махора

     

     

         Давно это было. Жил на свете Ранги-те-рунги,  вождь  племени  таранаки.

    Его селение называлось Вакарева. Это было большое, хорошо укрепленное па *.

         У вождя была дочь, красавица Рау-махора. Весть о ее красоте  разнеслась

    по всей стране.

         Дошла она и до Те-Ранги-апити-руа, вождя племени нгати-ава.  Он  жил  в

    селении Пуке-арики, и был у него сын  Такаранги,  отважный  и  прославленный

    воин. Такаранги тоже прослышал о красоте Рау-махоры и часто думал о ней.

         И вот между  племенами  таранаки  и  нгати-ава  началась  война.  Воины

    нгати-ава подступили к Вака-реве и окружили  селение.  Взять  его  силой  не

    удалось, и началась долгая осада.

         Через некоторое время осажденные начали страдать  от  голода  и  жажды.

    Многие из них были уже близки к смерти.

         Однажды вождь Ранги-те-рунги поднялся на земляной вал, окружающий па, и

    крикнул врагам:

         - Умоляю вас, дайте хоть глоток воды!

         Некоторые воины нгати-ава  пожалели  старика.  Один  из  них  сбегал  к

    источнику и наполнил  калебасу  водой.  Но  остальные  воины  -  а  их  было

    большинство! - не позволили своему товарищу передать воду и разбили калебасу

    у него в руках. Старый вождь не получил ни капли воды.

         Так повторилось несколько раз. Осаждавшие спорили между  собой,  давать

    или не давать воду старику вождю. А тот стоял на земляном валу иждал.

         Наконец он заметил предводителя вражеских воинов. Его отличали  длинные

    белые перья голубя в волосах и длинный белый гребень из китовойкости.

         - Скажи, кто ты? - крикнул ему Ранги-те-рунги.

         - Это Такаранги,- ответили за своего предводителя воины нгати-ава.

         Тогда старый вождь обратился к Такаранги с такими словами:

         - Скажи, юный воин, можешь ли  ты  успокоить  могучие  волны*,  которые

    бушуют над подводными скалами О-ронго-маита-Купе?

         Это значило: "Хоть ты и вождь, но сможешь ли ты сдержать своих свирепых

    воинов?" Такаранги ответил заносчиво:

         - Бурные волны смирятся, ни одна собака не осмелится  укусить  меня  за

    руку!

         Это значило, что простые воины не посмеют перечить ему, вождю.

         А про себя Такаранги думал так: "Этот умирающий  старик-отец  красавицы

    Рау-махоры. Ох, как  будет  жалко,  если  он  погибнет  от  жажды!"Такаранги

    поднялся и медленно пошел к источнику. У родника Оринги он наполнил калебасу

    чистой холодной водой. Суровые воины опустили оружие, никто из них не сказал

    ни слова, никто из них не двинулся с места. С  удивлением  смотрели  они  на

    своего вождя. Но вот "бурное море успокоилось". Такаранги  передал  калебасу

    старому вождю и сказал:

         - Я ведь говорил, что ни одна собака не осмелится укусить мою руку. Вот

    вода - тебе и твоей юной дочери.

         Ранги-те-рунги и Рау-махора стали пить воду, а Такаранги с  восхищением

    смотрел на девушку. И она тоже не могла  отвести  глаз  от  молодого  вождя.

    Долго они стояли и смотрели друг на друга. И все воины нгати-ава глядели  на

    них.

         Вдруг Такаранги взобрался на вал и сел рядом с красавицей. А его  воины

    стали говорить:

         - Смотри-ка, нашему вождю нравится быть воином, но Рау-махора, кажется,

    нравится еще больше!

         И -тут внезапная мысль пришла в голову старому вождю, и он спросил свою

    дочь:

         - Дитя мое, а ты бы хотела, чтобы этот юный вождь стал твоим мужем?

         - Он  мне  нравится,-   опустила   глаза   Рау-махора.   Ранги-те-рунги

    немедленно объявил, что отдаетсвою дочь в жены Такаранги.  Война  сразу  лее

    окончилась, и воины нгати-ава разошлись по домам.

         С тех пор племена таранаки и нгати-ава никогда больше не воевали друг с

    другом.

     

     

     

     

         Цапля и черепаха

     

     

         Как-то раз во время отлива отправилась  цапля  на  коралловый  риф,  да

    оступилась - нога и застряла в трещине. А тут прилив! Стала вода подниматься

    и скоро поднялась по самую цаплину шею.

         Видит цапля, плывет мимо акула. Она и просит:

         - Спаси меня!

         - Погоди немного,- ответила акула и уплыла прочь.

         Видит цапля, плывет мимо тунец. Снова просит:

         - Спаси меня!

         - Погоди немного,- ответил тунец и тоже уплыл прочь.

         Затем неподалеку от цапли показалась  треска.  Но  и  она  не  захотела

    выручить птицу из беды. Тут плывет мимо черепаха.

         - Сестрица!-позвала ее цапля.- Помоги мне! Боюсь, вода скоро  еще  выше

    поднимется!

         Расколола черепаха коралл, в котором застряла нога цапли, и птица легко

    взлетела в воздух.

         - Ты спасла мне  жизнь!-крикнула  она  черепахе.-  Глядишь,  и  я  тебе

    когда-нибудь пригожусь.

         Вскоре жители селения Хагелонга пошли ловить рыбу. Они спустили в  воду

    сеть, закрепили ее углы на подпорках и стали ждать.

         Сначала в сеть заплыла акула.

         - Попалась! Тащи сеть! -закричали одни, а другие им возразили:

         - Нет, не этот улов нам нужен! Потом в сеть заплыла треска.

         - Попалась! Тащи сеть! -опять закричали некоторые, но другие сказали:

         - Нет, не этот улов нам нужен!

         Много рыб перебывало в сетях, но рыбаки опять и опять  выпускали  их  в

    море.

         Наконец в сеть заплыла черепаха.

         - Вот кто  нам  нужен!-обрадовались  рыбаки  и,  счастливые,  принялись

    "вытаскивать ее на берег.

         Рыбаки связали черепаху  и,  положив  ее  на  песок,  соорудили  вокруг

    ограду. Вождь селения сказал:

         - Завтра приготовим дров, наберем  листьев,  накопаем  ямса  и  изжарим

    черепаху.

         Утром одни люди отправились за дровами, другие -  за  листьями,  третьи

    пошли выкапывать ямс, а двух мальчиков оставили сторожить черепаху.

         Вдруг прилетает цапля и говорит мальчикам:

         - Хотите, я станцую для вас?

         - Конечно,- обрадовались дети,-нам очень  хочется  посмотреть,  как  ты

    танцуешь.

         Они принесли цапле всякие украшения из  собачьих  и  дельфиньих  зубов.

    Цапля надела их на шею и начала  танцевать.  Пританцовывая,  она  потихоньку

    приближалась все ближе  и  ближе  к  ограде,  за  которой  лежала  связанная

    черепаха.

         Увидела черепаха цаплю и говорит:

         - Сестрица! Меня хотят убить!

         - Я помогу тебе,- ответила цапля.-Ведь и ты меня спасла когда-то.

         Повернулась цапля к мальчикам, принялась танцевать еще веселее и  вдруг

    запела:

         - Керембаебае! Керембаебае! Развяжи-ка ноги! (А черепаха  в  это  время

    развязывала ноги!)

         - Керембаебае! Керембаебае! Просунь голову через ограду!

         (А черепаха в это время просовывала голову через ограду!)

         - Керембаебае! Керембаебае! Вылезай! Вылезай! Теперь вся вылезай!

         (А черепаха в это время уже вылезла на волю!)

         - Керембаебае! Ползи к берегу! Керембаебае! Ныряй в воду!  Керембаебае!

    Уплывай в глубину!

         Так черепаха была спасена.

         Вернулись люди на берег, подошли к ограде, а черепахи-то и нет!

         - Кто нее мог ее утащить?-удивились они. И спрашивают  мальчиков:-Здесь

    кто-нибудь был?

         - Никого, кроме цапли,- ответили мальчики.- Она танцевала  для  нас.  А

    как исчезла черепаха, мы и не заметили.

         Огорчились люди. А когда внимательно осмотрели песок  и  увидели  следы

    черепахи, тянущиеся к берегу, поняли:

         - Никто ее не крал. Черепахе удалось спастись. Она в море ушла.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: