ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Ногайские сказки

     

         Чудо-яблочко: Сказки народов Карачаево-Черкессии/ Сост. и лит.  перевод

         Н. В. Капиевой.-Ставрополь, 1983.

     

         Хромая нога не виновата

         Три брата и дочь судьи

         Сын Болата Батырбек

         Старик Женали

         Щедрый и скупец

         День - месяцу родня

         Охотничья овца

         Царь Сулейман и сова

         Глупый волк

     

     

     

         Хромая нога не виновата

     

     

          Жил в старину на свете бедный старик. Было у него  четыре  сына.  Умер

    старик,  и  досталось  от  него  четырем  сыновьям  наследство  -  беленький

    козленок. Славный был козленок, да захромал как-то на заднюю  ножку.  Братья

    пожалели его, смазали ногу мазью и перевязали тряпочкой.

         Но всякое наследство надо делить. Стали братья  между  собой  делиться.

    Здоровую заднюю ногу решено было отдать старшему, две передние ноги  -  двум

    средним, а хромую заднюю ножку - младшему брату. Поделили козленка и  начали

    его растить. Кормили травкой, поили свежей водицей да айраном, а по  вечерам

    укладывали спать в тепле - у очага.

         Вот однажды, когда лежал  беленький  козленок  у  очага,  выпал  оттуда

    уголек. Загорелась тряпочка на ноге козленка. Подпрыгнул козленок  от  боли,

    заметался, .выбежал из сакли и поскакал в поле.

         -А в поле стояли стога, и козленок, прыгая вокруг них, поджег те стога.

         Стога принадлежали хану. Рассердился  хан.  Велел  узнать,  кто  поджег

    сено, назначил суд и призвал к себе всех четырех братьев.

         - Возместите мне убытки, не то брошу вас в темницу.

         - Да, да, заплатите, а не то вас всех бросят в темницу,- в  один  голос

    подхватили ханские судьи.

         - За эти стога, милостивый хан, мы платить  не  должны,-  ответили  три

    старших брата.- Правда, козленок нам всем достался от отца в наследство.  Но

    мы его  уже  между  собой  поделили.  Задняя  нога,  на  которой  загорелась

    тряпочка,- это имущество младшего брата. Ему и платить!

         - Мне все равно, кто заплатит,- согласился хан.- Пусть платит младший.

         И все ханские судьи согласно закивали головой:

         - Пусть платит младший. Мудрому хану все равно!

          Где мне, бедняку, тягаться с ханом! - подумал младший брат.- Придется,

    видно, платить . И, не сказав больше ни слова, покинул  ханский  дворец.  По

    дороге встретился ему старик нищий.

         - Куда ты идешь, сын мой, и почему так печален?-спросил старик.

         Рассказал младший брат о беде, что нежданно упала на его голову.

         - Э, сынок! Напрасно ты согласился платить! Главный ответчик не  ты,  а

    три твоих старших брата. Почему? Я отвечу тебе... Если бы у вашего  козленка

    была только одна нога - хромая, хозяином которой считаешься ты, козленок  не

    смог бы ускакать в поле, и  ты  потушил  бы  тряпочку.  Козленка  привели  к

    ханским стогам три здоровых ноги. А хозяева их-твои старшие братья.

         Вернулся вне -себя от радости младший брат в ханский дворец и закричал:

         - О хан мой! Суд был неправильный!  Верно,  твои  стога  загорелись  от

    хромой ноги нашего козленка. Но ведь нога эта не  сама  в  поле  пришла?  Ее

    принесли три здоровых ноги! А хозяева этих трех ног - мои старшие братья.

         Созвал хан вновь своих судей, велел заново судить. И  пришлось  старшим

    братьям платить долю наравне с младшим.

         Хромая-то нога не виновата.

     

     

     

     

         Три брата и дочь судьи

     

     

         Было у одного старика три сына.  Двое  старших  работящие  и  толковые.

    Младший же - ленивый и гуляка. Умер старик отец, и остался младший  брат  на

    попечении старших.

         Много лет поили они его и кормили, а потом и говорят:

         - Пора тебе, братец, начать вместе с нами в хозяйстве работать.

         А младшему лень, не хочется... Рассердились  старшие  братья,  выделили

    ему часть из отцовского наследства и сказали:

         - Живи, братец, сам по себе, как хочешь! Быстро промотал  младший  брат

    отцовское-добро. Как  дальше  жить  -  не  знает...  А  отец  перед  смертью

    рассказывал сыновьям, что зарыл

         он в  кургане  бочонок  золота.  "Если  обеднеете,  выройте  бочонок  и

    поделите поровну,- завещал отец - А будете  жить  в  достатке  -  золота  не

    троньте".

         "Я ведь уже обеднел",- подумал младший сын и  вырыл  бочонок.  Вырыл  и

    спрятал. А потом пошел к старшим братьям и говорит жалобным голосом:

         - Братья, я очень нуждаюсь. Выроем отцовское золото и поделимся.

         Согласились старшие братья. Пришли с  младшим  на  курган,  все  кругом

    изрыли - ниче-го не нашли.

         - Это  вы  тайком  унесли  золото!-закричал  младший  бпат,-  Ты   сам,

    наверное, взял, а на нас сваливаешь!- возмутились старшие. Спорили, спорили,

    к согласию не пришли. Отправились к судье. В  пути  застал  братьев  ливень.

    Переждали они его под деревом и пошли не спеша дальше: идут, следы на дороге

    разглядывают.

         Вот старший брат и говорит:

         - Недавно здесь прошло стадо. Коз в стаде больше, чем овец.

         - И пасет это стадо старик,- сказал средний.

         - А собака у пастуха - серая овчарка,- добавил младший.

         Прошли еще немного и увидели свежую колею.  И  снова  первым  заговорил

    старший:

         - В этой арбе едет больная женщина.

         - Бык, запряженный справа, слепой на правый глаз,- сказал средний.

         - А колеса у арбы - одно новое, другое старое,- добавил младший.

         Много ли, мало ли прошли, нагоняет их всадник и спрашивает:

         - Не видели по дороге стадо?

         - Нет, не видели,- отвечают братья.  Хлестнул  всадник  коня,  поскакал

    дальше.

         - Эй,- окликнул его старший брат,- овец в этом стаде было  меньше,  чем

    коз?

         - Верно!- обрадовался всадник.- Меньше! Вы правильно говорите!

         - Пастух у этого стада старик?-спросил средний.

         - Старик, старик,- подтвердил  всадник,  -  Овчарка  у  него  серая?  -

    спросил наконец младший.

         - Серая!-закричал всадник.- Значит, видели мое стадо? Вот спасибо вам!

         Но братья в один голос сказали, что никакого стада  они  не  видели,  и

    всадник в недоу-. мении поехал дальше.

         Нашел он свое стадо. Погнал его назад и встретился снова с братьями.

         - От пастуха я узнал, что вы и вправду не видели моего  стада,-  сказал

    он.- Как же вы все о нем знаете?

         - По следам,- ответил старший  брат.-  Во  время  сильного  дождя  овцы

    норовят укрыться от ветра, а козы идут против ветра.

         - А у пастуха ремень от чарыка волочился  по  земле,-  добавил  средний

    брат.- Только старый человек  мог  не  обратить  на  это  внимания.  Молодой

    нагнулся бы и завязал.

         - А там, где овчарка отряхивалась от  дождя,  осталась  серая  шерсть,-

    откликнулся младший.

         Подивился всадник  их  сметливости,  и  отправились  они  каждый  своей

    дорогой. Всадник стадо погнал, братья к судье пошли.

         Много ли, мало ли были они в пути, нагнали их два всадника, спрашивают:

         - Не встречалась ли вам по дороге арба? - Нет,-  отвечают  братья.-  Не

    видели...

         Хлестнули всадники своих коней и поехали дальше.

         - Эй, стойте!- окликнул их старший брат.- В арбе была больная женщина?

         - Да! - подтвердили обрадовавшиеся всадники.

         - Бык, запряженный справа, был на один глаз  слепой?-  спросил  средний

    брат.

         - Слепой,- подтвердили всадники.

         - Одно колесо у арбы было старое, другое - новое?- спросил младший.

         - Все так!- удивились всадники.- Почему ж вы говорите,  что  не  видели

    арбу?

         - Нет, арбы мы не видели,- отвечали братья уверенно.

         Поскакали всадники с досадой прочь. Нашли они свою  арбу,  возвращаются

    обратно и говорят:

         - Правду вы сказали! На арбе ехала наша невестка. Она подтвердила,  что

    вы ей не встречались. Как же вы обо всем узнали?

         - У вашей невестки были сильные боли, она хваталась руками за колеса  и

    тормозила их. Поэтому я догадался,  что  женщина  больна,-  ответил  старший

    брат.

         - Слева, вдоль обочины, даже старая трава была общипана,  а  на  правой

    стороне и молодая нетронутой осталась; вот я и подумал: бык, идущий  справа,

    слеп на правый глаз, - сказал средний брат. .

         - Новое колесо оставило  прямой  след.  Старое  шаталось  как  пьяное,-

    сказал младший из братьев.

         Подивились всадники уму и догадливости  братьев  и  отправились  каждый

    своей дорогой.

         Долго шли братья и пришли наконец к судье.

         - С чем пожаловали, молодцы?- спрашивает судья.

         - Спор у нас,- жалуются братья.- Пришли, чтоб ты нас рассудил.

         Прежде чем к делу приступить, судья решил путников накормить. Подали им

    калмыцкий чай с бавырсаками...

         Отодвинул старший брат от себя угощенье.

         - Не гневайся, почтенный хозяин, ба-вырсаки мы есть не станем. Пшеница,

    из которой смололи для них муку, выросла на кладбище.

         Велел тогда судья зарезать ягненка.  Принесли  жареное,  мясо,  средний

    брат повел носом и говорит:

         - Ягненка тоже не станем есть. Он вскормлен молоком собаки. .

         Младший же добавил:

         - А ты сам -судья неправедный!

         Не стал судья спорить. Все, что сказали братья, была истинная правда.

         - Не стану я ваше дело решать,- говорит он братьям,- вижу, вы и сами  в

    судьи годитесь. Но помочь вам могу. У меня есть умница  дочь.  Она  живет  в

    соседнем ауле. К ней идите, она вас рассудит.

         Отправились братья в соседний аул, отыскали дочь судьи.

         - Какие вести принесли?- спрашивает она у юношей.

         - Вести у того, кто спрашивает,- отвечают братья.

         И тогда дочь судьи рассказала им такую притчу.

         ...Жил некогда в одной стране хан. А у тогоБ я в ы р с а к и - лепешки,

    жаренные в масле.

         хана была единственная дочь. Полюбила она бедного юношу. И  юноша  тоже

    ее полюбил, хоть и знал, что не бывать  ханской  дочери  его  женой.  Так  и

    сталось. Выдал хан свою дочь замуж  за  сына  соседнего  хана.  Сыграли  они

    свадьбу, и вот, когда жених вечером пришел в покои невесты,  девушка  горько

    заплакала.

         "О чем ты плачешь?- спросил жених.- Ты не рада, что вышла  за  меня?""Я

    люблю другого,- ответила невеста.- И он тоже меня любит. Подумала я  о  том,

    как он сейчас горюет, и заплакала".

         Услышав это, приказал жених своим слугам оседлать коня,  велел  девушке

    переодеться в мужскую одежду и отправил ее к тому юноше-бедняку.

         "Поезжай,- напутствовал он ее,- если твой любимый даст согласие на нашу

    женитьбу, тогда и возвращайся".

         Поехала ханская дочь. Встретились ей на пути сорок воров-разбойников.

         Задержали они ее и по ее красоте догадались, что перед ними девушка.

         "Какая удача!- обрадовался атаман.- Тридцать девять моих молодцов я уже

    женил, только один, сороковой, не женат еще. Будешь  его  женой!"Тогда  дочь

    хана взмолилась:

         "Отец против  моей  воли  выдал  меня  за  ханского  сына.  А  я  люблю

    юношу-бедняка. Рассказала я об этом  своему  жениху,  и  он  послал  меня  к

    любимому узнать, позволит ли он  мне  стать  женой  другого.  Сжальтесь  же,

    отпустите меня!""Ладно,- сказал атаман.- Поезжай!" А про себя подумал:  "Как

    бы из-за нее хан не отрубил нам всем головы!"

         Вот приехала девушка к  своему  любимому,  постучала  в  скошко.  Вышел

    юноша, увидел ее, обрадовался.

         "Откуда ты? Как меня нашла?""Ты ведь знаешь мое горе. Отец  выдал  меня

    за ханского сына... Пришел жених вечером после свадьбы  в  мои  покои,  а  я

    вспомнила тебя и заплакала. Он узнал, о чем я плачу, пожалел меня и послал к

    тебе. Как ты решишь, так мы и поступим..."Задумался юноша.

         "У твоего мужа доброе, честное сердце,- сказал наконец он.-  Вернись  к

    нему, поблагодари его и будь ему доброй женой. А я найду мужество излечиться

    от любви к тебе".

         И вернулась тогда дочь хана к своему нареченному...

         - А теперь скажите мне,- спросила дочь судьи,- кто из них самый  лучший

    человек: сын ли хана, атаман ли разбойников, или тот юноша-бедняк?

          - Лучше всех поступил ханский сын,- ответил старший брат.

         - Нет,- возразил средний брат.- Юноша-бедняк лучше!

         - А по-моему,- перебил его младший,- так атаман разбойников!

         И сказала тогда дочь судьи:

         - Честный хвалит честного, любящий - любящего, а вор - вора.  Сознайся:

    ты унес отцовское золото?

         Так пришлось младшему брату сознаться, что украл отцовский клад.

     

     

     

     

         Сын Болата Батырбек

     

     

         Жил в давние времена в одном ауле ста-рик по имени Болат. И был у  него

    сын Батыр-бёк. Все их богатство было - старый конь. Каждый день  Батырбек  в

    положенное время водил коня  на  водопой.  Поили  коней  далеко  от  аула  и

    съезжались туда со своими скакунами все юноши, а по пути устраивали скачки.

         Конь Батырбека всегда отставал, и Батырбек очень стыдился этого.

         Наконец не стерпел юноша и пожаловался Болату:

         - Отец, ты сам видишь: я хожу за нашим конем усердно, глаз  с  него  не

    спускаю, даю ему корма вволю, а он на скачках  позади  всех  плетется.  Купи

    мне, отец, резвую лошадь!

         Болат пообещал сыну добыть резвого скакуна. Старик знал: если  будет  у

    сына хорошая лошадь, он покажет себя настоящим молодцом-удальцом.

         Встал Болат на следующий день чуть рассвело и, никому не сказав, поехал

    на ханские пастбища. Приехал на первый луг, поделился  с  табунщиками  своей

    заботой... Тысяча коней паслась на том лугу. С утра до вечера осматривал  их

    Болат, но не нашел среди них достойного.

         - Езжай дальше,- посоветовали ему табунщики.- Ведь у хана, кроме  этого

    луга, еще восемь пастбищ.

         Отправился-Болат на второй луг и там выбирал  среди  тысячи  коней,  но

    тоже не нашел подходящего.

         Так ездил Болат девять дней. Побывал на всех  девяти  лугах,  посмотрел

    девять тысяч коней, но не было среди них такого  скакуна,  какой  нужен  был

    Батырбеку.

         Совсем уж было собрался Болат домой возвратиться, да передумал.  "Дай,-

    решил,- посмотрю еще лошадей на  землях  соседнего  ханства!"-  и  поехал  в

    соседнюю страну.

         Много ли, мало ли Болат странствовал, увидал однажды на  дороге  свежую

    колею. По следам запряженного, в арбу коня он сразу узнал, что конь  этот  -

    настоящий дулпар*, быстрый как ветер, тот  самый  конь,  что  так  долго  он

    искал!

         Немедля поскакал Болат  по  следам  дул-пара  и  приехал  под  вечер  в

    какой-то аул. Увидел' он, что арба остановилась у  крайней  сакли,  а  потом

    дальше поехала... Зашел Болат в саклю, расспросил, кто сидел на арбе и  куда

    поехал.

         Дулпар - крылатый сказочный конь.

         - Хозяин этой арбы,- сказали ему,- последний бедняк в ауле. А поехал он

    в соседнее селение.

         Обрадовался Болат, пустился в путь по следу. Догнал он  бедняка,  когда

    тот уже въехал на аульную площадь. Увидел Батыр, что нищий хочет  остановить

    коня у чьих-то ворот, не стал времени терять, подошел к нему и сказал:

          - Не обменяешь ли ты свою лошадь на моего коня?

         Конь Болата, хоть и старый, был сытый, шерсть на нем так  и  лоснилась,

    грива была как шелковая. А у лошаденки бедняка грива лохматая, ребра  наружу

    торчат... Но Болат знал в лошадях толк и сразу понял:  перед  ним  настоящий

    дулпар!

         - Аи, всадник! Ты что, смеешься надо мной? - обиделся нищий.- Моя кляча

    еле сама себя тащит. Кому она такая нужна?

         Сколько ни уверял его Болат, что не шутит, нищий не хотел  ему  верить.

    Начали вокруг них люди собираться.

         Начали бедняку советы давать:

         - Зачем свое счастье упускаешь? Ме- няйся! Мена - дело честное!

         Уговорили бедняка.

         - Ну, если не шутишь,- говорит,- давай поменяемся.

         Спрыгнул Болат на землю, снял седло и отдал своего коня нищему.  А  тот

    выпряг свою лошаденку и отдал Болату.

         Чуть не заплакал Батырбек, когда увидел, какую лошадь отец привел... Да

    и соседи подняли Болата на смех: лишился, мол, на старости лет рассудка!

         Болат же взял посох и отправился в ханский дворец. Рассказал  он  хану,

    как примечал

         везде, нет ли резвого коня для сына, и как встретил в соседнем  ханстве

    бедняка аробщика, и как выменял у него настоящего дулпара.

         - Правда,- закончил старик рассказ,- с виду мой дулпар сейчас  неказист

    и больше походит на клячу, но дай мне его выходить, и  он  будет  первым  на

    любых скачках. Он принесет славу и тебе, мой хан. Помоги только мне, прикажи

    давать для него овса.

         Хану понравились слова старика  о  славе,  и  он  велел  отпускать  для

    дулпара лучший овес из ханских закромов.

         Стал Батырбек кормить нового коня отборным зерном  и,  как  научил  его

    отец, вместо воды поить молоком. И так  поступал  он  изо  дня  в  день  две

    недели, или четырнадцать дней. Начала лошадь на глазах у всех  поправляться.

    Повеселел Батырбек. Радуется и Болат, что не ошибся. Велел сыну  еще  месяц,

    или четыре не-дели, давать дулпару чистый овес из ханских закромов, а вместо

    воды молоком поить. И вот конь окреп, превратился в красавца скакуна, какого

    в тех краях и не видывали!

         Пошел тогда Болат доложить об этом хану. Хан приказал привести  к  нему

    дулпара, осмотрел его, остался очень  доволен  и  решил,  что  после  скачек

    заберет его в свою конюшню.

         - Кого пустим скакать на этом коне?- спросил он у Болата.

         - С ним только мой сын Батырбек справится,- ответил старик.

         Вернулся домой и дал Батырбеку совет, как победить на скачках. А  какой

    совет - вы еще услышите!

         Назначил хан день скачек, пригласил всю  знать,  собрались  удальцы  из

    соседних аулов. Пришел и Болат с сыном.

         Выстроили всадники своих коней в ряд, и по знаку хана скачки начались.

         А Батырбеку отец посоветовал привязать к передним ногам дулпара тяжелые

    камни. Поэтому в начале пути конь его  остался  далеко  позади.  Но  не  мог

    дулпар стерпеть такого позора и рвался вперед изо всех сил, и от  этого  был

    весь в мыле. Тогда Батырбек, как советовал ему отец, отвязал камни,  поводил

    немного коня и снова сел на него. А надо  вам  знать,  что  еще  велел  отец

    Батырбеку перед началом скачек завязать на поводьях три узла.

         Перед тем как снова  пустить  своего  коня  вскачь,  развязал  Батырбек

    первый узел, закрыл глаза... И что же! Когда открыл,  конь  уже  догнал  тех

    наездников, что были далеко  впереди.  Развязал  тогда  юноша  второй  узел,

    закрыл глаза и, когда открыл, очутился со своим конем прежде всех скакунов у

    той черты, где заканчивалась скачка.

         Третий узел Болат  строго-настрого  наказал  сыну  не  развязывать.  Но

    Батырбек забыл слова отца и развязал его. И  сразу  помчался  дулпар  словно

    ветер, словно буря, и уже ничья рука остановить его не могла. Далеко  позади

    остались все наездники.

         Конь мчал Батырбека в чужие, неведомые ему страны.

         К вечеру прискакал дулпар на берег моря и с размаху  кинулся  в  волны.

    Батырбек успел спрыгнуть на песок, а конь скрылся под водой. Долго звал  его

    юноша, долго ждал, но дулпар так и не вернулся. Сгинул без следа.,.

         Что было делать Батырбеку  на  пустынном  морском  берегу?  Нарезал  он

    камыша, построил шалаш и лег  спать.  Проснулся,  когда  солнце  уже  высоко

    стояло в небе, и слышит: зашумело что-то

         над головой, будто  крылья  птиц,  а  потом  заплескалась  вода-  будто

    купается кто-то. Батырбек вышел потихоньку  из  шалаша.  Смотрит,  лежит  на

    берегу женская одежда, нарядная и богатая, а в море купаются три  прекрасные

    девушки.

         Юноша схватил все их платья в охапку и залез в шалаш.

         Девушки эти были три сестры-волшебницы. Когда они надевали свои одежды,

    то превращались в белых лебедей. Без одежды они теряли волшебную силу. Вышли

    сестры из моря и •руками всплеснули - исчезли их платья!

         Кинулись искать.

         - Может быть, их ветер унес?- спросила младшая.

         Но средняя закричала:

         - Смотрите, смотрите! На песке след человеческой ноги!

         - Я слышала,- сказала старшая,- что есть на свете юноша  Батырбек,  сын

    старого Бо-лата. Отец добыл для него настоящего дулпара. Вы ведь знаете,  до

    сих пор ни один человек не проникал в наши владения. Если  кто  и  мог  сюда

    добраться, так это Батырбек  на  своем  дулпаре.  Но  дулпар  отслужил  свою

    службу, сбросил седока и ушел в море...

         Закутались сестры в свои длинные волосы, пришли к шалашу.

         - Сын Болата, Батырбек! Если это ты - откликнись! Верни наши  платья  и

    проси чего хочешь!

         А Батырбек спрятал их одежду за спину и отвечает:

         - Верните мне моего коня, тогда отдам!

         - Это не в наших силах,- сказала средняя.-Дулпар не покоряется нам.  Но

    мы можем вмиг доставить тебя домой или куда пожелаешь.

         - Как  же  я  вернусь  в  свой  аул,  если  не   сумел   удержаться   в

    седле?!-воскликнул Батырбек.- Позор  мне  перед  людьми!  Нет,  домой  я  не

    вернусь. Я слышал, у хана Ульмеса есть красавица дочь. Рассказывали мне, что

    она от роду молчунья и  хан  отдаст  дочь  в  жены  тому,  кто  заставит  её

    заговорить. Перенесите меня  во  дворец  Ульмеса,  сделайте  так,  чтоб  она

    заговорила - верну вам одежду.

         Согласились сестры. Обещали они Батыр-беку перенести его во дворец хана

    Ульмеса и . научили, как заставить красавицу-молчунью разговориться.

         - Я спрячусь в  парчовую  шубу,  висящую  в  комнате  ханской  дочери,-

    сказала Батырбеку старшая волшебница.- Ты ударь  по  шубе  палочкой,  и  она

    расскажет сказку. В сказке будет спор, так ты реши этот спор неверно.  Тогда

    ханская дочь не вытерпит и заговорит.

         - Я, если  понадобится,  спрячусь  в  серебряную  шкатулку,-  пообещала

    средняя,- и тоже расскажу сказку.

         - Ая-в золотую чашу,- откликнулась младшая.- У меня сказка уже готова.

         Отдал Батырбек сестрам их платья. Велели они ему закрыть глаза, и когда

    он их открыл, то очутился во дворце перед самим ханом  Ульмесом.  Поклонился

    Батырбек и говорит:

         - Ходят слухи, великий хан, что ты от- . дашь свою дочь  за  того,  кто

    заставит ее разговориться. Позволь, я попробую это сделать!

         - Верно!- ответил хан Ульмес.- Но верно и то, что я рублю головы  всем,

    кто не сумеет этого  добиться.  Немало  храбрецов  уже  сложили  здесь  свои

    головы. Ты этого хочешь?

         Но Батырбек не отступился от своих слов,

         и хан велел отвести его в сопровождении визирей в комнату дочери.

         Оба визиря остались под дверью подслу-шивать, а  Батырбек,  как  вошел,

    сразу ударил палочкой по парчовой шубе и приказал:

         - Говори, шуба!

         - Что тебе рассказать, Батырбек?- спросила шуба.- То, что слышала,  или

    то, что видела?

         - Слышанному доверять нельзя. Расска-зывай о том, что видела.

         - Ну, так слушай! Довелось мне увидеть в одном ауле трех братьев.  Было

    у них несколько овец, и пасли их  братья  по  очереди...  Старший  любил  на

    досуге что-нибудь мастерить и всегда носил за поясом топорик. Пас он однажды

    овец возле леса и от  скуки  срубил  деревце  и  вырезал  из  него  девушку.

    Вечером, как пришло время домой возвращаться,  он  поставил  ее  под  кустом

    орешника на опушке.

         На  другой  день  погнал  овец  средний  брат.  Увидел  под   орешником

    деревянную девушку и подумал: "Не поленился же кто-то такую красивую девушку

    смастерить! Дай-ка я ее одену, и будет она, как живая!"Сбегал в  аул,  купил

    красное платье и нарядил девушку. А  как  начало  темнеть,  оставил  ее  под

    орешником на опушке и погнал овец домой.

         На третий день была очередь младшего брата.  Погнал  он  овец  пастись,

    увидел деревянную девушку в красном платье и удивился: "Кто же это так умело

    ее смастерил? Кто одел в красивый  наряд?  Попробую-ка  я  оживить  ее  моим

    настоем  из  девяноста  девяти  трав!"  Брызнул  в  лицо  девушке   целебной

    настойкой, и она тотчас ожила,  глаза  потерла  и  потянулась,  точно  после

    долгого сна...

         Обрадовался младший брат. Привел девушку домой...  И  вот  слушай,  что

    дальше было!

         - Я нашел в лесу красавицу и хочу  на  ней  жениться,-  сказал  младший

    брат.- Ведь это я ее оживил!

         - Если бы я не выстрогал ее из дерева, тебе некого  было  бы  оживлять.

    Женюсь на девушке я!- сказал старший.

         - Ты ее смастерил, а я купил ей красное платье, - возразил  средний.  -

    Она должна быть моей!

         - Кому нужно  мертвое  дерево,  будь  оно  хоть  в  золото  одето,-  не

    согласился с ними младший брат.- Вы смастерили, вы ее нар'я-дили... А  потом

    что? В лесу оставили! Там бы ей и быть, если б я ее не оживил. Женюсь на ней

    я!

         Теперь рассуди, сын Болата,  Батырбек,  кому  из  трех  братьев  должна

    достаться девушка в жены.

         - Младшему,- недолго думая ответил Батырбек.- Он ведь ее оживил.

         Не стерпела молчунья, дочь Ульмеса, заговорила.

         - По обычаю дедов и отцов,- сказала она,- младший  никогда  не  женится

    прежде старшего. Кроме того, если б  старший  брат  не  вырезал  девушку  из

    дерева, младшему некого было  бы  оживлять...  Девушка  должна  стать  женой

    старшего брата.

         Обрадовался Батырбек, услышав голос ханской дочери.

         - Если деревянная девушка должна стать  женой  старшего  брата,  то  ты

    должна стать моей женой!- сказал и пошел к хану  рассказать,  что  его  дочь

    заговорила.

         Призвал хан своих визирей.

         - Правду говорит этот юноша?

         А те решили, что хан все равно не выдаст дочь за  какого-то  безродного

    бродягу, побоялись ханского гнева и ответили:

         - Он лжет. Твоя дочь ни словечка не проронила.

         Посмотрел Батырбек смело хану Ульмесув глаза.

         - Никогда не говорил я неправды! Не лгу и сейчас  под  страхом  смерти.

    Если сомневаешься, пошли со мной человека, которому доверяешь. Я заставлю ее

    заговорить еще раз.

         Пошел Батырбек опять в комнату ханской дочери.

         А Ульмес послал с ним двух визирей и  свою  жену.  Визири  остались  во

    дворе под окном, а жена хана остановилась у дверей и стала подслушивать.

          Батырбек ударил палочкой по серебряной шкатулке и приказал:

         - Говори, шкатулка!

         - О чем говорить?- спросила шкатулка.-О том, что слышала или о том, что

    видела?

         - Есть пословица : "Не верь тому, что уши слышали, верь тому, что  глаза

    видели". Рассказывай о том, что своими глазами видела.

         - Ну так слушай,- начала шкатулка.- Видела я однажды трех братьев.  Был

    у этих братьев на троих один бык. Старший пас голову быка, средний -  брюхо,

    младший - задние ноги.  Вот  показалось  однажды  младшему  брату,  что  бык

    заболел. Решил он посоветоваться со средним братом. Рано утром пустился он в

    дорогу и к вечеру дошел до брюха быка. Посовещались между  собой  младший  и

    средний братья и решили пойти к старшему. На рассвете вышли в путь и  поздно

    ночью добрались наконец до головы быка.

         "Как думаешь, не заболел ли наш бык?"- спрашивают у старшего брата.

         "Нет, он весь день траву щипал, а теперь жвачку жует. Только воды давно

    не пил.., Погоним его на водопой".

         Пошли братья к морю быка поить. Одним  глотком  осушил  он  море  и  не

    напился, жалобно замычал.

         Решили братья попасти своего быка на  острове  посреди  моря.  Там  под

    деревьями росла сочная трава.

         Но когда подошли они к острову поближе, то увидели - это не  остров,  а

    рыба. Раскрыла рыба пасть и проглотила быка целиком.

         Не успели братья опомниться, как на рыбу кинулся из-за туч орел. Вонзил

    он в рыбу когти и поднялся с нею в небо.

         Орел опустился со своей добычей в степи, А в степи чабан пас овец и сел

    отдохнуть в тени от бороды своего козла. Орел опустился на рога этого  козла

    и съел рыбу вместе с травой и с деревьями, что росли на ней.

         Когда орел доедал рыбу, он выронил из клюва лопатку быка, проглоченного

    рыбой, и попала эта лопатка в глаз старику чабану. Потер старик глаз.

         "Ишь ты!- говорит.- Кажется,  соринка  попала!"Вечером  пригнал  старик

    стадо домой и попросил дочь:

         "Вытащи мне, дочка, из глаза соринку".

         Села дочь в лодку, взяла весла, поплыла по отцовскому  глазу.  Отыскала

    лопатку быка, подцепила ногтем мизинца и щелчком швырнула лопатку за окно.

         Лопатка упала на землю неподалеку от колодца. А у колодца  вскоре  стал

    на ночлег  ка-раван  из  девяноста  верблюдов.  Караванщики  собрались  было

    готовить ужин, как вдруг задрожала, заколебалась под ногами у них  земля.  В

    страхе бросились они навьючивать верблюдов и поспешили прочь от стоянки.  Но

    только тронулись с места - землетрясение прекратилось.

         "Что же это было?"- спросишь ты. А вот что было! Караванщики  разложили

    огонь на  лопатке  быка,  а  мимо  бежала  лиса,  почуяла  вкусный  запах  и

    остановилась погрызть лопатку. А когда  она  ее  грызла,  по  земле  тащила,

    караванщики подумали, что настигло их страшное землетрясение.

         Поздно вечером, когда караван уснул, пришла к колодцу по воду  женщина.

    Увидела она лису, ударила ее коромыслом и убила. Убила, а шкуру  снимать  не

    стала, побоялась в темноте испортить, оставила до утра.

         На рассвете караванщики встали - давай лису  обдирать.  Половину  шкуры

    содрали, половину так оставили. Все  вместе  взявшись,  не  смогли  лису  на

    другой бок  перевернуть.  Из  доставшейся  им  полшкуры  решили  сшить  всем

    девяноста караванщикам девяносто теплых шуб.

         Снялись они с ночлега и уехали. А женщина пришла,  лису  носком  чувяка

    толкнула, на другой бок перевернула. Стоит над ней и раздумывает: а не  мало

    ли будет полшкуры на шапочку для новорожденного сына?..

         Рассуди теперь, Батырбек, кто из них больше? Бык, который одним глотком

    осушил море? Рыба, которая проглотила быка? Орел, который съел рыбу?  Старик

    чабан, которому попала в глаз лопатка быка, а он ее принял за соринку? Лиса,

    полшкуры которой хватит на девяносто шуб  для  девяноста  караванщиков?  Или

    новорожденный мальчик, мать которого сомне-

         вается, выйдет ли из оставшейся полшкуры для него шапочка?

         - Что тут долго думать! Рыба больше всех!- ответил наобум Батырбек.

         Не утерпела и в этот раз молчунья, засмеялась:

         - Какой же ты недогадливый!- говорит.- Если одной половины лисьей шкуры

    хватает на девяносто шуб для девяноста мужчин, а другой половины младенцу на

    шапочку мало, то подумай сам, какого он роста, этот малыш!

         Обрадовался Батырбек. Побежал  к  хану  сказать,  что  дочь  его  снова

    заговорила.

         Кликнул хан своих визирей. - Правду говорит этот юноша?

         И визири опять ответили: нет, хан, он обманщик. Твоя дочь  ни  словечка

    не промолвила.

         Тогда хан спросил у жены:

         - Правду говорят мои визири?

         - Вот они-то и есть самые настоящие  обманщики!  -  сказала  жена  хана

    сердито.- Я сама слышала голос нашей дочки.

         Видя, что  хан  Ульмес  остался  в  сомнении,  Батырбек  в  третий  раз

    отправился к его дочери. Но на этот раз он позвал в свидетели  самого  хана.

    Вот пошли они все. Хан, жена его и визири остались под дверью  подслушивать,

    а Батырбек зашел в комнату ханской дочери.

         Ударил палочкой по золотой чаше, что стояла перед девушкой:

         - Говори, чаша!

         - О чем говорить? О том, что слышала, или о том, что видела?

         - Слышанное - завязь, виденное -плоды. Рассказывай лучше, что видела.

         - Ну так слушай, - сказала чаша.- Видела я одну вдову, у  которой  было

    девять сы-

         новей. Пошли однажды дети на улицу играть в альчики*. Проиграли они все

    альчики, какие в карманах были, и послали за новыми  домой  младшего  брата.

    Мальчик прибежал домой и увидел, что мать шьет тюбетейку.

         "Кому ты шьешь тюбетейку, мама?" "Тебе шью, душа моя!"Вернулся  мальчик

    на улицу и похвастался перед старшим братом своей обновой. Тот побежал домой

    и спрашивает мать:

         "Кому  ты  шьешь  тюбетейку?""Тебе,  радость  моя!"Старший  похвастался

    подстаршему брату, а подстарший тоже побежал к матери и спросил:.

         "Кому  ты  шьешь  тюбетейку?""Тебе,  свет  моих  очей!"Так  по  очереди

    прибегали все девять сыновей вдовы и все спрашивали, кому  шьется-тюбетейка,

    и каждому, не желая ни  одного  обидеть,  отвечала  мать:  "Тебе!"Наигрались

    мальчики вволю, к ужину вернулись домой.

         Мать подала им еду, а сама все думала: кому же отдать тюбетейку? Но так

    и не смогла решить. Взяла, да  и  бросила  ее  на  столик,  вокруг  которого

    ужинали сыновья. Все девятеро кинулись к тюбетейке и наперебой закричали:

         "Моя! Моя! Моя!""Перестаньте  ссориться!-  прикрикнула  на  них  мать.-

    Идите к хану. Он вас рассудит".

         Отправились братья к хану. Всех их  привели  в  ханские  покои,  и  хан

    сказал:

         "Прежде чем я разберу ваш спор, скажите, что вы  умеете?""Я  следопыт,-

    сказал старший брат.- ЯАльчики - бабки.

         умею читать любые следы - и человеческие, и звериные, и птичьи".

         "А я дозорный,- сказал второй брат.- Муху за версту вижу".

         "Я стрелок,- сказал третий брат.-  Я  сбиваю  птиц  на  лету  высоко  в

    поднебесье".

         "Я лучник,- сказал четвертый брат.-Дай мне сосновую веточку в  четверть

    аршина, и я смастерю из нее лук со стрелой, равной сорока локтям длины"..

         "Я ладейщик,- сказал пятый.- Из дубовой щепки выдолблю ладью, в которой

    поместится целый аул".

         "Я зодчий,- сказал шестой брат,-  Из  од-ного-единственного  камушка  я

    возведу дом, в котором разместятся все жители твоего ханства".

         "Я кухарь,-  ответил  седьмой.-  На  один  столик  я  поставлю  столько

    кушаний, что их хватит на весь твой народ".

         "Я землекоп,- ответил восьмой брат.- Если на твое ханство нападет враг,

    я могу вырыть любой подземный ход, который помог бы спасти тебе жизнь".

         А девятый, самый младший из братьев, смутился.

         "Я ничего не умею,- сказал он.- Зато даже  у  самого  чуткого  человека

    могу снять пояс с кинжалом, и он ничего не заметит".

         "Молодцы!-похвалил хан братьев.- Отцы и деды наши говорили: "Смелый две

    трудности одолеет, умелый - три"... Сослужите мне одну службу, а потом я вас

    рассужу. Год тому назад пропала моя единственная  дочь.  Долго  искал  я  ее

    повсюду, но так и не нашел. Найдите ее,  и  я  дам  вам,  что  пожелаете,  а

    тюбетейку мы присудим самому умелому".

         Следопыт, попросил, чтобы его отвели в

         комнату ханской дочери. Посмотрел, куда ведут ее следы, и  сказал,  что

    девушку увезли в горы.

         Дозорщик посмотрел в сторону гор и тотчас увидел дочь хана. Она была за

    шестью горами, близ вершины Кап, в плену у одноглазого дракона.

         Как услышал это хан - и обрадовался, и ужаснулся.

         Но самый младший из девяти братьев, не умевший ничего делать,  успокоил

    хана. Он пообещал незаметно увести девушку от дракона. Пообещал  и  увел,  и

    вскоре хан уже радостно обнимал свою единственную дочь.  Еще  не  опомнились

    отец с дочерью от великой радости, как дозорщик,  пристально  глядевший  на.

    гору Кап, вдруг сказал:

         "Хан. надо быть начеку! Этот дракон открыл  свой  единственный  глаз  и

    внимательно смотрит по сторонам".

         Растерялся хан. Тогда стрелок сказал, что  он  может  поразить  дракона

    стрелой, пусть только ханская дочь укажет, в какое место вернее целиться.

         "Из такой дали дракона насмерть не сразишь. Надо,  чтоб  стрела  попала

    ему прямо в глаз и ослепила его,- посоветовала девушка.- Тогда он не  сможет

    сразу пуститься за нами в погоню".

         Лучник взял сосновую веточку в четверть аршина, сделал  лук  и  к  нему

    стрелу длиною в сорок локтей. А стрелок натянул тетиву и послал  эту  стрелу

    прямо в глаз дракона.

         "Теперь бежим!- сказала ханская дочь. - Дракон хоть и  ослеп,  а  будет

    нас разыскивать. Давайте скроемся от него за морем. Море  он,  наверное,  не

    переплывет..."Созвал хан своих подданных, и пошли они все на берег моря, где

    ладейщик уже выдолбил

         из дубовой щепки ладыо, в которой они все  поместились.  Сорок  дней  и

    сорок ночей плыла ладья по морю и наконец достигла долгожданного берега.

         На том берегу зодчий построил  из  одно-го-единственного  камушка  дом,

    такой просторный, что всему народу места хватило. Но не успели в новом  доме

    обжиться, глядь, выплывает из моря слепой дракон.

         Тогда землекоп вырыл подземный ход. Девяносто дней  и  девяносто  ночей

    шли хан с дочерью, и девять братьев, и все подданные  хана  по  этому  ходу,

    пока не пришли в такую прекрасную страну, где были прекрасные леса  и  воды,

    звери и птицы, но где не  ступала  нога  человека.  На  радостях  решил  хан

    устроить пир.

         Пришло время кухарю свое мастерство  показать.  Кухарь  поставил  перед

    ханом маленький столик и постучал пальцами по его краям. Начали  на  столике

    такие кушанья и напитки появляться, каких даже сам хан и его дочь  сроду  не

    пробовали. Три дня и три ночи пировал весь народ, а еда и питье не  убывали,

    сколько бы ни пили, ни ели...

         Теперь скажи, сын Болата Батырбек, которому  из  девяти  сыновей  вдовы

    должна достаться тюбетейка?

         - Землекопу!- не раздумывая, ответил Батырбек.

         И снова не выдержала молчунья, дочь хана Ульмеса:

         - Я ведь уже дважды говорила тебе,  что  ты  не  умеешь  угадывать!  По

    обычаю, любая вещь прежде всего достается старшему. К тому же  старший  брат

    указал, в какой стороне нахо-дится украденная  драконом  девушка.  Тюбетейка

    должна достаться старшему!

         - Если тюбетейка должна достаться старшему брату, ты  должна  достаться

    мне!-радостно закричал Батырбек.

         - Теперь вы ясно слышали?- грозно спросил хан  у  визирей,-  Моя  дочь,

    оказывается, заговорила с первого раза! Как вы посмели скрыть это от меня?!

         Упали визири перед разгневанным  ханом  на  колени,  начали  умолять  о

    помиловании. Хан Ульмес простил их и приказал глашатаям  созывать  народ  на

    свадьбу.

         Созывали всех: старых и молодых, кривых и хромых, умных  и  неразумных.

    Три дня и три ночи шел пир, невиданный и неслыханный. Старики пили,  молодые

    пели, умные боролись, неразумные ножами кололись, хромые  местами  менялись,

    кривые бузой обливались...

         Когда кончилась свадьба, Батырбек взял к себе отца и зажил счастливо  с

    молодой женой.

     

     

     

     

         Старик Женали

     

     

         Жили-были в давние времена два хана: Хан Запада и  Хан  Востока  Послал

    однажды Хан Востока письмо к Хану Запада с  гонцом,  и  было  в  том  письме

    сказано вот что: "Когда твои табунщики гнали табуны с горных лугов в  степь,

    мой на весь мир знаменитый жеребец, услышав их топот,  заржал.  Стало  быть,

    жеребята из твоих табунов  в  этом  году  -  все  мои!"Удивился  Хан  Запада

    дерзости и глупости соседа. Удивился и  задумался.  Войну  начинать  ему  не

    хотелось, а лишиться приплода своих бесчисленных табунов тоже было обидно.

         Решил Хан Запада созвать на совет  стариков,  прославленных  в  народе.

    Созвали мудрейших, рассказал им хан, что его тревожит.

         И вот выступил вперед седобородый старик по имени Женали.

         - Прикажи,  владыка,  вооружить  сорок   храбрых   всадников,   которые

    слушались бы меня во всем. Дай мне сорок пустых  мешков,  рослого  верблюда,

    маленького ослика да козла с длин-. ной бородой, и я избавлю тебя от заботы.

         Обрадовался хан, распорядился дать старику Женали все, о чем он просил,

    и наказал своим всадникам:

         - Повинуйтесь Женали, как мне самому, не  то  меч  мой  отведает  вашей

    крови!

         Пустился старик Женали во главе своего отряда в путь.

         Много дней и много ночей ехали они,  пока  достигли,  наконец,  столицы

    Хана Востока. Шатер свой Женали раскинул у городских стен, на берегу реки, и

    велел всадникам:

         - Соберите побольше булыжников на реке, наполните ими  мешки,-поезжайте

    в город и швыряйте камни в ханских собак.

         Как он велел, так всадники и сделали. Забросали они собак хана камнями.

    Подняли собаки визг и вой. Призвал разгневанный Хан Востока своего визиря  и

    спрашивает:

         - Кто посмел обидеть моих собак?

         - Приезжие люди бросали в них булыжники, великий хан,- ответил  визирь,

    дрожа и низко кланяясь.

         - Пошли ко мне немедля их старшего! Пусть придет набольший!

         Поскакал визирь самолично к старику Женали и говорит:

         - Наш милостивый хан немедля требует к себе вашего старшего-набольшего!

         А Женали сидит себе спокойно на бережку и показывает на верблюда:

         - Вот у нас самый большой! Веди его, если тебе надо!

         Привели верблюда во дворец. Разъярился хан. Кричит:

         - Я ведь не о росте говорил, я о старшинстве говорил! Веди  ко  мне  их

    старшего. Кто у них там с бородой?!

         Помчался визирь к Женали, прискакал, пот со лба рукавом утирает:

         - Хан требует к себе вашего бородатого!

         А Женали не тревожится ничуть. Показал на козла, который тут же  травку

    щипал:

         - Вот он, наш бородач! Веди, коли тебе угодно!

         Потащили во дворец козла. Козел головой мотает, упирается.  Как  увидел

    его Хан Востока, побелел от злости.

         - Разве я о такой бороде говорил? Я ведь седобородого старика  привезти

    приказывал!

         Полетел визирь к Женали в третий раз, гонит коня во весь опор, сам  еле

    дух переводит. Говорит старику:

         - Хан Востока, уф, требует тебя, уф, самого во дворец!

         - Так бы сразу и сказал!- рассердился Женали.- Нет мне от вас покоя!

         Пришел Женали во дворец. Хан Востока спрашивает грозно:

         - Как смели твои, люди побить моих, лучших собак?

         А старик Женали ему в ответ:

         - На отару Хана Запада напали волки,  а  ваши  собаки  тут  разлеглись,

    будто им и дела никакого нет!

         Изумился Хан Востока.

         - Ты в своем уме, старик? Что за дело им до вашей отары?!

         Тогда Женали ему в ответ:

         - А какое дело нашим табунам до ржанья твоего знаменитого жеребца?

         Не нашелся хан, как ответить. На помощь к нему пришла жена.

         - Мы тебе завтра ответим, старик,- сказала  ханша.-  Только  завтра  ты

    приходи во дворец не голый и не одетый, не пешком и не верхом, по  дороге  и

    без дороги.

         Вернулся старик Женали к себе в шатер. Сидит и размышляет: "Рогожа - не

    одежа, обочина - не дорога, осел мой - не лошадь..."  Сшил  себе  бешмет  из

    рогожи, сел верхом на маленького ослика  и  отправился  преспокойно  к  Хану

    Востока.

         Сам по обочине правит, ногами по земле перебирает.

         А ханша уже его поджидала. Увидела Женали  из  окна,  подозвала  его  и

    говорит:

         - Ты перехитрил меня, старик! Я сама  расскажу  хану,  как  ты  прибыл.

    Возвращайся и передай своему владыке, что Хан Востока по достоинству  оценил

    ум вашего народа.

         Привез старик Женали Хану Запада добрые вести.

         На радостях хан насыпал ему мешок да еще мешок, а  всего  сорок  мешков

    золота. И жил мудрый Женали до смерти в богатстве и почете.

     

     

     

     

         Щедрый и скупец

     

     

         Жили-были в старину два соседа - скупец и  щедрый.  Пошли  они  однажды

    вместе ле-товку* искать. По дороге ели они еду, какую взял с собой щедрый. А

    потом дорожный припас у щедрого кончился, скупец своим  делиться  с  ним  не

    стал и сказал ему:

         - Поступай, сосед, как знаешь, а я тебя кормить не буду.

         На третий день, когда щедрый уже с ног валиться начал,  увидели  они  в

    пустынной степи большой холм, а в холме нору.

         - Полезай в эту нору,- посоветовал скупец щедрому.- Может,  раздобудешь

    что.- И Летовка - пастбище и место летней стоянки.

         сам ушел  поскорее,  думая:  "Пусть  он  оттуда  не  вылезет!"А  щедрый

    забрался в глубь холма. Там была большая пещера, но в ней было пусто, и  он,

    совсем без сил, свалился в дальнем углу за грудой камней и уснул.

         Проснулся щедрый от громкого шума. Это лезли в пещеру медведь,  волк  и

    лиса. Здесь, оказывается, было их логово.

         - Человечьим духом пахнет!-зарычал  медведь  и  повел  носом  вправо  и

    влево.

         - Это тебе чудится!- отвечала лиса.-  Не  болтай  попусту.  Откуда  это

    здесь взяться человеку?!

         Спать зверям не хотелось, и они  завели  между  собой  беседу.  Медведь

    рассказал, как он гнался за охотником, но не  убил  его  и  остался  поэтому

    голодным. Волк рассказал, как за це- лый день  удалось  ему  поймать  только

    одного гу- ся и что он поэтому ни сыт, ни голоден. А лисица молчала,  и  они

    спросили у нее, где она была и что видела.

         - О!-воскликнула лиса.- Вы разве не знаете, что  у  хана  третьего  дня

    тяжело заболела единственная красавица дочь? Кто ее вылечит, тому хан отдаст

    ее в жены, да еще полханства своего подарит. Но  никто  из  людей  не  знает

    средства от ее болезни. А я знаю! - похвасталась лиса.

         - Какое же это средство? - полюбопытствовал медведь.

          - Надо поймать серебряного зайца и покормить ханскую  дочь  сердцем  и

    печенью этого зайца.

         - Да разве ж есть на свете серебряный заяц?- удивился волк.

         - Есть!- подтвердила лиса,- Живет онв лесу на Северной горе. И  поймать

    того зайца может только борзая щедрого человека. Никакой другой  собаке  это

    не под силу...

         Потом звери затихли, уснули, а рано поутру ушли  из  пещеры.  А  щедрый

    человек, хоть и ослаб совсем от голода, добрался все же до дому, взял своего

    борзого пса и отправился в ханский дворец. Дочь хана была уже при смерти,  и

    весь двор был в великом горе.

         - Я могу вылечить больную,- сказал щедрый хану.

         - Чем, чем? Говори, говори скорей! - закричал хан.

         - Ей надо дать сердце и печень серебряного зайца, что живет на Северной

    горе.

         Послал хан со  щедрым  человеком  на  Северную  гору  своих  придворных

    охотников, дал свору лучших борзых. Но сколько  ни  травили  ханские  собаки

    серебряного зайца, ни одна не могла его взять. Заяц мчался так  быстро,  что

    сердца борзых разрывались на бегу...

         Тогда спустил щедрый свою собаку. Она  одним  прыжком  настигла  зайца.

    Щедрый взял его сердце и печень и принес хану.  И  только  поднесли  ханской

    дочери это лекарство, как она тут же выздоровела...

         Устроил хан на радостях  пышный  пир,  от-  дал  щедрому  в  жены  свою

    красавицу дочь и велел возвести для них рядом с ханским дворцом  .  дом  под

    высокой крышей.

         Полханства было во владении щедрого. Жил он да поживал, добра  наживал,

    и вот однажды явился к  нему  на  поклон  скупец.  Скупцу  не  давало  покоя

    счастье, привалившее соседу.

         - Ты крепко обидел меня,- сказал щедрый.- Но я не помню зла. Ты  хочешь

    знать, как досталось мне счастье? Иди к тому самому хол-

         му и полезай в ту самую нору, куда ты меня голодного послал, когда мы с

    тобой летовку искали...- И рассказал ему про зверей.

         Побежал скупец в степь к холму, залез в нору и притаился за камнями.  А

    звери вернулись вечером, на его беду, голодные, сердитые.

         - Человечьим духом пахнет!- заревел медведь.- Смотри, лиса, не  вздумай

    смеяться надо мной, как в прошлый раз. Болтун-то не я! Ты сама своим  языком

    выдала человеку тайну серебряного зайца.

         Лиса задрожала.

         - Давай пошарим в углах, - предложила на этот раз она сама.

         Поискали и нашли за камнями скупца.

         - Вот это ужин так ужин!- взвыл от радости волк.

         А медведь только засопел от удовольствия... Напали звери  на  скупца  и

    съели его до последней косточки.

         Так откликнулось скупцу то зло, какое он пожелал соседу.

         А щедрый,  с  чистым  сердцем  человек,  жил  да  поживал  до  глубокой

    старости. Живите, милые, и вы долго да благополучно!

     

     

     

     

         День - месяцу родня

     

     

         Жил-был в старину богач  по  имени  Шав-дик-Аджи.  Нанял  он  в  страду

    батрака, которого звали Савхат, и  пообещал  ему  хорошую  плату:  за  месяц

    работы пятнадцать мер пшеницы.

         "Пускай! Пятнадцать мер я ему заплачу,- решил хитрый  богач,-  но  зато

    будет он у меня от зари до зари работать..." И  ни  часу  не  давал  Савхату

    передышки.

         - Кончил есть, сынок,- сладким голосом говорил он  батраку,-  побыстрей

    принимайся за дело. Пусть день твой  не  пройдет  напрасно.-  И  всякий  раз

    добавлял при этом: - День - месяцу родня!

         Савхат видел, что жадный богач за свои пятнадцать мер  на  него  одного

    работу двух бат-

         раков взвалил, но и он был  не  прост  и  про  себя  твердил:  "Ничего,

    ничего!  Погоди,  я  еще  покажу  тебе,  Шавдик-Аджи,  как  день  с  месяцем

    роднится!"Кончилась страда, и попросил Савхат  у  богача  расчет.  А  Шавдик

    отвечает:

         - У нас в хозяйстве,  сынок,  нет  мерки...  Прохудилась  мерка!.  Поди

    одолжи у кого-нибудь, и я отмеряю тебе пшеницу.

         Ушел Савхат и вскоре вернулся не с меркой, а с большущей бочкой.

         - Мерки и у соседей не нашлось,- говорит.- Так вот я эту посудину взял.

    Ею и будем отмерять.

         Растерялся богач:

         - Как же так, сынок?! Какая же это мерка! Это же... Это же...

         - И ты еще спрашиваешь, почтенный Шавдик-Аджи? День - месяцу  родня,  а

    бочка - родной брат мерки. Меряй!

         Посмотрел богач на своего батрака, на его сильные руки, на его  грозное

    лицо, понял, что придется уступить,  и  отмерил  Савхату  пятнадцать  полных

    бочек пшеницы.

     

     

     

     

         Охотничья овца

     

     

         Ехал  однажды  мулла  со  своим  батраком  домой  откуда-то   издалека,

    задержался и решил в попутном ауле заночевать. Дело было  зимой,  в  морозы.

    Завернул он на ночлег к одному старику. Старик встретил муллу гостеприимно.

         - Заходи, будь гостем!- пригласил он.- У меня в доме никого нет.  Я  да

    вот моя овца со мной греется...

         Распряг батрак лошадей, зашли в дом.

         - Раздевайся, мулла,- приглашает старик,- снимай шубу!

         А у муллы была теплая шуба на волчьем меху. Как начал он  с  себя  шубу

    снимать, услышала старикова овца волчий дух, задрожала, забила копытцами  об

    пол.

         Удивился мулла.

         - Что это,- говорит,- твоя овца так встревожилась?

         - Э-э-э!- отвечает старик.- Овца  моя  не  простая.  Она  -  знаменитый

    охотник. Этой зимой десять волков растерзала.

         Батрак у очага греется, втихомолку смеется, как старик муллу дурачит, а

    мулла с большого ума старику  поверил,  и  захотелось  ему  завладеть  такой

    удивительной овцой.

         - Продай!-просит он старика.- Заплачу сколько хочешь!

         - Продать я бы продал,- упирается старик,- да самому  нужна.  От  такой

    овцы в хозяйстве большая польза.

         - Тысячу  рублей  не  пожалею!  Продай!  Ну,  старик  не  стал   больше

    торговаться,продал овцу за тысячу рублей.

         Утром рано уехал мулла со своим батраком и овцу увез. Рад-радешенек!

         А неподалеку от того аула стоял лес, и только они в него въехали, вышли

    им навстречу три волка.

         Почуяла овца волчий дух и ну из саней вырываться.

         - Спускай ее, спускай!- закричал мулла.- Видишь, она  хочет  с  волками

    сразиться!

         Засмеялся батрак:

         - Погоди, хозяин! Пусть посильней рассвирепеет!

         А волки уже к самым саням подобрались, стоят, зубами щелкают.  Отпустил

    батрак овцу, прыгнула она на снег, да поскорее -  в  лес!  И  волки  за  нею

    следом...

         - Беги!- велел мулла батраку.- Глаз с нее  не  спускай,  а  не  то  она

    волчьи шкуры попортит.

         Побежал батрак в лес. Видит, волки ушли,  а  от  овцы  только  косточки

    валяются. Вернулся он и говорит:

          - Да, мулла! Истинно это была очень храбрая овца!  Хоть  сама  дочиста

    изглодана, но зато и от волков ни шерстинки не осталось.

         Рассердился мулла:

         - Вот видишь! Велел же я тебе ее сразу спускать! А  ты  не  послушался!

    Это же охотничья овца! И волков сожрала, и сама себя от ярости растерзала.

     

     

     

     

         Царь Сулейман и сова

     

     

         В давние, древние времена жил на свете царь по имени Сулейман. Славился

    этот царь своей мудростью; знал он языки  всех  зверей,  птиц  и  насекомых,

    населяющих землю. И было у него четыре  жены.  Вот  однажды  заболела  самая

    любимая жена Сулеймана. А у больного человека сердце,  как  известно,  полно

    всяких прихотей: чего только не потребует! Сделалась жена царя прихотливой и

    привередливой.

         - Построй для меня отдельный дворец,-попросила она.- Только чтоб был он

    из одних птичьих костей.

         И царь, любя свою жену и желая ее  выздоровления,  велел  созвать  всех

    птиц, какие только есть на свете,

         Все птицы всей земли послушались приказа царя Сулеймана.

         Прилетела ласточка, прилетел орел,  прилетел  удод,  прилетел  попугай,

    прилетела даже райская птичка. Только сова не прилетела.

         Послал царь Сулейман за совой гонца. Не летит сова...

         Послал второго. Не прилетает. Послал третьего. Нет совы! Наконец, когда

    отправил четвертого, явилась сова перед очи разгневанного царя.

         - Трижды  я  за  тобой  посылал,  почему  ты  не  прилетала?-   спросил

    Сулейман.- Что за важные заботы держали тебя дома?

         - Я думала думу, о царь мой,- смиренно поклонилась сова.

         - Какую же думу ты думала?

         - О том, кого больше на свете: живых или мертвых?

         - И додумалась?

         - Додумалась! Все живое  умирает  в  свой  час.  Стало  быть,  выходит,

    мертвых больше на свете, чем живых.

         - А во второй раз что тебя задержало?

         - Хотелось мне разгадать: чего на свете больше - воды или земли?

         - И разгадала?

         - Разгадала, о великий царь. Где бы  ни  копнули  мы  землю,  рано  или

    поздно потечет из нее вода. Стало быть, воды больше!

         - Верно! Ну, а по третьему приказу почему не пришла?

         - Думы мои были очень глубокими... Размышляла о  том,  кого  больше  на

    свете: мужчин или женщин?

         - Смотри-ка,- удивился царь Сулейман.- И кого же, по-твоему, больше?

         - Над этим я размышляла очень долго.. Прости мое опоздание, царь!

         - Прощу, если скажешь: до чего наконец додумалась?

         - К женщинам я  причислила  мужчин,  исполняющих  глупые  прихоти  жен.

    Женщин поэтому получилось больше,- ответила сова.

         Услышал мудрый царь Сулейман такой ответ совы, и стыдно ему стало,  что

    собирался он исполнить безумную  прихоть  жены,  и  отпустил  он  всех  птиц

    невредимыми.

     

     

     

     

         Глупый волк

     

     

         Отправился однажды жеребенок пастись на зеленый луг. Встретился ему там

    барашек:

         - Куда идешь, братец жеребенок?

         - Иду на зеленый луг, хочу жиру нагулять... Трава там высокая, сочная.

         - Возьми меня с собой!

         Жеребенок взял барашка с собой, и пошли они дальше вдвоем.  Встретилась

    им коза. Спрашивает:

         - Куда спешите, милые?

         - На зеленый луг, жир нагуливать! - Можно и я с вами пойду?

         - Можно!

          Пошли они втроем на зеленый луг, пасут-: ся мирно и весело.

         Но вот соскучился барашек по маме и сказал друзьям:

         - Я уже наелся! Поглядите, какой толстый стал! Хочу домой!- и ушел.

         Вслед за ним вскоре и коза ушла. Захотелось ей свою хозяйку  проведать.

    Остался на зеленом лугу один жеребенок, резвится на воле да жир нагуливает.

         А барашка увидел голодный волк.

         - Ух! Какой ты жирный, барашек,- обрадовался волк.- Я тебя съем!

         - Не надо!- жалобно заблеял барашек.- Не  ешь  меня,  волк!  Я  хоть  и

    жирный, да ведь очень маленький. А там, на лугу, коза пасется. Она  крупная,

    мясо у нее сладкое. Съешь лучше козу!

         Соблазнился  волк  сладким  мясом  козы  и  отпустил  барашка,  А  коза

    навстречу ему бежит, домой торопится.

         - Правду барашек сказал,- облизнулся волк. - Ишь, какая  круглая  коза!

    Давай-ка я тебя съем!

         - Что ты, что ты, дядюшка волк,- завопила коза не своим голосом,-  ведь

    всем давно известно, что козлятина - мясо невкусное! Обманул тебя барашек. А

    вот, скажу я тебе, на лугу жеребенок пасется,  такой  рослый,  такой  сытый,

    одной его задней ноги тебе на обед хватит.

         - Хм! Мясо жеребенка и впрямь вкуснее,- согласился волк. Отпустил  козу

    и побежал на зеленый луг. Прибежал и видит: жеребенку худо приходится.  Увяз

    жеребенок в болоте - не может выбраться.

         - Эй, жеребенок!- закричал волк. - Я  тебя  из  болота  вытащу!  Но  ты

    отдашь мне на обед свою заднюю ногу. Давно я не  пробовал,  какова  на  вкус

    жеребятина!

         - Тащи!-  ответил  жеребенок.  -  Потом  позволишь  мне  только  трижды

    отряхнуться от грязи, и я дам тебе отведать сразу обе мои задние ноги.

         Вытащил  волк  жеребенка  из  болота.  Раз  отряхнулся  жеребенок.  Два

    отряхнулся. А в третий - как ударит волка задними копытами по лбу, волк  сам

    едва в болото не угодил.

         Ушел, ускакал жеребенок от волка. А волк  опомнился,  сел  на  траву  и

    завыл с досады:

         Поманил меня барашек козлятиной, На меня, простака, поглядите! Поманила

    меня коза жеребятиной, На меня, простака, поглядите! Для чего я жеребенка из

    грязи тащил? На меня, простака, поглядите! И нос мой в крови, и голодный  я,

    На меня, дурака, поглядите!

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: