Ненецкие сказки | Сказки народов мира на YAXY.RU

ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Ненецкие сказки

    Жил мальчик
    Как медведь хвост потерял
    Как могучий орел вернул ненцам солнце
    Лисица, птичка и ворон
    Олешек и мышка
    Муж-налим и его жена марья-царевна
    Почему совы не видят солнечного света?
    Пичужка
    Три сына русского старика
    Три сына
    Харючи
    Ягодка голубика
    Два брата
    Кукушка
    Как храбрый Вай море победил

    Жил мальчик

    В царском городе жил мальчик, по имени Коленька. Утром если он поест,
    вечером есть нечего; вечером если поест, утром есть нечего. Жил он в
    домишке, похожем на баню. Одежда вся у него рваная. Так жил. Никого у него
    не было.
    Однажды думает он: Очень бедный я, пойду к царю нужду судить .
    Пошел к царю. Пришел. Царь спрашивает:
    - Коленька, что тебе нужно? Коленька говорит:
    - Очень бедный я. Есть нечего, одежды нет у меня. Ты, царь, суди нужду,
    почему я такой бедный?
    Царь голову .к столу склонил. Потом голову поднял и сказал:
    - Я нужду судить не могу. Я так тебе скажу: Коленька, работать иди к,
    богатому человеку, будешь кормиться, он будет тебе одежду давать.
    Тут из-за стены заговорила царская дочь. Царская дочь сказала:
    - Отец, ты жени бедного человека. С женой вдвоем они будут работать.
    Если двое будут работать, тогда хорошо будет. А если только один будет
    работать, то что он заработает?
    Царь вскочил на ноги, свою дочь из-за стены схватил, к Коленьке
    вытолкал и сказал:
    - Если хочешь знать больше меня, иди с Коленькой, найдите себе
    богатство.
    Царская дочь, хотела или не хотела, ушла с Коленькой.
    Живут они в домике, похожем на баню, работают вдвоем. Царская дочь
    каждый день шьет, зарабатывает на еду. Стали получше жить. Потом хорошо
    зажили. Кое-что появилось и внутри домика.
    Однажды царская дочь сшила ширинку и сказала мужу:
    - Продай ширинку, цена ей сто рублей!
    Коленька унес ширинку. По городу носит. Целый день ходит, продать не
    может. Одни говорят: Денег нет , другие говорят: Нам не нужна .
    Идет Коленька по улице и встречает русского старика, Русский старик
    спрашивает:
    - Куда, Коленька, идешь? Коленька говорит: - Ширинку продаю, продать не
    могу. Русский старик спрашивает:
    - Какая цена? Я куплю! Коленька говорит:
    - Цена - сто рублей.
    Русский старик вынул сто рублей и сказал:
    - Слово возьмешь или деньги возьмешь? Коленька подумал и сказал:
    - Возьму слово, только какое слово? Русский старик сказал:
    - Слово такое: Саблю вытянешь, вниз понесешь, до земли не доводи -
    такое мое слово.
    Старик деньги в карман положил, ширинку взял и ушел, Коленька пошел
    домой. Дошел до дома. Жена говорит:
    - Продал ли ширинку?
    Коленька сказал:
    - Дурак, оказывается, я. Русский старик сказал: Слово возьмешь ли? Я
    слово взял. Жена сказала:
    - Слово когда-нибудь будет нужно. Опять живут, целый год живут. Через
    год царская дочь опять ширинку сшила и говорит:
    - Этой цена-двести рублей.
    Коленька взял в город понес. По городу весь день носит, продать не
    может. Одни говорят: Денег нет , другие говорят: Дорого .
    Идет обратно, встречает русского старика. Русский старик спрашивает:
    - Куда идешь? Коленька говорит:
    - Ширинку продаю. Русский старик спрашивает:
    - Цена какая? Коленька отвечает:
    - Двести рублей.
    Русский старик вынул из кармана двести рублей и говорит:
    - Слово возьмешь или двести рублей возьмешь? Коленька подумал и сказал:
    - Слово возьму! Русский старик сказал:
    - Мое слово такое: Уговор дороже серебра . Он деньги в карман положил,
    взял ширинку и ушел. После ухода старика Коленька домой пошел. Дома жена
    спрашивает Коленьку:
    - Ширинку продал? Коленька говорит:
    - Продал. Дурак я, оказывается. Слово взял я. Жена говорит:
    - Пусть слово, когда-нибудь и оно пригодится. Так целый год живут.
    Через год жена опять ширинку сшила и говорит:
    - Эта ширинка стоит триста рублей, неси в город. Коленька взял и понес
    в город. Целый день по городу ходит, продать не может. Одни говорят: Денег
    нет , другие говорят: Нам не нужно .
    Коленька обратно зашагал, на улице русского старика встретил. Русский
    старик спрашивает:
    - Коленька, куда ты идешь? Коленька говорит:
    - Ширинку продаю я. Русский старик спрашивает:
    - Цена какая?
    Коленька говорит:
    - Триста рублей!
    Русский старик вынул из кармана триста рублей и сказал:
    - Деньги возьмешь или слово? Коленька подумал и ответил:
    - Слово возьму!
    Тогда русский старик сказал:
    - Мое слово такое: Под морским кряжем стоят корабли; на одном корабле
    нет повара . Такое мое слово.
    Русский старик триста рублей положил в карман, ширинку взял и зашагал.
    Коленька остался стоять. Думает:
    Жена будет ругаться, не пойду домой . И пошел куда глаза глядят. Долго
    ходил Коленька, к краю города вышел. Город оказался на морском кряже. Под
    морским кряжем стоят три корабля. Со среднего корабля один русский кричит:
    - Коленька, иди сюда, у нас нет повара.
    Коленька поднялся на корабль, поваром стал. Три корабля только паруса
    подняли, неделю идут. Через неделю на середине моря корабли остановились,
    вперед не идут, обратно не идут. Три корабля неделю стоят. На средний
    корабль все собрались. Через неделю люди на корабле говорят:
    - Теперь почему стоим? По этому месту много раз ходили. Давайте бросим
    жребий! На кого падет три раза жребий, того и бросим в море.
    Бросили жребий. Три раза жребий пал на Коленьку. Коленьку схватили,
    бросили в воду.
    Коленька по морю несется. Наконец где-то упал на крыльцо, на ноги упал.
    Дом оказался. В доме русские мужчины ругаются.
    Один говорит:
    - Уговор дороже. Другой говорит:
    - Серебро дороже.
    Коленька вошел в дом. Русские мужчины спрашивают:
    - Ты кто будешь? Скажи нам, что дороже: уговор или серебро?
    Коленька сказал:
    - Какие вы глупые, как же уговор не дороже серебра? Двое русских мужчин
    сказали:
    - Мы всю жизнь ругаемся-один говорит: . Уговор дороже , другой говорит:
    Серебро дороже . Действительно, уговор дороже. За то, что ты нам указал,
    гостинец тебе дадим.
    Русские мужчины дали Коленьке самострельный камень и сказали:
    - Медную кадушку мы наполним самострельными камнями и привяжем ее к
    баку среднего корабля. Когда тебе нужно будет, ты сам достанешь. А теперь мы
    выведем тебя по палубе среднего корабля.
    Мужчины вывели Коленьку. Коленька сел на корабль.Три корабля опять
    подняли паруса. Семь дней корабли идут. Через семь дней корабли остановились
    около королевского города. Хозяева спустились. Коленька тоже спустился с
    корабля. Хозяева пошли, Коленька за ними тоже пошел. Товарищи ему говорят:
    - Ты весь в саже, рваный. Потом король скажет: Ведите сюда повара , нас
    дразнить будет, смеяться будет.
    Коленька все идет за ними. Дошли до королевского дома. Товарищи его
    вошли в дом, Коленька тоже вошел, за печку спрятался, там сидит. Товарищи
    его сидят, угощаются. Вот король встал, зашагал. По полу взад и вперед
    ходит, руки в карманы положил. Вот король около печки пошел. Тут Коленька
    самострельный камень в карман королю опустил. Король назад повернулся. Как
    увидел самострельный камень, у него глаза чуть не лопнули. Он сказал:
    - Мой гость, оказывается, здесь! Он взял Коленьку за руку, увел в
    дальнюю горницу и стал угощать. Люди, которые были на трех кораблях, стали
    говорить:
    - Король, ты нашел гостя, ты повара увел. У него, наверное, много
    богатства. Наше богатство на трех кораблях надо сосчитать и записать надо.
    Его богатство тоже надо сосчитать и записать. Если у него много богатства,
    мы станем его рабами. Если у нас больше богатства, мы отрубим ему голову.
    Сразу пошли они к кораблям. Дошли туда. Все вещи на корабле сосчитали и
    записали. Потом говорят:
    - Теперь Коленькино богатство все сосчитаем и запишем. Коленька дал им
    два самострельных камня. Они сосчитали и записали. Немного не хватило. Тогда
    Коленька прыгнул в воду и прикатил медную кадушку. Люди начали считать
    самострельные камни. Как ни считали, не смогли сосчитать: ума не хватило,
    бумаги не хватило. Люди трех кораблей стали рабами Коленьки.
    Коленька в королевском городе торгует тридцать лет. За тридцать лет
    наполнил товарами тридцать кораблей. Через тридцать лет Коленька говорит
    королю:
    - У меня был свой город. Поеду-ка я туда! Король сказал:
    - Коленька, приезжай торговать! -Коленька ушел к своим кораблям.
    Тридцать кораблей понеслись в море.
    Две недели идут корабли. Показался царский город. Стемнело.
    Остановились корабли. Совсем стало темно. Коленька на землю спустился, идет,
    перед ним сукна расстилают, сзади него сукна собирают. Около царского дома
    виден огонь.
    В других местах нет огня. Коленька все идет. Около царского дома новый
    дом появился. К этому дому Коленька идет. Виден огонь. Дошел к дверям дома.
    Около крайних дверей стоят два солдата, сторожат. Они сказали:
    - Сюда не ходи: здесь царская дочь спит. Коленька вынул из двух
    карманов двести рублей и сказал:
    - Купите себе табак! Двенадцать дверей Коленька прошел, у каждой двери
    солдаты караулят. Они говорят:
    - Сюда не ходи, царская дочь спит.
    Коленька достиг крайней комнаты. Царская дочь спала. С двух сторон
    спали двое русских мужчин. Тут сабли были, Коленька взял саблю. Саблю
    вытянул, вверх поднял, вниз стал опускать. У жены голову хочет отрубить.
    Потом думать стал. Про себя говорит: Русский старик говорил ведь:
    Саблю вытянешь, начнешь вниз опускать, совсем не опускай .
    Коленька саблю снова согнул, положил в сторонке, лег спать.
    Рано утром царская дочь встала и говорит:
    - Сыновья мои, вставайте! Ваш отец пришел! Где находился он тридцать
    лет? За тридцать лет намучался, наверное.
    Ребята вскочили, своего отца поцеловали. Коленька сел угощаться, позвал
    царя. Товары с тридцати кораблей каждый день возят.
    Когда угощались, царская дочь сказала отцу:
    - Раньше ты меня выгнал и сказал: Если хочешь быть умнее меня, иди с
    Коленькой, найдите себе богатство .
    Еще она сказала:
    - И всегда так надо делать: бедного человека женить, с женой работать
    будет. Оба будут работать и богатство найдут скорее. Царь сказал:
    - Действительно, так надо делать; оказывается, у меня ума не хватило!
    Теперь, Коленька, садись, вместо меня садись!
    Вот Коленька и зажил.

     

    Как медведь хвост потерял

    Жила когда-то лиса, а рядом в лесочке медведь жил. Часто они
    встречались, жили дружно, как родные братья. В те времена у медведя хвост
    пушистый да длинный был.
    Однажды лиса говорит медведю:
    - Пойду рыбки половлю, хочу свеженькой отведать. Медведь спросил:
    - Как же ты, сестричка, голыми руками рыбу станешь ловить?
    Лиса говорит:
    - Очень просто: суну хвост в прорубь, рыба сама придет-любит она за
    хвост цепляться!
    Так лиса и ушла на ловлю.
    Как раз тут мужики рыбу ловили. Лиса легла на снег, как мертвая.
    Наловили мужики рыбы, уложили на нарту и поехали. На дороге лису увидели и
    на рыбу в нарту ее положили. Лиса мешок с рыбой прогрызла, рыбу на дорогу
    всю выбросила, а потом и сама убежала.
    Сидит лиса и ест рыбу. Медведю даже завидно стало, Думает: Так-то и я
    могу наловить!
    Пошел медведь на реку, засунул хвост в прорубь и сидит.
    Долго сидел так. Надоело. Думает: Дай попробую, много, должно быть,
    уже рыбы на хвосте!
    Начал хвост из воды тащить, а хвост, оказывается, примерз. Стал медведь
    тогда изо всех сил дергать свой хвост, да и оторвал его.
    С тех пор медведь без хвоста остался. Никакого хвоста у медведя теперь
    нет.

     

    Как могучий орел вернул ненцам солнце

    Очень давно это было. Много лет тому назад солнце над ненецкой землей
    не скрывалось с неба. Озера и реки тогда, словно вода в котле, кипели,
    столько в них было рыбы. От берегов морей до самых лесов паслись оленьи
    стада.. Голубых и белых песцов не переловить было капканами. Каждой весной
    тучами налетали гуси, утки и лебеди. Весело жилось ненцам в тундре.
    А далеко за лесами жил черный коршун. Две головы было у него, два
    жадных клюва, две пары завистливых глаз. Сколько ни было у него добра, все
    ему казалось мало. Служили ему верные слуги-злые ястребы.
    Раз залетел один ястреб далеко в тундру и увидел, как хорошо живут
    ненцы. Вернулся он к своему господину, коршуну, все ему рассказал.
    Тут черный коршун еще чернее стал от зависти. Задумал он хитростью
    забрать у ненцев солнце. Велел он своим слугам сплести большую сеть. Сам
    ударился о землю, обернулся толстым купцом. Взял с собой много пьяной воды и
    поехал к ненецким чумам.
    Как гостя встретили его ненцы. На шкуры усадили, угостили оленьим мясом
    и рыбой. А купец стал угощать их пьяной - водой. От пьяной воды закружились
    головы ненцев. Принялись они петь и плясать, потом все спать повалились.
    Толстый купец только этого и ждал.
    Громким свистом созвал своих слуг. Прилетела тысяча ястребов. Накинули
    они сеть на солнце и потащили за собой. Второй раз свистнул купец, прилетела
    еще тысяча ястребов. Угнали они оленей, истребили голубых и белых песцов,
    Все богатство у ненцев забрали.
    А ненцы крепко спали, ничего не слышали. Наконец проснулись и не узнали
    своей земли. В тундре стояла темная ночь. Дул холодный северный ветер,
    бушевала пурга. Озера и реки покрылись толстым льдом.
    С тех пор стало бродить несчастье по ненецким чумам. Дети рождались
    слабыми. Старики слепли от дыма костров. Не было солнца - приходилось в
    холодных темных чумах днем и ночью костры жечь. Раньше ненцы любили песни
    петь, а без солнца про песни забыли. Только свист пурги да волчий вой
    слышались в тундре.
    А черный двуглавый коршун жил в своем золотом чуме. Солнце, что увел от
    ненцев, держал он в золотых цепях.
    Так прошло много лет. В той стороне, где жил двуглавый коршун, выросли
    могучий орел и стая орлят. Хотели они, чтобы солнце всем светило, всех
    грело.
    Коршун солнца не отдавал.
    Стали орел и орлята биться с черным коршуном, с злыми ястребами. Бьет
    черный коршун орла двумя железными клювами, рвет его железными когтями.
    Ястребы над орлом тучей нависают. Помогают черному коршуну.
    Но сила у орла могучая, бьется ,он не на жизнь, а на смерть. И орлята с
    ним бьются, ястребов клюют, у двуглавого коршуна все перья повыщипали.
    Долго так бились. Наконец высоко в небо взвился орел, поднялся выше
    облаков и кинулся на черного коршуна. Камнем полетел коршун на землю и упал
    в тундровое озеро. До. самого дна расступились холодные волны, потом снова
    сомкнулись над черным коршуном. Увидали это ястребы, с криком разлетелись во
    все стороны. Но орлята догнали их и заклевали всех до одного.
    А могучий орел разбил золотые цепи, освободил солнце. Стало солнце
    посередине неба, всем светит, всех греет.
    Доходят его лучи и до тундры. Хорошо теперь ненцам, в тундре жить,
    дружно они работают. Развели много оленей, Вместе на охоту ходят, бьют
    песцов и чернобурых лисиц. По озерам и рекам на лодках-самоходках плавают,
    рыбу ловят.
    Вернулось в ненецкие чумы веселье. Опять ненцы начали песни петь, лучше
    прежнего. Поется в тех песнях про советскую власть,-это она принесла ненцам
    радость и счастье.

     

    Лисица, птичка и ворон

    На дереве в гнезде сидела птичка. В гнезде четыре птенчика было.
    Бежала мимо лиса, увидела птичку и говорит:
    - Дай мне, птичка, одного птенчика - мне есть хочется.
    - Как я могу дать тебе своего птенчика? Ищи в другом месте, я не
    дам,-отвечает птичка. Лиса говорит:
    - Если не дашь, я срублю твое дерево. У меня сабля в меховом мешке.
    Подняла лиса свой хвост и стала им размахивать, точно дерево рубит.
    Испугалась птичка, заплакала:
    - Не руби, лиса, дерево, дам я тебе птенчика. И с этими словами
    выбросила из гнезда птенчика. А лисе этого и надо было. Схватила птенчика и
    унесла в лес.
    Сидит птичка и плачет. Жаль ей своего птенчика. Летит мимо ворон и
    спрашивает:
    - О чем, птичка, плачешь? Или горе у тебя большое? Птичка говорит:
    - Как мне не плакать! Лиса съела одного моего птенца. Ворон удивился и
    говорит:
    - Как лиса могла твоего птенца съесть? Ведь гнездо твое высоко на
    дереве.
    - Я сама ей бросила его: лиса хотела, дерево срубить, у нее острая
    сабля в меховом мешке. Ворон говорит:
    - Глупая ты, глупая! Это не сабля, а хвост. В другой раз придет, пусть
    рубит, сама отступится. После этого ворон улетел. На другой день лиса снова
    пришла, говорит:
    - Дай-ка мне еще одного птенца, проголодалась я. Птичка говорит:
    - Нет, не дам я своего птенчика. Лиса говорит:
    - Тогда я дерево рубить буду.
    И стала тут лиса хвостом по дереву бить. Била-била, все волосы с хвоста
    повыдрала, а дерево не шевельнулось. Присела лиса около дерева и спрашивает:
    - Кто это тебя научил меня не слушаться? Не ворон ли тебе про меня
    насказал? Птичка отвечает:
    - Сама я догадалась, хотя и поздновато. Ведь есть же у меня свой ум!
    Лиса говорит:
    - Нет, тебе своим умом до этого не дойти. В этом тебе ворон помог.
    Побежала лиса по лесам и долинам ворона искать. Много дней так бежала.
    И вот к большой реке подошла. На берегу реки оказалось несколько чумов. Тут,
    около людей, и решила лиса чем-нибудь поживиться. Вырыла лиса яму и легла в
    ней вверх брюхом. В яме зарылась, только один язык наружу высунула. Язык
    красный далеко видно.
    Лежит так лиса, лежит, вдруг видит-ворон летит. А ворон увидел красный
    язык и думает: Эге, вот мне и ужин!
    Подлетел ворон к лисе и вцепился клювом в язык, а лиса тут схватила его
    за голову, смеется:
    - Ага, ты птичку уму-разуму учил, а теперь я тебя проучу.
    Ворон просит лису:
    - Ой-ой, не убивай меня так позорно. Если так убьешь, никто тебя не
    похвалит. Подними лучше меня на скалу, поставь над обрывом, разбегись и
    столкни.
    Лиса думает: В самом деле, так его надо проучить, пусть упадет да
    косточки свои переломает!
    Так лиса и сделала: поставила ворона на скалу, разбе-жалась и хотела
    его толкнуть. А ворон расправил свои крылья и полетел. Лиса с разбегу не
    удержалась и упала с обрыва и разбилась.

     

    Олешек и мышка

    Бежала куда-то мышка. Долго ли, коротко ли бежала, повстречала олешка.
    Мышка спросила:
    - Друг олешек, куда и откуда идешь?
    При таких словах олешек поднял голову и говорит:
    - Разве не видишь? За четырьмя ногами своими я гоняюсь.
    Тогда мышка сказала:
    - Ты тоже, оказывается, неизвестно куда идешь. Пойдем-ка вместе!
    - Ну что же, пойдем вместе.
    Дружно вместе пошли. Олешек во время ходьбы голову набок наклоняет,
    зубами поскрипывает, глаза у него прищурены. Мышка рядом бежит. За оленем
    едва поспевает.
    Долго ли, коротко ли так шли, много раз терял олешек из виду мышку,
    только по писку ее находил:
    - Ах, друг мой, хороший друг, ты тут, оказывается! Через некоторое
    время мышка первая заговорила:
    - Олешек, давай играть в прятки! Олешек словно и ждал этих слов,
    сказал:
    - Давай, давай играть в прятки. Мышка спросила:
    - Кто же из нас будет первым прятаться? Олешек сразу ответил:
    - Ты маленькая ростом. Закрой глаза, я спрячусь. При таких словах мышка
    шмыгнула в мышиную норку. Олешек побежал. Улегся во впадину высохшего ручья.
    Вот начала мышка искать олешка. Долго ли, коротко ли искала она олешка,
    найти не могла. Совсем из сил выбилась. Тут подумала: Этого великана я
    хитростью возьму . Закричала мышка во весь голос:
    - Олешек! Ты спрятался, а рога у тебя видны! Услышав это, олешек
    подумал: Эх, как же это забыл я спрятать свой рога? Плохо!
    Вышел олешек из ложбины. Пошел по направлениюк мышке.
    Увидев его, мышка сказала:
    -Теперь моя очередь. Теперь я спрячусь.
    Разве может мышка далеко уйти? Тут же под ногами спряталась.
    Стал олешек искать мышку. Долго ее искал. Да разве мышку найдешь? Пока
    искал олешек мышку, устал, есть захотел. Начал олешек есть ягель возле того
    места, где спряталась мышка. Вместе с ягелем проглотил он и спрятавшуюся
    мышку.
    Поел олешек и отдыхать улегся. Прогрызла мышка дырочку между ребрами
    олешка, вышла и. говорит:
    - Эх, олешек, хоть и велик ты ростом, а- глуп. Вот я маленькая, а
    сильнее тебя оказалась. Этого мяса теперь и детям моих детей хватит.
    Хотела мышка снять шкуру с олешка, но куда ни ткнется носом, повсюду
    шерсть.
    Позвала мышка чайку:
    - Чайка, чайка! Я добыла олешка. Сними с него шкуру. Начала чайка
    снимать шкуру с олешка, не смогла. Позвала мышка ворона:
    - Ворон, ворон! Я добыла олешка. Иди-ка сними с него шкуру.
    Прилетел ворон. Хотел было снимать шкуру с олешка, да не смог, только
    глаза выклевал.
    Задумалась мышка: Кто же снимет с олешка шкуру? Смотрит, идут лисица и
    волк.
    Лисица сразу заговорила:
    - Молодец, мышка! Какого хорошего оленя добыла. Ты, наверное, очень
    устала. Ступай-ка, поспи. Мы с волком вдвоем шкуру снимем. Как будет готово,
    разбудим тебя.
    Услышав ласковые слова лисички, подложила мышка под голову переднюю
    лапку и заснула.
    Вот через некоторое время лисичка закричала:
    - Мышка, вставай! Мясо готово Кушай! Вскочила мышка, подбежала к тому
    месту, где олень лежал. И что же? Остались от оленя только рога да копыта, а
    лисички и волка и след простыл. Рассердилась мышь. Стала хиреть-хиреть и
    вскоре умерла.

     

    Муж-налим и его жена марья-царевна

    Живут старик и старуха. Детей у них нет. Старик ходит к царскому
    городу. Делает деревянную сетку. Однажды идет по каменистому берегу. На нем
    налима нашел. Хочет топориком убить. Налим говорит:
    - Не убивай меня! Сыном вырасти. Старик налима в мешок положил, на
    плечо поднял, до дома донес. На кровать положил, жене сказал:
    - Сына у нас нет. Я нашел сына. Сына растят, кормят; так живут три
    года. Сын вырос. Однажды он отцу сказал:
    - Иди к царю сватать, у него есть дочь. Старик говорит:
    - Царь свою дочь нам не отдаст. Всякие короли приезжают-не отдает,
    купцы приезжают-не отдает, разные другие приезжают - не отдает. Нам не
    отдаст.
    Налим сказал:
    - Все же иди! Старик ушел. Дошел до царя. Когда старик пришел, царь
    говорит:
    - Что тебе нужно? Старик сказал:
    - Есть у меня сын-налим, сватать меня послал. Царь сказал:
    - Разные короли приходят, купцы приходят-не отдаю.
    Из-за стены дочь заговорила. Она сказала:
    - Это-то так. Ты дай ему работу. Дай ему срок. Русский срок до трех
    раз. Если сделает-пойду за него. Не сделает - голову отрубишь.
    Царь наклонился над столом. Потом голову приподнял и сказал:
    Служба эта такая: в одну ночь около моего дома пусть сделает дом. Моя
    дочь в старый ваш дом не пойдет. Если не сделает, ваши головы отрублю.
    Вышел старик. Горько-горько плачет. От слез чуть не падает. Дошел до
    дома. Пришел к сыну-налиму. Налим-сын спросил:
    - Отец, что ты плачешь? Старик сказал:
    - Как не плакать? Разве нам отдаст дочь? Работу дал - в одну ночь велит
    сделать дом; как сделаешь? Если не сделаешь, наши головы отрубит.
    Налим-сын сказал:
    - Не плачь! Завтра само что-нибудь будет. Спи пока! Отец с матерью
    легли спать. Как отец лег спать, налим пополз к дверям. Дополз до порога,
    перевернулся через голову и превратился в молодца-красивей его мужчины нет.
    Вышел на улицу, железный посох вниз рукояткой воткнул. Тридцать солдат
    выскочили и спросили:
    - Что нужно, хозяин?
    Налим сказал:
    - Около царского дома постройте дом. Новый дом пусть будет такой, как
    царский. Тридцать солдат сказали:
    - Это наше дело!
    Шум от ног только поднялся. Налим пошел домой, дошел до порога, через
    голову перевернулся, налимом стал. Лег на кровать.
    Утром рано налим отца разбудил и сказал отцу:
    - Возьми топор и иди к царскому дому, посмотри, что появилось.
    Старик ушел. Около царя появился дом красивее царского дома. Царь в
    окно увидел и сказал:
    - Налим-сын, наверное, не простой человек. Старик топором куда попало
    колотит, дом только звенит. Старик домой пошел. Дошел до дома. Сын-налим
    спросил:
    - Что появилось?
    Старик сказал:
    -Дом появился, красивее царского. Налим-сын отцу сказал:
    - Иди-ка опять, что скажет царь? Старик ушел. Радуется. Дошел до
    царского дома. Вошел. Царь спросил:
    - Что тебе надо? Старик сказал:
    - Налим-сын меня послал. Царь сказал:
    - Около моей церкви пусть сделает новую церковь, но такую, какая у
    меня. Моя дочь в старой церкви венчаться не хочет. От новой церкви к старой
    пусть будет каменный мост. От церкви к дому пусть будет каменный мост. От
    моего дома к новому дому пусть будет каменный мост. Когда на свадьбе будем
    гулять, по тому мосту будем ездить. Если не сделает, ваши головы отрублю.
    Старик вышел. Горько-горько плачет. От слез чуть не падает. Думает:
    Дом-то он в одну ночь Сделал. А теперь-то как столько сделает? Зачем я нашел
    налима, на смерть себе нашел! Надо было его убить .
    Старик пришел домой, налим-сын спрашивает:
    - Что плачешь? Старик сказал:
    - Как не плакать? Царь сказал: Церковь сделай! От новой церкви к моей
    церкви пусть будет каменный мост. От моего дома к новому дому пусть будет
    каменный мост. От моей церкви к моему дому пусть будет каменный мост... Если
    не сделает, головы ваши отрублю.
    Налим-сын сказал:
    - Отец, ложись спать! Утром рано иди к царской церкви и возьми топор.
    Старик лег спать. Как столько старик лег спать, налим к дверям пополз,
    до порога дополз, через голову перевернулся, стал мужчиной. На улицу вышел,
    посох рукояткой вниз воткнул. Тридцать солдат опять выскочили. Они спросили:
    - Что нужно, хозяин? Налим сказал:
    - Что нужно? Около царской церкви сделайте церковь такую, как царская.
    Каменный мост сделайте до самого нового дома.
    Тридцать солдат сказали:
    - Это-то наше дело!
    Только шум от ног пошел. Налим ушел, через голову перевернулся, опять
    налимом стал, на кровать лег. Утром рано он разбудил отца и сказал:
    - Иди. к царскому дому и посмотри, что появилось.
    Старик взял топор и пошел. Церковь появилась красивее царской церкви:
    кругом каменный мост. Старик куда попало ударяет, церковь только звенит.
    Царь увидел в окно и сказал:
    - Налим-сын, наверное, не простой человек: в одну ночь церковь сделал.
    Старик домой ушел. Дошел до дома. Налим-сын сказал:
    - Что появилось? Старик ответил:
    - Церковь появилась.
    Налим-сын отцу сказал:
    - Иди-ка опять!
    Старик ушел. Очень радуется, точно по шерсти идет. Дошел до царя. Вошел
    в дом. Царь спросил:
    - Что нужно?
    Старик сказал:
    - Налим-сын меня послал. Царь сказал:
    - Последняя работа. Если он это сделает, отдам свою дочь. Пусть найдет
    трех лошадей с санями; все пусть будет готово. Если не найдет, ваши головы
    отрублю. А если найдет, будут ли смеяться жители земли или нет, дочь свою
    отдам.
    Старик ушел. Горько-горько плачет. От слез чуть не падает. Дошел до
    дома. Налим-сын сказал:
    - Что плачешь?
    - Как не плакать? Разве нам кто дочь отдаст? Я - старик, ты - налим!
    Царь сказал: в одну ночь пусть найдет трех лошадей с санями, пусть все
    приготовит.
    Налим сказал:
    - Ложись спать, само что-нибудь будет! Утром рано иди к царскому дому,
    посмотри, что появится.
    Старик лег спать. Как только отец лег спать, налим пополз к дверям.
    Достиг порога, перевернулся через голову, мужчиной стал. Посох вниз
    рукояткой воткнул. Тридцать солдат выскочили, спросили:
    - Что нужно? Налим сказал:
    - Что нужно? Найдите трех лошадей с санями, все приготовьте! Тридцать
    солдат ответили:
    - Это-то наше дело!
    Бегом ушли. Налим-сын в дом вошел, дошел до порога, через голову
    перевернулся, налимом стал. Лег на кровать. Утром рано разбудил отца и
    сказал:
    - Иди к царскому дому и посмотри, что там есть. Старик опять ушел. Под
    окнами царского дома стоят три лошади с санями, все готово. Старик возится
    около лошадей в санях. Царь в окно посмотрел, увидел лошадей.
    - Налим-сын, наверное, не простой человек: в одну ночь лошадей нашел.
    Старик домой ушел. Пришел к налиму-сыну и сказал:
    - Лошади стоят под окнами царя. .Налим-сын отцу говорит:
    - Опять иди-ка. Последний срок. Старик пошел, радуется, словно по
    .шерсти идет. Очень радуется. Туда пришел. Царь спросил:
    - Что нужно? Старик сказал:
    - Налим-сын послал, последний срок, отдавай дочь! Царь сказал:
    - Наверное отдам, такой был уговор. Жители города будут ли смеяться,
    нет ли, наверное отдам, веди налима-сына!
    Старик так радуется, бегом бежит. Добежал до дома. Налим-сын спросил:
    - Отдает или нет? Старик сказал:
    - За тобой пришел я. Свадьбу справлять будем! Старик налима в мешок
    положил, на плечо поднял, понес к царскому дому. Люди стоят в бане, говорят:
    - Теперь наш царь совсем одичал: свою дочь отдает за налима.
    Старик все идет. Дошел до дома, сына-налима вынул, положил на
    табуретку. Если вино подают, налиму-сыну в рот наливает. Неделю свадьбу
    справляют. В новую церковь поехали, венчались. В новый дом приехали, сели
    угощаться .Кончили гостить. Налим живет в новом доме, три года живет, днем
    налимом бывает, ночью мужчиной бывает.
    Однажды Марья-царевна утром рано затопила печку, Около печки сидит
    печальная, думает про себя: Жители города в течение трех лет очень смеются
    надо мной. Сожгу одежду налима-мужа - может, навсегда мужчиной станет .
    В печке сожгла одежду, пришла в комнату, в спальню мужа, а мужа нет.
    Марья-царевна села у окна. На окно маленькая птичка села и сказала:
    - Марья-царевна, ты сожгла одежду налима-мужа, три года ты терпела, три
    дня не дотерпела. Через три дня мужчиной стал бы.
    Перед восходом солнца птичка улетела. Марья-царевна сидит печальная.
    Неделю живет, все печалится: Налима-мужа где найду?
    Через неделю Марья-царевна на улицу вышла, неизвестно куда зашагала.
    Куда птичка улетела, туда по городу царевна пошла. Вышла на край города. На
    краю города был дом. Из дома старая женщина кричит: - Марья-царевна, куда ты
    идешь?
    Марья-царевна сказала.
    - Я сожгла одежду налима-мужа, иду искать его. Старуха сказала:
    - В таком виде ты его не найдешь. Иди обратно. Отдай сковать трое
    железных сапог, три железных шапки, три железных хлебца, тогда если
    догонишь, так догонишь.
    Марья-царевна назад ушла. Отдала ковать трое железных сапог, три
    железных шапки, три железных хлебца, потом зашагала. Идет по городу, вышла к
    краю города. Дошла до домика старухи. Старая женщина ее накормила, пустила
    ночевать. Утром рано Марья-царевна собралась идти. Женщина сказала:
    - Найдешь отверстие земли, на краю его наденешь железные сапоги,
    железную шапку, один железный хлебец в рот положишь. Пойдешь по земляному
    проходу. В той пещере кричащие будут кричать, плачущие будут плакать, поющие
    будут петь. Они скажут: Марья-царевна, вернись сюда! Этих не слушай, куда
    идешь, туда и иди. Как поднимешься из подземелья, сестра моя будет там, тебе
    укажет дорогу. Пока по земляному проходу идешь, трое железных сапог все
    износятся, три железных шапки все износятся. Если не выйдешь, как износятся,
    в земляном проходе и умрешь .
    Тогда Марья-царевна зашагала. Долго ли шла, коротко ли шла, тропинка
    кончилась. Дошла до пещеры земли. Надела железные сапоги. Надела железную
    шапку. Идет по земляному проходу. С двух сторон кричащие кричат, плачущие
    плачут, поющие поют. Они говорят: Марья-царевна, сюда смотри! .
    Марья-царевна куда шла, туда и идет. Идет, а в ноги попадают острые
    концы железа, и в голову попадают концы железа. Ест хлебец. Сапоги другие
    надела, шапку другую надела, другой хлебец в рот взяла. С двух сторон
    плачущие плачут, кричащие кричат, они говорят: Марья-царевна, сюда вернись!
    Марья-царевна куда шла, туда и идет. Поющие поют, смеющиеся смеются. Так и
    идет она. В ноги попадают железные острые концы, в голову попадают железные
    острые концы. Последнее одела, последний хлебец в рот положила. Опять идет.
    Железо попадает в ноги, железо попадает в голову. Думает: Зачем сожгла
    одежду мужа-налима? Почему три года терпела, три дня не стерпела? В
    подземелье умру я! .
    Так идет. Потом показался свет величиной с ушко иглы. По щекам
    Марьи-царевны течет кровь, от ног остается кровь. Так она едва добралась до
    конца земляного прохода. На краю прохода лежала неделю. Через неделю
    потихоньку зашагала и увидела дом. Она подошла к дому. Вошла. Там была
    Баба-Яга. Она сказала:
    - А, Марья-царевна, ты пришла! Куда идешь? Марья-царевна сказала:
    - Я сожгла одежду налима-мужа, теперь на след налима-мужа пусть моя
    смерть придет! Очень-очень жалею я его!
    Женщина сказала:
    - Налим-муж десять лет назад пришел, взял жену-дочь огненного царя.
    Теперь живи пока у меня, другой раз я тебе укажу к нему дорогу.
    Марья-царевна живет тут неделю. Через неделю пришло воскресенье.
    Женщина сказала:
    - Теперь тебе надо идти! Сегодня иди! Там есть сад. На конце сада есть
    кочка, ты сядешь, на кочку. Женщина дала гребешок и сказала:
    - Ты будешь расчесывать голову. Придут три женщины, все одинаковые, у
    всех одежда одного цвета. Твоего мужа-налима жена будет средняя женщина. Она
    скажет: Продай гребешок! А ты скажешь: Гребешок не продажный-заветный . Она
    скажет: Какой завет? Ты скажешь: Если пустишь ночевать на одну ночь к
    налиму-мужу, дам гребешок! Она скажет: Пущу! Ты гребешок сразу не давай.
    Когда придете туда, тогда отдай!
    Марья-царевна ушла. Дошла до конца сада, села на кочку. Пришли три
    женщины, все одинаковые. Марья-царевна расчесывает голову. Средняя женщина
    сказала:
    - Продай гребешок! Мой город большой, а такого гребешка я не видела.
    Марья-царевна сказала:
    - Этот гребешок заветный. Жена налима спросила:
    - Какой завет? Марья-царевна сказала:
    - Если пустишь ночевать на одну ночь к налиму-мужу, я дам! - Жена
    налима сказала:
    - Пущу, дай гребешок! Марья-царевна сказала: '- Теперь не дам. Когда
    придем туда, тогда дам. Жена налима сказала:
    - Иди за нами!
    Марья-царевна пошла за ними. Дошли они до дома налима-мужа. Дочь
    огненного царя сказала:
    - Ты немного подожди!
    Она вошла в дом, недолго была, вышла и сказала:
    - Если хочешь, ночуй!
    В дверь впустила, гребешок взяла. Дверь закрыла. Марья-царевна подошла
    к кровати. Налим-муж спит на кровати. Марья-царевна будит-разбудить не
    может, никак не может.
    Наступило утро, ключ щелкнул. Пришла жена налима-мужа, сказала:
    - Переночевала, теперь иди, выходи!
    Марья-царевна пошла печальная. В дом, Бабы-Яги пришла печальная.
    Пришла, неделю живет, все печалится. Через неделю старуха сказала:
    - Теперь опять иди, на кочку сядешь. Старуха дала ей кольцо и сказала:
    - Кольцо наденешь на руку. Придут три женщины. Средняя женщина скажет:
    Продай кольцо! Ты скажешь:
    Кольцо заветное! Она спросит: Какой завет? Ты скажешь: Завет такой:
    если пустишь ночевать на одну ночь к налиму-мужу, тогда отдам! Сразу не
    отдавай кольцо. Когда до дома дойдете, тогда отдай. Если тут отдашь, тебя
    обманет.
    Марья-царевна ушла. К концу сада дошла, на кочку села. Через некоторое
    время пришли три женщины. Средняя женщина сказала:
    - Продай кольцо! Марья-царевна сказала:
    - Кольцо заветное.
    Жена налима-мужа спросила:
    - Завет какой? Марья-царевна сказала:
    - Если пустишь ночевать на одну ночь к налиму-мужу, я дам. Такой завет!
    Жена налима-мужа сказала:
    - Пущу!
    Марья-царевна сказала:
    - Теперь не дам. Когда туда придем, тогда дам. . Жена налима-мужа
    сказала:
    - Иди, иди! Марья-царевна зашагала. Дошли туда, к краю двери дошли.
    Жена налима-мужа сказала:
    - Постой немного!
    Она в дом вошла, недолго была, опять вышла. Взяла кольцо, Марью-царевну
    пустила в дверь, сказала:
    - Если хочешь, ночуй!
    Дверь закрыла. Марья-царевна подошла к кровати. Муж-налим пьяный.
    Марья-царевна всю ночь будит, разбудить не может, никак не может!
    Наступило утро. Двери хлопнули, жена налима-мужа пришла, сказала:
    - Ты переночевала, теперь иди! Марья-царевна вышла. К прежнему домику
    ушла, дошла до старухи. Старуха спросила:
    - Налима-мужа видела ли? Марья-царевна сказала:
    - Только глазами видела! Пьяный, разбудить никак не могла! Старуха
    сказала:
    -Твоя подруга-хитрая баба, дорогой водой напоила мужа.
    Опять неделю живет Марья-царевна, все печалится, печалится. Через
    неделю праздник. Старуха сказала:
    - Марья-царевна, иди опять! Вот тебе платок. Красивее нет ничего. Если
    в этот раз не разбудишь, всю жизнь не увидишь мужа. Последний раз платок
    тебе дала. Теперь иди! Теперь-то сама знаешь, как надо сделать.
    Марья-царевна ушла. Дошла до конца сада, на кочку села. Опять через
    некоторое время пришли три женщины. Марья-царевна платок на голову повязала.
    Средняя женщина сказала:
    - Продай платок! Такой красивый платок я не видела. Продай платок!
    Марья-царевна сказала:
    - Платок заветный. Жена налима спросила:
    - Какой завет? Марья-царевна сказала:
    - Если пустишь ночевать на одну ночь к налиму-мужу, тогда дам! Жена
    налима сказала:
    - Пущу, дай! Марья-царевна сказала:
    - Теперь не дам! Когда туда дойдем, тогда дам. Жена мужа-налима
    сказала:
    - Иди за нами! Марья-царевна зашагала. Пришли туда. До крайней двери
    дошли. Жена налима сказала:
    - Немного постой!
    Она в дом вошла, недолго была, опять вышла. Платок взяла, Марью-царевну
    в дверь пустила. Марья-царевна вошла, подошла к кровати. Будит налима-мужа.
    Налим-муж пьяный. Не может разбудить. Всю ночь будит, никак не может
    разбудить! Настало утро. Так и не может разбудить Марья-царевна, никак
    разбудить не может, заплакала. Слеза упала на лицо мужа-налима. Ключ
    брякнул. Двери хлопнули. Вошла жена мужа-налима и сказала:
    - Выходи, довольно!
    Налим-муж проснулся и сказал:
    - Дождь, что ли? В лицо капля капнула! Посмотрел хорошенько-увидел
    Марью-царевну и сказал:
    - Другая моя жена, стой! Ты, жена, после взята, подруга твоя-вот моя
    настоящая жена!
    Другая жена его только стоит, молчит. Муж-налим сказал:
    - Марья-царевна! Ты пришла!
    Налим собрал жителей города. Всех больших людей угощает. Он говорит:
    - Большие люди, думайте! Которую из жен я возьму? Одна жена, не боясь
    смерти, меня доставала, другая жена за платок, за колечко, за гребешок меня
    продает, - которую возьму, большие люди, скажите?!
    Большие люди сказали:
    - Одна тебя достает, не боясь смерти - ее взять надо, она твоя
    настоящая жена! Другая жена твоя на смерть тебя продает!
    Гостят. Потом налим сказал:
    - Марья-царевна, ехать надо! Другой жене сказал:
    - Сами живите, хозяином города другого выберите. Налим взял один ящик,
    ржавый ящик. Вышли на улицу. Налим сказал:
    - Марья-царевна, закрой глаза! Марья-царевна закрыла глаза. Только
    ветер идет. Остановились. Налим-муж сказал:
    - Марья-царевна, открой глаза! Открыла глаза. Сидят в чистом поле. На
    берегу реки сидят. Впереди город виден. Налим сказал:
    - Знаешь ли этот город? Марья-царевна сказала:
    - Нет, не знаю. Налим сказал:
    - Город твоего отца.
    Ящик открыл. Марья-царевна потеряла сознание. Потом пришло сознание.
    Открыла глаза. С налимом-мужем спят на одной постели. Внутри дома много
    всяких вещей. На улице лошади ходят, коровы ходят. Края города глаз не
    достает. Налим-муж проснулся и сказал:
    - Марья-царевна, раньше ты указала три работы, поэтому ты и мучилась.
    Потом налим привел деда-отца и мать. Сели угощаться. Налим сел царем.
    Так и зажили. Отец, мать вместе с ними живут.
    Вот и конец.

     

    Почему совы не видят солнечного света?

    Жил старик-сова со, своей старухой, и был у них один-единственный сын.
    Пришло время сына женить. Сказал тогда старик-сова своей старухе:
    - Надо женить нашего сына. Не знаешь ли ты для него жены?
    Ответила старуха-сова:
    - Я целыми днями в чуме сижу. Что я знаю? Ты повсюду ходишь. Тебе лучше
    известно, где найти жену для нашего сына.
    Сказал на это старик-сова:
    - Ну, если ты не знаешь, то я знаю. У воронов есть младшая сестра.
    Придется нам перекочевать в их землю.
    Вот пустились совы в путь. Долго ли, коротко ли кочевали, только
    доехали без всяких происшествий. Младшую сестру воронов в жены своему сыну
    взяли. Сыграли свадьбу. Потом совы обратно в свою землю отправились.
    Проехали около семи дневных перекочевок. Остановились, чум поставили.
    Несколько дней на одном месте живут.
    Сестра воронов уж очень черна. И характер у нее вспыльчивый. Никакого
    поперек ей сказанного слова не стерпит. А старуха-сова ворчливая, всегда на
    своем поставить хочет.
    Стала однажды молодая невестка волосы расчесывать.
    - Бабушка,-говорит она,-мне голову смазать надо бы. Нет ли у тебя мозга
    из ноги дикого оленя? Старуха-сова заворчала в ответ:
    - Мозг из ноги дикого оленя тебе понадобился! Откуда его взять? Твои
    родные не положили мозгу в твои нарты. Да и черную голову, чем ни смажь, все
    равно не станет она белой.
    Невестка ответила:
    - Моя чернота вместе со мной на свет появилась. Так, слово за слово, и
    поспорили. Рассердилась невестка на свою свекровь и говорит:
    - Пока видны еще мои следы, пойду-ка я обратно в свою землю.
    Ушла сестра воронов, а совы перекочевали в свои места. Надо им для сына
    новую жену искать.
    Вот наступила весна. Из теплых стран прилетели канюки. Сказала тогда
    старуха-сова:
    - В поисках невесты мы по лесам кочевали. А тут девушки-невесты сами к
    нам приехали. Можно взять в жены нашему сыну дочь птиц-канюков.
    Взяли совы в жены своему сыну дочь птиц-канюков. Сыграли свадьбу.
    Вместе жить стали. Невестка всем хороша: добра, работяща, воду и дрова для
    чума заготовляет, никогда слова грубого не скажет.
    Только однажды заболела у невестки голова. С каждым днем все хуже
    становится.
    Говорит старик-сова своей старухе:
    - Хороша наша невестка, как бы не умерла она. Сказала старуха-сова:
    - Недалеко от нас живёт, говорят, шаман-мышелов. Нужно его позвать,
    может быть он вылечит нашу невестку. Пошел сын совы за шаманом-мышеловом.
    Пришел шаман-мышелов, сказал:
    - Сделайте для больной чум из дерна. Пока я лечить буду, в этот чум не
    входите.
    Сделали совы чум из дерна. Внесли туда больную. Вместе с ней
    шаман-мышелов вошел. Семь дней лечит. Совы и близко к чуму подойти не смеют.
    Через семь дней стих голос шамана-мышелова. Потом он сказал:
    - Откройте двери чума.
    Открыл старик-сова двери чума, и шаман-мышелов оттуда стрелой вылетел.
    Послушала старуха-сова и говорит:
    - Не слышно больше стонов нашей больной. Наверно, она поправилась.
    Вошли совы в чум, а от дочери канюков только косточки остались.
    У старика-совы, у его старухи, у их единственного сына слезы так и
    полились. Словно аргиши текут у них слезы по обеим сторонам клювов.
    Стали канюки перекочевывать в теплые страны, увидели, как плачут совы,
    и говорят:
    - Чего вы так плачете? Есть у нас ведь еще женские шапки, невесты есть.
    Если одна умерла, другую дадим. Сказал старик-сова:
    - С женами из других мест нам не посчастливилось. Будем мы зимовать в
    своей тундровой земле на тернистом хребте. Может быть, в этих местах найдем
    невесту своему сыну.
    Улетели канюки, а совы опять плакать стали. Так плакали, что глаза у
    них закрылись. С той поры и не видят совы дневного света.
    Этой сказке конец.

     

    Пичужка

    Пичужка-жених на вершине тонкой березки сидит. Мышка-невеста около
    дверей своего земляного чума разгуливает. Металлические украшения на косе у
    нее позванивают, голову мышки назад оттягивают.
    -Полетел пичужка-жених в свой чум. Руку на руку положил, голову
    опустил-горюет. Спросила сына пичужка-мать:
    - Что с тобой, дорогой мой? Заболел ты,- что ли? Ответил пичужка-жених:
    - Я видел сейчас мышку-невесту. Очень она красивая, Хочу я жениться на
    ней. Сказала пичужка-мать:
    - Разве можешь ты жениться на мышке? Мыши в земляном чуме живут. На
    зиму в этих местах остаются. Если ты здесь зимой жить будешь, у тебя хвост
    примерзнет-у мышей дверь их чума вся в снегу бывает.
    Не слушает слова матери пичужка-жених, одно повторяет:
    Хочу я на мышке жениться . Материнские уши-своими словами наполнил.
    Вечером вернулся с охоты старик-пичужка. Старуха-пичужка сказала:
    - Муж мой, надо женить нашего сына. Задумался старик-пичужка, потом
    спрашивать стал:
    - На ком же женим мы нашего сына?
    - Видел он сегодня мышку-невесту. На мышке жениться хочет.
    Сказал пичужка-старик:
    - Видел я девушку-мышку. Красивая она. Только как же женится на ней наш
    сын?
    Думали-думали старики-пичужки, наконец решили: придется им своего сына
    на мышке женить.
    Пичужка-старуха сказала:
    - В таком случае я сватать пойду. Полетела пичужка-старуха. Долетела до
    чума мыши. В чум вошла.
    Увидев нежданную гостъю, мышка-старуха стала говорить:
    - Пичужка-старуха, какая нужда у тебя? Раньше ты ведь не приходила.
    Пичужка-старуха спросила:
    - Дочку твою мышку застала я или не застала? Помолчав некоторое время,
    мышка-старуха сказала:
    - Дочку-то мою ты, кажется, застала. Как только лето пройдет, осень
    настанет, вы и отправитесь в теплую страну.
    Дочка моя летать не умеет, по земле она ходит. Как же доберется она за
    моря?
    Пичужка-старуха опять сказала:
    - Как же быть? Видно, придется нам оставить у вас на один годочек
    своего сына.
    Услышав это, мышка-старуха не сказала поперек слова:
    - Если правду ты говоришь, как же не отдам я за твоего сына своей
    единственной дочери?
    Когда они так договорились, пичужка-старуха полетела в свой чум. Едва
    долетела она до чума, пичужка-старик стал ее спрашивать:
    - Жена, какую речь ты вела? Сказала пичужка-старуха:
    - Если оставим мы у них на одну зиму нашего сына, только тогда отдадут
    они за него свою дочку. При таких словах старик-пичужка понурился.
    - Что ж, так и будет.
    Через некоторое время стойбище пичужек и стойбище мышей отпраздновали
    большую свадьбу. Пичужка-жених мышку-невесту в жены взял.
    Вот уже небо осенним стало. Пичужка-старик со своей женой в теплые
    страны собрались.
    Сказал пичужка-старик своему сыну:
    - Мой милый, до следующего года ты здесь останешься. На будущий год мы
    прилетим обратно, как только появятся проталины.
    Сказав это, старик-пичужка улетел вместе с другими пичужками.
    После того как улетели отец и мать, забрался сын пичужек в мышиную
    нору. Так живет он в мышиной норе два темных месяца. На улице очень холодно.
    Бушует северная метель. Так и воет сильный ветер.
    Сказал однажды пичужка-муж:
    - Мышка-жена, в чуме дымно. Открой дверь на улицу, на улицу дым выведи.
    Я хочу увидеть дневной свет.
    Открыла мышка дверь. Выглянул пичужка-муж, чтобы дневной свет
    посмотреть,-хвост у него и примерз к двери. Увидев это, сыновья мыши
    вскочили. Пичужку-зятя своего мигом съели.
    Вот через некоторое время наступила весна. На земле появились
    проталины. Мышь-старик вышел на улицу, С порога двери к солнцу взгляд свой
    направил. Потом на землю посмотрел. Смотрит, а по кочкам бегает
    пичужка-старик.
    Пичужка-старик тоже увидел своего свата-мышку. Речь повел:
    - Мышь-сватушка! Сын мой не вышел. Куда девался мой сынок? Услышав
    такие слова, мышь-старик сказал:
    - Бедный твой сын умер. Хвост у него к дверям примерз.
    Пичужка-старик свата своего стал спрашивать:
    - Если умер мой сынок, где же его могила? Ничего не мог ответить на это
    мышь-старик, ни одного слова не нашел.
    Повысил тогда голос пичужка-старик, речь повел:
    - Мышь, сват мой, ты, кажется, хочешь враждовать со мной? Если считаешь
    ты себя таким сильным, соберу я себе войско. И добро мое и зло мое тогда
    увидишь.
    Когда улетел старик-пичужка, задумался мышь-старик:
    Кажется, плохо будет. Придется и мне собрать войско .
    Пошел куда-то мышь-старик.
    Через некоторое время мышка-старуха вышла на улицу. От дверей своего
    чума смотрит вокруг. С южной стороны что-то темное поднимается. Подумала
    старуха-мышь: Наверное, это грозовая туча .
    Посмотрела хорошенько-оказалась не грозовая туча. Это было войско
    пичужки-старика. Впереди всех - сам старик-пичужка.
    Посмотрела мышка-старуха в сторону севера. С севера всякие зверюшки по
    земле бегут. Впереди всех - мышь-старик.
    Вот сошлись оба войска, воевать начали. Долго воевали, ни одно другого
    осилить не может. Схватил тут сова-старик мышь-старика и унес его в своих
    когтях, далеко его унес.
    После этого оба большие войска в разные стороны разошлись.

     

    Три сына русского старика

    У русского старика три сына. Младший из них-дурачок. Старик болеет.
    Дурачок всегда на печи сидит. Однажды отец сказал:
    - Скоро умру. Когда я умру, ты, мой старший сын, в первый вечер на
    могилу мою приходи. На другой вечер ты, мой средний сын, на могилу приходи.
    На третий вечер ты, дурачок, приходи.
    Сказав такие слова, старик умер. Унесли его, схоронили. Вот вечером
    дурачок говорит старшему брату:
    - Отец тебя ведь звал. Говорил: На могилу приходи ,- Зачем я пойду?
    Никто ведь меня там не встретит. Никто не скажет: Ты пришел уже . Не пойду.
    Легли спать. Уснули. Через некоторое время дурачок встал. К отцу пошел.
    У могилы отца остановился.
    Отец сказал:
    - Старший сын мой, ты? Дурачок молчит.
    - Средний сын, ты? Дурачок молчит. Отец сказал:
    - Дурачок, ты? Дурачок сказал:
    - Я.
    Отец сказал:
    - Тебя я глупым считал. Но ты, оказывается, не глупый. Старший сын
    глупым оказался.
    Отец богатырским посвистом свистнул. Гнедой конь примчался - будто гром
    прогремел.
    Отец сказал:
    - Пусть конь будет твой. Раньше я думал старшему сыну отдать. Но он сам
    не пришел. Отец так сказал коню:
    - Это хозяин твой.
    Дурачок в одном ухе коня помылся, в другом ухе коня богатырское
    снаряжение надел. Глаза смотрят сквозь просверленные отверстия шлема. Потом
    он коня отпустил и в старой своей одежде пошел домой.
    Наступило утро. Старший сын спросил:
    - Отец тебе что сказал? Дурачок ответил:
    - Покойник что скажет? Ничего не сказал. День живут. Опять вечер
    настал. Дурачок среднему брату говорит:
    - Отец тебя звал. Брат ответил:
    - Что я там делать буду? Никогда не видал, чтобы покойник что-нибудь
    сказал. Не пойду.
    Дурачок опять пошел. На могиле отца остановился. Отец спросил:
    - Средний сын мой, ты? Дурачок молчит. Отец сказал:
    - Дурачок, ты? Дурачок сказал:
    - Я.
    Отец сказал:
    - Ты не глупый, а я тебя глупым считал. Средний сын глупый,
    оказывается.
    Отец богатырским посвистом свистнул. Рыжий конь примчался, только гром
    прогремел. Конь был больше прежнего.
    Отец сказал сыну:
    - Пусть конь твой будет.
    Дурачок в одном ухе умылся, в другом ухе оделся, только глаза смотрят в
    просверленные отверстия шлема. Коня опять отпустил. Домой пошел. К дому
    своему дошел. На печь опять сел.
    Средний брат его спрашивает:
    - Отец тебе что сказал? Дурачок ответил:
    - Покойник что скажет?
    День живут. Вечер настал. Дурачок сказал:
    - Теперь моя очередь пришла. Братья говорят:
    - Иди. Что отец тебе скажет!
    Дурачок опять ушел. Опять к отцу дошел.
    Отец спросил:
    - Дурачок, ты? Дурачок сказал:
    - Я.
    Отец его богатырским посвистом свистнул. Сивко-Бурко-Воронко бежит,
    только гром гремит. Вчерашнего коня еще больше.
    Отец сказал:
    - Пусть это будет твой конь. И еще сказал:
    - Этого коня я тебе предназначал.
    Дурачок в одном ухе умылся, в другом ухе оделся. Только глаза смотрят в
    просверленные отверстия. Потом коня отпустил и домой пошел. Дома опять на
    печь залез.
    Рассветало. Старший брат спросил:
    - Что тебе отец сказал? Дурачок ответил:
    - Что скажет? Ничего. Старший брат сказал:
    - Разве он мог что-нибудь сказать! Дурачок молчит и все на печи сидит.
    Однажды люди сказали:
    - Сегодня народ соберется в царском городе. Старшие два брата говорят:
    - Мы тоже пойдем посмотреть. Царская дочь повесит высоко на крыше
    носовой платок. Кто носовой платок достает, тот возьмет себе в жены царскую
    дочь.
    Дурачок сказал:
    - Я пойду. Братья говорят:
    - Очень ты нужен! Такого оборванца только и ждут! Когда братья ушли,
    дурачок сказал двум невесткам:
    - Дайте мне корзинку. Пойду наберу себе грибов.
    Невестки корзинку ему дали. Дурачок идет. Нашел дерево. Всю корзинку о
    дерево растрепал. Сломалась. Пошел дальше. Дошел до ложбинки. Богатырским
    посвистом свистнул. Гнедой конь с громом прискакал.
    Дурачок в одном ухе умылся, в другом ухе оделся. Только глаза смотрят в
    круглые отверстия шлема.
    В царском городе народ собрался. Богатыри съехались. Носовой платок
    схватить не могут: наверху остается.
    Дурачок как ветер мчится. К царскому дому коня направил. Чтобы схватить
    платок, пришпорил коня. Конь прыгнул вверх, дурачок схватил платок и
    умчался. От ветра стекла в доме вылетели. Царь кричит, говорит:
    - Схватите его! Откуда он? Надо посмотреть. В ближней земле такого
    богатыря и такого коня нет.
    Схватить не смогли, он и ушел.
    Дурачок доехал до ложбинки. Опять надел старую одежду. Коня отпустил и
    домой пошел. Дома сказал:
    - Корзинку я потерял. Невестки бранятся:
    - Почему ты корзинку потерял? Совсем глупый. Дурачок опять на печь
    уселся.
    Когда стемнело, пришли оба брата. Между собою разговаривают:
    - Кто бы это мог быть? Носовой платок увез. Его схватить не успели. В
    ближней земле такого богатыря и коня нет. Узнать не могли.
    Дурачок сказал:
    - Не я ли был? Братья говорят:
    - Так он на тебя и похож!
    Дурачок опять замолчал.
    Ночь переночевали. Наутро братья говорят:
    - Опять в царский город пойдем. Дочь царя повесит шелковый платок еще
    выше. Вчерашнего коня будут искать.
    Будут узнавать, откуда он приходит. Пойдем опять смотреть. Дурачок
    говорит:
    - Я приду. Братья говорят:
    - Такого, как ты, оборванца только и ждут! Ушли. Дурачок опять говорит:
    - Дайте мне корзинку. Пойду нам грибов наберу.
    Опять дали. Дурачок пошел. Опять нашел дерево. Корзинку о дерево
    растрепал. Корзинка вся разломалась. Дурачок пошел дальше. Дошел до
    ложбинки. Богатырским посвистом свистнул. Рыжий конь с громом прискакал.
    Дурачок в одном ухе умылся, в другом ухе оделся. Глаза смотрят в
    круглые отверстия шлема. На коня вскочил и как ветер помчался в царский
    город.
    Народу собралось больше прежнего. Шелковый платок повешен еще выше.
    Богатыри схватить Ее могут. А от дурачка только ветер идет. К царскому дому
    подскакал, коня с двух сторон пришпорил. Конь его вверх прыгнул. Дурачок
    схватил шелковый платок и умчался. От ветра стекла вылетели.
    Царь кричит:
    - Ловите! Узнать надо, кто это!
    Схватить не успели. Дурачок ушел. Доехал до ложбинки. Слез с коня.
    Рваную свою одежду надел. Коня отпустил. Пошел домой. Опять на печи уселся.
    Вечером братья пришли. Опять разговаривают:
    - Кто мог увезти шелковый платок? Не успели поймать В ближней земле
    такого нет. Дурачок сказал:
    - Не я ли?
    Братья говорят:
    - Очень на тебя похож!
    Дурачок замолчал.
    Ночь переночевали. Утром братья говорят:
    - В царский город опять пойдем. Сегодня царская дочь золотое кольцо
    повесит еще выше. Кто унесет, тот царскую дочь. возьмет. Вчерашнего коня
    опять искать будут. Больше прежнего соберется народу. Кто унесет? Опять
    пойдем смотреть.
    Дурачок говорит:
    - Я приду.
    Братья отвечают:
    - Ты-то уж очень нужен!. Такого оборванца только и ждут.
    Когда они ушли, дурачок сказал:
    - Дайте мне корзинку.
    Дали. Дурачок пошел. Нашел дерево. Корзинку о дерево растрепал.
    Корзинка вся разломалась. Дальше пошел. Дошел до ложбинки. Богатырским
    посвистом свистнул. Сивко-Бурко-Воронко словно гром прогремел, прискакал.
    Дурачок в одном ухе коня умылся, в другом-оделся. Сел на коня и
    помчался в царский город, только ветер идет.
    Больше прежнего народу собралось. Золотое кольцо богатыри достать не
    могут. Дурачок мчится. Подскакал к царскому дому, пришпорил коня.
    Сивко-Бурко-Воронко прыгнул вверх. Дурачок схватил золотое кольцо и как
    ветер умчался.
    Царь повторяет:
    - Ловите! Ловите!
    Поймать не успели. Дурачок к ложбинке подъехал. Богатырское снаряжение
    снял. Худенькую одежду свою надел и домой пошел. Снова на печь сел и
    говорит:'- Корзинку я опять потерял! Невестки бранятся. Говорят:
    - Глупый. Совсем глупый.
    Вечером братья вернулись. Разговаривают между собою:
    - Кто бы это мог быть? Царской дочери золотое кольцо увез. Дурачок
    сказал:
    - Не я ли был?
    Братья отвечают:
    - Как раз на тебя похожий, как ты оборванец был!
    Дурачок замолчал.
    Ночь переночевали. Наутро братья говорят:
    - Пойдем посмотрим, кто унес золотое кольцо. Сегодня его будут так
    искать: и бедных и богатых дочь царя будет угощать.
    Братья нарядились в самую лучшую одежду. Дурачок сказал:
    - И я пойду. Братья отвечают:
    - Уж ты-то очень нужен там! Тебя только и ждут, такого отрепыша!
    Ушли. Дурачок пошел за братьями. Идет позади. Дошел до столицы. Народу
    собралось больше прежнего. В царский дом тянутся. Братья в дом вперед
    проходят. Дурачок.тоже идет позади братьев.
    Дурачок к печи в тень сел. Людей много. Царская дочь вино на подносе
    разносит. Богатыри сидят. Приехали с разных сторон.
    Вот царская дочь до печи дошла, дурачка увидела и говорит:
    - Здесь, оказывается, человек есть, а я и не видела. Возьми себе чарку!
    Дурачок говорит:
    - Вина не пью. Царская дочь отвечает:
    - Сегодня все гости: и. бедные и богатые. . Дурачок берет чарку левой
    рукой. Царская дочь говорит:
    - Не этой рукой бери. Возьми правой рукой. Дурачок сказал:
    - Рука у меня болит. Царская дочь в ответ:
    - Хотя и болит, все-таки возьми.
    Дурачок осторожно кончиками пальцев берет. Царская дочь золотое кольцо
    увидела. Взяла дурачка за руку и вперед повела.
    Братья его говорят:
    - Это наш брат. Глупый, совсем глупый. Царская дочь отвечает:
    - Ну что же? Какое счастье мне пришло, тот и муж мой.
    Вино раздавать перестала. Дурачка в хорошую одежду нарядила, и молодые
    сели на свое место, где сидели с женами два царские зятя, два богатыря.
    Однажды пришла такая весть: За тремя морями, за тремя землями есть
    сорок золотых овец .
    За столом царь говорит:
    - Три зятя! Кто золотых овец доставит, тот царем сядет. Два зятя поели
    и уехали.
    - Пойду-ка и я,-сказал дурачок.-Только коня у меня нет. Дай мне коня.
    Царь сказал:
    - Сам выбери, какой тебе понравится.
    Дурачок пошел на конюшню. На какого коня руку положит, конь под рукой
    гнется. Одного нашел, во двор вывел и на коня сел задом наперед. Конь идти
    не хочет. Дурачок коня понукает.
    Старшие царские дочери над младшей смеются:
    - Ну и мужа ты себе нашла! Настоящий дурак! А сестра отвечает:
    - Ну что же? Пусть.
    Дурачок кое-как уехал. До ложбинки доехал. Царского коня бросил.
    Богатырским посвистом свистнул. Гнедой конь с громом прибежал.
    Конь спросил:
    - Дурачок, куда направимся? Дурачок сказал:
    - Говорят, за тремя морями, за тремя землями есть сорок золотых овец.
    Конь говорит:
    - Есть. Мать сорока золотых овец-моя мать. Я ее сорок первый сын. В
    полдень она приходит пить к живому озерку. К водопою подходить не нужно. Моя
    мать осторожная. Если меня почует, поймать ее не сможешь.
    Конь еще добавил:
    - У меня в ухе есть железная цепь. Эту железную цепь овце-матери на шею
    наденешь. Дурачок на коня вскочил, и. только ветер пошел! Долго ли, коротко
    ли ехали, к живому озерку подъехали.
    - Спрячься в траве на краю дороги, - сказал конь.-Овцу-мать я к тебе
    подгоню.
    Дурачок спрятался, а конь с громким топотом побежал по дороге.
    Наступил полдень. Сорок золотых овец показались. Так и сияют. Конь
    среди них спрятался и тоже превратился в золотую овцу. Овцы его не узнают.
    Все одинаковые, все золотые. Только мать сына узнала, сына покусывает, около
    сына прыгает.
    Дурачок думает: Конечно, это мой конь .
    Конь от матери в сторону отходит и мать к дурачку подгоняет. Дурачок
    притаился.
    Мать-овца до дурачка дошла и дурачка толкнула. Дурачок быстро накинул
    ей на шею железную цепь. Овца-мать с силою цепь натянула. У дурачка цепь в
    руках ослабла. В это время конь перехватил цепь зубами и удержал. Мать-овца
    остановилась и заговорила:
    - Сын мой, плохой ты оказался. Если бы я знала, то не пришла бы.
    Дурачок сел на коня и повел ее, за ней пошли все остальные. Долго ли,
    коротко ли шли, дурачок спать захотел и на спине лошади заснул. Через
    некоторое время навстречу им выехали два всадника, два богатыря. Около
    дурачка остановились и разговаривают между собою:
    - Что искали, то и нашли.
    - Да, нашли.
    - Когда проснется, попросим.
    Дурачок поднял голову. Два богатыря спросили:
    - Сорок золотых овец не отдашь ли нам? Что за них возьмешь? Если деньги
    нужны, денег дадим. Дурачок ответил:
    - Денег мне не надо. Дайте мне мизинцы ваших рук.
    Два богатыря отрезали мизинцы рук. Дурачок положил мизинцы в карман, а
    овец отдал.
    Вот два богатыря уехали и овец увели.
    Дурачок доехал до города и в ложбинке коня отпустил. Идет пешком.
    Пришел домой, а два богатыря уже приехали. Сорок золотых овец во дворе так и
    сияют.
    Дурачок зашел в дом. Царь угощает двух зятьев.
    Прошло некоторое время, и снова весть пришла: За тремя землями есть
    сорок золотых коров .
    Царь говорит:
    - Три моих зятя! Который из вас золотых коров достанет, тот сядет
    царем.
    Два богатыря поели, на улицу вышли и уехали. Дурачок сказал:
    -Я тоже поеду.
    - Выбери себе коня,-сказал царь.
    Дурачок пошел на конюшню. Только руку на коня положит, конь гнется.
    Одного коня нашел, вывел, на коня уселся задом наперед. Коня подгоняет, конь
    не идет.
    Царские дочери младшей сестре говорят:
    - Ну и мужа ты себе нашла! Настоящий дурак!
    - Что же? Пусть, - отвечает сестра.
    Дурачок опять уехал. За город выехал, до ложбинки дошел, коня бросил.
    Снова богатырским посвистом свистнул, и рыжий конь с топотом примчался. Конь
    заговорил:
    - Дурачок, куда направимся? Дурачок сказал:
    - За тремя землями есть сорок золотых коров, надо их привести.
    - Сорока золотых коров мать,-сказал конь,-моя мать. Сорок первый сын
    ее-я. В полдень она пить приходит к живому затону реки. Раньше полудня
    приезжать не надо.
    Конь еще спросил:
    - Посмотри у меня в ухе, есть ли железная цепь? Дурачок посмотрел:
    железная цепь есть.
    Конь сказал:
    - Тебя около живого затона оставлю. Мать-корову к тебе подгоню. Нужно
    очень хорошо набросить на шею железную цепь. Помни, она осторожная, очень
    осторожная. Дурачок на коня сел и помчался, только ветер пошел. Три моря,
    три земли проехал, до водопоя золотых коров доехал. Конь сказал:
    - Спрячься в траве. Я сам подгоню.
    Дурачок спрятался. А коня только топот послышался.
    Сорок золотых коров появились. Конь среди них спрятался, в золотую
    корову превратился. Мать сына покусывает, а конь в сторону отходит. Так к
    дурачку ее пригнал.
    Дурачок быстро набросил золотой корове на голову железную цепь.
    Корова-мать цепь дернула, и у дурачка в руках, цепь ослабла. Конь перехватил
    цепь зубами. Тогда золотых коров мать остановилась и заговорила:
    - Сорок первый сын мой, очень плохой ты оказался.
    Если бы знала, я бы не- пришла. Но теперь с тобой пойду, конечно.
    Дурачок сел на коня и повел его мать, а за ней сорок золотых коров.
    Долго ли, коротко ли ехал, спать захотел и на спине у коня заснул.
    Через некоторое время навстречу едут два богатыря. Остановились около
    дурачка. Дурачок проснулся.
    Богатыри говорят:
    - Если сорок золотых коров отдашь, денег тебе дадим Дурачок говорит: -
    Денег мне не надо. Отрежьте мизинцы у ног. Два богатыря мизинцы у ног
    отрезали, дурачку отдали. Дурачок их в карман положил.
    Два богатыря уехали, коров увели.
    Дурачок тоже поехал. Доехал до города, коня отпустил.
    Идет. Два богатыря уже дома. Сорок золотых коров во дворе сияют. А
    царь во дворце двух зятьев так и угощает.
    И вот однажды новая весть пришла: За тремя морями, за тремя землями
    есть сорок золотых коней .
    Царь сказал:
    - Три зятя! Который из вас золотых коней достанет, тот и царем сядет.
    Два зятя опять уехали. Дурачок сказал:
    - Я тоже поеду.
    Взял он коня и опять уехал, как прежде. До ложбинки доехал, коня
    бросил. Богатырским посвистом свистнул. Сивко-Бурко-Воронко с громовым
    топотом прискакал.
    Конь заговорил:
    - Дурачок, куда направимся? Дурачок сказал:
    - За тремя землями, за тремя морями есть сорок золотых коней. Не знаешь
    ли ты?
    - Знаю,-говорит конь.-Сорока коней мать-моя мать. Моя мать очень
    осторожна. Конечно, она будет знать, догадается. Если к ней пойдем, здоровы
    не будем. Посмотри, нет ли у меня в ухе бутыли с живой водой? Живая вода
    понадобится. В другом ухе поищи, есть ли там железная цепь?
    Дурачок поискал, с живой водой бутыль нашел. В другом ухе железную цепь
    нашел.
    Конь сказал:
    - Теперь хорошо будет. Дурачок на коня сел, и только ветер пошел. Долго
    ли ехали, три моря, три земли позади остались. Полдень наступил. К живому
    озерку подъехали. Дурачок поблизости спрятался, а конь с громким топотом
    убежал. Сорок золотых коней уже показались. Конь к ним подбежал, смешался с
    ними и стал точно такой же. Дурачок коня своего узнать не может. Золотого
    коня мать покусывает, около сына прыгает. Сын к дурачку мать отводит, к
    дурачку толкает.
    Дурачок быстро набросил железную цепь на шею матери коня. Мать золотого
    коня вдруг прыгнула. У дурачка повод ослаб. Конь повод зубами схватил, и все
    же повод ослаб:
    у коня нога переломилась. Конь сказал:
    - Скорее помажь мне ногу живой водой. Дурачок быстро намазал. Нога
    снова срослась. Мать золотых коней остановилась и заговорила:
    - Сорок первый сын мой, плохой ты оказался. Ты меня обманул. Если бы
    знала, то пить сюда не пришла бы. Конечно, я с тобой пойду.
    Дурачок повел сорок золотых коней.
    Долго ли, коротко ли ехали, дурачок уснул на спине у коня. В это время
    навстречу им выехали два всадника. Два богатыря сказали:
    - Кого искали, того нашли. Сорок золотых коней не отдашь ли нам? Если
    деньги нужны, мы денег дадим. Дурачок сказал:
    - Деньги не нужны. С голов ваших кожу снимите. Два богатыря с голов
    кожу сняли. Дурачок в карман положил.
    Два богатыря уехали, золотых, коней увели. Дурачок тоже поехал. Долго
    ли ехал он, к городу подъехал. В ложбинке остановился. Коня отпустил и домой
    пошел.
    Два богатыря уже прибыли. Сорок золотых коней уже заведены в деревянную
    ограду, так и сияют.
    Дурачок зашел в дом. Царь двух зятьев потчует, приговаривает:
    - Два зятя моих, и молодцы же вы! Сорок золотых коней достали. А
    дурачок ничего не нашел. Теперь вас обоих царями посадить нужно. Опять народ
    соберется, гостить будет.
    Дурачок сказал:
    - Я слово держать хочу. Хорошо ли будет?
    - Говорить-то говори,-сказал царь.
    - Два зятя твоих как достали сорок золотых овец? Расскажите!
    Два зятя замолчали. Дурачок из кармана мизинцы их вытащил и спросил:
    - Это что? Как они в моем кармане оказались? Мизинцы рук дурачок отдал
    двум богатырям. Сказал:
    - Почему руки у вас завязаны? Сами вы мизинцы рук отрезали. Сорок
    золотых овец вы купили у меня за мизинцы рук! К рукам мизинцы приложили, тут
    и были! Царь спрашивает:
    - А ты каким способом достал сорок золотых овец? Дурачок ответил:
    - Я-то расскажу!
    Оба зятя с дурачка глаз не спускают, в глаза ему смотрят, совсем
    помертвели. Дурачок сказал:
    - Выйдем на улицу, тогда я скажу свое средство. Вышли на улицу. Дурачок
    богатырским посвистом свистнул. Гнедой конь с громовым топотом прибежал.
    Дурачок в одном ухе помылся, в другом ухе оделся. Только глаза смотрят в
    просверленные отверстия шлема.
    - Не пугайтесь, - сказал дурачок и сел на коня. С обеих сторон коня
    пришпорил. Конь прыгнул вверх. От ветра стекла вылетели. Дурачок
    остановился, слез с коня и сказал:
    - Когда я доставал носовой платок, не такой ли был?
    - Да, точно такой,-ответил царь.
    Дурачок сказал:
    - Вот таким способом я достал и сорок золотых овец. Теперь я коня
    отпущу, и он подбежит к матери овец, потому что он ее сорок первый сын.
    Дурачок коня отпустил, и конь ушел к золотым овцам, маленьким стал и
    стал сосать мать. Дурачок сказал:
    - Сорок золотых овец! Что вам тут делать в деревянной ограде?
    Услышав его слова, сорок золотых овец перескочили через ограду. Затем
    он повернулся к коню:
    - Теперь ты больше не нужен, иди! Конь перепрыгнул через ограду и ушел
    к овцам. Сорок золотых овец скрылись из глаз.
    Опять все вошли в дом. Дурачок спросил царя:
    - Сорок золотых коров твои два зятя как достали? Расскажите!-сказал он
    богатырям.
    Два богатыря молчат. Так и обмерли. Дурачок вытащил из кармана мизинцы
    их ног и говорит:
    - Эти мизинцы как попали ко мне в карман? Снимите сапоги!
    Два богатыря сапоги сняли. Дурачок спросил:
    - Почему на ногах у вас мизинцы завязаны? Дурачок отдал им мизинцы.
    Богатыри мизинцы приложили: тут и были!
    - За мизинцы ваших ног вы купили у меня сорок золотых коров.
    - А ты каким способом достал?-спросил царь. Дурачок ответил:
    -Я средство расскажу. На улицу выйдем!
    На улицу вышли. Дурачок богатырским посвистом свистнул, и рыжий конь
    прискакал, словно гром прогремел.
    Дурачок в одном ухе помылся, в другом оделся, только глаза смотрят в
    просверленные отверстия шлема.
    На коня сел, враз пришпорил, и конь прыгнул вверх, так что ветром
    стекла вынесло. Дурачок остановился и спросил:
    - Когда я доставал шелковый платок, конь у меня не такой ли был? Таким
    способом я достал и сорок золотых коров.
    Сейчас коня отпущу, и он будет сосать мать золотых коров. Дурачок коня
    отпустил, и тот сразу стал маленьким, подбежал к матери и стал сосать.
    Дурачок сказал:
    - Сорок золотых коров, что вам делать в деревянной ограде?
    Услышав такие слова, сорок золотых коров перепрыгнули через деревянный
    забор. Только их и видели! Дурачок сказал коню:
    - Теперь иди! Не нужен.
    Опять все вошли в дом. Дурачок вытащил из кармана две кожи с голов.
    - А это как попало в мой карман? Два богатыря! Почему вы в шапках?
    Снимите шапки!
    Шапки сняли, а на головах кожи нет. Дурачок отдал им кожи с голов.
    Приложили: тут и были!
    Дурачок сказал:
    - Сорок золотых коней вы купили у меня за кожу с ваших голов.
    Царь спросил:
    - А ты каким средством достал? Дурачок сказал:
    - Я-то скажу. Выйдем на улицу!
    Вышли на улицу. Дурачок богатырским посвистом свистнул.
    Сивко-Бурко-Воронко с громовым топотом прискакал.
    Дурачок в одном ухе умылся, в другом ухе оделся. Глаза смотрят в
    просверленные отверстия шлема. Дурачок вскочил на коня, пришпорил, и конь
    вверх так высоко прыгнул, что от ветра в царском доме стекла вылетели.
    Дурачок остановился и спросил:
    - Когда я доставал золотое кольцо, не такой ли конь у меня был?
    Царь ответил:
    - Точно такой. Дурачок сказал:
    - Сейчас отпущу коня, и он будет сосать мать золотых коней.
    Дурачок коня отпустил, и конь к золотым коням ушел. Маленьким стал и
    начал сосать мать. Дурачок сказал:
    - Сорок золотых коней! Что вам делать за деревянным забором?
    Сорок золотых коней, как только услышали эти слова, перепрыгнули через
    забор и скрылись. Дурачок сказал коню:
    - Теперь ты не нужен, иди! Опять вошли в дом. Царь сказал:
    - Дурачок сядет царем, а вы, два зятя,-бездельники, оказывается.
    Дурачок, как надо, так и поступай с ними.
    Дурачок послал двух зятьев конюшни чистить и навоз возить, а сам царем
    стал.

     

    Три сына

    Жила бедная женщина. Было у нее трое сыновей. Выросли сыновья. Стали
    сильными, крепкими, а мать состарилась. Вот сказала однажды мать своим
    сыновьям:
    - Теперь пора вам самим счастье себе искать. Кто не ищет, тот ничего не
    находит.
    Первым собрался в путь старший сын. Напекла мать ему на дорогу лепешек,
    сказала:
    - Ешь эти лепешки. Силы у тебя от них прибавится. Пошел старший сын.
    Шел-шел, проголодался. Достал он лепешки, но есть их не стал: лепешки
    оказались совсем черствые, твердые. Рассердился сын на мать, выбросил
    лепешки и пошел дальше.
    Впереди него маленький чум показался. Ближе подошел - .собака залаяла.
    На лай собаки из чума вышла сгорбленная старуха. Увидела она юношу и
    говорит:
    - Заходи в мой чум. Ты, наверное, проголодался в пути, Накормила
    старуха юношу и говорит:
    - Здесь можешь ты найти счастье, но только слушай меня хорошенько.
    Недалеко от моего чума есть глубокая яма. Когда настанет ночь, ступай к этой
    яме. Много звезд увидишь ты в ней. Если сумеешь все звезды вычерпать,
    найдешь свое счастье.
    - Ну, это совсем просто,-сказал юноша. - Очень легкая это для меня
    работа.
    Когда настала ночь, взял старший сын ведро с веревкой, пошел к яме и
    .принялся за работу.
    Долго черпал он звезды из ямы, утомился. Заглянул в яму, а там
    по-прежнему горели звезды, их даже не стало меньше.
    Рассердился юноша, подумал: Посмеялась надо мной старуха. Разве можно
    вычерпать из ямы так много звезд?
    Бросил юноша ведро и вернулся домой. Ничего не сказала ему мать,
    только покачала головой.
    Пошел на поиски счастья средний сын. Шел он долго, проголодался. Достал
    материнские лепешки. Не понравились лепешки и среднему сыну. Были они
    твердые, черствые. Выбросил он лепешки и пошел дальше. Вскоре увидел он
    маленький чумик и пришел к той же старухе. Старуха повела Юношу в свой чум.
    Накормила его и сказала:
    - Здесь можешь ты найти свое счастье. Только не делай так, как твой
    старший брат. Работай хорошенько.
    Ночью подошел юноша к яме. Увидел там очень много звезд. Опустил он в
    яму ведро и стал вычерпывать звезды. Долго он работал, утомился, спина у
    него заболела. Посмотрел юноша в яму, а там по-прежнему очень много звезд.
    Рассердился юноша и подумал: Как и над моим братом, посмеялась надо
    мной старуха. Разве может кто-нибудь за одну ночь вычерпать так много звезд?
    Бросил юноша ведро и вернулся домой.
    И ему ничего не сказала мать. Только головой покачала, и слезы у нее на
    глазах показались.
    Настал черед отправляться на поиски счастья младшему сыну.
    - Будь. настойчивым и трудолюбивым, сынок,-сказала ему мать.-Не делай
    так, как твои старшие братья.
    Долго шел юноша, проголодался. Достал он испеченные матерью лепешки.
    Лепешки оказались очень черствые, совсем твердые, но юноша не бросил их, а
    стал есть. Потом пошел дальше.
    Солнце уже опустилось низко, когда дошел он до маленького чума. Залаяла
    собака, навстречу юноше из чума вышла сгорбленная старуха. Она повела юношу
    в свой чyм и сталаего угощать. Но юноша достал свои лепешки и сказал:
    - У меня есть лепешки. Они для меня вкуснее всего: моя мать испекла мне
    их на дорогу.
    И стал он есть приготовленные матерью лепешки.
    Как только наступил вечер, младший брат принялся за работу. Много раз
    он опускал ведро в яму. Пот с него так и катился, но в яме по-прежнему
    горели звезды.
    Очень долго работал юноша. Болели у него руки, болела спина, но он не
    бросал работы и продолжал вычерпывать звезды.
    Вдруг ведро его ударилось обо что-то твердое. Посмотрел юноша в яму.
    Видит: вся вода вычерпана, а вместе с водой исчезли из ямы и звезды.
    В это время утро настало. На небе показалось солнце. Ярко осветило оно
    всю землю.
    Усталый стоял юноша около ямы. Но он был счастлив: работа была
    выполнена.
    - Большое дело выполнил ты, юноша, - сказала ему старуха. - На дне этой
    ямы под водой Нылека спрятал свое сердце. Теперь солнце сожгло его сердце, и
    нет больше злого Нылека. Теперь все его стойбища, все его оленьи стада-
    твои.
    Очень обрадовался младший сын, услышав такие слова. Он созвал всех
    бедных людей и отдал им пастбища и оленьи стада,Среди бедняков была и его
    мать. С любовью смотрел на нее младший сын. Ведь это она дала ему могучую
    силу и любовь к труду.

     

    Харючи

    Жили мы только вдвоем с сестрою у самого устья Харючи-Яга. И фамилия
    наша была Харючи. Я был холостой, она- девица. Я как-то говорю ей:
    - После отца, после матери растил я тебя десять лет. Оленей у нас
    пятьдесят голов: ни прибавляются, ни убывают. Мы живем одни, нам скучно. К
    людям нам, сестра, до двинуться. Есть такое, знаю, место: если обозом ехать,
    три месяца ехать надо. Семь братьев тунгусов там. У них рыбы много, гусей
    много. Зимой на диких оленей охотятся. Когда сказал так, стали чум
    разбирать. Оленей запрягли. Я передом пошел, сестра-сзади. Четыре месяца
    шли. На большой хребет пришли. Тут я сказал сестре:
    - Смотри!
    Сестра посмотрела. Под хребтом семь чумов увидела.
    - Вот это чумы тунгусов и будут.
    Тут мы на хребте свой чум поставили. Потом четырех оленей запрягли, к
    тунгусам поехали. Они нас хорошо приняли. Вместе жить просили. Зиму с ними
    мы прожили. Весна наступила, озера вскрылись, гуси прилетели, много гусей.
    Наступило лето. Гуси облиняли.
    Тунгусы тогда сказали нам:
    - Поедем гусей бить.
    Я да младший тунгус для сестры четырех черных быков запрягли. А для
    себя по шести белых быков. Половину дня ехали. Озеро увидали. Большое озеро.
    В середине озера - много гусей. Я и младший тунгус взяли по лодке. Поехали
    по озеру. Стали стрелять. Лодка наполнилась гусями. Я привез три лодки,
    тунгус-две.
    - Довольно, хватит, - сказал тунгус, - не увезти будет. Гусей на сани
    сложили. К чумам поехали. Лето прожили. Стала осень. Потом снег выпал.
    Морозы начались.
    Тунгус мне говорит:
    - Есть Тунгуска-река. Надо туда двинуться, оленей диких промышлять.
    На завтрашний день я с своей сестрой отправился, младший тунгус - с
    своей сестрой. Три недели ехали. У Тунгуски-реки остановились.
    Три месяца охотились. Много оленей убили. Убитых оленей обратно домой
    привезли. Тогда я сказал сестре:
    - Теперь нам надо жить лучше: летом добыли много гусей и диких оленей.
    Своих оленей не будем есть.
    Зиму хорошо прожили. Наступила весна. Тунгусы говорят:
    - Поедем рыбу ловить.
    Выехали три тунгуса, я-четвертый. Доехали до устья Тунгуски-реки.
    Ловили-ловили целое лето. Наступила осень. Много рыбы наловили. На сани
    сложили.
    Доехали до старого места. Стали жить. Три года вместе прожили. Как-то
    собрались в одно место, старший тунгус и говорит мне:
    - Когда ты приехал к нам, у тебя было пятьдесят оленей, сейчас двести
    стало. Ты холостой, у нас младший тунгус тоже холостой. У тебя есть сестра,
    у нас тоже есть сестра. Как думаешь, нельзя ли нам сменяться? Ты возьмешь
    нашу сестру, мы-твою.
    Я согласился. В свой чум зашел, то же сестре сказал: Она согласилась.
    Тут сделали свадьбу, большую свадьбу. После свадьбы я сказал тунгусам:
    - Поеду на свою родину. Отпустите или нет? Тунгусы сказали:
    - Поедешь-дело твое. Когда вздумаешь-приходи к нам.
    Я всех своих оленей взял. Тунгусы мне еще сто голов дали. И я уехал на
    свою родину, на Харючи-Ягу. На своей родине до сих пор живу.
    У племен-народов бывала дружба. Только с богатеями дружбы не бывало.

     

    Ягодка голубика

    Жила однажды девушка. Была она такая маленькая, что могла легко
    спрятаться за кочку, за карликовую березку. Потому прозвали ее Лынзермя.
    Сидела как-то Лынзермя одна у себя в чуме и шила. Вдруг в чуме стало
    темно.
    Кто это уселся около дымового отверстия и мешает свету проникать в
    чум? - подумала Лынзермя.
    Подняла она голову и увидела белку.
    - Уйди, белочка, ты загораживаешь мне свет, шить темно,-сказала
    Лынзермя.
    Но белка, вместо того чтобы послушаться, стала бросать в девушку
    шишками.
    Рассердилась Лынзермя и сказала:
    - Белочка, если не перестанешь бросаться шишками, я ударю тебя шестом.
    Не слушает белка, продолжает бросаться шишками. Взяла Лынзермя шест и
    ударила им белку. Белка упала на землю. Стала Лынзермя снимать с белки
    шкурку, сама приговаривает:
    - Из этой части шкурки. я сошью рукавички. Из этой части шкурки сошью
    палицу. Из этой части шкурки сошью себе шапку.
    Мясо белки она разложила по нартам.
    Через некоторое время пришли в чум два незнакомых человека. Лынзермя
    встала со своего места, вышла на улицу и принесла большой кусок беличьего
    мяса. Часть мяса она сварила, часть приготовила для еды в сыром виде.
    - Видно, ты хорошая хозяйка,-говорят мужчины.- Будь женой одного из
    нас.
    Испугалась Лынзермя. Не знает она этих мужчин. Как за чужого человека
    замуж идти, в чужие места перекочевывать?
    - Как же вы меня понесете? Во что посадите?
    - Посадим тебя в рукавицу,-говорят мужчины.
    - Пальцами меня там раздавите.
    - Посадим тебя за пазуху.
    - Шерсть от шубы ко мне там пристанет.
    - В пимы тебя посадим.
    - Растопчете меня в пимах.
    - В шапку тебя посадим.
    - Я задохнусь в шапке.
    - Куда же тебя посадить?-спрашивают мужчины.
    - Посадите меня в этот железный ящичек.
    Посадили мужчины Лынзермя в железный ящичек и понесли куда-то. Долго
    шли. По дороге Лынзермя выскользнула тихонько из ящика через отверстие в
    замке. Падая зацепилась она за веточку и спряталась под листиками. Сидит на
    веточке и плачет. Как домой вернуться, не знает.
    Пришли мужчины к себе домой, открыли ящичек. Смотрят, нет там Лынзермя.
    Искали они ее, искали,- нигде найти не могли.
    А Лынзермя так плакала на веточке, что вся посинела, совсем маленькая,
    круглая стала. В ягодку превратилась девушка, в ягодку голубику.
    Не сразу найдешь ты ягодку голубику. Прячется она за листочками.
    Боится, как бы не нашли ее чужие люди.

     

    Два брата

    У развилки реки чум стоял. Жила в том чуме женщина с двумя маленькими
    сыновьями. Однажды ушла женщина пропитание добывать и не вернулась. Что с
    ней сталось, неведомо. Может, медведь задрал, может, утонула в реке. Только
    остались ее маленькие сыновья одни в чуме.
    Сперва все плакали, мать звали. Потом привыкли. Собирали грибы и ягоды,
    рыбу в речке ловили. Так и жили, росли понемногу.
    Сколько лет, сколько зим прошло, не знают- считать они не умели.
    Вот как-то раз сказал один брат другому:
    - Почему одни живем? Помнится, мать говорила, есть еще люди. Давай
    людей искать! Второй брат спросил:
    - А как искать будем?
    - Да так: ты иди по берегу левой реки вверх по течению, и имя тебе
    будет Река слева - Дяха сэтано. Я пойду вдоль правой реки вверх по течению,
    и имя себе возьму Река справа - Дяха махано. Найдем людей, посмотрим, как
    живут, и назад вернемся. В нашем чуме встретимся.
    Сговорились так и пошли.
    Целый день шел Дяха махано. К вечеру шалаш сделал из веток, лег спать.
    Лежит, думает:
    Дяха сэтано себе тоже шалаш сделал. Хороший у него шалаш! Если дождь
    пойдет, не вымокнет мой брат!
    Встал утром, дальше идет. Много дней идет.
    Привела его река к озеру, к тому месту, откуда оно свое начало берет.
    Большое это озеро, берега у него низкие, болотистые, вправо и влево уходят.
    Остановился Дяха махано, думает:
    Как моему брату, Дяха сэтано, через такое озеро перебраться? Он ведь
    тоже на таком низком берегу стоит, как я, не знает, что делать .
    Тут увидел Дяха махано корявое бревно, что комлем к берегу пристало,
    вершиной на воде колыхается. Сел он на бревно, оттолкнулся от берега. Руками
    загребает, плывет.
    А есть ли такое бревно у Дяхи сэтано? - думает Дяха махано.- Есть!
    Если я нашел, так и он плывет!
    Переправился через озеро. Только хотел - пристать, вдруг выскочил
    какой-то зверь, с берега в воду прыгнул. Перепугался Дяха махано, чуть с
    бревна не свалился. Потом догадался: выдра это, простая выдра! Засмеялся:
    - Глупый у меня брат, Дяха сэтано! Что ему выдра может сделать!
    Смотрит Дяха махано: от озера тропка идет. Точно такая, какую они с
    братом от своего чума к реке протоптали.
    Не люди ли здесь живут? - думает. Прошел немного - и правда, человека
    встретил. Девочка это была. Она морошку собирала. Увидела девочка Дяху
    махано, ягодой угостила.
    - Брат мой, Дяха сэтано, тоже морошку любит,- сказал Дяха махано и
    целую горсть морошки в рот отправил.
    Удивилась девочка.
    - Где же твой брат? - спросила.- Мне и ему морошки не жалко.
    - А он по другой реке отправился людей искать.
    - Так ты людей ищешь? - сказала девочка .- Пойдем в наше стойбище, в
    стойбище племени тау.
    Дяха махано задумался:
    Пошел ли мой брат, Дяха сэтано, за девочкой? Верно, пошел. Мы же для
    того и чум бросили, чтобы людей найти. Пойду и я!
    Вот и стойбище. Много чумов стоит. Между чумами ходят мужчины, женщины.
    Дети бегают.
    - Ой-ой-ой! Сколько людей на свете, оказывается!-сказал Дяха махано.-Да
    еще и не столько, а вдвое больше. Не иначе как мой брат, Дяха сэтано, в
    такое же стойбище пришел. Тоже много людей увидел!
    Повела девочка Дяху махано в свой чум, к отцу своему, к матери. Стал он
    у них жить. Да не без дела же люди живут. Отец девочки сказал ему:
    - Будешь оленей пасти!
    - Как это-оленей пасти?-Дяха махано спрашивает.- Олени сами где хотят
    бегают. Вот хоть и у моего брата, Дяхи сэтано, спроси. Мы с ним не раз в
    лесу оленей видели.
    Оказалось, оленей пасти можно. Ездить на них можно! Дяхе махаво
    понравились домашние олени. Стал он их пасти. Говорят, хорошо пас.
    Много чему научился Дяха махано у людей. И считать научился. Сосчитал,
    что прожил в стойбище племени тау семь лет.
    Вот как много! - думает.- Интересно, сколько лет мой брат, Дяха
    сэтано, в том стойбище прожил? Больше или меньше? Выходит, столько же! Мы-то
    с ним в один день из нашего чума в путь отправились .
    Семь лет - долгое время. Вырос Дяха .махано, мужчиной сделался. И та
    девочка, что его морошкой угостила, тоже выросла, девушкой стала. Он и
    женился на ней.
    Отец девушки дал им ездовых оленей и верховых оленей подарил.
    Обрадовался Дяха махано, подумал:
    Мое стадо да стадо брата, Дяхи сэтано, вместе пастись будут. Ничего,
    однако, не маленькое стадо выйдет!
    Подумал так и жене сказал:
    - В путь собирайся, ехать пора. Мой брат, Дяха сэтано, уже в наш чум со
    своей женой, со своими оленями возвращается. Как бы нам не опоздать!
    Поехали. Зимой дело было. Олени быстро бегут, не то что пешему ногами
    землю мерить! И озеро замерзло. По льду Дяха махано оленье стадо легко
    перегнал.
    Вот и чум впереди завиднелся, что в развилке рек стоит.
    Погоняет оленей Дяха махано, к родному месту спешит. Видит: по берегу
    второй реки тоже аргиш движется. На передней нарте человек сидит, оленей
    погоняет. На второй нарте женщина сидит - видно, жена.
    - Гляди, - Дяха махано своей жене говорит, - мой брат, Дяха сэтано,
    едет! Не опоздали мы!
    Сошлись аргиши. Соскочил Дяха махано с нарты, и тот, второй, соскочил.
    Смотрят друг на друга. Дяха махано не брата своего, Дяху сэтано, видит, а
    совсем чужого человека. Рассердился он.
    - Что тут делаешь? - спрашивает.- Зачем сюда приехал?
    - К своему чуму приехал,- тот отвечает.- Встречи со своим братом ищу.
    - Если братом моим назваться хочешь,- говорит Дяха махано,- расскажи,
    как жил, что с тобой было. Тогда увижу, твой это чум или не твой, мой ты
    брат или не мой!
    Стал тот человек рассказывать:
    - Шел я вверх по левой реке, как мое имя велело. Сколько дней шел, не
    знаю, считать тогда не умел...
    Мой брат! - кивает Дяха махано.- И я так шел!
    - Потом вышел на высокий берег озера. Там журавля испугался, что
    взлетел из камышей вверх...
    Не мой брат,- огорчается Дяха махано.- На озере берег низкий был, и не
    журавля он должен был испугаться, а выдры!
    - Через озеро я на коряге переплыл... Все так и есть! - радуется Дяха
    махано.
    - Переплыл, девочку встретил. Она голубику собирала и меня угостила.
    - Забыл ты! - закричал Дяха махано.- Не голубика то была, а морошка.
    - А тебя что, морошкой угощала? - спросил приезжий.- Значит, ты не Дяха
    махано, не мой брат.
    - Я-то Дяха махано, твой брат! Это ты не мой брат, не Дяха сэтано! Ну,
    давай дальше рассказывай.
    - Оказалась эта девочка из стойбища племени сомату.
    - А у меня племени тау. Опять не выходит!
    - Она меня привела к своим родителям. Прожил я у них семь лет. С ее
    отцом на охоту ходил...
    - А почему оленей не пас? - рассердился Дяха махано.
    Тот, второй, не слушает, дальше рассказывает:
    - Хорошим охотником я стал. Много соболей, песцов, лисиц добыл. А когда
    женился на дочери стариков, шкуры на оленей выменял и сюда приехал.
    - Ну, все! - говорит Дяха махано.- Не мой ты брат. Мне оленей отец жены
    дал. Тот отвечает:
    - Может, и ты не мой брат! А только я здесь жить буду, мой это чум.
    - С чего он твой? Откуда знаешь? Чем докажешь?
    - Вот когда отсюда уходил, я белые камушки у левой стены спрятал.
    - Правильно! - подхватил Дяха махано.- А я черные камушки у правой
    стены спрятал. Давай посмотрим, так ли?
    Зашли в чум, посмотрели. И правда, лежат камушки - белые слева, черные
    справа.
    - Выходит, все-таки мы с тобой братья! - сказал Дяха махано.
    Обнялись они, потом жен позвали. Стали вместе жить.
    Дяха махано оленей пасет. Дяха сэтано на охоту ходит. Хорошо век
    прожили, детей вырастили и внуков увидали.

     

    Кукушка

    Вот что было. Жила на земле бедная женщина. Было у нее четверо детей.
    Не слушались дети матери. Бегали, играли на снегу с утра до вечера.
    Вернутся к себе в чум, целые сугробы снега на пимах натащат, а мать
    убирай. Одежу промочат, а мать - суши.
    Трудно было матери.
    Вот один раз летом ловила мать рыбу на реке. Тяжело ей было, а дети ей
    не помогали.
    От жизни такой, от работы тяжелой заболела мать. Лежит она в чуме,
    детей зовет, просит:
    - Детки, воды мне дайте. Пересохло у меня горло. Принесите мне водички.
    Не один, не два раза просила мать. Не идут дети за водой.
    Старший говорит:
    - Я без пимов. Другой говорит:
    - Я без шапки. Третий говорит:
    - Я без одежи.
    А четвертый и совсем не отвечает. Сказала тогда мать:
    - Близко от нас река, и без одежи можно за водой сходить. Пересохло у
    меня во рту. Пить хочу!
    Засмеялись дети, из чума выбежали. Долго играли, в чум к матери не
    заглядывали. Наконец захотел старший есть - заглянул в чум.
    Смотрит он, а мать посреди чума стоит. Стоит и малицу надевает.
    И вдруг малица перьями покрылась. Берет мать доску, на которой шкуры
    скоблят, и доска та хвостом птичьим становится.
    Наперсток железный клювом ей стал. Вместо рук крылья выросли.
    Обернулась мать птицей и вылетела из чума. Закричал старший сын:
    - Братья, смотрите, смотрите, улетает наша мать птицей!
    Тут побежали дети за матерью, кричат ей:
    - Мама, мы тебе водички принесли. Отвечает им мать:
    - Ку-ку, ку-ку! Поздно, поздно. Теперь озерные воды передо мной. К
    вольным водам лечу я.
    Бегут дети за матерью, зовут ее, ковшик с водой ей протягивают.
    Меньшой сынок кричит:
    - Мама, мама! Вернись домой! Водички на! Попей, мама!
    Отвечает мать издали:
    - Ку-ку, ку-ку, ку-ку! Поздно, сынок, не вернусь я. Так бежали за
    матерью дети много дней и ночей - по камням, по болотам, по кочкам.
    Ноги себе в кровь изранили. Где пробегут, там красный след останется.
    Навсегда бросила детей мать-кукушка. И с тех пор не вьет себе кукушка
    гнезда, не растит сама своих детей.
    А по тундре с той самой поры красный мох стелется.

     

    Как храбрый Вай море победил

    Жил храбрый Вай на самом краю земли, в тундре, у моря. А море страшное
    было:
    большое, широкое, волны по нему ходили, под волнами морские звери жили.
    Выйдут охотники на промысел, за рыбой или за нерпой, а из моря выглянет
    морж,или морской медведь, или кит - перевернут лодку, а охотников на дно
    моря утащат.
    Боялись охотники моря, а уйти некуда было: и деды и прадеды их в тундре
    жили,путей в другие края не знали.
    Вот вышел как-то храбрый Вай к морю и сел на камешек.
    Утро ясное было, тихое, в небе - солнце тёплое. Вышел из чума и
    старик-отец -косточки на солнце погреть. Вай и говорит ему:
    - Хорошо сегодня на море. Хочу я на промысел сходить.
    - Что ты, Вай, не ходи,- отвечает отец,- у нас лодки хорошей нет. Наша
    узенькая,маленькая. На ней нельзя в море далеко пускаться.
    - Нет, отец, ничего. Я всё-таки пойду,- говорит Вай.
    - Ну ладно, иди,- отец отвечает,- коли ты такой храбрый. Только смотри,
    далеконе отплывай от берега. Сейчас тихо, а поднимется ветер - унесёт тебя в
    океан, аоттуда не выплывешь.
    - Ничего, у меня силы много,- сказал храбрый Вай. Взял он свой лук и
    стрелы,ножик взял, сел в лодочку и поехал по морю.
    Погода хорошая, тихая. Далеко отплыл Вай в море - берег уже еле-еле
    виден.
    Расхрабрился он и стал ветра просить:
    - Ветер, ветер, подуй посильнее!
    А ветер и услышал. Как подул, побежали по морю волны, закачало
    маленькую лодку,стало с волны на волну перебрасывать.
    Схватился Вай за вёсла, гребёт, старается, а ветер его всё дальше и
    дальше отземли уносит. Скрылся берег из глаз, кругом только море - чёрное,
    страшное...
    Три дня носило лодку по морю. На четвёртый день стал ветер стихать. А
    Вай сидитв лодке, крепко вёсла руками держит, сам песню поёт.
    Утихло море, стали вокруг лодки нерпы носы из воды высовывать.
    Убил Вай одну нерпу, убил вторую. За второй ещё две приплыли.
    Десять нерп убил Вай, сложил их в лодку, гребёт и радуется:
    - Ничего, что долго из дому пропадал. Зато промысел удачный.
    А море словно услышало. Вдруг зафыркал кто-то возле самой лодки.
    Глядит Вай, а у борта большой чёрный морж показался. И клыков у этого
    моржа недва, а четыре.
    Зацепился морж клыками за лодку, круглыми глазами на Вая смотрит.
    Неприятностало Ваю.
    - Отойди, не тронь меня,- говорит Вай моржу,- я человек сердитый.
    А морж словно и не слышит, всей тушей на лодку наваливается, опрокинуть
    еёхочет.
    Схватил храбрый Вай моржа одной рукой за клыки, а другой рукой со всей
    силы покруглой голове стукнул. Шлёпнул морж лапами по воде и утонул.
    Плывёт Вай дальше, хорошему промыслу радуется.
    И вдруг снова слышит - фыркает кто-то возле борта лодки. Оглянулся Вай,
    а этоогромный морской медведь прямо к лодке плывёт. Подплывает медведь,
    кладёт лапуна борт лодки - опрокинуть лодку хочет, Вая в воду стащить и
    съесть.
    Говорит храбрый Вай медведю:
    - Отойди, голубчик, не дразни меня. Я человек сердитый: стукнуть тебя
    кулакоммогу.
    А медведь словно и не понимает. Лезет в лодку, ревёт, до Вая добраться
    поскореехочет. Никаких слов медведь не слушает.
    Видит Вай - делать нечего.
    Схватил он медведя одной рукой за ухо, а другой как стукнет по мохнатой
    голове.
    "Надо скорее домой торопиться, как бы ещё кто не пристал",- думает Вай.
    Изо всехсил налёг он на вёсла.
    Вдруг вокруг Вая темно, как ночью, сделалось, солнце словно за тучу
    зашло.
    Поднимает Вай голову и видит - в седой пене прямо перед ним громадный
    чёрныйкит, да не простой кит, а с гребешком на голове, всем китам кит.
    Смотрит китпрямо в глаза Ваю и ревёт человечьим голосом:
    - Пропал ты теперь, Вай. Не отпущу я тебя живым. Ни отец, ни дед твой
    никогдатакими дерзкими не были, всегда моря боялись. Пришёл теперь твой
    конец.
    Испугался храбрый Вай, только виду не показывает. Смотрит на кита и
    говорит:
    - Хорошо, только давай сначала с тобой поборемся. Коли ты меня
    одолеешь - ешьменя, и отца, и всех наших оленей. А коли я тебя одолею -
    перестанешь ты нашеморе волновать и охотников губить. Согласен? До трёх раз
    бороться будем.
    Подумал кит и говорит:
    - Согласен. А как же мы поборемся?
    - А вот как,- говорит храбрый Вай,- видишь, берег вдалеке и чум наш на
    берегустоит. Кто первый до чума доберётся, тот и победит.
    - Хорошо,- говорит кит,- попробуем.
    И вот пустились они наперегонки. У Вая лодочка маленькая, узкая.
    Схватился Вайза вёсла, приналёг - полетела лодочка, как стрела.
    А кит большой, тяжёлый, ему плыть труднее. Но всё-таки плывёт, не
    отстаёт отлодки.
    Изо всех сил гребёт Вай, видит - обгоняет его кит. Приплыл кит к берегу
    первым.
    Лёг на песок, кричит:
    - Проиграл Вай, я первый!
    Взмахнул Вай вёслами, врезалась лодка носом в песок. Соскочил Вай на
    берег,встал на порог чума и отвечает:
    - Не ты первый, а я. Уговор был: кто до чума доберётся, а не до берега.
    А тебена берег и не выйти.
    - Ну, хорошо,- говорит кит,- на этот раз пусть ты победил. Только наш
    спор стобой не кончен. Ещё два раза с тобой встретимся.
    Ушёл кит в море. А храбрый Вай вытащил нерп из лодки и побежал к отцу
    своюдобычу показывать.
    Долго ли, коротко ли - наступила весна. Отправился Вай вдоль по берегу,
    польдинам, на промысел. Долго шёл, устал, лёг на мягкий снег отдохнуть, да
    изаснул.
    Просыпается Вай - понять не может, где он. Плывёт он по морю на
    маленькойльдине. Испугался Вай.
    - Значит, это я на льдину лёг, а она от берега оторвалась и меня в море
    уносит.
    Но не такой был Вай, чтобы плакать со страху. Сел он на лёд и стал
    думать, кактеперь быть.
    И вдруг потемнело вокруг, словно солнце за тучу зашло. Глядит Вай -
    встал передним из воды громадный чёрный кит, с гребешком на голове, не
    простой кит, а всемкитам кит.
    Смотрит он на Вая и ревёт страшным голосом:
    - Вот ты мне и второй раз попался. Пришёл твой конец. Никак тебе теперь
    неспастись. Тебя съем, твоего отца съем и всех ваших оленей тоже съем.
    - А помнишь, мы до трёх раз бороться уговаривались? - говорит Вай.
    - Помню,- отвечает кит.
    - Смотри, вон там, в море, большой корабль с людьми плывёт. Разойдёмся
    мы стобой по морю в разные стороны. Куда поплывёт корабль - тот и выиграл.
    Согласен?
    - Хорошо, согласен,- говорит кит.
    Поплыл он в одну сторону, а Вая ветер понёс в другую.
    Глядят люди на корабле в подзорные трубы - плывёт льдина, а на льдине
    человек.
    Один совсем, и оружия с ним нет.
    - Смотрите, человек плывёт,- кричат матросы. А другие отвечают:
    - Ас этой стороны кита видно!
    - Человека спасать скорее надо! - кричат на корабле.
    Повернул корабль к льдине, поплыл и снял со льдины Вая, к берегу
    направился.
    Догнал кит корабль и говорит человечьим голосом:
    - Хорошо, храбрый Вай. Ещё раз мы с тобой встретимся - не уйдёшь от
    меня.
    Нырнул кит и ушёл под воду. А Вай домой к отцу вернулся.
    И в третий раз отправился храбрый Вай на промысел.
    Сел он в лодочку, только успел большие камни у мыса обогнуть, как
    опятьпотемнело небо, словно туча солнце закрыла, и встал перед Ваем из воды
    чёрныйкит, всем китам кит, пасть большая, глаза злые, на голове чёрный
    гребешок.
    Заревел кит изо всех сил:
    - Вот мы с тобой и в последний раз встретились!
    - Ну, что же, будем в последний раз бороться,- говорит Вай.- Давай по
    морюгоняться. Кто первый устанет, тот и проиграл. Согласен?
    - Да ведь ты проиграешь,- говорит кит,- ты долго грести не можешь. У
    тебя рукислабые, я сильнее.
    - А вот посмотрим,- отвечает Вай,- ты только говори: согласен?
    - Согласен,- говорит кит. Повернулся и поплыл в море. А Вай выскочил из
    лодки,вскочил киту на спину и уселся. Обернулся кит и говорит:
    - Ты куда влез? Слезай.
    - Да ведь не было уговору, что я в лодке буду по морю гоняться,-
    отвечает Вай,-вот ты плыви, а я на тебе кататься буду.
    Рассердился кит, стал вертеться, хвостом воду бить, а Вай крепко
    держится, никаккиту его со спины не сбросить. Таскал, таскал его кит по
    морю, наконец устал,замучился.
    - Слезай,- говорит,- с моей спины, надоел ты мне.
    - Устал? - спрашивает Вай.
    - Устал,- говорит кит.
    - Значит, проиграл?
    - Ну, проиграл,- говорит кит.
    - Так помни,- говорит Вай,- ты обещал, что больше наше море волновать
    не будешь,охотников губить не станешь.
    Махнул кит хвостом и ушёл глубоко-глубоко на дно моря.
    С тех пор охотники из тундры спокойно в море выходить стали. Помногу
    зверя били,мяса и шкур добывали.
    И никто с тех пор моря бояться не стал.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: