Исландские сказки | Сказки народов мира на YAXY.RU

ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Исландские сказки

    Великанша и шахматы (Trollskessan og taflid)

    В пещере в одной из гор жила-была великанша. Занималась она тем, что
    грабила людей по соседству.
    Поблизости жила одна видная женщина, и был у неё единственный сын. У
    неё были очень красивые шахматы, которые ей подарил ее покойный муж, и они
    ей очень нравились.
    Однажды она отправилась по делам вместе с сыном; в хижине же никого не
    осталось. Великанша проведала об этом и сразу же явилась, чтобы похитить
    шахматы, и унесла их с собой.
    Вскоре женщина пришла домой, увидела, что шахматы пропали, и сразу же
    догадалась, кто всему виной. Тогда она позвала своего сына, сказала ему,
    куда идти и пригрозила убить его, если он не принесет шахматы.
    Мальчик с рёвом отправился к пещере великанши, и когда та его увидела,
    то обрадовалась и сказала своей дочери:
    - Вон идет старухин мальчишка. Покуда меня не будет, сваришь его для
    меня, но перед этим вытяни сухожилия и привяжи их к ручке котла.
    Потом старуха ушла, а девочка решила перерезать мальчику горло. Но он
    попросил её сначала показать ему все старухины драгоценности, что она и
    сделала. Потом он сказал, что лучше бы им померяться силами в борьбе; и
    когда они стали бороться, вышло так, что она оказалась внизу. Тогда он
    выхватил у неё нож, перерезал ей горло, переоделся в её одежду и начал её
    варить.
    Сначала он не знал, как быть с сухожилиями, но потом ему пришла в
    голову хорошая мысль; он выскочил наружу к коню, который стоял поблизости,
    отрубил ему член и привязал к ручке котла. Тут старуха пришла домой и
    спросила:
    - Ты хорошо привязала мой кусок?
    - Да, - ответил мальчик, которого она приняла за свою дочь.
    Тогда она взяла свой кусок и сказала:
    - Хороший, только жёсткий.
    Потом она начала есть мясо и вдруг услышала голос из котла:
    - Ох, ох, мама, ты меня ешь, мама, ты меня ешь!
    Великанше стало так плохо, что она с воем бросилась наружу, но второпях
    упала и сломала себе шею.
    Мальчик же ушел из пещеры, взяв с собой столько всякой всячины, сколько
    мог унести, и среди всего этого добра оказались и шахматы. На этом сказка
    кончается.
    (C) Перевёл с исландского Крю Глазьев

    Глубоки проливы Исландии (Djupir eru Islands alar)

    Рассказывают, что однажды некая великанша решила перейти вброд из
    Норвегии в Исландию. Конечно, её предупредили, что на пути туда будут
    глубокие места, но она сказала другой великанше, своей соседке, которая
    хотела отговорить её от путешествия:
    - Глубоки проливы Исландии, однако их можно перейти вброд.
    Всё же она слышала, что посреди моря есть такое глубокое место, что там
    промокла бы даже её макушка. После этого великанша пустилась в путь и пришла
    к этой впадине, которая пугала её больше всего. Тогда она собралась поймать
    корабль, который проплывал там, и держаться за него над проливом. Но
    великанша упустила корабль и одновременно споткнулась, погрузилась в воду и
    утонула. Её тело выбросило на берег в Ройдасанде, и оно было такое огромное,
    что всадник на лошади не мог достать плетью до сгиба её колена, когда она
    лежала на берегу, мёртвая и неподвижная.
    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн

    Епископ Готтскаульк Жестокий

    Епископ Готтскаульк Жестокий был величайшим колдуном своей эпохи. Он
    снова овладел черной магией, которая не употреблялась со времен язычества, и
    написал книгу, которая называется "Красная кожа". Она была начертана
    золотыми буквами, и не было на свете книги прекраснее. Как и всякое
    колдовство, сказанное в ней было записано рунами. Епископ никому не давал
    эту книгу, и велел похоронить ее вместе с ним, и никому не передал свои
    знания. Поэтому он был чрезвычайно опасен: он мог затуманивать разум и мысли
    людей и заставлять их делать то, что ему вздумается.
    Он договорился с соглядатаями, чтобы те выведали, едят ли люди мясо в
    пост; и вскоре вышло так, что никому не хотелось попадаться им на глаза.
    Однако от одного из соглядатаев проку было больше, чем от остальных, потому
    что епископ научил его колдовству и среди прочего - делаться невидимым; но
    он научил его далеко не всему, так чтобы в случае чего легко с ним
    справиться. Как-то раз в Великий пост этот соглядатай пришел на хутор одного
    крестьянина и лег у окна; на улице было совершенно темно, и соглядатаю
    показалось, что ему нет нужды делаться невидимым. Однако тот крестьянин был
    сообразительнее прочих: он увидел, что соглядатай пришел и лег у окна. Тогда
    он спросил свою жену, где тот жирный овечий бок, который они оставили во
    вторник перед Великим постом. Жена испугалась и спросила, зачем он ему. Он
    ответил, чтобы она не тревожилась об этом, и велел ей принести бок. Жена не
    посмела ослушаться и сделала, как ей было велено. Тогда крестьянин взял бок
    и сказал: "Какой хороший, жирный кусок!" Потом он взял острый нож, поднял
    бок и пронзил его насквозь. Свет горел тускло, и соглядатай подвинулся ближе
    к окну, чтобы получше разглядеть, что происходит в доме. Крестьянин стал
    неторопливо приближаться к окну. Он нёс бок перед собой и рассматривал его
    со всех сторон, но так чтобы соглядатай не увидел ножа. Внезапно крестьянин
    повернулся к окну и ударил ножом, который был в мясе, так что тот глубоко
    вонзился в глаз незваному гостю, и сказал: "Отнеси этот кусок тому, кто тебя
    послал". Соглядатай громко закричал и упал вниз. Ему пришлось рассказать
    крестьянину всю правду, а потом он умер в страшных муках. Крестьянин сообщил
    об этом деле лагману Йоуну Сигмюндссону. Они вместе пришли к епископу, когда
    тот их не ждал - ещё до того, как он узнал о судьбе своего человека. Хотя он
    и отрицал, что повинен в случившемся, он все же рассудил, что самым разумным
    будет заплатить крестьянину большую сумму денег, а лагман Йоун вынес решение
    о том, что человек, который был у окна, не имел никаких прав.
    С тех пор епископу не оставалось ничего иного, кроме как запугивать
    крестьян и заставлять их платить ему, если он с помощью колдовства узнавал,
    что они не соблюдали пост, и убивать заклинаниями их скот, если они не
    подчинялись ему. Однако он никогда не ссорился с тем крестьянином, который
    убил его соглядатая, потому что помнил, как его там встретили; но он
    преследовал лагмана Йоуна за то, что тот поддержал крестьянина, и не
    оставлял его в покое, пока не причинил ему большой ущерб. От огорчения Йоун
    тяжело заболел и в день своей смерти вызвал епископа на суд Божий. И хотя
    епископ был сведущ в колдовстве, он не смог увидеть, как же так вышло, что
    кто-то оказался сильнее его.

    (C) 2005 Виктор Генке, перевод с исландского
    Из сборника исландских сказок Йоуна Аурнасона

    Королевский сын Асмунд и его сестра Сигни (Asmundur kongsson og Signy systir
    hans)

    Однажды в некой стране правил король. Он был женат, и у него с женой
    было два ребёнка, сын и дочь. Его сына звали Асмунд, а дочь - Сигни. Они
    были лучшими из королевских детей, которые были известны людям в те времена,
    и они изучили все искусства, которые полагалось знать королевским детям. Они
    выросли у своего отца в большой милости.
    Король подарил своему сыну Асмунду два дуба, которые стояли в лесу. Для
    забавы он выдолбил их и сделал внутри комнаты. Часто Сигни ходила с ним и
    восхищалась дубами. Её хотелось владеть ими вместе с ним. Он позволил ей
    это, и она носила туда различные драгоценности, которые давала ей её мать.
    Однажды их отец отправился в поход, а королева тем временем заболела и
    умерла. Тогда брат и сестра пошли в лес и поселились в дубах. У них были с
    собой запасы на целый год.
    Теперь расскажем о том, что в другой стране правил один король. У него
    был сын, которого звали Хринг. Хринг услышал о красоте Сигни и решил просить
    её руки. Он взял у своего отца корабль для путешествия. Ему дул попутный
    ветер, и он приплыл в ту страну, где жила Сигни.
    Но когда он собрался идти к дворцу, он увидел женщину, которая шла
    навстречу, необычайно красивую, что он никогда не видел подобной. Он
    спросил, кто она такая, а она ответила, что она королевская дочь Сигни. Он
    спросил, почему она гуляет одна. Она сказала, что горюет по своей матери, а
    её отца ещё нет дома.
    Королевский сын рассказал, какое у него к ней дело, что он здесь для
    того, чтобы жениться на ней. Она хорошо это приняла, но попросила его идти к
    кораблям, а ей ещё нужно в лес. Она пошла к дубам, вырвала их с корнями,
    затем положила один на спину, а другой перед собой, принесла их к морю и
    погрузила на корабль.
    Она сделалась как раньше красивой и сказала королевскому сыну, что это
    её багаж, а другого имущества у неё нет. Они поплыли домой, и его родители и
    сестра очень радовались за него. Он привёл Сигни в красивый замок и велел
    посадить дубы перед окнами.
    Спустя полмесяца он пришёл к ней и сказал, что хотел бы жениться на
    ней, и принёс заодно много прекрасной ткани для свадебных нарядов им обоим,
    и она должна сшить их.
    Когда он ушёл, она бросила ткань на пол, зашумела, превратилась в
    отвратительную великаншу и сказала, что не знает, как сделать такие платья,
    потому что она ничем никогда не занималась, кроме как ела человеческое мясо
    и грызла лошадиные кости. Она зашумела ещё больше и сказала, что умрёт от
    города, если не придёт её брат Ярнхойс (Железный Череп) с ящиком, как он
    обещал.
    Но в это время три доски в полу замка раскрылись и оттуда вышел великан
    с очень большим ящиком. Они вдвоём открыли ящик, и он был наполнен
    человеческими телами. Они проглотили их, и её брат ушёл вниз тем же путём, и
    в полу не осталось никаких следов хода. Насытившись, она зашумела ещё
    больше, чем раньше, схватила ткань и хотела её разорвать в клочья.
    Теперь расскажем о королевских детях, которые были в дубах и всё это
    видели. Асмунд попросил Сигни выйти из дуба и взять эту ткань, чем днём и
    ночью слышать этот дикий шум.
    Сигни сделала так. За шесть дней она сшила платья, как только могла,
    потом вышла с ними и положила их на стол. Великанша обрадовалась этому.
    Вот королевский сын пришёл к ней, и она отдала ему платья. Он
    восхитился её рукоделию, и они нежно расстались.
    Великанша вела себя как и раньше, пока не пришёл Ярнхойс. Теперь Асмунд
    видел всё это вхождение, пошёл к королевскому сыну и пригласил его
    посмотреть днём на забаву, которая происходит в замке новоприбывшей
    королевской дочери. Он удивился, услышав такое о своей невесте.
    Они вдвоём пошли и спрятались так, чтобы можно было наблюдать за ней.
    Она неистовствовала, как раньше, и сказала Ярнхойсу, когда он пришёл:
    - Когда я выйду замуж за королевского сына, я заживу лучше, чем сейчас.
    Тогда я убью весь этот сброд во дворце и приглашу сюда мой род, и тогда, я
    думаю, тролли полюбят меня и моего мужа.
    Королевский сын так разгневался из-за этого, что поджёг замок, и тот
    сгорел дотла. Теперь Асмунд рассказал ему всё о дубах, и он очень удивился
    красоте Сигни и тому, что они были внутри. Он посватал Сигни, сестру
    Асмунда, а Асмунд - сестру Хринга. Сыграли обе свадьбы. Асмунд вернулся
    домой к своему отцу. Зятья получили государства после своих отцов и правили
    до старости. И так заканчивается эта история.
    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Модольв с Горы Модольва (Modolfur i Modolfsfelli)

    Гора Модольва - так называется одна вершина у Озёрной Расселины, в
    горах по соседству. Там есть пещера, вход в которую сейчас завален.
    В этой пещере в давние времена жил некий тролль, которого звали
    Модольв, и эта гора носит его имя. Он околдовал одну женщину из тех мест.
    Они начали жить вместе и очень полюбили друг друга. Женщина понесла, но плод
    был так велик, что она не смогла разрешиться и умерла от родов.
    Ночью Модольв перенёс её тело к церкви на Лозняковом Болоте - гроб был
    искусно сделан; одним утром, когда люди поднялись, он стоял перед дверями
    церкви, и рядом лежали медное кольцо и палочка с рунами, которая
    рассказывала, что случилось - и дал церкви это кольцо в плату за погребение.
    Тело было похоронено у церкви Лознякового Болота, и с тех пор это
    кольцо там в двери церкви. А о Модольве рассказывают, что он вернулся в свою
    пещеру и умер там от горя.
    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Монета в два скильдинга (Tiskildingurinn)

    Говорят, что тот, кто закопает в земле серебро, обязательно станет
    призраком, чтобы забавляться с ним. Как-то раз два человека, путешествуя с
    юга на север, разговорились об этом. Один утверждал, что это неправда.
    Другой говорил, что всё же немного верит в это.
    Они спорили, пока тот, кто не верил, не вынул из своего кошелька монету
    в два скильдинга и закопал её в кочку на приметном месте, сказав:
    - Вряд ли я вернусь к вот этой монете.
    Другой ответил, чтобы он не зарекался, на этом они закончили беседу и
    продолжили своё путешествие.
    Больше о них не рассказывается до тех пор, пока много лет спустя оба
    они не поселились недалеко друг от друга. Оба они давно совсем забыли о
    монете.
    Тогда тот, кто закопал два скильдинга, заболел, и сразу же ему
    вспомнилась эта монета, и чем хуже ему становилось, тем больше он о ней
    думал. Когда он почувствовал, что умирает, то послал к своему старому
    товарищу и попросил его как можно быстрее отправляться в путь и найти
    монету, которую он закопал в кочке.
    Тот словно пробудился от сна. Он сказал, что не удивлён, как можно
    скорее собрался, взял в дорогу двух лошадей и не останавливался, пока не
    приехал к той кочке. Он увидел вокруг кочки тёмно-синий дым. Некоторые
    говорят, что ему привиделось человеческое сердце, бьющееся в кочке. Он
    достал из кочки монету, и тогда это всё пропало.
    Вернувшись домой, он узнал, что его друг скончался. Тот умер в то
    время, когда он подошёл к кочке, или чуть раньше.
    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн

    О мастере Илльхуги (Af Illuga smid)

    В одно и тоже время в Епископском Междуречье жило двое мастеров, умения
    которых весьма отличались друг от друга. Одним из них был бонд Эйрик
    Мелькьёрссон с Бергова Двора. Он сделал модель солнечной системы, но умер до
    того, как закончил механизм, который приводил всё в движение.
    Другим был бонд Илльхуги из Друмбоддсстадира. Он был очень искусен в
    обработке железа, но особенно - дерева. Он никогда не использовал рубанок, а
    для всего применял топор.
    Как-то раз он был ночью на хуторе, и там же был один учёный столяр.
    Вечером их попросили сделать корыто для молока. У Илльхуги не было с собой
    инструментов, кроме топора и сверла. У столяра были все инструменты, которые
    он обычно применял. Они начали соревноваться, и столяр оказался чуть
    впереди. Затем в корыта налили воду, и корыто столяра дало течь, а корыто
    Илльхуги - нет.
    Илльхуги старательно делал всё, что требовалось в Скаульхольте.
    Рассказывают, он сделал топор лесоруба из секиры "Великанша Боя", которая
    принадлежала Скарпхедину. В последний раз её использовали для казни в
    Скаульхольте. Некоторые говорят, что Илльхуги сделал из неё двенадцать
    топоров, другие - что меньше, и это более вероятно. Ещё рассказывают, что
    эта секира была увезена из страны последней из всего оружия.
    Илльхуги был одним из лучших корабельщиков в своё время, но он был
    очень требователен к материалу и, казалось, предвидел будущее. Как-то раз он
    пришёл туда, где люди делали корабль. Он сказал им:
    - Вы не очень внимательны, раз берёте для корабля "ветренный" дуб.
    Они не придали этому значения. На корабль налетел ветер, и он разбился
    на куски.
    Однажды, как часто бывало, его позвали делать корабль, и едва ему
    принесли материал для киля, он сказал:
    - Это "кровавый" дуб; и не хочу делать корабль из этого дерева.
    На это не обратили внимание, и ему пришлось использовать это дерево.
    Тогда он сказал:
    - Из этого корабля получится утлая лодчонка, но всё же я сделаю так,
    чтобы киль никогда не отвалился.
    Этот корабль раскололся в море.
    Илльхуги говорил, что не знает в Исландии кладбища, на котором менее
    всего хотел бы лежать, чем в Стаде в Гриндавике, но так, однако, положено
    судьбой. И как-то раз его позвали делать корабль в Гриндавик, и он сказал,
    что делает это по принуждению.
    Он объяснил, что этому есть три причины: первая - что корабль станет
    утлой лодчонкой; вторая - что это будет самый последний корабль, который он
    делал; а третью он не назвал. Когда корабль был полностью готов, Илльхуги
    заболел и умер, и его похоронили в Стаде. Его пророчество относительо
    корабля подтвердилось.
    Сыном Илльхуги был Ёрунд, отец бонда Торстейна из Брунавадлакота,
    которому Готтсвейн Готтсвейнссон отрезал руку, отца Эйнара из Мирархуса (или
    Паульсхуса) на мысе Сельтьярнарнес и его братьев. Сейчас они уже выросли и
    отличные мастера, как и все их предки.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Пастух из Гримстунги (Smalinn i Grimstungum)

    В Гримстунге жил-был пастух, шустрый и работящий. Один раз он
    недосчитался овец, пошёл искать их на пустошь и нашёл, но в то же время он
    увидел бегущую к нему тролля-скессу. Она быстро приблизилась к нему,
    схватила и отнесла его в своё логово.
    Там была её старая и очень безобразная мать. Они очень хорошо
    относились к нему, но ему там не нравилось, хотя он не видел никакого
    способа убежать от них.
    Летом они ломали хворост для костра, а в рождественскую ночь обе они
    сказали ему развести огонь под горшком с мясом и притворились спящими. Он
    громко шуршал хворостом, чтобы проверить, спят ли они, потому что не поверил
    им. На вторую ночь рождества они велели ему заниматься тем же самым. Он
    заметил, что старуха спит крепко, а её дочь - нет. На третью ночь рождества
    всё прошло точно так же. Они обе крепко уснули.
    Тогда он тотчас вскочил и побежал прочь. Пастух не останавливался, пока
    не пришёл в Гримстунгу. К нему подбежал какой-то юноша, но он сразу же
    отправился на колокольню и принялся яростно звонить, чтобы все вышли. А
    скесса пришла на склон выше хутора и уселась там. Он торопливо рассказал о
    своих приключениях.
    Когда рассвело, скессу нашли наверху склона, она была мёртвая. Бедняга
    умерла от родов. Пастух после этого очень прославился. Он долго жил в
    Гримстунге, и священник выдал за него свою дочь.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Призрак и табачный кисет (Draugurinn og tobakskyllirinn)

    Однажды на одном хуторе умер человек. Он был курильщик и оставил после
    себя немного табака в кисете.
    На этом хуторе жила старуха. Она любила нюхать табак. Она забрала кисет
    с табаком и вечером, ложась спать в своей комнате, положила его под подушку.
    Старуха быстро уснула, но внезапно проснулась от того, что туда пришёл
    мертвец, который рукой пытался достать кисет из-под подушки.
    Старуха не испугалась и сказала:
    - Ты никогда не получишь этот табак, тебе теперь с ним нечего делать.
    На этом он отступил, а она взяла кисет и засунула его дальше под
    подушку, повернулась к стене и заснула.
    Но неожиданно старуха снова проснулась оттого, что мертвец нашаривал
    кисет под ней, и тогда она сказала:
    - Тебе все не покоится. Убирайся прочь, потому что ты никогда не
    получишь этот кисет.
    Она привстала, высморкалась, взяла из кисета изрядную понюшку,
    совершенно голая поднялась на ноги и запихнула его между балками под
    потолком так высоко, как только могла достать, а призрак тем временем исчез.
    Старуха улеглась, повернулась к краю кровати и немного задремала, а
    когда проснулась, то увидела, что привидение стоит на краю кровати и тянется
    к балке.
    Тогда сказала старуха:
    - А ты забавен, извращенец, но всё же ты никогда не получишь этот
    кисет.
    Она вскочила на ноги, столкнула его с края кровати, а из кисета взяла
    добрую понюшку, затем улеглась на кровать и положила его под свою подмышку,
    и тогда привидение исчезло насовсем.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Призрак с Пьетурсей (Vofan i Petursey)

    На людской памяти случалось так, что с хутора на Пьетурсей непонятным
    образом исчезали подростки. Иногда они находились, но порой они тонули в
    реке, которая называется Козлиная Река. Она течёт восточнее недалеко от
    Пьетурсей, так что пастбища упомянутого хутора расположены вдоль этой реки.
    Тогда на Пьетурсей жила девочка (эта женщина сейчас ещё жива).
    Случилось так, что женщины на Пьетурсей, по обычаю, варили ночью мясо к
    Рождеству. Тогда эта девочка решила пойти к соседке, которая жила в
    следующем доме по этой же улице и которая обычно угощала её.
    Было темно. Когда девочка была у дверей, собираясь войти, она увидела
    какого-то большого парня, который приближался. Подойдя к девочке, призрак
    внезапно протянул к ней руки. Он схватил её и дважды или трижды придавил
    девочку к мостовой, а затем отпустил её и исчез. Но девочка не пострадала.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Происхождение скрытого народа

    Однажды всемогущий Бог пришел к Адаму и Еве. Они хорошо приняли Его и
    показали Ему все, что было у них в доме. Они также привели к Нему своих
    детей, которые показались Ему подающими надежды. Он спросил Еву, нет ли у
    нее других детей, кроме тех, что она Ему показала. Она ответила, что нет. Но
    на самом деле она не успела домыть некоторых детей и стыдилась показать их
    Богу, и поэтому спрятала их. Бог знал об этом и сказал: "То, чему должно
    быть скрытым от Меня, да будет скрыто и от людей". Те дети сделались
    невидимыми для людских глаз, и стали жить в горах и холмах, в пригорках и
    камнях. От них произошли эльфы, а люди произошли от детей, которых Ева
    показала Богу. Люди никогда не видят эльфов, если те сами этого не хотят, а
    эльфы видят людей и могут делать так, чтобы люди их видели.

    Huldumanna genesis

    Einhverju sinni kom gud almattugur til Adams og Evu. Fognudu pau honum
    vel og syndu honum allt, sem pau attu innan stokks. Dau syndu honum lika
    bornin sin, og potti honum pau allefnileg. Hann spurdi Evu, hvort pau aettu
    ekki fleiri born en pau, sem hun var buin ad syna honum. Hun sagdi nei. En
    svo stod a, ad Eva hafdi ekki verid buin ad pvo sumum bornunum og fyrirvardi
    sig pvi ad lata gud sja pau og skaut peim fyrir pa sok undan. Detta vissi
    gud og segir: "Dad, sem a ad vera hulid fyrir mer, skal vera hulid fyrir
    monnum." Dessi born urdu nu monnum osjaanleg og bjuggu i holtum og haedum,
    holum og steinum. Dadan eru alfar komnir, en mennirnir eru komnir af peim
    bornum Evu, sem hun syndi gudi. Mennskir menn geta aldrei se alfa, nema peir
    vilji sjalfir, pvi peir geta sed menn og latid menn sja sig.

    (C) 2005 Виктор Генке, перевод с исландского
    Из сборника исландских сказок Йоуна Аурнасона

    Скотта из Хлейдраргарда (Hleidrargards-Skotta)

    [Image001]

    Около 1740-1770 годов жил в Хлейдраргарде на Островном Фьорде некий
    бонд по имени Сигурд сын Бьёрна. Он слыл мудрым и выдающимся человеком.
    Сказывают, что однажды ранней весной он, когда был ещё молод, поехал
    покупать рыбу на запад к подножию Ледника. Так случилось, что он и человек,
    с которым он торговал, не сговорились; из-за этого между ними возникла ссора
    и драка. Сигурд был сильным и решительным человеком, он перебросил
    противника через себя и нанёс ему несколько ударов. Этот человек сразу
    поднялся на ноги, погрозил Сигурду, сказав, что отплатит ему не позже чем
    через год, и ушёл прочь, а Сигурд вместе со своими товарищами вернулся домой
    и остался там.
    В это время в Коронном Дворе, ближайшем к Хлейдраргарду хуторе, жил
    человек по имени Хадль по прозвищу Сильный. Он был ясновидящим, часто видел
    призраков и общался с ними. Рассказывают, что осенью, после того лета, когда
    Сигурд ездил за рыбой, этот Хадль вечером стоял у своего сарая. Тут он
    увидел идущего по улице призрака в облике девушки. Она была мала ростом, в
    красной рубашке, светло-коричневой юбке до колен, в шапочке с кисточкой и
    без куртки.
    Едва девушка увидела Хадля, она хотела свернуть с дороги, но он
    загородил ей путь и спросил, кто она такая. Она сказала, что её зовут Сигга.
    Он спросил, откуда она пришла и куда идёт.
    Она ответила:
    - В Хлейдраргард.
    - Что ты собираешься там делать? - спросил он.
    - Убить Сигурда сына Бьёрна, - сказала она. Затем девушка побежала
    своей дорогой, так что искры засверкали из-под её пяток.
    В тот вечер Сигурд спал в своей кровати. Прямо над ней было окно. Люди
    в спальне бодрствовали.
    Внезапно Сигурд вскочил на ноги и спросил:
    - Кто меня звал?
    Ему ответили, что никто его не звал. Он опять лёг в постель, но, едва
    заснув, вскочил и сказал, что теперь-то его точно кто-то позвал. Ему
    сказали, что нет. Он снова лёг, но уже не заснул.
    Через некоторое время люди заметили, что он смотрит в окно и говорит:
    - А! Так ли это?
    Люди увидели, что он очень изменился в лице. Потом он вышел через двери
    спальни, и люди услышали, что он громко сказал:
    - Если здесь есть кто-нибудь, кто ищет Сигурда сына Бьёрна, то вот
    он! - и указал рукой на бедного мальчика по имени Хьяульмар, который сидел
    на скамье возле дверей спальни и чесал шерсть.
    Тотчас мальчика швырнуло со скамьи на пол; он катался, будто его душил
    кто-то ужасный и невидимый. Тогда принёс Сигурд прут и начал хлестать вокруг
    мальчика. Тогда мальчику стало легче, и Сигурд опять лёг в постель. Тело
    мальчика стало опухшим и разбитым. Такая беда происходила три или четыре
    раза за эту ночь и изредка с этого времени до начала зимы. Мальчик умер в
    одно из этих нападений, и его тело было очень опухшим и раздувшимся с явными
    чёрными следами пальцев привидения.
    После этого привидение преследовало Сигурда и его детей, так же как и
    всех людей из Хлейдраргарда. Ясновидящие люди часто видели эту девушку,
    которую прозвали Скоттой из Хлейдраргарда и которую узнавали по её шапочке с
    кисточкой. Обычно её видели на какой-нибудь балке, чаще всего в передней.
    Говорят, там она как-то содрала шкуру с кота.
    Сигурд всё время защищал себя, но она мало-помалу убила его скот и скот
    на соседнем хуторе. Туши были растерзанными, почерневшими и совсем
    несъедобными. Ей приписывали смерть одного человека, Сигурда с Мыса,
    хорошего бонда; у него начались судороги, и он от них умер.
    Когда дерзость её усилилась, а страх людей вырос, положение стало
    бедственным, но случилась удача. Люди рассказывали, что в приход пришёл
    некий нищий из-под Ледника, которого все называли Ледниковым Петуром. Он был
    весьма сведущ в колдовстве, и всегда был осторожен в этом искусстве.
    Сигурд из Хлейдраргарда был приветлив и услужлив, хорошо принял Петура
    и рассказал ему о том, что он не должен оставаться в его приходе, так как
    сюда было прислано приведение, которое причинило много вреда как Сигурду,
    так и другим, и наверное в конце концов доведёт его до смерти.
    Петур сказал, что поможет ему избавиться от этой нечисти, одной ночью
    отправился прочь, взяв с собой призрака, и сковал его под большим и прочным
    камнем на том месте между Гневной Рекой и Валльни в округе Грязного Хутора,
    что называется Тёплое Пастбище. Долгое время призрак не мог причинять вред,
    но по ночам часто слышался его вой, и никто из людей не гулял там
    поблизости, потому что у них портилось настроение, кружилась голова и даже в
    ясный день они могли сбиться с пути.
    В 1806-1810 годах священник с Грязного Хутора, которого звали
    преподобный Сигурд и который всё ещё жив, построил неподалёку от этого места
    пастушью хижину, потому что здесь было хорошее пастбище. В первую же ночь,
    когда в этом доме поселились, была убита одна овца, а позже - остальные.
    Люди узнали те же самые следы на тушах овец, что ранее оставляло привидение,
    и пришли к выводу, что его оковы начали слабеть. Постепенно овцы начали
    болеть и умирать по всему Островному Фьорду, это был мор, но долгое время
    люди ошибочно верили, что причиной этому было привидение.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн с помощью Халльдоры
    Трёйстадоуттир
    (C) Dytt af Tim Stridmann med hjalp Halldoru Traustadottur

    Тюленья шкура

    Как-то раз на востоке, в Мирдале, один человек шел вдоль скал на берегу
    моря, рано утром, когда все еще спали. Подойдя к какому-то гроту, он
    услышал, что там танцуют, а снаружи заметил несколько тюленьих шкур. Он взял
    одну из них, отнес к себе и запер ее в сундук.
    Днем он снова отправился к гроту. Там сидела красивая девушка,
    совершенно нагая, и плакала. Это был тюлень, чью шкуру забрал человек. Он
    дал девушке одежду, утешил ее и отвел в дом. Она привязалась к нему, но ни с
    кем больше не дружила. Часто она сидела и смотрела на море.
    Спустя какое-то время человек женился на ней. Они жили в согласии, и у
    них родились дети. Крестьянин так и хранил шкуру запертой в сундуке, а ключ
    держал при себе, куда бы ни отправился.
    Однажды, спустя много лет, он ушел в море, забыв ключ у себя под
    подушкой. Другие говорят, что крестьянин отправился на рождественскую мессу
    вместе со своими людьми, и что его жена болела и не могла пойти с ними;
    переодевшись, он забыл вынуть ключ из кармана своей повседневной одежды.
    Когда он вернулся, сундук был открыт, а его жена и тюленья шкура исчезли.
    Она взяла ключ, открыла из любопытства сундук и нашла шкуру. Тут она не
    смогла устоять перед искушением, простилась с детьми, надела шкуру и
    бросилась в море. Рассказывают, что перед этим она прошептала:
    Что же поделать мне,
    Семеро деток в море,
    Семеро на земле.
    Говорят, тот человек сильно горевал. Потом, когда он отправлялся ловить
    рыбу, какой-то тюлень все плавал вокруг его лодки, и казалось, что слезы
    текут из его глаз. С тех пор у того человека всегда был хороший улов и ему
    часто сопутствовала удача.
    Когда их дети гуляли по берегу, люди часто видели тюленя, который
    плавал в море недалеко от них - и когда они шли по твердой земле, и когда по
    краю воды - бросая им разноцветных рыбешек и красивые ракушки. Но их мать
    так никогда и не вернулась на землю.

    Selshamurinn

    Einu sinni var madur nokkur austur i Myrdal, sem gekk hja klettum vid
    sjo fram ad morgni dags fyrir fotaferd; hann kom ad hellisdyrum einum;
    heyrdi hann glaum og danslaeti inn i hellinn, en sa mjog marga selshami
    fyrir utan. Hann tok einn selshaminn med ser, bar hann heim og laesti hann
    ofan i kistu.
    Um daginn nokkru seinna kom hann aftur ad hellisdyrunum; sat par pa
    ungleg kona og lagleg; var hun allsber og gret mjog. Detta var selurinn, er
    atti haminn, er madurinn tok. Madurinn let stulkuna fa fot, huggadi hana og
    tok hana heim med ser. Var hun honum fylgisom, en felldi skap sitt midur vid
    adra. Oft sat hun samt og horfdi ut a sjoinn.
    Eftir nokkurn tima fekk madurinn hennar, og for vel a med peim og vard
    barna audid. Haminn geymdi bondi alltaf laestan nidur i kistu og hafdi
    lykilinn a ser, hvert sem hann for.
    Eftir morg ar reri hann eitt sinn og gleymdi lyklinum heima undir
    koddabrun sinni. Adrir segja, ad bondi hafi farid med heimamonnum sinum til
    jolatida, en kona hans hafi verid lasin og ekki getad farid med honum; hafi
    honum gleymst ad taka lykilinn ur vasanum a hverndagsfotum sinum pegar hann
    hafdi fataskipti; en pegar hann kom heim aftur, var kistan opin, konan og
    hamurinn horfin.
    Hafdi hun tekid lykilinn og forvitnast i kistuna og fundid par haminn;
    gat hun pa ekki stadist freistinguna, kvaddi born sin, for i haminn og
    steyptist i sjoinn. Adur en konan steypti ser i sjoinn, er sagt hun hafi
    maelt petta fyrir munni ser:
    "Mer er um og o,
    eg a sjo born i sjo
    og sjo born a landi."
    Sagt er, ad manninum fellist mjog um petta. Degar madurinn reri sidan
    til fiskjar, var selur oft ad sveima i kringum skip hans, og var eins og tar
    rynnu af augum hans. Mjog var hann aflasaell upp fra pessu, og yms hopp baru
    upp a fjorur hans.
    Oft sau menn pad, ad pegar born peirra hjona gengu med
    sjavarstrondinni, synti par selur fyrir framan i sjonum, jafnframt sem pau
    gengu a landi ada i fjorunni, og kastadi upp til peirra marglitum fiskum og
    fallegum skeljum. En aldrei kom modir peirra aftur a land.

    (C) 2005 Виктор Генке, перевод с исландского
    Из сборника исландских сказок Йоуна Аурнасона

    Хельга дочь старика (Helga karlsdottir)

    Были однажды старик и старуха. Они жили в хижине. У них был один
    ребёнок - дочь, которую звали Хельга. Она была очень красивая.
    Вот пришло время, когда старуха почувствовала, что умрёт. Тогда она
    позвала к себе дочь и сказала, что порой её жизнь будет трудной, а она мало
    чем может ей помочь.
    - Но я хочу дать тебе вот это шило, - сказала старуха. - Оно умеет
    говорить "да", если тебе понадобится.
    Затем старуха умерла.
    Однажды вечером старик попросил свою дочь Хельгу лечь спать рядом с
    ним. Она не хотела этого, но он настаивал всё сильнее. Тогда она сказала,
    что забыла погасить огонь, и что ей это нужно сделать. Вот она пошла в
    кухню, воткнула в стену шило и приказала ему говорить "да", а сама выбежала
    в темноту. Старик звал свою дочь Хельгу, а шило откликалось, постоянно
    говоря "да". Старику это надоело, он вскочил и начал искать свою дочь. Не
    найдя её, он вернулся домой и больше его не будет в этом рассказе.
    Как рассказывают о Хельге, она убежала в лес и шла всю ночь. Когда
    рассвело, она пришла к маленькому и красивому дому. Она вошла внутрь и
    увидела человека, который играл сам с собой в шашки. Человек пригласил её
    войти и сказал, что для неё самое правильное - остаться здесь у него и
    прислуживать ему, ведь он жил один. Хельга согласилась. Она спросила, как
    его зовут, и он ответил, что Херройд.
    Так прошло некоторое время, и Хельга забеременела. Днём Херройд был на
    охоте, а ночью - дома. Чем ближе было рождение ребёнка, Херройд приходил
    домой всё позже и позже, и одним вечером он не пришёл вовсе. Тогда Хельга
    почувствовала слабость и заснула.
    Ей приснилось, что к ней пришла её мать и сказала:
    - Сейчас Херройд готов изменить тебе - великанша околдовала его, чтобы
    он задумал жениться на ней. Сейчас же выходи из дома, надев башмаки задом
    наперёд, и иди в землянку, которая недалеко отсюда. Эта великанша жаждет
    твоей смерти.
    После этого Хельга проснулась, надела башмаки задом наперёд и пошла в
    землянку. Вскорости пришла собака, которая искала Хельгу, обнюхивая следы,
    но ничего не нашла и с этим убежала. Затем Хельга услышала сильный шум и
    грохот. Через щель в землянке она увидела, что это великанша. Та рыскала
    взад и вперёд по следам, но тоже не смогла её найти и ушла прочь.
    После этого Хельга вышла из землянки и пошла в лес. Она долго шла, пока
    не пришла к ручью. Туда пришёл набрать воды какой-то ребёнок. Хельга
    положила в его ведро золотое кольцо.
    Вскоре к Хельге пришёл карлик. Он поблагодарил её за своего ребёнка и
    пригласил к себе домой. Они пришли к большому камню. Камень открылся, и они
    вошли внутрь. Там сидела жена карлика, которая тоже поблагодарила Хельгу за
    своего ребёнка. В этом камне Хельга и родила красивого мальчика.
    Карлик сказал Хельге:
    - Сегодня Херройд женится. Он собрался взять в жёны великаншу, и если
    ты хочешь оказаться на свадьбе, я помогу тебе попасть туда.
    Хельга сказала, что хочет пойти туда. Тогда карлик отвёл её к какой-то
    пещере. Там он набросил на неё плащ, чтобы её никто не увидел. Карлик сказал
    ей, что она должна проследить, что будет делать невеста каждый вечер, когда
    выйдет, а в самый последний вечер Хельга должна показать Херройду, что та
    будет делать, а пир будет продолжаться три дня. Напоследок карлик сказал,
    чтобы она позвала его, если понадобится, и с этими словами исчез.
    Вот Хельга оказалась на пиру, который проходил с огромной радостью и
    шумным весельем. На скамье невесты сидела милая и красивая новобрачная, не
    больше, чем обычная женщина. Херройд был очень весёлый.
    Вечером невеста вышла наружу, пожелав, чтобы её никто не сопровождал.
    Она отошла недалеко от пещеры, трижды обернулась вокруг и сказала:
    - Пусть я стану такой, как обычно.
    Она превратилась в большую великаншу и сказала:
    - Приди сюда трёхголовый великан, мой брат, с большим коробом, полным
    конским и человечьим мясом.
    Тогда пришёл великан с коробом, и они оба приступили к еде.
    Закончив, великанша трижды обернулась вокруг и сказала:
    - Пусть я стану такой, как была, - и тогда снова превратилась в милую
    девушку.
    Вторым вечером невеста поступила так же. Третьим вечером Хельга
    приблизилась к Херройду, он однако не узнал её, и привела его к великанше в
    то время, как она ела. Он очень побледнел, завязал у входа в пещеру петлю и
    вошёл внутрь.
    Войдя, невеста попала в петлю. Она позвала своего брата, и тогда пришёл
    огромный трёхголовый великан. Хельга позвала карлика и увидела, что
    прилетела птица, которая расколола великану череп, так что он тотчас умер. А
    невеста повесилась в петле, и когда она лежала мёртвой, то уже не казалась
    Херройду такой красивой.
    Теперь Херройд узнал Хельгу и обрадовался ей, попросил у неё прощения и
    сказал, что великанша околдовала его, чтобы он изменил ей. Херройд и Хельга
    отправились в свой дом в лесу и сыграли свадьбу. В день свадьбы карлик
    принёс их сына и положил его Хельге на колени, а Херройд хорошо вознаградил
    карлика за всю его помощь. Херройд и Хельга любили друг друга до старости и
    так заканчивается эта история.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Шум, гам и тролли в горах (Trunt, trunt og trollin i fjollunum)

    Как-то два человека пошли в горы собирать мох. Одной ночью они оба
    лежали в палатке. Один уснул, а другой бодрствовал. Тогда тот, который
    бодрствовал, увидел, что тот, который спал, выползает наружу. Он пошёл за
    ним, но с трудом поспевал так, чтобы расстояние между ними не увеличивалось.
    Человек поднялся на ледник. Тогда второй увидел огромную скессу, сидящую на
    вершине ледника. Она вела себя так: попеременно вытягивала руки и затем
    притягивала их к груди, и таким волшебным способом тащила к себе этого
    человека. Человек прыгнул прямо ей в объятия, и она убежала вместе с ним.
    Год спустя люди из его прихода пошли в горы собирать мох в тех же
    местах. Тогда он пришёл к ним, молчаливый и мрачный, так что с трудом от
    него добились слова. Люди спросили его, в кого он верит, и он ответил, что
    верит в бога.
    На второй год он снова пришёл к тем же собирателям мха. Тогда он был
    так похож на тролля, что наводил страх. Тем не менее его спросили, в кого он
    верит, но он ничего не ответил. В этот раз он провёл с людьми меньше
    времени, чем раньше.
    На третий год он ещё пришёл к людям, он тогда стал настоящим троллем и
    выглядел очень злобным. Кто-то, однако, отважился спросить у него, в кого он
    верит, а он ответил, что верит в "шум, гам и троллей в горах" и потом исчез.
    После этого он больше не появлялся, люди также не осмеливались несколько лет
    собирать мох на этом месте.

    (C) Перевёл с исландского Тим Стридманн
    Большое спасибо за помощь в переводе Халльдоре Трёйстадоуттир

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: