Белорусские народные сказки | Сказки народов мира на YAXY.RU

ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Белорусские народные сказки

    Синяя свита - Навыворот шита
    Как мужик с барином пообедал
    Как поп обманул Тараса однажды, а Тарас его дважды
    Мужик и черт
    Черт, медведь и заяц
    Синяя свита-налево сшита-соломенный колпак
    Почему волки колокольчика боятся
    Как бедняк обедал с барином
    Волк, собака и кот
    Как волка уму-разуму учили
    Козёл
    Легкий хлеб
    Мудрая девушка
    Ох и золотая табакерка
    Почему барсук и лиса в норах живут
    Разумная дочь

     

    Синяя свита - Навыворот шита

    Жил-был царь, который считался большим волшебником. Однажды разослал он
    по всему царству глашатаев.
    - Слушайте, люди! - кричали глашатаи. - Кто сумеет от царя спрятаться,
    тот получит полцарства!
    Нашёлся среди народа такой охотник по прозванию Синяя свита-Навыворот
    шита. Пришел он во дворец.
    - Я, - говорит, он царю, - могу так спрятаться, что ты меня не найдёшь.
    - Хорошо, - говорит царь. - Коли спрячешься - полцарства тебе, а нет -
    голова с плеч. Согласен?
    - Согласен.
    - Тогда распишись.
    Расписался Синяя свита-Навыворот шита и давай прятаться. Перед царем
    стоял добрым молодцем, по двору бежал чёрным соболем, под ворота лез белым
    горностаем, по полю летел серым зайцем.
    Бежал он, бежал и убежал за тридевять земель, в тридевятое царство. А в
    том царстве был большой-пребольшой луг. Прибежал заяц на тот луг и обернулся
    тремя разноцветными цветиками.
    Никого не послал царь следом за Синей свитой поглядеть, куда тот
    спрячется. На другой день поднялся царь, вынул из сундука свою волшебную
    книгу, раскрыл её и говорит:
    - Передо мной стоял добрым молодцем, по двору бежал черным соболем, под
    ворота лез белым горностаем, по полю летел серым зайцем. Убежал за тридевять
    земель, в тридевятое царство. Там, на большом-пребольшом лугу обернулся он
    тремя маленькими цветиками.
    Кликнул царь своих слуг и приказал им:
    - Ступайте в тридевятое царство да принесите с большого луга три
    цветика разноцветных!
    Сели царские слуги на коней и помчались в тридевятое царство.
    Прискакали на большой луг, сорвали цветики, завернули в платочек и
    воротились обратно к царю.
    Царь развернул платочек, и в миг перед ним предстал добрый молодец.
    - Ну, что, Синяя свита, спрятался ты от меня? - спросил царь.
    - Первый раз не смог. Дозволь мне, царь, ещё раз спрятаться.
    - Ладно, - дозволил царь. Синяя свита-Навыворот шита пред царем стоял
    добрым молодцем, по двору бежал чёрным соболем, под ворота лез белым
    горностаем, по полю летел серым зайцем, только уши торчат. Бежал он, бежал и
    прибежал за тридевять земель, в тридесятое царство. Остановился там на
    берегу мшистого озера. Сверху мох, а под ним вода. Нырнул он в озеро и
    обернулся рыбой-окунем. Добрался до самого дна и затаился там.
    Утром поднялся царь, достал свою волшебную книгу и говорит:
    - Передо мной стоял добрым молодцем, по двору бежал чёрным соболем, под
    ворота лез белым горностаем, по полю бежал серым зайцем, только одни уши его
    видел. Забежал он в тридесятое государство, обернулся рыбой-окунем и
    спрятался во мшистом озере, Кликнул царь своих слуг и приказал им:
    - Ступайте в тридесятое царство, очистите мшистое озеро от мха и
    поймайте там окуня!
    Так слуги и сделали. Добрались до тридесятого царства, отыскали озеро,
    очистили его ото мха, забросили невод в его глубокие воды и поймали
    рыбу-окуня. Завернули его в платочек и принесли царю.
    - Ну что, Синяя свита-Навыворот шита, спрятался ты от меня и во второй
    раз? -смеётся царь.
    А Синяя свита сделался опять человеком и говорит:
    - Дозволь, царь, спрятаться ещё раз! Царь был в хорошем расположении
    духа, махнул рукой и сказал:
    - Ладно, дозволяю!
    Синяя свита стоял перед царем добрым молодцем, по двору бежал черным
    соболем, под ворота лез белым горностаем, по полю бежал серым зайцем.
    Забежал он в тридесятое царство, где стоял такой старый дуб, что корнями в
    землю врос, а вершиной в небо упёрся. Взобрался на дуб, обернулся иголкой,
    укрылся под корой и притаился там.
    В это время, откуда ни возьмись, прилетела к дубу птица Нагай, нюхом
    учуяла, что под корой человек спрятался.
    - Кто здесь? - спрашивает птица Нагай.
    - Я - Синяя свита-Навыворот шита.
    - А что ты сюда забрался?
    - Прячусь.
    - От кого?
    - От царя-волшебника. Взялся я от него прятаться. Два раза он меня уже
    находил. Коли и в третий раз найдёт - голову мне отрубит.
    - Я тебе, молодец, помогу, - говорит птица Нагай.
    - Помоги, добрая птица. Век благодарен буду.
    Обратила его птица Нагай в крохотную блоху, взяла под крыло и полетела
    во дворец. Влетела она в открытое окошко царской спальни и положила блоху
    спящему царю в пазуху.
    Чуть свет поднялся царь, умылся, раскрыл волшебную книгу и говорит;
    - Передо мной стоял добрым молодцем, по двору бежал черным соболем, под
    ворота лез белым горностаем, по полю бежал серым зайцем. Забежал в
    тридесятое царство. Есть там высокий дуб, что корнями в землю врос, а
    вершиной в небо упёрся. Забрался он на тот дуб, обернулся иголкой и
    воткнулся в кору самой верхней ветки.
    Кликнул царь своих слуг и сказал им:
    - Ступайте, мои верные слуги, в тридесятое царство, спилите дуб и
    сожгите. В золе вы найдёте иголку и мне ту иголку принесёте.
    Так слуги и сделали. Нашли дуб, спилили его, порубили на дрова и
    сожгли, но никакой иголки в золе не отыскали. Приходят они, понурившись, к
    царю и говорят:
    - Не нашли мы иголки, нет Синей свиты.
    - Как так нет? - удивился царь. -Не может этого быть!
    - Нет, и всё, - говорят слуги. Высунулся царь в окошко, начал звать:
    - Эй, Синяя свита-Навыворот шита! Приказываю тебе явиться!
    А блоха под царской бородой отвечает тоненьким голоском:
    - Собери всех своих генералов, тогда и явлюсь!
    Слышит царь голос Синей свиты, а не знает, откуда он идёт. Стал он
    озираться по сторонам. Крутился, крутился, всюду заглядывал, нигде не увидел
    Синей свиты. Снова выглянул царь в окошко и закричал:
    - Синяя свита, покажись!
    - Не покажусь, - слышит он голос Синей свиты. - Собери своих генералов
    и отпиши при них мне полцарства. Вот тогда покажусь. А то обманешь - знаю я
    тебя!
    Делать нечего, собрал царь своих генералов и написал при них царский
    указ о том, что отдаёт Синей свите полцарства.
    - И печать поставь! - раздался голос Синей свиты.
    Как только царь поставил на указе царскую печать, выскочила маленькая
    блошка и обернулась добрым молодцем.
    - Вот и я! - сказал Синяя свита-Навыворот шита.
    Взял он указ, спрятал в карман и пошёл. С той поры перестал царь играть
    в прятки
    со своими подданными.

     

    Как мужик с барином пообедал

    Сидели раз мужики под ветлами, трубочки посасывали, про пана калякали.
    Он у них сердитый, скупой; у него, болтают, ковшика воды не допросишься. А
    один мужик и говорит:
    - Эх вы! Да я, если захочу, не то что воды выпрошу, а у пана пообедаю.
    Закричали мужики, заспорили:
    - Если ты не врёшь, у нашего пана пообедаешь, мы тебе пару волов дадим.
    Уж побились об заклад честь честью.
    Пришёл мужик к пану, поклонился низенько и говорит шёпотом:
    - Пане милостивый, никому я ничего не рассказывал, сразу к вам прибежал
    спросить: сделайте милость, пан, скажите, что бы стоил такой кусок золота?
    И показывает пану свой добрый мужицкий кулак.
    Разгорелись у пана на золото глаза.
    - Заходи, - говорит, - заходи, мужичок. А мужик в комнату зашёл, а всё
    своё твердит:
    - А скажите мне, пан Милостивый, а если б такой кусок, что б ему была
    за цена?
    Сложил два кулака и показывает. Задрожал тут пан от жадности и говорит:
    - Садись, мужичок, садись, выпей чарочку. А мужик ему:
    - Да ведь чарочку, пан милостивый, пьют-то под закусочку. А скажите,
    пане, если бы такой кусок?.. Да показывает на свою голову. Побелел тут пан,
    в ладони захлопал, кричит слугам:
    - Несите водочку да наливочку, да борщу, да галушечек! Садись, мужичок,
    пообедаем. Сел мужичок с паном, обедает. Пан аж горит, хочет знать, где тот
    кусок золота.
    А мужик панскую еду ест, причмокивает, - от веку такой не пробовал.
    Только прожевал, - пан за картуз:
    - Ну, веди, мужичок. Где это золото?
    А мужик трубку закурил, головой помотал:
    - Так что ж, паночек милостивый, у меня ведь его нету, этого золота...
    Я так спросил, что бы оно стоило, коли было бы.
    Рассердился пан, закричал на мужика:
    - Пошёл вон, дурень! Дурак клочьями! А мужик ему в ответ:
    - Эх, паночек милостивый, не так уж я глуп, не так бестолков, коли
    получил пару круторогих волов.

    Как поп обманул Тараса однажды, а Тарас его дважды

    Жил на свете бедный-пребедный мужичок, и была у него жена, а детей не
    было. Дожили они до того, что хлеба купить не на что.
    - Эх, жена,- говорит мужик,- поведем на базар последнюю коровенку,
    продадим да хлеба купим.

    Пошел мужик корову в город продавать, а навстречу ему из города
    священник с причтом.
    - Здравствуй, Тарас!
    - Здравствуй, батюшка!
    - Куда это ты, Тарас, козу ведешь?
    - Батюшка, это же корова!
    - Нет, светик, это коза, вот и дьякон тебе скажет.
    - Да, это коза! - говорит дьякон.

    Растерялся мужичок, а поп увещевает:
    - Брате Тарасе, продай мне эту козу, вот тебе три рубля!

    Нечего делать мужичку, продал он попу свою корову за три рубля,
    вернулся домой и говорит жене:
    - Какая ты глупая, вместо коровы козу мне на поводке дала.

    Напустилась на него жена.
    - Что ты, ума решился? Козы все дома, а коровы нетути.
    - Ну, баба, что делать? Я продал корову священнику, как-нибудь потом
    разберемся.

    Снова пришло воскресенье. Едет Тарас в город и знает, что священник с
    причтом обязательно зайдет в трактир отобедать. Подговорил он трактирщика:
    - Я выпью и закушу на гривенник, а ты говори, что на сто рублей.

    Сидят причетники с попом в соседнем номере и говорят между собой:
    - Каков наш мужик Тарас: за один обед сто рублей просадил! Мы вчетвером
    и то рублей десять истратим, а он сто рублей!

    Смотрят они в щелку: чем это Тарас будет расплачиваться. А Тарас втащил
    в трактир большущий колпак, аршина в полтора. Стукнул по колпаку:
    - Ну что, трактирщик, уплачено?
    - Уплачено сполна.

    Поп со своим причтом смотрят на это и диву даются.
    В другой раз стукнул Тарас по колпаку.
    - Будьте здоровы, пан трактирщик!
    В третий раз стукнул-говорит трактирщик:
    - Ну, молодец, Тарас, платить умеешь.

    Священник и говорит:
    - Братья причетники, купим у Тараса этот колпак: он пригодится нам -
    каждую поездку будет для нас даровой обед в трактире. Ты, дьякон, клади на
    кон двадцать пять рублей, дьячки положат вместе двадцать пять, а я один
    пятьдесят; за сто рублей, может, продаст колпак.

    Едет Тарас домой, догоняет его священник:
    - Знаешь что, Тарас? Продай нам этот колпак:
    он будет нас выручать. Сколько ты за него возьмешь? Мы согласны дать
    тебе пятьдесят рублей серебром.
    - Нет, батюшка, никак нельзя отцовское благословение в чужие руки
    отдавать: хоть изредка случится в городе быть, так вволю попью-погуляю.
    - Послушай, Тарас, вот тебе сто рублей серебром.
    - Нет уж, батюшка, если хотите купить, то продам за сто пятьдесят
    рублей.
    - Ну, причетники,- говорит священник,- покупаем, а то кто-нибудь дороже
    даст.

    Купили они колпак за сто пятьдесят рублей. Приезжает Тарас домой и
    говорит жене:
    - Ну, хозяйка, ругала ты меня, что я корову за, три рубля продал, зато
    теперь продал я свой колпак за сто пятьдесят рублей.

    Стал Тарас хозяйством обзаводиться, а священник ждет не дождется
    праздника, чтобы поехать в город на дармовой обед. Поехали причетники с
    женами и няньками и с детьми в город. Заказывают трактирщику:
    - Дай-ка нам на двести рублей попить-погулять. Трактирщик рад
    стараться: подал разных кушаний и напитков на двести рублей. А как только
    отобедали:
    - Ну, батюшка, пожалуйте расчет! Батюшка вылазит из-за стола:
    - Сейчас, господин трактирщик! Принес пономарь со двора колпак. Стукнул
    священник по колпаку ладонью. ,
    - Ну как, в расчете, трактирщик?
    - Нет, поп, давай деньги!

    Священник передал колпак дьякону, чтобы дьякон ударил по колпаку.
    Дьякон бил-бил, а трактирщик по-прежнему расчет спрашивает. Все причетники
    лупили кулачищами по колпаку, а трактирщик знай свое твердит:
    - Давай деньги!

    Стали складчину собирать причетники, заняли денег у знакомых и
    заплатили трактирщику.

    Тарас года за два прожил полученные за колпак деньги, а потом и говорит
    жене:
    - Вот что, баба! Ложись-ка на лавку да смотри не шевелись, а я поеду за
    священником, скажу ему:
    "Батюшка, пожалуйте исповедовать: моя хозяйка очень больна".

    Приезжает мужик к священнику.
    - Ну, зачем ты приехал?
    - Сделайте милость, батюшка, пожалуйте исповедовать: хозяйка умирает.

    Собрался поп и поехал с Тарасом. Входят в хату, а хозяйка лежит уже
    мертвая, прибранная.
    - Батюшка,- говорит Тарас,- благословите вы меня! Есть у меня старинная
    дубина (еще от сотворения мира), я огрею жену три раза этой дубиной, она
    сразу оживет.
    - Ну, коли эта дубина еще от дедов-прадедов сохраняется - благословляю!

    Батюшка со страху вышел в сени, а Тарас ударил три раза дубиной по
    лавке. Жена мужика зашевелилась, застонала. Удивился батюшка, что человек
    ожил. Входит он в хату, а баба уже сидит на лавке и покачивается. Тарас
    поднес ей ковшик холодной водицы, она и вовсе очухалась.

    Батюшка похвалил Тараса и поехал домой. В тот же день собрал он свой
    причт и рассказал ему о диковинном воскресении жены мужика.
    - Вот кабы нам эту дубину купить; как мы постоянно на похороны ездим,
    то оживляли бы этой дубиной покойников. Давайте сложимся и купим у мужика
    дубину.
    - А вы, батюшка, съездите поторгуйтесь.
    - Нет, поедем все вместе к нему.

    Приезжают они к Тарасу.
    - Не продашь ли, Тарас, дубину, которая людей оживляет?
    - Продам.
    - Сколько возьмешь за нее?
    - Ах, батюшка, дайте пятьсот рублей.

    Стали причетники совещаться.
    Поп говорит складываемся, я двести пятьдесят рублей, а вы, причт,
    втроем двести пятьдесят.

    Отдали деньги мужику и забрали с собой дубину. Только они приехали
    домой - навстречу им купец богатый.
    - Батюшка, у меня сегодня жена умерла, побеспокойтесь тело схоронить.
    - Сейчас, господин купец, приедем.

    Быстро собрались они, взяли с собой дубину. Приезжают, лежит на столе
    тело. Говорит поп дьякону:
    - О, о, мы ее воскресим! Тащи-ка, пономарь, дубину!

    Удивляется купец, зачем пономарь дубину несет. Ударили причетники
    мертвую купчиху три раза - не оживает. Доложили родственники купцу о таком
    надругательстве над покойницей. Купец подал жалобу начальству, что
    причетники усопшую купчиху так побили. Вот и потащили их всех недолго думая
    в суд на расправу.

    Мужик и черт

    Жил один мужичок. И такой он был работяга по топорной части - значит,
    плотник.
    Вот ставил он одному хозяину дом, а уж к нему приходит другой и просит:
    - Приходи, брат, ко мне, когда тут закончишь.

    А идти до другой деревни надо было верст пять или шесть. Вот он
    закончил работу, рассчитался и пошел.

    Прошел он без малого версты три, а навстречу ему черт:
    - Здравствуй, мужичок!
    - Здравствуй, незнакомый человек.
    - Как так незнакомый? - удивился черт. - Ну, а ежели и незнакомый, так
    давай познакомимся!
    - А как мы с тобой будем знакомиться? - спрашивает мужичок.
    - А вот как, давай с тобой песни петь.
    - Ну давай! - согласился мужичок.

    Вот он запел песню, а черт ему стал подтягивать, да все не в лад. Тот и
    говорит черту:
    - Вот что я тебе скажу: сколько нам с тобой ни петь, а мне надо к
    своему хозяину поспеть. Давай-ка мы лучше вот что сделаем: того, кто будет
    песни петь, другой на своей спине повезет!

    Черт подумал-подумал, да и говорит:
    - Я первый запою, а ты меня вези!

    Вот мужичок присел, черт на него влез, и не успел начать песни, как тут
    же ее кончил.
    - Ну что, твоя песня вся? - спрашивает мужичок.
    - Вся!
    - Ну теперь ты присядь: я на тебя влезу!

    Вот влез он на черта и затянул: "0-а-и-е... 0-а-и-е!"

    Черт спрашивает:
    - Ну что, это вся твоя песня?

    А мужичок отвечает:
    - Как так вся? Я еще и не начинал!

    Испугался черт, сбросил своего седока, а сам наутек. А мужик бежит
    вслед за чертом да кричит:
    - Держи его, держи!

    Так и не догнал, потому что черт за облака скрылся, и пошел мужик своей
    дорогой.

    Черт, медведь и заяц

    В одной деревне жили старик со старухой, и было у них трое сыновей.
    Бедно они жили. Пришло время старику помирать, поделил он между сыновьями
    все свое добро: старшему сыну дал он ручную мельницу, среднему - пастуший
    рожок, а меньшому - лыко на лапти.
    Когда отец умер, старший сын взял свою мельницу и пошел куда глаза
    глядят. Вдруг видит .он - стоит у дороги избушка. Он влез на крышу, положил
    жернова на трубу, а сам сел и ждет. Ночью в избушку вошли разбойники, сели
    за стол и стали считать свои деньги, а он как загремит на крыше жерновами,
    да и кинул их в трубу. Испугались разбойники, убежали, а деньги бросили на
    столе. Тогда слез он. с крыши, забрал себе деньги, воротился домой и зажил
    богато, а братьям своим не дает и хлеба.

    Делать нечего, взял средний брат свой рожок и пошел путем-дорогою. Шел
    он, шел, вдруг видит - стоит на лесной опушке сторожка, а в той сторожке был
    заперт медведь. Сел он у двери и давай трубить в рожок. Медведь как заревет,
    даже сторожка вся затряслась.

    В это самое время едет мимо барин на тройке и спрашивает:
    - Ты чего здесь делаешь?
    - Зверя стерегу.
    - Покажи мне его!

    Только он отворил дверь и заиграл в рожок, медведь. как выскочит, как
    кинется на барина-и задрал его. Парень же сел на тройку и ускакал. Стал он
    еще богаче старшего брата, а меньшого кормить не хочет.

    Что тому делать? Взял он с горя свое лыко и пошел себе по дороге в
    дремучий лес, да и забрел в боль- шое болото. Сел он там на кочку и стал
    кроить лыко. Увидел его черт, вылез из болота и спрашивает:
    - Ты что хочешь делать?

    А тот отвечает:
    - Буду тут церковь строить.

    Испугался черт, побежал к своему старшому и говорит:
    - Там какой-то человек хочет на нашем болоте церковь строить!

    А старшой приказывает:
    - Ступай скажи ему, пусть возьмет все, что захочет, только чтоб не
    строил тут церковь!

    Пошел черт и передал, а тот говорит:
    - Насыпьте мне золота полную яму, которую я выкопал.

    Черти насыпали, но только жалко им стало золота. И приходит к нему
    черт, по прозванию "Могучий".
    - Давай бороться. Кто кого поборет, тому и золото.

    А парень отвечает:
    - Вот под елкой лежит мой старый дед, ты вперед с ним поборись, а потом
    уж и со мной!

    Подошел черт к елке, а там медведь.
    - Давай бороться!

    Тут как начал медведь его ломать, так тот едва ноги унес. Прибежал он
    снова к старшому и жалуется, что человек уж больно силен. Тогда выслал
    старшой другого черта, по прозванию "Быстрый". Тот приходит и говорит:
    - Давай гоняться. Кто кого перегонит, тому и будут деньги.

    А парень говорит:
    - Вон под елкой мой сынок сидит, ты сперва с ним погоняйся.

    Черт подошел к елке, а там заяц.
    - Давай гоняться!

    Заяц испугался и побежал. Черт кричит ему:
    - Подожди, давай поравняемся! - а того уж и след простыл.

    Опять пошел черт к старшому и плачется, что человек его обогнал,
    только, мол,его и видали! Вышел тогда третий черт, "Свистун".
    - Давай,- говорит,- свистать! Кто кого пересвищет, тому и золото.
    - Давай! Ну свищи!

    Черт как свистнул, так даже лес затрясся. А парень ему говорит:
    - Завяжи-ка, брат, себе глаза, а не то, как я свистну, так они у тебя
    на лоб вылезут!

    Завязал черт глаза платочком, а парень как свистнет его дубиной по уху,
    так тот даже завизжал.
    - Давай я еще разок свистну!
    - Ой, нет, братец, не свищи больше, у меня и так уж глаза на лоб
    вылезли. Бери себе деньги!

    Тот взял деньги и зажил богаче своих братьев.
    Купил я у одного мужика овса, тут и сказка вся.

    Синяя свита-налево сшита-соломенный колпак

    Жил-был царь, а у царя была дочь. Вот задумал царь свою дочь замуж
    отдать. Кликнул он клич:
    - Выдам дочь замуж и отдам полцарства тому, кто может от меня
    схорониться, чтобы я не нашел.
    А был тот царь волшебник.
    Вот день прошел, другой прошел - нет охотников.

    На третий день пришел добрый молодец по прозванию Синяя свита-Налево
    сшита-Соломенный колпак и говорит:
    - Я схоронюсь от тебя, царь.
    - Ладно, - отвечает царь-волшебник, - схоронишься, женю тебя на своей
    дочери и дам полцарства, а нет - мой меч - твоя голова с плеч.

    Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак стоял перед царем добрым
    молодцем, по двору бежал черным соболем, под ворота лез белым горностаем, по
    полю бежал серым зайцем и убежал за тридевять земель, в тридевятое царство,
    и там на заповедном лугу обернулся цветком.

    На другой день царь встал раненько, умылся беленько, почитал волшебную
    книгу и говорит:
    - Слуги мои верные, ступайте в тридевятое царство на царский заповедный
    луг, сорвите там все цветы и принесите сюда.

    Принесли ему слуги цветы, царь выбрал один цветок, дунул на него, и
    стал из цветка добрый молодец.
    - Ну, что, Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак, на первый раз не
    мог от меня схорониться.

    На другой день Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак стоял перед
    царем добрым молодцем, по двору бежал черным соболем, под ворота лез белым
    горностаем, по полю бежал серым зайцем и убежал в тридевятое царство;
    прибежал к большому болоту, обернулся окунем-рыбой и нырнул в бездонное
    озеро.

    А царь взял волшебную книгу, прочитал и говорит:
    - Ступайте, мои верные слуги, в тридевятое царство, осушите там большое
    болото, закиньте сети в бездонное озеро и выловите мне рыбу-окуня.

    Принесли слуги того окуня царю-волшебнику. Он дунул на него, и стал
    вместо окуня добрый молодец.
    - Ну, вот, Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак, и другой раз не
    мог от меня схорониться. Если и третий раз не схоронишься, голову тебе
    отрублю.

    И а третий раз Синяя свита-Налево сщита-Соломенный колпак стоял перед
    царем добрым молодцем, по двору бежал черным соболем, под ворота лез белым
    горностаем, по полю бежал серым зайцем и убежал за тридевять земель в самое
    дальнее царство, добежал до высокого дуба, корни в земле, а макушка в небе.
    Влез он на тот дуб, обернулся малой иголкой, схоронился под корой, сидит.

    Прилетела птица Нагай, села на тот дуб и спрашивает:
    - Что за человек тут схоронился?
    - Я, Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак.
    - А сюда попал как?
    - Хочу на царской дочери жениться. А царь свою дочь отдаст за того, кто
    может от него схорониться. Два раза он меня находил, коли третий раз найдет,
    не быть мне живому.
    - Я тебе, молодец, помогу,- говорит птица Нагай.

    И обернула она малую иголку в пушинку, укрыла пушинку себе под крыло и
    полетела к царю-волшебнику. Когда царь-волшебник лег спать, птица Нагай
    положила малую пушинку царю за пазуху.

    Утром царь встал, волшебную книгу прочитал и дал такой приказ:
    - Слуги мои верные, ступайте за тридевять земель в самое дальнее
    царство. Найдите в этом царстве са- мый большой дуб. Тот дуб спилите, на
    дрова поколите, в костры сложите, а костры сожгите, в золе найдите малую
    иголку и мне ту иглу принесите.

    Слуги все сделали, как царь приказал, а иголки не нашли.

    Когда царь о том узнал, он вышел на крыльцо и зовет:
    - Эй, Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак, покажись.
    - Нет, не покажусь, - отвечает ему из-за пазухи малая пушинка, - ты
    сперва бояр собирай, дочку под венец наряжай, тогда покажусь.

    Делать нечего, царь-волшебник бояр собрал, дочку в карету посадил и
    кричит:
    - Покажись. Все сделал, как ты хотел. Вдруг вылетела малая пушинка и
    обратилась добрым молодцем.

    Тут сыграли свадьбу, и стал Синяя свита-Налево сшита-Соломенный колпак
    с молодой женой жить-по- живать, половиной царства управлять.

    Почему волки колокольчика боятся

    Служила у станового лиса и службу свою старательно исполняла. Правда,
    неизвестно, кем и как она служила, - может, кур ему к обеду поставляла либо
    еще что.
    Однажды становой говорит лисе:
    - Проси у меня чего хочешь за свою службу. Что ни попросишь - все тебе
    дам!

    Думала, думала лиса, чего бы попросить, и надумала.
    - Дайте мне,- говорит,- свой колокольчик, чтобы, когда я где пройду,
    все меня боялись, как самого господина станового.

    Становой согласился. Дал ей свой'колокольчик, да и говорит:
    - Гляди же не потеряй его! А потеряешь или отдашь кому, я с тебя шкуру
    спущу!

    Побожилась лиса, что никому не отдаст и не потеряет, и пошла себе
    гулять по белу свету. Кто только ни заслышит колокольчик-все пугаются и дают
    лисе все, что она ни скажет.
    Проведал волк про то, что лиса добыла себе у станового колокольчик и
    что всякий ее боится и дает ей все, чего она только ни пожелает.

    Вот приходит он к лисе и просит хоть на часок этот колокольчик. Не
    хотела лиса давать, да уж очень волк стал ее просить.
    - Ну уж ладно, кум, - согласилась лиса, - на, бери, если потеряешь,
    поплачешь тогда. Становой-то за этот колокольчик с нас обоих шкуру сдерет!

    Взял волк колокольчик, да и побежал скорее раздобыть себе чего-нибудь.
    Прибежал он в поле к пастухам.
    - Меня, - говорит, - становой прислал, чтобы вы ему дали лучшего
    барана, а не дадите, так он сам сейчас приедет и вас в холодную посадит!

    Не поверили ему пастухи и давай его бить. Натравили на него собак,
    били, били и колокольчик отняли. Пропал колокольчик.
    Заплакал волк, пошел к лисе и рассказывает ей, так, дескать, и так.
    Заплакала и лисица, да что уж тут поделаешь? Поминай как звали
    колокольчик станового.
    С того времени, как только волк заслышит колокольчик, думает, что это
    становой едет его искать. И, чуть живой от страха, бежит куда глаза глядят.

    Как бедняк обедал с барином

    Однажды в праздничный день сидели крестьяне на скамейке перед домом и
    беседовали о своих делах.
    Подошёл к ним деревенский лавочник и стал хвастаться: я, мол не лыком
    шит и в барских хоромах бывать доводилось.
    А самый бедный крестьянин сидел себе и посмеивался:
    - Подумаешь, великое дело, что тебе в барских хоромах бывать
    приходилось. Если я захочу, то и обедать буду с барином.
    - Это ты-то будешь обедать с барином? Да если я такое диво своими
    глазами увижу, то всё равно не поверю, - разгорячился лавочник.
    - Вот увидишь, что я буду обедать с барином.
    - Нет, не будешь!
    Спорили они, спорили и в конце концов бедный крестьянин заявил во
    всеуслышание:
    - Бьюсь об заклад, что я буду обедать с барином. Если станет по-моему,
    ты мне дашь вороного и гнедого коня, а если ты окажешься прав, то я три года
    бесплатно отработаю на тебя. Обрадовался лавочник;
    - Согласен! Дам я тебе вороного и гнедого коня, а в придачу и телку
    пожалую - говорю это при свидетелях.
    Пошёл бедняк к барину:
    - Ваша милость, хочу я у вас о чем-то спросить, только прошу вас, пусть
    это останется между нами: сколько стоит слиток золота, величиной с мой
    колпак?
    Ничего не ответил барин, только хлопнул в ладоши:
    - Дайте-ка нам с мужичком выпить да закусить и принесите обед, да
    побыстрее! Садись, садись, не робей, ешь, пей, сколько твоей душе угодно!
    Угощает барин крестьянина, как дорогого гостя, а сам так и дрожит от
    жадности, боится, как бы слиток не упустить из своих рук.
    - Иди, мужик, принеси свой золотой слиток. Дам я тебе за него пуд муки
    и пять гривенников.
    - Да нет у меня, барин, никакого слитка! Я просто так полюбопытствовал,
    сколько стоит слиток золота, величиной с мой колпак.
    Рассердился барин:
    - Вон отсюда, болван!
    - Какой же я болван, барин, раз ты меня угостил, как дорогого гостя, за
    этот обед я ещё получу от лавочника двух коней и телку.
    И крестьянин ушёл очень довольный.

    Волк, собака и кот

    Жил старик. Так себе жил, небогато. И была у него старая собака. Дед и
    прогнал ее со двора. Пошла собака в лес, глядит - а там сидит волк. Волк и
    говорит: Иди ко мне, будем с тобой в дружбе жить!
    И пошла собака жить к волку. Лежали они как-то раз в логове, и
    захотелось им есть.
    - Иди, - говорит волк, - погляди: может, кто есть в поле!
    Вышла собака, поглядела и говорит:
    - Гуси ходят!
    - Хлопот много, а поживы мало! - отвечает волк. А собака есть хочет,
    так ей хоть бы и гусятинки! Прошло время, волк снова говорит:
    - Выйди-ка погляди: может, еще кто-нибудь ходит! Собака вышла и
    говорит: - Свиньи ходят!
    - Ну, с ними хлопот много, а поживы мало! Через час-другой волк снова
    говорит:
    - Выбеги: может, кто ходит! Собака выбежала и говорит волку:
    - Там конь ходит!
    - Ну теперь пойдем!
    Волк окунулся в воду, вывалялся в песке и спрашивает собаку:
    - Здорово я прикинулся? Не узнать меня?
    - Здорово!
    Пошли они к коню. Волк зашел ему спереди, встал прямо перед мордой и
    отряхнулся. Конь глаза зажмурил, а волк его и задушил. Поели они с собакой,
    та и говорит волку:
    - Ну, я теперь научилась, пойду одна.
    Пошла она, а навстречу ей кот. Собака и зовет кота:
    - Пойдем со мной, я научу тебя давить скотину. Пошли они в лес. Собака
    приказывает коту:
    - Иди погляди: может, кто-нибудь ходит в поле! Кот вышел и говорит:
    - Э, хлопот много, а поживы мало! А кот есть просит. Собака и говорит:
    - Выйди-ка теперь: может, кто ходит! Кот вышел и говорит:
    - Свиньи ходят!
    - Э, хлопот много, а поживы мало!
    Через час-другой собака опять посылает кота:
    - Выбеги: может, кто ходит! Кот выбежал и говорит:
    - Конь ходит!
    - Ну вот теперь пойдем!
    Пошла собака, окунулась в воду, вывалялась в песке, воротилась к коту и
    говорит:
    - Здорово я прикинулась?
    - Нет! - отвечает кот.
    - Нет, ты скажи, что здорово!
    - Ну, здорово!
    Собака и пошла к коню, подошла к нему сзади, а тот как хватит ее
    копытом по лбу, она и покатилась замертво. А кот говорит:
    - Вот теперь здорово!

    Как волка уму-разуму учили

    Косил мужик сено. Утомился и присел под куст отдохнуть. Достал кошелку
    и решил закусить. А тут волк поблизости случился. Почуял волк запах пищи и
    вышел из леса. Видит волк - косарь под кустом сидит, закусывает. Подошел к
    нему, спрашивает:
    - Что ты ешь?
    - Хлеб.
    - А он вкусный?
    - Очень.
    -Дай мне попробовать.
    - Ну, пожалуйста'
    Отломил косарь кусок хлеба и дал волку.
    Понравился волку хлеб. Он и говорит:
    - Никогда такого вкусного да еще с тмином хлеба не ел. Всю Беларусь
    вдоль и поперек прошел, а не ел такого. Наверно, у тебя какой-то он
    особенный.
    - Ты угадал, - сказал косарь, - этот хлеб минским зовут.
    - Хотел бы и я минский хлеб каждый день есть, - вздохнул волк. -
    Посоветуй, добрый человек, где его доставать.
    - Добро! - говорит косарь. -Так и быть, научу тебя, как этот хлеб
    доставать. И стал он учить волка:
    - Перво-наперво землю вспаши...
    - Тогда и будет хлеб?
    - Экой ты быстрый! - засмеялся косарь. - Подожди еще! Землю надо
    забороновать...
    - И можно хлеб есть? - торопился волк, виляя хвостом.
    - Да что ты, подожди еще! Надо еще рожь посеять...
    - Тогда и будет хлеб? - опять переспросил волк, облизываясь.
    - Да что ты! Дождись, пока рожь взойдет, зиму перезимует, в весну
    зазеленеет, летом зацветет, колос нальется - только тогда созревать будет...
    - Ох, - вздохнул волк, - очень уж долго... А тогда уж я вволю наемся
    хлеба?
    - Где уже там наешься! - усмехнулся мужик. - Рано еще! Поспеет рожь.
    Надо ее сжать, в снопы связать, снопы в копны сложить. Ветерок их провеет,
    солнышком прогреет... Тогда уж и на ток везти можно...
    - И можно будет есть?
    - Ох, какой ты нетерпеливый! Снопы надо обмолотить, зерна в мешки
    ссыпать да на мельницу свезти, потом смолоть...
    - И все?
    - Нет еще, не все! Муку надо замесить, дождаться, когда тесто подойдет.
    Потом хлебы сделать да в горячую печку посадить.
    - И будет хлеб?
    - Вот когда испечется, тогда и будет хлеб. Задумался волк. Почесал
    лапой в загривке и говорит:
    - Нет, эта работа не по мне. Посоветуй лучше, как легче хлеб добывать.
    - Ну коли не желаешь трудного хлеба есть, ешь легкий... Иди в луга. Там
    конь пасется.
    Пришел волк в луга. Увидел коня, поднял шерсть на спине, оскалился и
    говорит ему:
    - Конь, а конь! Я тебя съем!
    - Что ж, - отвечает конь, - ешь. Только сперва с задних ног подковы
    отдери, а то зубы обломаешь...
    - Твоя правда, - согласился волк.
    Нагнулся он подковы отдирать, а конь как даст ему копытом в зубы...
    Перекувырнулся волк и бежать... Прибежал к речке. Видит - на берегу
    гуси пасутся. "Не съесть ли мне гусей?" - подумал волк. Подошел к гусям и
    говорит:
    - Гуси, а гуси, я вас съем!
    - Ну что ж, - загоготали гуси, - ешь! Но сперва сослужи нам перед
    смертью одну службу.
    - Какую!
    - Спой нам, мы потанцуем.
    - Только-то?! Это можно. Петь я мастер!.. Сел волк на бугорок, задрал
    голову и давай выть. Тем временем гуси улетели. Слез волк с бугра, проводил
    гусей взглядом и не солоно хлебавши пошел в свою берлогу. Тем временем
    косарь закончил косьбу и возвращался домой. Идет и вдруг слышит: где-то
    поблизости волк плачет и про себя говорит:
    - Хватит, попробовал легкого хлеба! От него и помереть недолго...

    Козёл

    Жили дед да баба. Распахал дед лядо в лесу, посеял на нем овес, а сам
    вскоре помер. Осталась баба одна. Вздумалось ей овес поглядеть, пошла, а в
    овес козел забрался. Подошла она и давай кричать:
    - Кызя, вон! Кызя, вон! А козел не идет:
    - Не лезь, - говорит, - глупая баба! У меня глаза большие, рога
    золотые: пырну - и кишки вон!
    Делать нечего: пошла баба прочь и плачет. А навстречу ей медведь:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала баба про свою беду: так и так, как мне не горевать?
    Повадился в мой овес козел, и никак его не выгонишь.
    - Ну, пойдем, я выгоню!
    Подошли они к овсу, медведь и говорит:
    - Кызя, вон! Кызя, вон! А козел не идет:
    - Не лезь, глупый медведь! У меня глаза большие, рога золотые: пырну -
    и кишки вон!
    Испугался медведь и убежал. А баба пошла прочь и плачет. Вдруг
    навстречу ей волк:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала баба свое горе: так и так, как мне не плакать? Повадился в
    мой овес козел, и никак его оттуда не выгнать.
    - Пойдем, бабка, я выгоню!
    - Да где ж тебе выгнать, медведь гнал, да и то не выгнал.
    -Ну, пойдем-ка, покажи.
    Привела его баба к овсу, волк и говорит:
    - Кызя, вон! Кызя, вон!
    - Не лезь, глупый волчище! У меня глаза большие, рога золотые: пырну -
    и кишки вон! Испугался волк и бежать. Опять пошла баба и плачет. А навстречу
    ей лиса:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала баба и лисе свое горе: так и так, как мне не плакать?
    Повадился в мой овес козел, и не выгонишь его оттуда: медведь гнал - не
    выгнал, волк гнал - не выгнал.
    - Ну, пойдем, я-то выгоню! Подошли к овсу:
    - Кызя, вон! Кызя, вон!
    - Не лезь, глупая лиса! У меня глаза большие, рога золотые: пырну - и
    кишки вон!
    Испугалась лиса и убежала. А баба идет и плачет. Вдруг ей навстречу
    заяц:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала и ему баба по свою беду: так и так, как мне не плакать?
    Повадился в мой овес козел, и никак его не выгнать: медведь гнал - не
    выгнал, волк гнал - не выгнал, лиса гнала - не выгнала.
    - Ну, веди меня, я выгоню! Пришли к овсу, заяц и говорит:
    - Кызя, вон! Кызя, вон!
    - Не лезь, зайчище-дурачище! У меня глаза большие, рога золотые:
    пырну - и кишки вон!
    Испугался заяц и убежал. Снова пошла баба прочь, плачет. А навстречу ей
    собака:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала баба про свое горе: так и так, как мне не плакать? Повадился
    в мой овес козел, и никак его не выгнать: медведь гнал - не выгнал, волк
    гнал - не выгнал, лиса гнала - не выгнала, заяц гнал - не выгнал.
    - Ну, идем, я выгоню! Пошли.
    - Кызя, вон! Кызя, вон!
    - Не лезь лучше, глупая собака! У меня глаза большие, рога золотые:
    пырну - и кишки вон!
    Испугалась собака и бежать.
    А баба снова пошла. Идет и плачет, а навстречу ей летит пчела:
    - О чем, бабка, плачешь?
    Рассказала баба про свою беду: так и так, как мне не плакать? Повадился
    в мой овес козел, и никак его оттуда не выгонишь.
    - Идем, я его выгоню!
    - Да где уж тебе! Коли медведь гнал - не выгнал, волк гнал - не выгнал,
    лиса гнала - не выгнала, заяц гнал- не выгнал, собака гнала - не выгнала,
    где тебе выгнать!
    - Иди, покажи мне его!
    Пошли они выгонять козла. Вот пчела подлетела да как ужалит его в самое
    болючее место. Как заблеет он! Как побежит без оглядки!
    С тех пор бросил козел к бабе в овес ходить.
    И стала баба жить-поживать да добра наживать.

    Легкий хлеб

    Косил мужик траву на лугу. Уморился и сел под кустом отдохнуть. Достал
    узелок, развязал и принялся за еду.
    Выходит из лесу голодный волк. Видит - мужик вод кустом сидит и что-то
    ест.
    Подошел к нему волк, спрашивает:
    - Ты что ешь?
    -Хлеб, -отвечает мужик.
    - А вкусный он?
    - Страсть какой вкусный!
    - Дай мне попробовать.
    - Милости прошу!
    Отломил мужик кусок хлеба и дал волку.
    Понравился волку хлеб. Он и говорит:
    - Хотел бы я каждый день есть хлеб, только где его доставать?
    Посоветуй!
    - Ладно, говорит, мужик, научу тебя, где и как хлеб доставать.
    И начал он учить волка:
    - Перво-наперво надо землю вспахать...
    - Тогда и хлеб будет?
    - Нет, брат, погоди. Потом надо землю забороновать...
    - И можно хлеб есть? - обрадовался волк и хвостом замахал.
    - Ишь ты какой скорый! Сначала надо рожь посеять...
    - Тогда будет хлеб? - облизнулся волк.
    - Нет еще! Дождись, покуда рожь взойдет, холодную зиму перезимует,
    весной вырастет, потом заколосится, потом начнет зерно наливаться, потом
    зреть...
    - Ох, - вздохнул волк, - уж больно долго ждать надо! Ну а когда созреет
    зерно, тогда-то я наемся хлеба вволю?
    - Где там наешься! - говорит мужик. - Раненько еще! Сначала спелую рожь
    надо сжать, потом в снопы связать, а уж снопы в крестцы поставить. Ветер их
    провеет, солнышко просушит, вот тогда вези на ток.
    - И есть хлеб буду?
    - Какой нетерпеливый! Первым делом надо снопы обмолотить, зерно в мешки
    собрать, мешки на мельницу отвезти да муки намолоть...
    - И все?
    - Нет, не все. Из муки надо тесто замесить и ждать, покуда тесто
    взойдет. Тогда в горячую печь сажать.
    - Испечется хлеб?
    - Ага, испечется. Вот тогда и наешься вволю, -закончил мужик.
    Задумался волк, почесал затылок и говорит:
    - Нет! Эта работа не по мне - и долго, и хлопотно, и трудно. Ты лучше
    посоветуй, как легкий хлеб добывать.
    - Ну что ж, -говорит мужик, -если не хочешь трудный хлеб есть, ешь
    легкий. Иди на выгон, там конь пасется.
    Пошел волк на выгон. Увидел коня:
    - Конь, конь, я тебя съем!
    - Что ж, -говорит конь, -ешь. Только сначала сдери с моих ног подковы,
    чтоб не поломать об них зубы.
    - И то правда, -согласился волк.
    Пригнулся он подковы сдирать, а конь как лягнет его копытом!
    Перекувырнулся волк - да ходу. Прибежал к реке. Видит - гуси на берегу
    пасутся.
    "Не съесть ли мне их?" - думает волк. Потом говорит:
    - Гуси, гуси, я вас съем!
    - Что ж, -отвечают гуси, -ешь. Только сначала окажи нам услугу.
    - Какую? - спрашивает волк.
    - Спой нам песню, а мы послушаем.
    - Это можно! Песни петь я мастер. Сел волк на кочку, задрал голову и
    начал выть. А гуси - порх-порх крыльями - с места снялись и улетели.
    Слез волк с кочки, поглядел им вслед и пошел дальше ни с чем.
    Идет, ругает себя: "Ну не дурень ли я, а? И зачем только я взялся петь
    гусям! Ну уж теперь кого ни встречу-съем!"
    Только он так подумал, смотрит - бредет по дороге старый дед. Волк - к
    нему;
    - Дед, дед, я тебя съем!
    - Куда торопиться? - говорит дед. - Давай сначала табачку понюхаем.
    - А вкусный он?
    - Попробуй, так будешь знать.
    - Давай!
    Вынул дед из кармана табакерку, сам понюхал и волку дал.
    Потянул волк носом изо всех сил да весь табак и вдохнул в себя. А потом
    давай чихать на весь лес... Ничего от слез не видит, все чихает. Больше часу
    чихал, покуда прочихался. Оглянулся, а уж деда и след простыл.
    Пошел волк дальше.
    Шел он, шел, смотрит - овцы на лугу пасутся, а пастух спит.
    Высмотрел волк самого крупного барашка, схватил его и говорит:
    - Баран, баран, я тебя съем!
    - Что ж, - говорит баран, - видно, такая моя доля. Становись-ка в ту
    лощинку да разинь пасть пошире. А я взбегу на пригорок, разгонюсь и сам
    вскочу тебе в рот.
    - Спасибо за совет, - сказал волк,- так и сделаем.
    Стал он в лощинку, разинул пасть, ждет. А баран взбежал на пригорок,
    разогнался да трах волка рогами! У того аж искры из глаз посыпались...
    Очухался волк, покрутил головой и говорит:
    - Не пойму: съел я его или не съел? А в это время тот самый мужичок с
    косьбы домой возвращался.
    Услышал он волковы слова и говорит:
    - Съесть ты его не съел, а легкого хлеба отведал.

    Мудрая девушка

    Ехал однажды мужик с базара домой. А дорога лежала через густой,
    непроходимый лес. Нигде живой души не видать.
    Застигла его ночь на дороге. Темно - хоть глаз выколи. Ничего не видно!
    Решил он остановиться и заночевать. Разложил костер, спутал коня и пустил
    пастись. А сам сел возле огня, жарит сало на прутике и ест. Поел, улегся и
    сразу заснул - очень уж утомился в пути.
    А утром пробудился, глядит - и глазам своим не верит: кругом со всех
    сторон вода, волны так и хлещут, вот-вот захлестнут... Испугался мужик, не
    знает, что и делать.
    "Пропал я, - думает,- не выбраться мне отсюда!..
    А вода все прибывает и прибывает, волны все выше и выше вздымаются...
    Вдруг видит мужик - вдалеке человек в челне плывет. Обрадовался он:
    "Ну, видно, не судьба мне здесь погибнуть!" Стал он кликать пловца изо
    всех сил:
    - Эй, человек добрый! Плыви скорее сюда! Спасай-тону ведь я!..
    Пловец повернул свой челнок в его сторону и поплыл к нему. Подплыл не
    очень близко и остановился.
    - Спаси меня, браток! - упрашивает его мужик. -Что хочешь возьми,
    только спаси!..
    - Хорошо, - говорит пловец, - я тебя спасу, только не даром: отдай мне
    то, что у тебя в доме есть и о чем ты не знаешь.
    Думал, думал мужик:
    "Что же это такое, что у меня в доме есть и о чем я не знаю?.. Кажется,
    ничего такого нет. Э, что будет, то будет, а торговаться некогда, надо
    соглашаться!"
    - Хорошо, - говорит, - отдам я тебе, что у меня в доме есть и о чем я
    сам не знаю, только спаси!
    - Мало ли что ты сейчас говоришь, а потом еще от своих слов откажешься!
    - Так что же мне делать, дорогой браток?
    - Сдери вон с той березы кусок бересты, разрежь мизинец и напиши это
    обещание на бересте своей кровью. Так-то крепче, надежнее будет.
    Мужик так и сделал. Написал своей кровью на бересте запись и бросил ее
    в челн.
    Пловец схватил кусок бересты и захохотал диким голосом.
    И в тот же миг пропала вся вода, будто ее никогда и не было, и пловец
    исчез. Тогда догадался мужик, что это не иначе как сам черт был. Нечего
    делать, поймал он своего коня, запряг и поехал домой.
    Дорогой ему так тяжко, так грустно стало- хоть помирай. Сердце беду
    предвещает...
    Погоняет мужик коня как может, домой торопится.
    Приехал и скорее вошел в хату. А в хате весело, гостей полно, только
    жены за столом не видно.
    - Здорово! - говорит мужик. - Что тут у вас нового?
    - Э, у нас добрая новость! Жена твоя сына родила, да такого хорошего,
    такого крепкого! Поди сам взгляни!
    Как услышал это мужик, в глазах у него помутилось, голова закружилась.
    Всю жизнь он был бездетным, теперь вот сын родился, а он его отдал черту
    нечистому!
    Смотрят гости на хозяина, понять не могут, что с ним творится.
    - Верно, - говорят, - это он от радости разума лишился!
    А мальчик и в самом деле уродился такой красивый да здоровый! Рос он
    как тесто на дрожжах.
    Назвали его Юрием.
    Отдали Юрия учиться: он всех обогнал в науке - такой уж был толковый да
    понятливый, ко всему способный. Люди радуются, на него глядя, родителям
    завидуют. Один отец его все мрачнее да печальнее становится.
    Догадался Юрий, что тут что-то не так, неспроста; пристал он раз к
    отцу:
    - Скажи, тятя, или ты недоволен мной, что так невесело смотришь на меня
    всегда? Или не любишь ты меня? Или я сделал что-нибудь плохое, о чем и сам
    не знаю?
    Вздыхает отец и жалобно глядит на сына:
    - Нет, сынок, люблю я тебя больше всех, и плохого ты ничего не сделал,
    только... обещал я отдать тебя нечистому, когда ты еще и не родился.
    И рассказал ему, как было дело.
    - Коли так, тятя, так будь здоров! - сказал сын. - Надо мне идти.
    Неизвестно, скоро ли увидимся. Или я свою голову сложу, или тебя от твоего
    обещания освобожу!
    Стал Юрий собираться в дорогу. Взял краюху хлеба, кусок сала и тихонько
    ночью вышел из дому, чтоб родителей своих прощанием не растревожить.
    Вышел и отправился в путь.
    Шел он по лесам, шел по борам, шел по болотам и вышел к какой-то хатке.
    Вошел он в хатку. А в той хатке бабка сидит, старая-престарая.
    - Здравствуй, бабушка! - говорит Юрий.
    - Здравствуй, дитятко! Куда ты идешь? Рассказал ей Юрий, куда он
    направляется. Выслушала бабка и говорит:
    - Хорошо, дитятко, что ты ко мне зашел! Ступай-ка ты, принеси мне воды
    да наколи дров: буду я блины печь. Как напеку да накормлю тебя - расскажу,
    куда идти. А сам ты не скоро дорогу найдешь.
    Принес Юрий воды, наколол дров, а бабка блинов напекла, накормила его
    досыта и рассказала, куда ему идти.
    - А придешь к нечистому, найди прежде девушку - работницу его. Она тебе
    во многом поможет.
    Простился Юрий с бабкой и опять пошел. Шел он по темным лесам, шел по
    густым борам, пробирался по топким болотам.
    Долго ли, коротко ли шел - пришел ко двору. Двор на горах построен,
    большой да крепкий, кругом высокой оградой обнесен. Постучал Юрий в ворота.
    - Хозяина, - говорит, - хочу видеть! Вышел пан-хозяин в дорогих
    нарядах. Золото на нем так и блестит.
    А это и был сам нечистый.
    - Что тебе надо? - спрашивает он у Юрия.
    - Да вот, - отвечает Юрий, - разыскиваю своего пана. Меня батька обещал
    отдать ему, когда я еще не родился.
    - Я твой пан! - говорит нечистый. - Я хотел уже за тобой гонцов
    посылать, потому что пора пришла - ты взрослым стал. А ты, смотрю, сам
    явился. Так и нужно! За это хвалю тебя!
    - А скажи мне, пан, есть ли у тебя запись от моего батьки?
    - Есть запись, есть! На бересте кровью написана. Коли ты мне будешь
    верно служить, отдам тебе эту запись и выпущу на волю - иди куда хочешь. А
    не угодишь мне - с живого кожу сдеру! Ну, отвечай мне теперь: шел ты по
    лесам?
    - Шел.
    - Шел по борам?
    - Шел.
    - Шел по болотам?
    - И по болотам шел.
    - К моему двору пришел?
    - Пришел.
    - Ну, так вот тебе и работа: чтоб ты за эту ночь в моем бору все
    деревья вырубил да убрал, а на том месте землю вспахал, взборонил и пшеницу
    посеял. И чтоб пшеница у тебя взошла, поспела. Чтоб ты сжал ее, вымолотил,
    зерно смолол, а из той муки пирогов напек и принес мне их завтра рано
    поутру. Выполнишь все - пойдешь на волю. Работа легкая!
    Сказал и засмеялся нехорошо.
    Вышел Юрий от своего пана, опустил голову, не знает, что ему и делать.
    Идет он по двору и думает:
    "Ну задал задачу!.. Учился я всему, а как этакое дело сделать, не знаю.
    Пропал я совсем!.."
    Стал Юрий бродить по двору - панову девушку-работницу разыскивать.
    Бродил, бродил и забрел на самый конец двора. Видит - стоит маленькая хатка.
    Выглянула из хатки девушка. Юрий и спрашивает ее:
    - Не ты ли у этого пана в работницах живешь?
    - Да, молодец. А что ты такой печальный? О чем горюешь?
    - Как же мне не горевать, - отвечает Юрий, - если пан мне задал на ночь
    такую работу;
    что я и за год не выполню!
    - А какую он тебе работу задал?
    - Приказал он мне, чтобы я за одну ночь в его бору все деревья вырубил
    да убрал, а на том месте землю вспахал, взборонил, пшеницу посеял, чтоб она
    у меня взошла, вызрела, чтоб я сжал ее, вымолотил, смолол, а из той муки
    пирогов напек да принес ему завтра рано поутру.
    Понравился Юрий девушке. Пожалела она его и думает:
    "Ни за что погубят парня!"
    - Не горюй, - говорит она. -Ложись и спи спокойно, отдыхай после
    долгого пути. Я тебе помогу. Без меня не снести тебе головы на плечах. Тут
    уж и так много людей погублено...
    - А скажи ты мне, - говорит Юрий девушке, - по своей воле ты у пана
    живешь?
    - Куда там по своей!.. До тех пор мне здесь томиться, пока не полюбит
    меня кто и не уведет отсюда.
    - Я тебя уведу! - говорит Юрий.
    Стали они сговариваться обо всем, долго говорили...
    - Ну а теперь пора тебе спать! - сказала девушка.
    Лег Юрий и тут же крепко заснул, очень уж утомился, пока по лесам да по
    болотам пробирался.
    А девушка в полночь вышла на крыльцо, ударила три раза в ладоши, и
    слетелись к ней разные чудовища.
    - Здравствуй, молодая хозяйка!
    - Здравствуйте, страшные чудовища!
    - Зачем нас потребовала: на перекличку или на работу?
    - Зачем мне вас перекликивать? Я с вас работы требую. Вырубите в
    панском лесу все деревья, уберите их, а землю вспашите, взбороните и пшеницу
    посейте. И чтоб та пшеница взошла, вызрела за одну ночь. А вы ее сожните,
    вымолотите, смелите, из той муки пирогов напеките и завтра утром ко мне
    принесите!
    Бросились чудовища, и пошла работа: кто бор вырубает, кто деревья в
    сторону тащит, кто пашет, кто боронит, кто засевает!.. Не успели посеять
    пшеницу - взошла она, зацвела, вызрела. Кинулись чудовища к пшенице. Тот
    жнет, тот молотит, тот мелет, тот пироги печет.
    Солнце еще не взошло, а уже все готово.
    - Принимай, молодая хозяйка! Взяла девушка пироги и говорит:
    - Ну, ступайте теперь все по своим местам! Чудовища тут же скрылись из
    глаз. А девушка пошла к Юрию, стала его будить.
    - Ну, - говорит, - молодец, так в чужой стороне не спят! В чужой
    стороне надо пораньше вставать! Проснулся Юрий, вскочил, и первая его думка:
    "Есть ли пироги?"
    А пироги на столе лежат, и такие румяные, пышные!
    - Бери пироги, неси пану! - говорит девушка.
    Положила пироги на блюдо, накрыла полотенцем и отправила Юрия к пану.
    Вышел пан из покоев.
    Поклонился ему Юрий:
    - Здравствуй, пан-хозяин!
    - Здравствуй, молодец! Исполнил ли ты мое приказание?
    - Исполнил, пан-хозяин! Как приказал, так все и сделано.
    - Покажи!
    - Изволь посмотреть!
    Поглядел пан на пироги, обнюхал, - как должно! Он эти пироги -
    хап-хап! - тут же и съел.
    - Ну, -говорит, -молодец ты, Юрий! Работник ты, как вижу, не из плохих!
    Одну службу сослужил. Если еще две сослужишь - отпущу к отцу. Ступай, трое
    суток отдыхай, а на четвертые приходи за новым приказанием.
    Услышал это Юрий, запечалился:
    "Вот чтоб ты лопнул, нечистая сила! Наверно, придумает работу потруднее
    прежней. Что тут делать? Вся надежда на девушку".
    Идет он от пана хмурый, понурый. Увидела его девушка, спрашивает:
    - Что ты, Юрий, такой невеселый?
    - Как же мне веселым быть, когда пан хочет мне новую работу дать!
    - А ты не горюй: первую работу выполнили - и вторую выполним! Когда
    срок наступит, смело иди к пану за приказанием.
    Как наступил срок, пошел Юрий к пану.
    Встретил его пан-нечистый, поздоровался:
    - Здорово, молодец!
    - Здорово, пан-хозяин!
    - Видишь ты мой двор?
    - Вижу.
    - Видишь вон ту гору?
    - Вижу.
    - Вот на той горе построй ты за одну ночь каменный дворец, чтоб лучше
    моего был! И чтоб было в том дворце столько комнат, сколько дней в году;
    чтоб потолок был как небо чистое, чтоб ходили по нему красное солнце и
    светлый месяц и сверкали звезды ясные; чтоб был тот дворец крыт маком и чтоб
    в каждое маковое зернышко было вбито по три золотых гвоздика. И чтоб вокруг
    того дворца протекала река и был через ту реку мост - золотая дощечка,
    серебряная дощечка, золотая дощечка, серебряная дощечка... Да чтоб через
    мост перекинулась радуга, а концами в воду упиралась. Словом, чтоб не стыдно
    было людям показать! Построишь такой дворец - отпущу к отцу, не построишь -
    с живого кожу сдеру! У меня так заведено: коли милость - так милость, коли
    гнев - так гнев. А теперь иди!
    Пришел Юрий к девушке и рассказал, какую работу задал ему пан.
    - Не печалься, все будет сделано. К сроку будет готово! - говорит
    девушка.- А теперь иди к горе. Ходи да поглядывай, будто высматриваешь
    место, где дворец строить собираешься.
    Юрий так и сделал: походил-походил возле горы, посмотрел-посмотрел
    кругом, а вечером пришел в хатку и лег спать.
    В полночь девушка вышла на крыльцо и ударила в ладоши. Слетелись тут к
    ней разные чудовища.
    - Здравствуй, молодая хозяйка!
    - Здравствуйте, страшные чудовища! - Зачем нас требуешь: на перекличку
    или на
    работу?
    - На что мне вам перекличку делать! Требую вас на работу: надобно за
    эту ночь на той горе каменный дворец построить. Чтоб было в том дворце
    столько комнат, сколько дней в году; чтоб потолок был как небо чистое и чтоб
    ходили по нему красное солнце и светлый месяц и сверкали звезды ясные; чтоб
    был крыт тот дворец маком и чтоб в каждое маковое зернышко было вбито по три
    золотых гвоздика. И чтоб вокруг того дворца протекала река и был через реку
    мост - золотая дощечка, серебряная дощечка, золотая дощечка, серебряная
    дощечка... Да чтоб через мост перекинулась радуга - концами в воду
    упиралась!
    Только сказала - бросились чудовища: кто камни носит, кто стены кладет,
    кто крышу кроет, кто гвоздики вбивает!
    Под утро явились к девушке.
    - Все ли у вас готово?
    - Все готово, молодая хозяйка! Только на том вон уголке одно зернышко
    не успели прибить тремя гвоздиками, двумя прибили.
    - Ну, это не беда. А теперь убирайтесь все туда, откуда явились!
    Исчезли чудовища, как будто их и не бывало. Пришла девушка в хатку,
    стала будить Юрия:
    - Вставай, иди к пану! Все готово!
    Вышел Юрий, глянул на дворец и диву дался: стоит дворец - высотой под
    самое небо, над дворцом радуга играет, мост огнем горит. Во дворец вошел,
    глянул на потолок - чуть не ослеп: так красное солнце сияет, так светлый
    месяц блестит, так ясные звезды сверкают!..
    Стоит Юрий на мосту, дожидается пана.
    А тут скоро и сам нечистый появился. Глядит, любуется.
    - Ну, молодец ты, Юрий! - говорит он. - Хорошая работа, если только она
    твоя! Нечего и говорить, постарался! Будет теперь тебе еще одна работа -
    последняя. Исполнишь - к отцу вернешься. Не исполнишь - голову потеряешь. А
    работа эта вот какая. Есть у меня добрый конь - цены ему нету, да
    необъезженный он. Объезди его!
    - Хорошо, -отвечает Юрий, -завтра объезжу!
    А сам думает:
    "Ну какая же это работа! Да я любого коня объезжу!"
    Пришел, рассказал девушке.
    - Вот эта работа по мне!
    - Нет, - отвечает девушка, - наперед не хвались! Эта работа самая
    трудная. Ты думаешь, что это будет настоящий конь? Нет, это будет сам
    нечистый! Не верит он, что ты бор вырубал, пшеницу сеял, пироги пек и дворец
    строил - хочет тебя испытать. Да ты не горюй: я тебе и тут помогу!
    Утром девушка говорит Юрию:
    - Ну, пора! Иди коня объезжать. Возьми этот ивовый прутик. Коли конь
    заупрямится да захочет тебя сбросить, ты его между ушей ударь этим
    прутиком - сразу утихнет, покорным станет!
    Взял Юрий ивовый прутик и пошел во дворец:
    - Где пан?
    - Нет пана, -отвечают слуги. -Приказал он тебе идти в стойло, выводить
    коня да объезжать.
    Вошел Юрий в стойло. Стоит там конь - золотая шерстинка, серебряная
    шерстинка, глаза кровью налиты, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит -
    и подступиться невозможно. Юрий махнул ивовым прутиком - и жар ему стал
    нипочем. Подошел он к коню - конь на дыбы становится, под потолок
    подскакивает, сесть на себя не дает. А как заржал - стойло все затряслось,
    ходуном заходило. Юрий как ударит его меж ушей - конь так на колени и упал.
    Тут Юрий скорей ему на спину скок!.. Конь на дыбы - чуть-чуть седока не
    скинул! Да Юрий не промах: давай его хлестать прутиком меж ушей! Конь под
    ним беснуется, а он его знай нахлестывает. И понес его конь - летит, чуть
    земли касается, сам все хочет Юрия скинуть, чтоб копытами раздавить... А
    Юрий его хлещет, спуску ему не дает!..
    Скакал-скакал конь, летал-летал и по горам, и по болотам, и через леса,
    да под конец так замаялся, что перестал и скакать, и летать - домой
    повернул. Тихим шагом пошел. Так они и на двор вернулись.
    Поставил Юрий коня в стойло, а сам стал по двору бродить. Слуги панские
    от него отворачиваются, боятся: вдруг пан увидит - подумает, что они с Юрием
    в дружбе. Пришел Юрий в хатку к девушке, рассказал ей, как и что было.
    - Ну, видно, добрую взбучку задал ты пану, коли сам цел вернулся! Ешь,
    отдыхай - ты, видать, сильно утомился.
    На другой день приходит к Юрию от пана слуга, зовет к пану во дворец.
    Пошел Юрий. Встречает его пан с завязанным лбом.
    - Ну, - говорит, - теперь я не знаю тебя, а ты не знай меня! Бери
    отцову запись и завтра поутру уходи!
    Взял Юрий запись и пошел в хатку, сам радуется. Рассказал все девушке.
    Она говорит:
    - Рано ты радоваться стал! Не таков пан, чтобы тебя живым выпустить.
    Нельзя нам утра
    дожидаться. Как наступит полночь, так сейчас же надо в дорогу
    отправляться. Надо убегать в твою сторону, не то пан погубит нас обоих!
    В полночь собрались они в дорогу. Девушка велела Юрию поплевать в
    каждый угол хатки. Закрыли они дверь крепко-накрепко и пошли. Как наступило
    утро, отправил пан своего слугу к Юрию: приказывает ему явиться. Стучит
    слуга в окошко.
    - Вставай, - кричит, - уже день настал?
    - Сейчас встану! - отвечают слюнки.
    Уже солнце к полудню стало подбираться. Снова слуга пришел.
    - Вставай, - кличет, - ведь уж скоро полдень!
    - Одеваюсь! - отвечают слюнки.
    Уже и обедать пора. Слуга опять кличет.
    - Умываюсь! - отвечают слюнки. Обозлился пан, опять посылает за Юрием.
    Пришли слуги, зовут, а слюнки высохли - никто не откликается. Выломали
    двери - никого в хатке нет. Как сказали об этом пану - рассердился он,
    разгневался, разбушевался, об стенку головой стал биться. А пани-хозяйка
    кричит:
    - Вот и сам ушел, и служанку нашу увел! Посылай гонцов в погоню! Или
    живых, или мертвых, а пускай их приведут! Его пусть казни предадут, а
    служанка мне нужна - такой работницы, такой искусницы нигде не найти!
    Пустились гонцы вслед, скачут - как конь скакать может.
    И Юрий с девушкой бегут, сколько силы позволяют.
    Говорит девушка Юрию:
    - Приляг ухом к земле да послушай - не шумит ли дубрава, не стонет ли
    дорога, нет ли за нами погони?
    Юрий послушал и говорит:
    - Сильно шумит дубрава, сильно стонет дорога!
    - Это пан-нечистый за нами погоню послал! Скоро они догонят нас. Бежим
    поскорей! А как
    будут настигать, я обернусь стадом овец, а тебя сделаю пастухом. Начнут
    Пановы слуги допытываться у тебя, не видел ли ты, как проходили здесь парень
    да девушка, ты и скажи: "Видел, когда был молод, когда нанялся пастухом да
    когда двух овечек пас, а сейчас я уже старик и от тех двух овечек у меня
    целое стадо".
    И превратилась девушка в стадо овец, а Юрий стал стариком пастухом. Тут
    скоро и гонцы показались.
    -.Эй, -кричат, -старик! Не видел ли ты, как проходили здесь парень да
    девушка?
    - Как не видеть, видел!
    - Когда?
    - А когда я был еще молод, да только что нанялся в пастухи, да когда
    двух овечек пас. А сейчас я уже старик и от тех двух овечек у меня целое
    стадо.
    -Э!.. Где же мы их догоним! -говорят гонцы. -Тут овечек, может, с
    тысячу. Сколько лет прошло, когда они здесь проходили!
    Поскакали гонцы назад, к пану. А Юрий с девушкой прежний вид приняли и
    дальше побежали.
    Вернулись гонцы и говорят пану:
    - Никого мы не видели. Может, след потеряли, может, не по той дороге
    погнались, повстречали мы только пастуха да стадо овец. Тот пастух сказал
    нам, что он с малых лет в тех местах стадо пасет, а парня с девушкой не
    видел.
    - Ах вы дурни! - закричала пани. - Ведь это они и были! Надо было
    старика убить, а овец сюда пригнать! Ведь это моя служанка! Это она
    обернулась овцами, а парня пастухом сделала!
    - Скачите снова, догоняйте! -кричит пан. - Его рубите топорами, а овец
    ко мне гоните!
    Кинулись гонцы назад, в погоню. А Юрий с девушкой тем временем уже
    далеко отбежали. Бегут они, бегут... Говорит девушка Юрию:
    - Приляг ухом к земле да послушай - не шумит ли дубрава, не стонет ли
    дорога, нет ли за нами погони?
    Послушал Юрий и говорит:
    - Сильно шумит дубрава, сильно стонет дорога! Гонятся за нами панские
    слуги!
    Тут девушка платочком махнула - сама обернулась садом, а Юрий стал
    старым садовником.
    Подъезжают гонцы и спрашивают:
    - Не видел ли ты, дед, как тут двое бежали - парень да девушка молодая?
    - Нет, никого я не видел, хоть давным-давно этот сад стерегу, -
    отвечает садовник.
    - А пастух не гнал ли тут овечек? - И пастуха не видел.
    Так гонцы ни с чем повернули назад. А Юрий с девушкой побежали дальше.
    Приехали гонцы и рассказывают пану и пани как и что:
    - Никого мы не догнали: будто растаяли они оба! Повстречали мы только
    садовника в саду, так он сказал нам, что никто по той дороге не бежал и
    пастух овечек не гнал. Мы и вернулись. Что ж, ловить ветер в поле?..
    - Дурни вы! - закричали на них пан и пани. - Нужно было рубить и сад, и
    садовника! Ведь это же были Юрий и служанка наша! Плохая на вас надежда!
    Надо самим гнаться!
    И кинулись в погоню пан и пани вместе с гонцами летят - пыль облаком
    поднимается, земля дрожит, кругом гул идет.
    Услышали Юрий с девушкой этот шум да гул - быстрей бежать пустились.
    Догадались они, что пан и пани вместе с гонцами за ними гонятся. А гул тем
    временем все громче и громче становится.
    - Ну, - говорит девушка, - хоть и недалеко до твоего дома, только не
    успеем добежать... Надо спасать тебя. Я разольюсь рекой, а ты на другом
    берегу будешь.
    И сейчас же - хлип! - разлилась широкой рекой. А Юрий на другом берегу
    очутился.
    Тут скоро пан и пани со своими слугами подскакали. Взглянула пани на
    речку и закричала:
    - Секите ее топорами! Секите топорами! Кинулись слуги к реке, стали
    сечь ее топорами.
    Застонала река, кровью потекла.
    А Юрий на другом берегу стоит, помочь ничем не может, что делать - не
    знает.
    - Околевай, негодная! - кричат пан и пани реке. - А ты, мужичий сын,
    берегись: и до тебя доберемся!
    Покричали, погрозили, да ничего поделать не могли. Так ни с чем и домой
    возвратились. Слышит Юрий - стонет река:
    - Ох, тяжело мне... Долго мне еще отлеживаться - раны болят. Долго с
    тобой не видеться... Иди, Юрий, домой, к отцу, к матери, только меня не
    забывай! Да смотри ни с кем не целуйся. Поцелуешься - меня забудешь. Приходи
    сюда почаще - проведывай меня!
    Пошел Юрий домой, грустный, печальный. Думал с молодой женой вернуться,
    а вот как вышло...
    Пришел он домой. Отец с матерью как увидели его, чуть от радости не
    умерли. Только очень удивились, что Юрий ни с кем целоваться не хочет. Даже
    с ними ни разу не поцеловался. И стал Юрий дома жить, родителей своих
    радовать. А как настанет вечер - пойдет он к реке, поговорит с нею и
    вернется домой. Сам ждет не дождется, когда у девушки раны заживут.
    Так много времени прошло. Вода в реке посветлела - раны у девушки стали
    заживать, закрываться.
    И надо было беде случиться: заснул раз Юрий, а в это время пришел дед
    старый и поцеловал его, сонного. Проснулся Юрий и забыл девушку - словно и
    не видел ее никогда.
    Прошло еще немного времени, отец и говорит Юрию:
    - Что ты все холост ходишь? Надо тебе жениться. Мы тебе хорошую невесту
    высмотрели.
    Понравилась эта невеста Юрию. Стали свадьбу справлять. Свадьба была
    веселая, шумная. Одному Юрию что-то не по себе - тяжко, тревожно, сердце
    щемит, сам не знает почему.
    А на кухне каравайницы свадебный каравай готовят: тесто месят, всякие
    украшения лепят. Вдруг вошла какая-то незнакомая девушка и говорит:
    - Дозвольте мне, каравайницы, сделать вам селезня и уточку на каравай и
    поднести тот каравай молодым!
    Каравайницы дозволили. Вылепила девушка из теста селезня и уточку.
    Посадила селезня на каравай, а уточку в руках держит. После того вошла в
    горницу, поставила каравай перед молодыми, сама селезню по голове уточкиным
    клювом стукает и приговаривает:
    - Забыл ты, селезень, как я тебя из неволи вызволяла! -да в голову его
    стук. -Забыл, как я тебя от гибели спасла! - да снова в голову его стук. -
    Забыл, как я за тебя раны принимала! - да еще в голову его стук.
    Тут Юрий будто проснулся - припомнил, что с ним случилось, узнал свою
    девушку. Вскочил он с места, кинулся к ней, стал к сердцу прижимать:
    - Вот, родители, моя жена милая! Это она меня от верной смерти спасла!
    Это она меня из неволи вызволила! Одну ее я люблю! А других и знать не хочу!
    И посадил ее рядом с собой. Справили тут веселую свадьбу, и стал Юрий
    жить со своей молодой женой.
    И долго жили, счастливо жили!

    Ох и золотая табакерка

    Жил себе сирота Янка, сын лесника. Отец и мать у него умерли, а родных
    никого не было. Так и жил он один в лесу, в отцовой хате. А чтоб было
    веселей, держал пестрого котика.
    Привык к нему котик. Бывало, куда хозяин идет, туда и он.
    Пошел раз Янка собирать хворост. Ну, понятно, и котик за ним. Набрал
    Янка вязанку хвороста, несет домой, а котик тащит за ним сухую веточку.
    Уморился Янка, присел на пенек отдохнуть, подумав как тяжко жить ему на
    свете, и громко застонал:
    - Ох, ох!..
    И только он так сказал - выскочил из-под пня маленький старичок с
    длинной бородой.
    - Ты зачем меня звал, хлопец?
    Посмотрел Янка в испуге на него и говорит:
    - Нет, дедушка, я не звал тебя.
    - Как не звал? - заспорил старичок. - Я ж не глухой! Ты два раза назвал
    мое имя: Ох, Ох... Теперь ты должен мне сказать, что ты от меня потребуешь.
    Подумал Янка и говорит:
    - Ничего мне не надо. Вот только голодный я очень. Коли есть у тебя
    кусок хлеба, то дай.
    Ох нырнул назад под пень и тащит оттуда кусок хлеба и миску щей.
    - На, - говорит, - поешь. Наелся сирота, котика накормил и низко
    поклонился старичку:
    - Спасибо, дедушка, за обед: давно я такой вкусной еды не едал.
    Взвалил он на плечи свой хворост и пошел веселее домой.
    Прошел день, второй, опять голод одолевает. Вспомнил Янка про старичка.
    "Пойду, -думает, - может, он накормит меня еще раз".
    Пришел к тому самому месту, сел на пенек и вздохнул:
    - Ох!
    Выскочил старичок.
    - Что скажешь, хлопец? Поклонился ему Янка:
    - Я голодный, дедушка. Может, дал бы ты мне кусок хлеба?
    Вынес ему старичок тотчас кусок хлеба и миску щей.
    Так с той поры и пошло: захочется Янке есть - он и идет к старичку.
    Раз вынес ему старичок вместо обеда золотую табакерку.
    - Вот что, хлопец, -говорит, -не беспокой меня больше: я уже стар и
    обед мне носить тяжело. Возьми эту табакерку. Если тебе что понадобится, ты
    открой ее, и мой слуга мигом явится перед тобой. Он не хуже меня выполнит
    все, что ты прикажешь.
    Взял Янка золотую табакерку, поблагодарил от всего сердца старичка и
    пошел, приплясывая, домой. Открыл он дома золотую табакерку - выскочил из
    нее маленький человечек, но не такой, как дедушка Ох, а молодой да прыткий.
    - Что прикажешь? - спрашивает Янку тоненьким голоском человечек.
    - Дай мне, братец, чего-нибудь поесть.
    И вмиг поставил человечек на стол миску щей, положил большой ломоть
    ржаного хлеба, а сам скок в золотую табакерку и закрылся.
    Пожил так Янка некоторое время, и захотелось ему по свету походить,
    людей повидать, себя показать, а то ни разу он нигде, кроме своего леса, не
    бывал.
    Взял он золотую табакерку, кликнул котика и тронулся в путь.
    Много обошел он деревень, городов, много чудес повидал и пришел наконец
    к синему морю. Видит - лежит на морском берегу серебристая рыбка. Видно,
    волной ее выбросило во время прибоя. Трепыхается рыбка, бьется о камни, а
    никак назад в море попасть не может.
    Пожалел Янка бедную рыбку. Взял он ее потихоньку и бросил в море.
    Плеснула рыбка хвостиком, глотнула воды, очнулась, а потом высунула из
    воды головку и говорит голосом человечьим:
    - Спасибо тебе, добрый молодец, что спас ты меня от смерти. Может, и я
    когда-нибудь тебе помогу.
    Усмехнулся Янка:
    - Зачем мне, рыбка, твоя помощь: у меня в кармане не такой помощник
    есть.
    Но рыбка уже не слышала его.
    Пошел он дальше. Вдруг выбегает из норки серая мышка.
    Котик цап ее за спину и хотел съесть.
    Жаль стало Янке мышку. Был он такой, что всех жалел: помнил, как прежде
    трудно ему жилось. Взял он мышку, погладил и посадил в карман, а потом вынул
    из торбы хлебную корочку и бросил ей туда.
    - Ешь, - говорит, - ты, поди, проголодалась. Мышка и успокоилась, стала
    корочку грызть. Идет он, идет по берегу моря, а тут и вечер наступил - надо
    искать ночлег. Видит - высится на горе большой дворец. "Нет, - думает
    Янка, - туда меня не пустят". Пошел он дальше. Глядь - стоит у моря
    маленькая рыбачья хижинка. Зашел Янка в рыбачью хижинку и попросился
    переночевать.
    - Хорошо, -говорит хозяин, -ночуй. Мне веселей будет.
    Разговорился Янка с хозяином.
    - Что это за дворец был по дороге? - спрашивает он у хозяина.
    - Это дворец королевский, - говорит хозяин. - Там живет сам король. Да
    вот недавно случилась у него беда: прилетел полночью морской змей, схватил
    его дочь и унес на свой заколдованный остров, куда ни дойти, ни доплыть.
    Король теперь прямо волосы на голове рвет. Объявил по всему королевству:
    кто, дескать, вернет ему дочь, за того и выдаст ее замуж и все королевство
    после смерти своей отпишет. Много наезжало сюда разных княжичей да
    королевичей, но никто до острова того добраться не смог: морской змей такую
    волну подымает, что ничего не поделаешь...
    Вспомнил Янка о своем волшебном помощнике из золотой табакерки и
    говорит рыбаку:
    - Передай, если можешь, королю, что завтра ни свет ни заря он свою
    дочку увидит.
    Пошел рыбак и рассказал о том королю. Позвал король к себе Янку.
    Посмотрел на него, пожал плечами. "Неужто, -думает, -этот простой мужик
    сделает то, чего княжичи да королевичи не могли сделать? Не может этого
    быть!" По королю так хотелось увидеть свою дочь, что он решил попытать
    счастья еще раз. Вот и спрашивает он Янку:
    - Правда ли, хлопец, что ты берешься вызволить дочь мою из неволи?
    Поклонился Янка королю и отвечает:
    - Правда, пане король. Я лгать не умею.
    - Ну смотри, - говорит король, - чтобы завтра до восхода солнца моя
    дочь была у меня, а не то велю разорвать тебя железными боронами.
    - Ладно, - согласился Янка. - Пусть будет по-твоему.
    Вышел он из дворца, открыл золотую табакерку. Выскочил из нее шустрый
    человечек:
    - Что прикажешь?
    - Окажи, братец, милость: построй за ночь железный мост от дворца
    королевского до заколдованного змеева острова и поставь на нем золотую
    карету с шестериком. Завтра чуть свет я поеду на остров.
    - Хорошо, -говорит человечек, -все будет исполнено, как ты просишь.
    Вернулся Янка к рыбаку и спать завалился. Наутро поднялся он ни свет ни
    заря, глядь - перекинут железный мост от королевского дворца до змеева
    острова, и стоит на мосту золотая карета, запряжена шестериком, и возле
    коней стоит его помощник с кнутом.
    Подошел Янка к своему помощнику, вынул табакерку и говорит:
    - Спасибо тебе, братец. А теперь ступай отдыхать, а то, видно, ты
    сильно уморился.
    Человечек отдал Янке кнут, а сам спрятался в золотой табакерке.
    Сел Янка в карету и поехал за королевною. Приезжает на остров, видит -
    стоит там большой темный замок и выглядывает из окна изумленная королевна.
    Давно не видела она людей и обрадовалась Янке, как брату родному.
    - Кто ты таков? - спрашивает. - И зачем ты приехал сюда?
    - Не спрашивай, панночка, - отвечает Янка, - а садись поскорей в
    карету. Поедем к отцу твоему.
    Еще больше возрадовалась королевна, услыхав такие слова.
    - Но я ж не могу через дверь выйти, там треклятый змей спит. Он ночью
    за добычей летает, а днем у дверей отдыхает.
    - Так лезь через окно.
    - Боюсь.
    Подставил Янка руки:
    - Прыгай!
    Прыгнула королевна из окна и прямо к нему на руки. Схватил ее Янка,
    усадил в карету и помчался молнией к королевскому дворцу.
    Услыхал змей грохот, вскочил, глядь - нет королевны... Он - вдогонку.
    Бежит, аж мост дрожит, огонь из пасти пышет...
    Оглянулся Янка - гонится вовсю за ним змей.
    Вот-вот нагонит. Давай парень тогда кнутом лошадей хлестать. Те рвутся
    вперед во всю прыть лошадиную.
    Примчался Янка к берегу, высадил королевну из кареты, потом открыл
    потихоньку золотую табакерку и велел своему помощнику снести мост. Человечек
    вмиг снес мост, а заморенный змей упал в глубокое море и захлебнулся.
    Тем временем проснулся король, глянул в окно - глазам своим не верит:
    ведет Янка ко дворцу его дочь!
    Выбежал король навстречу, стал дочь обнимать, целовать. Уж так
    счастлив, так рад.
    - Ну, парень, -говорит он Янке, -порадовал ты меня. Отдам тебе за это
    дочь свою в жены и отпишу вам после своей смерти все королевство.
    Сыграли свадьбу, и стал сирота Янка мужем королевны. Все его любили,
    только одна королевна искоса на него поглядывала: не по душе ей, что
    сделалась она женою простого мужика. Вот и пристала она однажды к мужу:
    - Скажи мне, кто тебе мост построил, по которому ты меня привез?
    Янка все отмалчивался, отнекивался, да не дает ему жена покоя.
    - Помру, - говорит, - если не признаешься. Что тут делать - признался
    Янка и показал жене золотую табакерку.
    - Только поклянись, -говорит, -что ты никогда ее без меня в руки не
    возьмешь. Жена поклялась, а потом и говорит:
    - Хочу жить с тобой в замке на острове. Вели своему помощнику, чтобы
    мост построил.
    Не стал Янка ей перечить: открыл при жене табакерку, велел помощнику -
    и построился мост.
    Переехали они в змеев замок. Жена говорит:
    - Не снимай моста: мы будем по нем на берег ездить - к отцу в гости и
    куда вздумается.
    Прожили они несколько дней в замке. Захотелось Янке поехать на охоту.
    Взял он лук, котика и мышку, чтоб в дороге веселей было, и поехал по мосту.
    Только сошел на берег, глядь - не стало за ним моста! "Что за диво?" -
    думает Янка. Хвать за карман, а там нет табакерки... Котика взял, мышку
    взял, а табакерку забыл...
    Тут обо всем он и догадался. "Вот тебе и королевнина клятва! - подумал
    про себя Янка. - Я пожалел ее, из беды выручил, а она мне за мое добро злом
    отплатила. Придется теперь опять возвращаться в свою избушку да голодать,
    как прежде".
    Сел он на морском берегу и от обиды даже заплакал.
    Вдруг слышит - мышка в кармане скребется. Высунула оттуда головку и
    спрашивает:
    - Ты чего плачешь, добрый человече? Рассказал ей Янка про свое горе.
    - Ничего, - утешает его мышка, - такую беду мы избудем.
    Пошепталась она о чем-то с котиком, потом уселась к нему на спину, и
    поплыли они по морю. Доплыли до замка. Спрятался котик в саду, а мышка
    пролезла сквозь щелку в покои королевны.
    Долго она там сидела, высматривая, где прячет королевна табакерку. И
    подглядела-таки - в деревянном ларчике!
    Ночью, только королевна улеглась спать, прогрызла мышка ларчик,
    схватила табакерку и побежала к котику в сад.
    -Нашлась, -говорит, -золотая табакерка!
    -Так садись скорей ко мне на спину! -велел котик. - Поплывем назад.
    Села мышка ему на спину, и поплыл котик, пофыркивая, по волнам.
    Доплыли они почти до самого берега. Спрашивает котик у мышки:
    -А ты не потеряла табакерку?
    - Нет, - говорит мышка, - вот она! Подняла табакерку, чтобы показать
    котику, да не удержала - табакерка и бултых в море!
    - Ах ты, разиня! - рассердился котик. - Что ж ты наделала?
    Выплыл он на берег и схватил мышку зубами за спину:
    - Я тебя задушу!
    Увидел это Янка, отобрал у котика мышку. А как узнал, что случилось, то
    сел у моря и сильно пригорюнился - так жаль было ему табакерки!
    Вдруг выплыла из моря серебристая рыбка:
    - Ты о чем, человече, горюешь? Расскажи мне - может, я тебе чем помогу,
    ведь ты избавил меня когда-то от смерти.
    Поглядел Янко - и узнал ту самую рыбку.
    - Эх! -тяжко вздохнул он. -Великая у меня потеря...
    И рассказал рыбке про свое горе. Выслушала его рыбка и говорит весело:
    - Это что за беда! У меня тут в море табакерок сколько хочешь. Я буду
    выбрасывать их, а ты гляди, какая твоя. Свою возьми, а мои назад мне верни.
    Плеснула рыбка хвостом и нырнула на дно моря. Вскоре начала она
    выбрасывать на берег табакерки - серебряные, золотые, брильянтовые. У Янки
    прямо в глазах зарябило от табакерок. Начал он к ним внимательно
    приглядываться и - увидел-таки свою. Обрадовался Янка, кинул в море лишние
    табакерки и крикнул рыбке:
    - Спасибо тебе, рыбка! Выручила ты меня из беды.
    Взял он свою золотую табакерку и пошел по свету вместе с котиком и
    мышкой искать лучших людей.

    Почему барсук и лиса в норах живут

    Когда-то, рассказывают, не было у зверей и скота хвостов. Только один
    царь звериный - лев - имел хвост.
    Плохо жилось зверям без хвостов. Зимой еще кое-как, а подойдет лето -
    нету спасения от мух да мошкары. Чем их отгонишь? Не одного, бывало, за лето
    до смерти заедали оводы да слепни. Хоть караул кричи, коль нападут.
    Доведался про такую беду звериный царь и дал указ, чтоб все звери шли к
    нему хвосты получать.
    Кинулись царские гонцы во все концы зверей созывать. Летят, в трубы
    трубят, в барабаны бьют, никому спать не дают. Увидали волка - передали ему
    царский указ. Увидали быка, барсука - тоже позвали. Лисице, кунице, зайцу,
    лосю, дикому кабану - всем сказали, что надо.
    Остался один лишь медведь. Долго искали его гонцы, нашли наконец
    сонного в берлоге. Разбудили, растолкали и велели, чтоб за хвостом поспешал.
    Да когда ж оно было, чтоб медведь да торопился. Бредет себе потихоньку,
    помаленьку - топ, топ, все кругом разглядывает, нюхом мед выискивает.
    Видит - пчелиное дупло на липе. "Дорога-то к царю долгая, - думает, -
    надобно подкрепиться".
    Взобрался медведь на дерево, а там, в дупле, меду полным-полно.
    Забормотал он на радостях да и стал дупло выдирать, мед загребать, за обе
    щеки уплетать. Наелся, глянул на себя, а шуба-то вся в меду да в трухе!..
    "Как же, -думает, -в таком виде пред царские очи являться?"
    Пошел медведь на речку, вымыл шубу да и прилег на пригорке сушиться. А
    солнышко так припекло, что не успел мишка и оглянуться, как уже сладко
    захрапел.
    Тем временем стали звери к царю собираться. Первой прибежала лиса.
    Огляделась по сторонам, а перед царским дворцом целая куча хвостов: и
    длинные, и короткие, и голые, и пушистые...
    Поклонилась лиса царю и говорит:
    - Ясновельможный господин царь! Я первая откликнулась на твой царский
    указ. Дозволь же
    мне за это выбрать себе хвост какой захочется... Ну, царю-то все равно,
    какой хвост дать лисе.
    - Ладно, -говорит, -выбирай себе хвост по вкусу.
    Разворошила хитрая лиса всю кучу хвостов, выбрала самый красивый -
    длинный, пушистый и помчалась назад, пока царь не передумал.
    За лисой прискакала белка, выбрала себе хвост тоже красивый, да только
    поменьше, чем у лисы. За нею - куница. И она с хорошим хвостом назад
    побежала.
    Лось, тот выбрал себе хвост длинный, с густою метелкой на конце, чтоб
    было чем от оводов да слепней отмахиваться. А барсук схватил хвост широкий
    да толстый.
    Лошадь взяла себе хвост из сплошного волоса. Прицепила, махнула по
    правому боку, по левому - хорошо бьет. "Теперь мухам смерть!" - заржала она
    на радостях и поскакала на свой луг.
    Последним прибежал зайчик.
    - Где же ты был? - говорит царь. - Видишь, у меня один только маленький
    хвостик остался.
    - А мне и этого хватит! - обрадовался зайчик. - Оно и лучше, чтоб
    налегке от волка и собаки убежать.
    Прицепил себе зайчишка коротенький хвостишко куда полагается, скакнул
    раз, другой и побежал веселый домой. А звериный царь, все хвосты раздав,
    пошел спать.
    Только под вечер проснулся медведь. Вспомнил, что надо ведь к царю за
    хвостом торопиться. Глянул, а солнце-то уже за лес катится. Кинулся он со
    всех ног галопом. Бежал, бежал, аж вспотел бедняга. Прибегает к царскому
    дворцу, а там - ни хвостов, ни зверей... "Что ж теперь делать? - думает
    медведь. - Все будут с хвостами, один я без хвоста..."
    Повернул мишка назад и злой-презлой потопал в свой лес. Идет он, вдруг
    видит - на пне барсук вертится, ладным своим хвостом любуется.
    - Послушай, барсук, - говорит медведь, - зачем тебе хвост? Отдай его
    мне!
    - И что ты, дядька медведь, выдумал! - удивляется барсук. - Разве можно
    такого красивого хвоста лишиться?
    - А не дашь по доброй воле, силой отберу, - буркнул медведь и положил
    лапу на барсука.
    - Не дам!..- закричал барсук и рванулся изо всех сил бежать.
    Смотрит медведь, а у него в когтях кусок барсучьей шкуры остался да
    кончик хвоста. Бросил он шкуру прочь, а кончик хвоста себе прицепил и
    двинулся в дупле мед доедать.
    А барсук от страха места себе не найдет. Куда ни спрячется, все ему
    мерещится, что вот-вот придет медведь, остаток хвоста отберет. Вырыл он
    тогда в земле большую нору, там и поселился. Рана на спине зажила, а
    осталась зато темная полоска. Так до сих пор она и не посветлела..
    Бежит раз лиса, глядь - нора, а в ней кто-то, храпит, словно подвыпил.
    Забралась она в нору, видит, там барсук спит.
    - Что это тебе, соседущко, наверху тесно, что ты под землю забрался? -
    удивляется лиса.
    - Да-а, лисичка, - вздохнул барсук, - правда твоя - тесно. Если б не
    еду искать, то и ночью бы не выходил отсюда.
    И рассказал барсук лисе, отчего ему на земле тесно. "Э-э, - подумала
    лиса, - коль медведь на барсучий хвост позарился, то мой ведь во сто раз
    краше..."
    И побежала она искать от медведя убежища. Пробегала целую ночь, нигде
    спрятаться не может. Наконец под утро вырыла себе нору, такую же, как у
    барсука, залезла в нее, прикрылась своим пушистым хвостом и спокойно уснула.
    С той поры барсук и лиса живут в норах, а медведь так без хорошего
    хвоста и остался.

    Разумная дочь

    Жил один бедняк с женой. Родилась у них дочь. Надо справлять родины, а
    у него ни хлеба, ни к хлебу. Чем гостей угощать?
    Пошел бедняк за водою на речку. Набрал полные ведра, назад
    возвращается. Глядь - лежит в кустах телочка. Да такая слабая, плохенькая,
    что сама и не подымется.
    Принес бедняк домой воду и рассказал жене о телочке.
    - Так возьми ее, - говорит жена.
    Вернулся он на речку, взял телочку и домой принес.
    - Давай, -говорит жене, -зарежем ее: будет чем гостей угостить.
    Понравилась жене телочка - такая пестренькая, белолобая.
    - Нет, - говорит она, - пускай лучше растет.
    - Да она ведь совсем слабенькая. Видно, кто-то ее бросил, чтоб в
    коровнике не околела.
    - Ничего, может, и выходим ее. Подрастет дочка - будет ей молоко.
    Послушался муж жену, и стали они телочку выхаживать.
    Окрепла телочка, растет как на дрожжах И дочка тоже как на дрожжах
    растет. Да такая умница вышла, что и старики охотно ее слушаются.
    Выкормилась из пестренькой, белолобой телочки славная корова.
    Подросла девочка, исполнилось ей семь лет, стала сама корову пасти.
    Засмотрелся однажды богатый сосед на бедняцкую корову.
    - Откуда она у тебя? - спрашивает. Бедняк и рассказал ему все, как
    было.
    - Эге, - говорит богатей, - так это ж моя телочка! Это я ее выбросил -
    не думал, что она на ноги подымется. Нет, тогда я заберу свою корову
    назад...
    Запечалился бедняк.
    - Ведь я ж ее выкормил, - говорит он. - Теперь она моя.
    Не соглашается богатей:
    - Не отдашь по-хорошему - пойдем к пану судиться.
    Что делать? Пошли судиться к пану. Богатей подал пану руку,
    поздоровался: известно, богатый с богатым свои люди. Пан ему говорит:
    - Садись.
    Сел богатей в кресло, а бедняк у порога стоит, снял шапку. Пан на него
    и не смотрит.
    - Ну, что скажешь? - спрашивает он богатого.
    - Да вот, пане, какое дело вышло, -начал жаловаться богатый. - Семь лет
    назад забрал этот человек мою телку, а теперь не отдает.
    Выслушал пан и бедняка, а потом говорит им:
    - Хорошо. Суд мой будет таков. Задам я вам три загадки: "Что на свете
    жирнее всего?", "Что на свете слаще всего?", "Что на свете быстрее всего?".
    Кто отгадает, у того и корова останется. А теперь ступайте домой,
    пораздумайте. Завтра приходите с отгадками.
    Вернулся бедняк домой, сел и плачет.
    - Чего ты, тата, плачешь? - спрашивает дочка.
    - Да вот хочет богатый сосед корову у нас отобрать, - отвечает отец. -
    Пошли мы с ним к пану на суд, а тот задал нам три загадки. Кто из нас
    отгадает, у того и корова останется. Да где ж мне отгадать те загадки!
    - А какие, тата, загадки? -спрашивает дочка.
    Отец сказал.
    -Ничего, тата, не печалься, - говорит дочка. - Ложись спать. Утро
    вечера мудренее: завтра что-нибудь да придумаем.
    А богатей пришел домой и радуется.
    - Ну, баба, - говорит он жене, - будет корова наша! Только нам надо с
    тобой отгадать три загадки: что на свете жирнее всего, что слаще всего и что
    быстрее всего?
    Подумала жена и говорит:
    - Вот диво! Да тут и отгадывать-то нечего. Нет ничего на свете жирнее
    моего рябого борова, слаще липового меда наших пчел, а быстрее нашего
    гнедого жеребца никто бежать не может: ведь он как помчится, так и ветер его
    не догонит!
    - Правда ,- согласился муж, - я так пану и скажу.
    Наутро приходят богатый с бедным к пану.
    - Ну что, отгадали мои загадки? - спрашивает пан.
    Богатый вышел вперед:
    - Да тут и отгадывать-то нечего: нету на свете никого и ничего жирнее
    моего рябого борова, слаще липового меда моих пчел и быстрее моего гнедого
    жеребца.
    - А ты, - спрашивает пан у бедняка, - отгадал?
    - Отгадал, пане: нет ничего жирнее земли - ведь она нас всех кормит;
    нет ничего слаще сна - хоть какое случилось горе, а уснешь, все позабудется,
    и нет ничего быстрее людских мыслей: ведь сам ты еще здесь, а мысли уже
    далеко-далеко.
    Правильно отгадал бедняк! И пришлось пану присудить ему корову.
    - Кто это тебя научил так отгадывать мои загадки? - спрашивает он у
    бедняка.
    - Моя дочка-семилетка, - говорит бедняк. Удивился пан: не может быть,
    чтоб какая-то
    малолетняя бедняцкая дочь отгадывала его загадки! Решил он посмотреть
    на умную девочку. Приехал однажды к бедняку, а тот как раз в это время был в
    поле. Встретила пана дочь-семилетка.
    - Девочка, - спрашивает пан, - к чему мне лошадей привязать?
    Посмотрела девочка на сани и на повозку чтo стояли на дворе, и говорит:
    - Можешь к зиме привязать, а можешь и к лету.
    Пан так глаза и вытаращил: как это можно привязать лошадей к зиме или к
    лету? Смеется, видно, над ним девчонка!
    - Ну, хоть к саням привяжи, хоть к повозке, - пояснила девочка
    недогадливому пану.
    Видит пан, бедняцкая дочка и вправду очень разумная. Обидно это пану.
    Услышат люди, что она умнее его, тогда хоть беги из поместья.
    Поговорил пан с девочкой и поехал, а ей сказал, чтоб отец пришел к нему
    вечером. Пришел бедняк вечером к пану.
    - Что ж, - говорит пан, - умна твоя дочка. А я все же умнее ее.
    Дал пан бедняку решето с яйцами:
    - На, отнеси это дочке да скажи, чтоб она посадила на них наседку и
    вывела мне к утру цыплят на завтрак. А не выполнит этого - велю бить кнутом.
    Пришел бедняк домой пригорюнясь. Сел на лавку и плачет.
    - Ты чело, тата, плачешь? -спрашивает дочка.
    - Да вот, доченька, какая беда: задал тебе пан новую загадку.
    - Какую? Показал отец решето с яйцами:
    - Сказал, чтоб ты посадила на эти яйца наседку и вывела ему к утру
    цыплят на завтрак. А разве можно это сделать?
    Дочка подумала и говорит:
    - Ничего, тата, завтра что-нибудь да придумаем. А пока что возьми,
    мама, эти яйца да изжарь на ужин яичницу.
    Утром говорит дочка отцу:
    - На тебе, тата, горшок, ступай к пану. Скажи, чтоб он за день лес
    вырубил, выкорчевал да вспахал, просо посеял, сжал и обмолотил да в этот
    горшок насыпал - цыплят кормить.
    Пошел отец к пану, подал ему пустой горшок и сказал все, что дочка
    велела. Подкрутил пан усы и говорит:
    - Умная ж у тебя дочка, а я все же ее умней. Взял он три льняных
    стебля, подал их бедняку:
    - Скажи дочке, чтоб она к утру этот лен вытеребила, спряла, соткала и
    сшила бы мне из него рубашку. Вернулся отец домой пригорюнившись. Дочка
    спрашивает:
    - Что сказал тебе пан?
    Подал отец ей три льняных стебля и рассказал, что пан загадал.
    - Ничего, -отвечает дочка, - ложись, тата, спать: завтра что-нибудь да
    придумаем.
    Наутро дает дочка отцу три кленовые палки и говорит:
    - Отнеси их пану да попроси посадить их, за одну ночь вырастить и
    сделать из них станок ткацкий, чтоб было на чем полотна ему на рубашку
    наткать.
    Пошел бедняк к пану, подал три палки и сказал так, как дочь научила.
    Покраснел пан и говорит:
    -Умная ж у тебя дочка - ничего не скажешь. А я все же умнее ее! Так вот
    передай ей, чтоб она не пешком пришла ко мне, не на лошади приехала, не
    голая, не одетая и принесла б мне подарок, да такой, чтобы я не мог принять
    его. Если она все это сделает, то приму ее в дочери - вырастет, панною
    будет! А не сделает - плохо ей придется...
    Вернулся отец домой пуще прежнего запечаленный.
    - Ну, что ж тебе, тата, пан сказал? - спрашивает дочка.
    - Да вот, доченька, наделала ты беды и нам и себе своими отгадками...
    И рассказал ей отец, что пан загадал. Засмеялась дочка:
    - Ничего, тата! Как-нибудь обманем пана и на этот раз. Только поймай
    мне живого зайца.
    Пошел отец в лес, поставил капкан и поймал зайца.
    Дочка сняла рубашку, набросила на себя вместо платья рыбачью сеть, села
    верхом на палочку и поехала с зайцем к пану.
    Пан стоит на крыльце, видит - опять перехитрила его бедняцкая дочка!
    Разозлился он и натравил на нее собак - думал, что они разорвут умницу. А
    девочка выпустила из рук зайца - собаки и кинулись за ним в лес.
    Подошла она к пану,
    - Лови, - говорит, - мой подарок: вон он в лес убежал...
    Пришлось пану взять умную девочку в дочери. Поехал пан вскоре за
    границу, а девочке сказал:
    - Смотри ж без меня не суди людей моих, а то плохо тебе придется.
    Осталась девочка одна в усадьбе. И случилось в то время такое дело.
    Пошли два мужика на ярмарку. Один купил телегу, а другой кобылу. Запрягли
    кобылу в телегу и домой поехали. По дороге остановились отдохнуть. Легли и
    уснули. А проснулись, глядь - бегает у телеги молодой жеребеночек. Дядьки
    заспорили.. Тот, чья телега была, говорит:
    - Жеребенок мой - это моя телега ожеребилась!
    А тот, чья кобыла, на своем настаивает:
    - Нет, жеребенок мой - это моя кобыла ожеребилась!
    Спорили, спорили и порешили ехать к пану на суд.
    Приехали, а пана нет дома.
    - Рассуди хоть ты нас, - просят дядьки приемную панскую дочку.
    Узнала девочка, какое у них дело, и говорит:
    - Пусть тот из вас, чья кобыла, выпряжет ее из телеги и поведет под
    уздцы, а тот, чья телега, пускай тащит ее на себе в другую сторону. За кем
    жеребенок побежит, тот и будет его хозяином.
    Так дядьки и сделали. Жеребенок побежал за кобылою, на том спор у них и
    окончился.
    Вернулся пан из-за границы и узнал, что умная девочка без него судила.
    Рассердился он, поднял крик:
    - Что ж ты меня не послушалась? Теперь ты мне не дочка. Возьми себе из
    поместья что пожелаешь и ступай домой, чтоб я тебя больше не видел!
    - Хорошо, -говорит девочка. -Но мне хочется на прощанье тебя вином
    угостить.
    - Угости, - буркнул пан. - Только поскорей. Напоила его девочка вином,
    пан и уснул без памяти. Тогда велела она слугам запрячь лошадей, положила
    пана в карету и повезла домой. Дома с отцом вынесла его из кареты и
    перенесла в сени на кучу гороховин.
    - Вот тебе, -говорит, - постель вместо перины. Отлеживайся себе.
    Проснулся наутро пан, по сторонам озирается: где же это он? Увидал свою
    приемную дочку и спрашивает:
    - Почему я тут, в грязной мужицкой хате лежу?
    - Ты сам так захотел, - смеется девочка. - Ты мне сказал: "Бери себе из
    поместья что пожелаешь и ступай домой". Я и взяла тебя. Вставай, бери топор
    и мотыгу да иди вместо отца панщину отбывать. Ты мужик крепкий, будет
    работник из тебя неплохой.
    Услыхал это пан, вскочил на ноги и так махнул назад в свое поместье,
    что только его и видели. Даже от лошадей с каретою отказался.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: