Армянские народные сказки | Сказки народов мира на YAXY.RU

ЮМОР YAXY.RU


Сказки народов мира

  • Список тем link
  • Армянские народные сказки

     

    •     Портной и царь
    •     Вишап, сын царя Чинмачина
    •     Настоящая чепуха
    •     Сказка о бедняке и его жене
    •     Три завета
    •     Как одурачили царя
    •     Золотое яблоко
    •     Золотая монета
    •     Змея и бедняк
    •     Змеёныш Оцаманук и Ареваманук, тот, на кого разгневалось солнце
    •     Злосчастные купцы  
    •     Златокудрая девочка   
    •     Занги-Зранги  
    •     Заказчик и мастер   
    •     Дочь царя Зарзанда  
    •     Дети купца Амбарцума  
    •     Два брата  
    •     Гранатовое зёрнышко
    •     Голубиный скит  
    •     Говорящая рыбка
    •     Счастье глупца
    •     Гибель художника
    •     Воробей
    •     Волшебная роза  
    •     Братец-барашек  
    •     Бесхвостая лиса   
    •     Безрукая девушка   
    •     Барекендан (Масленица)  
    •     Ахтамар  
    •     Арев и Краг
    •     Анаит
    •     Лентяйка Гури
    •     Мышонок Пик-Пик
    •     Наговор женщины
    •     Поп Слик идет в рай
    •     Невезучий Панос
    •     Непобедимый петух
    •     Огненный конь
    •     Отчего лук стал горьким
    •     Предание о царе Тиридате
    •     Прокладывающий путь
    •     Путешественники
    •     Разум и сердце
    •     Райский цветок
    •     Ремесло дороже золота
    •     Розочка
    •     Свадьба лесных духов
    •     Свинопас
    •     Семь звёзд
    •     Сестра и семеро братьев
    •     Сказка о златокудром царевиче

     

     

     

     

             Портной и царь

     

     

         Жил царь, жадный и жестокий.

          Однажды  он  приказал  созвать  во  дворец   всех   портных,   ткачей,

    вышивальщиков и сказал им:

          - Слушайте, мастера! Что согревает нас в холодные зимние ночи? Одеяло.

    Что укрывает нас от зноя? Одеяло. Скажу коротко: человек без  одеяла  -  что

    конь без седла. Так вот: кто сошьёт одеяло точно по нашему  царскому  росту,

    получит в награду руку нашей дочери, царевны Рачии Огнеглазой и полцарства в

    придачу. Но тот, кто принесёт слишком длинное или слишком  короткое  одеяло,

    станет нашим рабом. Мы всё сказали, о люди,  и  наше  царское  слово  дороже

    золота, крепче алмаза.

          Ткачи, портные и вышивальщики принялись за работу. Одни из них стегали

    одеяла на вате и на пуху, мягкие и тёплые, как шерсть  горной  козы;  другие

    ткали одеяла из сверкающих  шёлковых  нитей,  лёгкие,  как  облако;  третьи,

    растянув на пяльцах бархат, вышивали по нему золотом  и  серебром  тончайшие

    узоры. Они украшали  одеяла  яркими  кистями,  обшивали  мехом  и  подбивали

    парчой. Но ни один из них не мог угодить царю.

          Если ему приносили длинное одеяло, он нарочно накрывался им не  вдоль,

    а поперёк и ворчал:

          - Гляди, твоё куцее одеяло не покрывает даже моих ног!

          Если же одеяло было коротким, он сжимался в комок  и  кричал  на  весь

    дворец:

          - Глупый, ты сшил  одеяло  на  великана.  Не  видишь,  я  тону  в  его

    складках!

          И никто не смел перечить царю.

          Тысячи несчастных, проклиная судьбу, становились рабами жадного  царя.

    Закованные в цепи, они работали день и ночь в глубине горных пещер, не  видя

    солнца и не зная отдыха.

          Слух о злодеяниях царя дошёл до  одного  портного.  Этот  портной  был

    стар, беден и хром. Он ходил опираясь на  палку  и  никогда  не  помышлял  о

    царевне Рачии Огнеглазой. Но у  старого  портного  было  доброе  сердце.  Он

    сказал своей жене:

          - Клянусь папахой, или я умру или выручу этих несчастных. Пусть будет,

    что будет!

          Из обрезков ситца он сшил одеяло точно по росту царя, взял  на  дорогу

    горсть чортана - сухого творога -  и  пошёл  во  дворец,  опираясь  на  свою

    суковатую палку.

          В  горах,  где  гуляют  тучи  и  сверкает  вечный  снег  на  вершинах,

    ястребиным гнездом высился  царский  замок,  окружённый  зубчатыми  стенами,

    укреплённый бойницами и украшенный изображениями каменного вишапа - дракона,

    разевающего свою страшную пасть.

          Портной смело подошёл к окованным железом воротам и попросил  доложить

    о себе царю.

          Царские слуги взглянули на лоскутное  одеяло  и  подняли  портного  на

    смех:

          - На что ты надеешься, хромой безумец! Царь и  глядеть  не  станет  на

    твои лохмотья!

          - Я надеюсь на верного помощника, с которым много лет не расстаюсь,  -

    ответил, усмехаясь, портной.

          Слуги не поняли его слов, но, помня строгий приказ, ввели  портного  в

    покои царя.

          Царь взглянул на портного и поморщился, потому что портной  был  стар,

    худ и хром. От такого работника нельзя было ждать большой прибыли. Но он  не

    захотел при слугах нарушить своего царского слова и сказал:

          - Ва!.. Хвалился ишак конём стать, да  уши  помешали?  Самые  искусные

    мастера не сумели сшить одеяла  по  моему  росту,  а  этот  нищий  оборванец

    надеется угодить мне? . .

          - Не было бы ишака, пришлось бы коню возить на себе хворост, - ответил

    портной. - Примерь моё одеяло, о царь, и пусть я потеряю папаху, если оно не

    придётся тебе точно по мерке.

          - Накройте меня  ветошью,  которую  этот  урод  осмеливается  называть

    одеялом, - приказал царь.

          Царские слуги накинули на царя одеяло, и оно покрыло его с  головы  до

    ног.

          Но царь в один миг перевернул  одеяло  поперёк,  и  все  увидели,  что

    царские ноги в алых бархатных туфлях торчат наружу.

          - Наденьте на этого безумца собачий ошейник и  посадите  его  на  цепь

    посреди двора? - сказал царь. -  Пусть  он  по  ночам  пугает  лаем  летучих

    мышей?..

          Услышав слова царя, слуги стали смеяться над бедным портным.

          - Умный человек смеётся после всех, - сказал мастер и ударил  царя  по

    ногам своей суковатой палкой.

          Царь взвыл, как буйвол, и спрятал ноги  под  одеяло,  а  слуги  так  и

    замерли с открытыми ртами, поражённые дерзостью портного.

          - Немедленно казните дерзкого? - крикнул царь.

          - О царь, - остановил его портной, - одеяло-то пришлось тебе точно  по

    росту, а я слышал, что твоё царское слово дороже золота, крепче алмаза.

          Крик гнева застрял у царя в горле; он вспомнил старую поговорку:  "Кто

    обманул сегодня, - тому не поверят завтра". Дрожа от бессильной злобы,  царь

    ответил:

          - Ты прав, портной. Моё слово дороже золота, крепче  алмаза.  Я  отдам

    тебе полцарства и царевну Рачию, но только в том случае, если ты поклянёшься

    молчать о том, что ударил царя.

          - О царь! - ответил портной. - Мне не нужно царства, и  я  не  достоин

    даже глядеть на Рачию Огнеглазую. Выпусти из горных пещер несчастных  рабов,

    и я уйду, отвешивая тебе низкие поклоны.

          Попав в капкан, лисица сама себе  отгрызает  лапу.  Вместе  с  портным

    пришлось царю отпустить всех рабов, да ещё пожелать им добра на дорогу.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Вишап, сын царя Чинмачина

     

     

          Давным-давно жил-был один царь. У этого царя было трое  сыновей:  один

    умный, другой еще умнее, а третий самый умный. Однажды царь сказал сыновьям:

         - Пора вас женить.

         Младший сын ответил за всех:

         - Хорошо, только постарайся, отец, чтобы все три девушки были из одного

    дома.

         - Ладно,- говорит царь,- надо будет поискать. У многих  родителей  есть

    по три дочери, но я для вас должен выбрать самых достойных.

         - Это твое дело, отец,-отвечает младший сын, - выбирай!

         Призвал царь визиря.

         - Многие лета здравствовать тебе царь,- сказал визирь.- Что прикажешь?

         - Решил я женить своих сыновей,- говорит царь.- Нужно найти трех невест

    из одного дома. Собирайся, пойдем найдем трех  девушек,  посватаем  за  моих

    сыновей.

         - Многие лета здравствовать тебе царь. Пойдем поищем.

         Сели они на коней, пустились в дорогу. Сколько ни искали, в какие  дома

    ни заходили, не могли найти девушек по своему вкусу.

         Царь говорит:

         - Послушай, визирь, много мы  городов  объехали.  Давай  еще  поедем  в

    Багдад, поищем. Если и там не найдем, то вернемся домой.

         Поехали они в Багдад, ходили, искали, кружили по городу, опять не нашли

    невест для царских сыновей.

         - Визирь,- говорит царь,- раз уж мы здесь, пойдем к  багдадскому  царю,

    засвидетельствуем ему свое почтение и двинемся в обратный путь.

         Пошли они в гости к багдадскому царю. Он устроил для них пир, а на этом

    пиру три девушки подносили гостям угощение.

         Багдадский царь спрашивает путников:

         - Зачем пожаловали в наши края-с делом  или  для  своего  удовольствия?

    Отвечает ему царь:

         - Решил я своих сыновей женить на трех девушках из одного дома.  А  кто

    эти красавицы, которые подносили нам угощение?

         - Это мои дочери.

         - Какая удача! - говорит царь.- Они мне все нравятся. Отдай их замуж за

    моих сыновей.

         - Считай, что я приношу их тебе в дар,- ответил повелитель Багдада.

         - Благодарю тебя,- поклонился приезжий царь,- позови своих  дочерей.  Я

    надену им на пальцы по золотому кольцу.

         Вошли три девушки:  и  была  старшая  из  них  прекрасна,  средняя  еще

    прекраснее,  а  младшая  самая  прекрасная.  Их  отец,  повелитель  Багдада,

    поздравил с помолвкой и снова устроил прекрасный пир.

         Наутро приезжий царь поблагодарил хозяина и сказал:

         - Сейчас я поеду домой, а через  месяц  вернусь  с  сыновьями,  сыграем

    свадьбу.

         Отправился  царь  назад  в  свою  страну.  Все  три  сына  выехали  ему

    навстречу.

         - Свет очам вашим,- говорит царь.- Всех  троих  я  обручил  с  дочерьми

    повелителя Багдада. Я попросил месяц сроку, чтобы подготовиться к свадьбе.

         Заказал царь три роскошных девичьих наряда и  три  наряда  для  юношей.

    Через месяц все было готово.

         - Визирь,-  говорит  царь,-  возьмем  с  собой  моих  сыновей,  пятьсот

    всадников и поедем в Багдад, привезем моих невесток, сыграем свадьбу.

         Младший сын возразил ему:

         - Если мы все уедем, кто же останется в  нашем  дворце?  Могут  напасть

    враги в наше отсутствие. Вы поезжайте, а я останусь  дома.  Мою  невесту  вы

    привезете с собой.

         - Верно ты говоришь,-согласился царь. Младший сын  на  прощание  сказал

    отцу и братьям:

         - Как будете возвращаться из Багдада и доедете до родника  под  красным

    холмом, не сходите с коней, не пейте там воды и не  разбивайте  лагерь.  Там

    вас будет подстерегать опасность.

         - Хорошо,- обещали они,- будем помнить. Рано утром все, кроме  младшего

    сына, двинулись в путь. С музыкой, с зурной и доолом въехали в город Багдад,

    прибыли на царский двор и спешились.

         Повелитель Багдада  принял  их  как  подобает:  с  почестями,  радушно.

    Привели девушек, нарядили их в новые платья. Двое старших сыновей подошли  к

    своим невестам, взяли их за руки и пошли с ними  в  сад,  а  младшая  сестра

    осталась одна и вся  залилась  слезами.  Разгневался  повелитель  Багдада  и

    говорит царю:

         - Раз у тебя только двое сыновей, для чего ты сватал трех девушек?

         - Клянусь тебе своей головой и твоей головой клянусь, что  у  меня  три

    сына,-отвечал царь.- Третий остался во дворце, чтобы враги  не  застали  нас

    врасплох. Твою третью дочь возьму я с собой, и свадьбу с моим сыном  сыграем

    у нас.

         Старших  сыновей  женили,  устроили  пир  на  славу,  а  наутро   стали

    собираться в обратный путь.

         Повелитель Багдада говорит царю:

         - Пусть твоя свита едет, а ты еще посиди со  мной,  выпьем  по  чашечке

    кофе, ты их потом догонишь.

         Царь согласился. А царская  свита  и  сыновья  с  молодыми  женами  тем

    временем доехали до красного холма. Визирь говорит:

         - Что-то наш царь запаздывает. Давайте разобьем шатры  и  подождем  его

    здесь.

         Разбили шатры, стали готовить пищу. Наконец подъехал царь. Говорит им.

         - Собирайтесь сейчас же, уедем отсюда. А визирь возражает ему:

         - Уже темно, куда мы сейчас двинемся? Вот рассветет, и поедем.

         - Визирь,-  говорит  царь,-  ты  разве  не  слышал,  как  младший   сын

    предупреждал нас, что это опасное место?

         - Чего ты боишься?-засмеялся визирь.- С нами пятьсот  всадников,  целое

    войско, и мы же еще должны бояться?

         - Действительно,-говорит царь,-наверно, ты прав, останемся.

         А когда рассвело и царь проснулся в своем шатре,  он  увидел,  что  его

    лагерь со всех сторон окружил огромный вишап.

         - Пропусти! - закричал вишапу все пятьсот всадников сразу.

         Но вишап рассмеялся так, словно гром загремел:

         -Ха, ха, ха! Да я  захочу,  хвостом  шевельну  -  и  от  вас  следа  не

    останется. Сам царь стал просить вишапа:

         - Пропусти ты нас, нам надо спешить во дворец.

         - Пропущу,-говорит вишап,-но  только  обещай,  что  отдашь  мне  своего

    младшего сына.

         - Ничего не поделаешь,-  говорит  царь.-  Надо  же  отсюда  выбираться.

    Обещаю.

         - Проходите,-говорит вишап.-Только невесту младшего сына  я  оставлю  в

    залог. Отпущу ее, когда царевич приедет.

         Поскакали гонцы во дворец. Говорят младшему царевичу:

         - Свет очам твоим. Царь возвращается! Взял младший сын  сто  всадников,

    поскакал навстречу царю. Увидал царь своего сына и горько зарыдал.

         - Многие лета здравствовать тебе, царь,- говорит сын.- Что же плачешь в

    такой радостный день?

         - Потому плачу,- говорит царь,- что совета твоего не послушался, сделал

    привал у красного холма, а ночью нас окружил грозный  вишап.  Он  хотел  нас

    уничтожить и не отпускал до тех пор, пока я не обещал ему тебя, сын мой.  Он

    оставил у себя твою невесту как заложницу. Теперь ты знаешь, почему я плачу.

         - И напрасно плачешь,- говорит младший царевич.- Вот если я умру, тогда

    поплачешь, а пока не все потеряно. Буду собираться в путь.

         - Не ходи,- стал умолять его царь.- Не уходи, останься. Уж  что  должно

    случиться, того не миновать...

         - Нет, нет,- отвечает сын.- Стыдно нам будет перед повелителем Багдада,

    если мы оставим его дочь на съедение вишапу. Прощайте все!

         Младший царевич сел на коня и отправился в путь. Доехал он  до  вишапа.

    Вишап говорит:

         - Добро пожаловать. Невесту твою я сберег  невредимой.  Если  послужишь

    мне верой и правдой, отдам я  тебе  твою  невесту,  увезешь  ее  от  меня  и

    женишься.

         - Приказывай, я к твоим услугам,- отвечает царевич.

         - Сядь мне на голову,- говорит вишап.- Схватись  крепко  за  уши  и  не

    отпускай. И ничего не бойся. Мы с тобой полетим в небо.

         Поднял вишап царевича выше седьмого неба и говорит:

         - Смотри направо. Царевич посмотрел.

         - Что видишь там?

         - Город вижу.

         - Это столица царя Чинмачина,-говорит вишап.-А дворец видишь?

         - Вижу.

         - А огромную чинару перед дворцом?

         - Тоже вижу.,- А теперь вглядись и скажи мне: видишь ли  ты  на  ветках

    девушку? Смотри внимательно.

         Сначала царевич ничего не мог разглядеть, а потом пригляделся и  увидел

    девушку.

         - Вижу, вижу,- говорит.- Она одета в красное платье  и  сидит  почти  у

    самой вершины. Вишап спустил юношу на землю и говорит:

         - Пойди и добудь мне эту девушку. Тогда отдам тебе твою невесту.

         Дал ему вишап скатерть.

         - Вот это,- говорит,- тебе  на  дорогу.  Как  проголодаешься,  разверни

    скатерть, найдешь в нейвсе, что пожелаешь.

         Взял царевич скатерть и пошел. Долго ли шел, коротко  ли,  про  то  ему

    лучше знать, дошел до дремучего леса. А из  лесу  выскочили  на  дорогу  два

    огромных дэва и преградили ему путь.

         - Стой,- говорят,- очень мы голодны, хоть тобой закусим!

         - Не трогайте меня,- говорит юноша.-Я накормлю вас. Что  бы  вы  хотели

    съесть?

         - Семь буйволов хватило бы нам,-говорят дэвы.

         Царевич расстелил скатерть и сказал:

         - Скатерть, дай мне семь буйволов! И тут же ровно семь  буйволов  сошли

    со скатерти на траву.

         Накинулись на них дэвы, все съели, все косточки обглодали и  спрашивают

    юношу:

         - Куда ты путь держишь?

         - Иду,- говорит,- в столицу Чинмачина.

         - Что ж,- говорят дэвы,-  ты  нас  накормил,  мы  тебе  за  это  добром

    отплатим.

         Один дэв посадил его себе на спину  и  мигом  донес  до  границ  своего

    дэвского царства.

         - Вот,- говорит,- тебе на прощание мой волос. Если худо тебе  придется,

    сожги его.

         Поблагодарил царевич дэва и  пошел  дальше.  Идет  он,  идет  и  видит:

    движется ему навстречу несметное войско. Это конные муравьи  возвращаются  с

    войны против обезьян. Окружили муравьи царевича и повели его  к  муравьиному

    царю. Царь поглядел на него и говорит:

         - Мне он не нужен, заберите его и съешьте. Вам как раз хватит.

         - Многие лета здравствовать  тебе,  царь,-  говорит  царевич.-  Разреши

    накормить твоих подданных чем повкуснее, а меня пусть они не трогают.

         - Разрешаю,-говорит царь.

         - Что вы любите есть? - спрашивает юноша у конных муравьев.

         - Пшеницу, ячмень и просо.

         - А сколько вам нужно?

         - Сто мешков насытили бы нас вполне. Постелил царевич скатерть,  и  тут

    же оказалось на ней сто мешков зерна. Наелись муравьи досыта.

         А царь муравьев достал нитку и протянул ее царевичу:

         - Накормил ты моих подданных досыта. Я тебе за это добром отплачу.  Как

    придется тебе туго, обмотай нитку вокруг пальца, мы  тогда  придем  тебе  на

    помощь.

         Пошел царевич дальше. Шел, шел и видит: идет навстречу войско. Ни конца

    ему нет, ни краю. Подошел поближе, увидел, что это обезьяны, которые дрались

    с конными муравьями. Окружили его обезьяны и повели к своему царю.

         - Многие лета здравствовать тебе, царь,- обращается он  к  царю.-  Вели

    своим подданным отпустить меня, а я их досыта накормлю. Чем накормить вас? -

    спросил он у обезьян.

         - Мы едим миндаль, бананы и грецкие орехи.

         - А сколько съедите?

         - Мы съедим шестьдесят мешков. Расстелил юноша скатерть  и  попросил  у

    нее шестьдесят мешков грецких орехов, бананов и миндалю.

         Наелись обезьяны, а обезьяний царь протянул юноше два кольца и говорит:

         - Накормил ты моих подданных досыта, я тебе за это добром отплачу. Одно

    кольцо надень на правую  руку,  одно  -  на  левую.  Одну  руку  опустишь  в

    воду-вода замерзнет. Другую опустишь-лед растает.

         Двинулся юноша дальше. И наконец дошел до  города  Чинмачина.  А  город

    этот был окружен глубоким рвом, а моста через этот ров не было. Опустил он в

    воду левую руку - вода замерзла. Перешел  он  через  ров.  Коснулся  кольцом

    правой руки льда во рву - лед растаял. В городе встретил  царевич  старушку.

    Расспросил у нее, какой в городе царь и хорошо ли живется людям в Чинмачине.

         - Живется неплохо,-отвечает старушка.- Только вот беда: пропал  у  царя

    сын. И еще одна беда: тому, кто посватается  к  царской  дочери,  предлагает

    царь испытание, а если  жених  испытаний  не  выдерживает,  царь  рубит  ему

    голову.

         - Что ж,- говорит юноша,- теперь настала  моя  очередь.  Пойду  сватать

    царскую дочь.

         - Не ходи, сыночек,- говорит старушка.- Лишишься ты головы,  жалко  мне

    тебя.

         - Нет, пойду,- говорит царевич.- Если позволишь, я у тебя переночую,  а

    с утра разбуди меня пораньше и проводи во дворец.

         Пошел он с утра во дворец, подошел к стражникам и говорит:

         - Пустите меня, у меня дело к вашему царю. Пошли слуги, доложили царю.

         - Так и так,- говорят.- Пришел какой-то юноша, хочет с тобой говорить.

         - Введите! - приказывает царь. Вошел юноша в царские  покои.  Семь  раз

    поклонился, на восьмой руку к сердцу приложил.

         - Что скажешь? - говорит царь.

         - Скажу, что пришел сватать твою дочь,- отвечает паревич.

         - Уходи той же дорогой, что и пришел,- говорит царь.- Жалко  мне  тебя.

    Ведь если не пройдешь мои испытания, голову тебе отрублю.

         - Согласен,- говорит юноша.

         Тут чинмачинский царь созывает своих назир-визирей и говорит:

         - Расставьте серебряные подносы под этой чинарой, а на  золотой  поднос

    поставьте стакан воды. Если парень влезет на чинару,  не  пролив  ни  капли,

    отдам ему дочь. Если хоть каплю прольет отрублю ему голову.

         Юноша подошел к дереву, опустил  кольцо  в  воду  и  полез  на  чинару.

    Поднялся на самую вершину и сел на ветку.  А  потом  стал  спускаться  и  по

    дороге оттаивать воду вторым кольцом.

         - Ну,- говорит царь,- сегодня тебе повезло. Завтра снова придешь.

         Пошел царевич ночевать к старушке, а она его жалеет:

         - Ослепнуть бы моим глазам и не видеть, что над  тобой  творят.  Ложись

    отдыхай.

         Наутро опять отправился царевич во дворец. Царь заставил его целый день

    простоять у ворот, а к вечеру приказал наполнить маслом два  тридцатипудовых

    чана и велел ему съесть их до утра. Съел юноша крошечный кусочек масла и уже

    наелся. Эх,-думает,-отрубят мне завтра голову . И вдруг вспомнил про  дэвов.

    Поднес он волосок к огню - и дэвы тут же вошли в его комнату.

         - Что случилось?-спрашивают.

         - Видите чаны с маслом? Я позвал вас, чтобы угостить.

         Дэвы говорят:

         - Мы уже сорок лет масла не пробовали. Опустили они морды в чаны и  все

    съели, даже стенки облизали.

         На рассвете царь встал и позвал своих назир-визирей:

         - Приведите парня, отрубим ему голову.

         Столько масла и тысячу человек не съедят.

         Вошли назир-визири в комнату к царевичу, а он спит. Разбудили они его и

    привели к царю.

         - Ну что скажешь? - говорит царь.

         - Я съел все масло,- отвечает  царевич.  Царь  послал  слуг,  те  стали

    проверять - искать, везде шарить, но  ничего  не  нашли.  Пришли  к  царю  и

    говорят:

         - Он и вправду все съел.

         Тут прислужницы сообщили царевне, что один парень за  нее  сватается  и

    уже два испытания прошел.

         - Что же,- говорит царь,- пока еще не все.

         Сейчас поди отдохни, а вечером  приходи  во  дворец.  Пошел  царевич  к

    старушке, отдохнул у нее, а вечером опять явился к чинмачинскому царю.  Царь

    зовет своих назир-визирей и говорит:

         - Отмерьте десять мер ячменя, десять мер  пшена  и  столько  же  проса.

    Смешайте все и велите парню к утру по сортам разобрать.

         Начал юноша крупу разбирать  и  видит,  что  ему  до  утра  и  с  одной

    горсточкой не справиться. И вдруг вспомнил он про муравьев. Намотал он нитку

    на палец - и тут же вся его комната наполнилась муравьями.

         Говорит им юноша:

         - Я вас попрошу пшено, просо и ячмень на три  кучи  разделить,  все  по

    сортам. Только пока не ешьте, я вас после накормлю.

         И вот собрались муравьи, и было их столько, что, если их  выстроить  по

    одному, последний окажется на вершине горы Масис. Разобрали они все зерно, а

    потом царевич разостлал  перед  ними  скатерть  и  досыта  их  накормил.  На

    рассвете проснулся царь, стал созывать своих назир-визирей.

         - Приведите,- говорит,- парня, отрублю ему голову.

         Пришел царевич, а чинмачинский царь велит ему голову рубить.

         - За что же?-говорит юноша.-Я все как надо сделал.

         Пошли,  проверили,  все  зерно  перемерили.  Видят:  работа  и  вправду

    выполнена. Царь говорит:

         - Иди, на следующее утро опять придешь. Сообщили прислужницы  обо  всем

    этом царевне.

         - Интересно, где этот парень живет? - спрашивает царевна. Говорят ей:

         - У одной старушки.

         Царевна дала целую горсть золота своей служанке и говорит:

         - Чтобы лишнего слова не слетело с твоих  губ.  Пусть  старушка  оденет

    парня в девичий наряд и вечером приведет ко мне.

         Вечером старушка нарядила юношу в женскую одежду и привела  во  дворец.

    Стражник не хотел ей открывать ворота.

         Старушка говорит:

         - Я привела свою дочь на обучение к царской дочери.

         - Ну ладно, раз так, веди. Отвела старушка юношу к царевне, поклонилась

    ей и говорит:

         - Чему можешь научить мою дочь, сейчас учи, а на ночь ей  нельзя  здесь

    остаться.

         Царевна отослала служанок и, когда  они  остались  одни,  обратилась  к

    царевичу:

         - Ты хорошо прошел все испытания, но  завтра  предложат  новые.  Слушай

    внимательно и упоминай. Завтра мой отец  приведет  сорок  девушек  одетых  в

    черные платья, посадит их на черных коней накинет им на голову черную вуаль,

    построит их в ряд  и  спросит  тебя,  которая  из  них  его  дочь.  Отсчитай

    девятнадцать от начала, а двадцатая буду я. Смотри не запутайся.

         На рассвете  царевич  приходит  к  царю.  Зовет  царь  назир-визирей  и

    говорит:

         - Идите привезите сорок девушек. Оденьте их в черные  платья.  Посадите

    на сорок черных коней. Накиньте им  на  головы  черные  вуали.-  А  царевичу

    говорит: - А ну-ка, которая тут моя -дочь?

         Царевич считает до девятнадцати, подходит к  двадцатой  девушке,  берет

    коня под уздцы и говорит:

         - Вот твоя дочь.

         - Что ж, верно,-говорит царь.-Иди домой, утром снова придешь.

         Царевич ушел, но тут же вернулся, переодевшись в женский наряд.

         Царевна опять отослала слуг и учит его:

         - Слушай, юноша. Завтра мы сядем  на  красных  коней,  наденем  красные

    платья, покроем головы красной вуалью. Я встану последней. Подойдешь к моему

    коню и возьмешь его за уздечку:-Утром снова идет  царевич  во  дворец.  Царь

    приказывает своим назир-визирям:

         - Приведите сорок девушек, посадите на красивых коней и постройте их  в

    ряд.

         Спрашивает чинмачинский царь у царевича:

         - Которая тут моя дочь?

         Царевич подошел к последнему коню.

         - На этом коне твоя дочь,-говорит.

         - И сегодня тебе повезло,- говорит царь.-  Иди  домой,  придешь  завтра

    утром.

         Опять приходит юноша к царевне в девичьем наряде.

         Царевна говорит ему:

         - Завтра сядем на белых коней, оденемся в белые платья, головы  покроем

    белой вуалью Я встану  первой.  Подойдешь,  возьмешь  коня  моего  за  узду,

    подведешь к царю.

         Рано утром пошел юноша во дворец.

         Выходит царь и приказывает:

         - Идите приведите сорок девушек, оденьте их в белый наряд, посадите  их

    на белых коней покройте головы белой вуалью и постройте в ряд.

         Спрашивает царь юношу:

         - Которая моя  дочь?  Найди  и  приведи  ее.  Подошел  юноша  к  первой

    всаднице, взял белого коня за уздечку, подвел к царю и говорит:

         - Многие  лета  здравствовать  тебе,  царь.  Уже  шесть  дней  ты  меня

    терзаешь. Вот тебе твоя дочь. Отдашь ты ее мне наконец?

         Царь приказал всем всадницам сойти с коней и всех пригласил  в  царские

    покои.

         - Кто ты? - спросил он у юноши.- До сих пор через мои  испытания  никто

    не сумел пройти. Отвечает ему юноша с поклоном:

         - Я царский сын, приехал  сюда  сватать  твою  дочь.  А  что  все  твои

    испытания я прошел, так это просто мне повезло.

         Говорит ему чинмачинский царь:

         - Не хотелось мне ее замуж  отдавать.  Мой  сын  пропал.  Как  же  я  с

    единственной дочерью расстанусь? Женись на ней и оставайся здесь.

         - Нет,- отвечает юноша.- Снаряди нас в дорогу, а свадьбу мы  сыграем  у

    моего отца.

         - Ничего не поделаешь,- отвечает царь. На  прощание  чинмачинский  царь

    говорит ему:

         - Послушай, юноша, что я скажу тебе. Пропал мой двадцатипятилетний сын.

    Ты такой мудрый, может быть сына моего найдешь. Если вернешь мне сына, отдам

    я тебе половину своего царства. А теперь счастливого вам пути.

         Доехал юноша с царевной до страны обезьян.

         Обезьяны отвели его к своему царю.  Обезьяний  царь  говорит:  -  Добро

    пожаловать. Накорми нас, потом мы тебя проводим.

         Расстелил юноша скатерть, досыта накормил обезьян. А они проводили  его

    короткой дорогой до страны конных муравьев.

         - Добро пожаловать,-сказал им муравьиный царь - Накорми нас, а потом мы

    тебя проводим. И перед муравьями расстелил  юноша  скатерть  и  накормил  их

    досыта. И муравьи проводили его  короткой  дорогой  до  страны  дэвов.  Дэвы

    подходят к юноше и говорят:

         - Накорми нас, и доброго тебе пути. Наелись  дэвы  и  быстро  перенесли

    юношу с царевной к дому вишапа. Вишап его спрашивает:

         - Ты почему так долго?

         - Не легко было пройти все испытания, - отвечает царевич.

         - Оставь эту девушку у меня, -говорит вишап. -А  сам  сходи  в  сад  за

    своей невестой. - Потом вишап говорит девушке: - Скорей обмотай свои  волосы

    вокруг моей шеи.

         Испугалась девушка, отшатнулась от него, а он так  ласково  ее  просит,

    умоляет. Она обмотала волосы вокруг  его  шеи.  И  в  ту  же  секунду  вишап

    вскрикнул,  шкура  на  нем  разорвалась,  и  он  превратился  в  прекрасного

    двадцатипятилетнего юношу. Дочь чинмачинского царя увидела, что это ее брат.

         В этот момент царевич возвратился из сада.

         Увидев незнакомого юношу, он тут  же  выхватил  саблю,  а  чинмачинский

    царевич говорит ему:

         - Подожди, не убивай меня, сначала выслушай. Эта царевна - моя  сестра.

    Только одна она могла разрушить колдовство.  Многих  я  посылал  за  нею,  и

    только ты один сумел ее привезти.

         И такая тут настала радость, будто им целый мир подарили.  Все  четверо

    сели на коней, поехали в царский дворец и сыграли  свадьбу  царевича  с  его

    невестой.

         Через некоторое время царевич говорит:

         - Я должен отвезти сына и дочь чинмачинского царя к их отцу.

         А вперед скачут гонцы.

         - Свет очам твоим! - говорят они чинмачинскому царю.- Твои сын  и  дочь

    вернулись.

         Чинмачинский царь созывает всех  придворных,  всех  слуг,  весь  народ,

    задает невиданный пир.

         С неба упало три яблока: одно - тому, кто рассказывал, другое  -  тому,

    кто слушал, а третье - тому, кто на ус намотал.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Настоящая чепуха

     

     

          Жили-были муж с женой. Были они очень бедны. Была  у  них  всего  одна

    курица, но такая драчунья, что если спереди зайти  -  клювом  бьет,  а  если

    сзади - то лапами. Приказал им староста курицу эту зарезать, а им жалко было

    резать ее. Заперли они ее в кладовку, закрыли окна и забыли про нее.

         Муж однажды вспомнил про курицу и говорит:

         - Жена, пойдем на курицу поглядим, что с ней стало?

         - Хорошо, -говорит жена, -пойдем поглядим.

         Пошли они в кладовую и видят, что вся она доверху набита яйцами.  Взяли

    они эти яйца,запрягли быков, положили яйца  на  воз,  а  сами  сверху  сели.

    Яичная скорлупа стала лопаться, стали из яиц выходить направо -  петушки,  а

    налево - курочки.

         Вдруг из одного яйца гусь выскочил. Выскочил и побежал. Погнался за ним

    хозяин, а его уже другой человек изловил и на току молотить  заставил.  Взял

    этот человек и дал хозяину в придачу к гусю два мешка  зерна.  Нагрузил  тот

    мешки гусю на спину и погнал его домой.

         Дома видит: мешки гусю спину натерли. Сказал ему один лекарь:

         - Помажь гуся ореховым маслом, ранка заживет.

         Ходил-ходил хозяин, никак орехов найти не мог. В конце концов  встретил

    одну старушку.

         - Послушай, матушка, -говорит, -дай мне немного орехов, мне  гуся  надо

    вылечить.

         - Когда я была ребенком, - говорит старуха, - мой отец из Индии  привез

    орехи. Мы все орехи съели, а один под тахту закатился. Дайте мне палочку,  я

    пошарю.

         Взяли муж с женой вырвали дерево с корнем,  дали  его  старухе,  а  она

    из-под тахты орех выкатила. Раздавили они этот орех, смазали спину гуся, а у

    него на спине через месяц ореховое дерево выросло. Когда гусь на лугу пасся,

    пастухи и ребята бросали в него комья земли,  камни  и  палки,  чтобы  орехи

    сбить. Все это между ветвями застряло, и стал в его ветвях зеленый луг. Люди

    залезли на дерево, распахали луг, посеяли пшеницу и рожь,  а  пастухи  стали

    там пасти быков, овец и ягнят.

         Однажды один человек сорвал в этом саду арбуз, хотел его разрезать,  да

    нож у него в арбузе застрял, застрял нож и провалился. Разделся этот человек

    и залез в арбуз. Долго он там бродил, никак ножик найти не мог. Вдруг видит:

    идет чабан с дубинкой на плече.

         - Эй, братец, - спрашивает чабан, -что ты за  человек,  что  делаешь  в

    арбузе?

         - Ножик мой упал сюда, -говорит, -ищу, может, найду.

         - Эх, зря надеешься, -говорит чабан.-Вот уже  ровно  два  года  у  меня

    пропало здесь целое стадо овец. Я уж искать устал, а ты говоришь - нож!

         Не понравились эти слова хозяину ножа, и он стукнул чабана. А чабан его

    дубинкой огрел, и началась тут такая драка, что арбуз свалился на  землю,  а

    из него выскочил заяц, выплюнул заяц бумажку, а на  ней  написано:  Все  это

    настоящая чепуха .

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Сказка о бедняке и его жене

     

     

          Жили-были муж и жена, оба необыкновенно бедные. Жена ходила по  людям,

    нанималась на поденную  работу,  и  существовали  они  оба,  ну,  совершенно

    впроголодь. Нечем было им даже единственного сына кормить.

         Однажды жена сказала:

         - Ах, муженек, никак нам не вырваться из бедности и нужды! Пошел бы  ты

    в другие города, может быть, заработал бы что-нибудь на жизнь.

         Муж собрался и пошел искать работу. Нанялся он  в  одном  богатом  селе

    сторожить яблоневый сад. Построил себе крошечную избушку  и  поселился  там.

    Прижилась у него в избушке какая-то бродячая кошка; с ней он  и  провел  все

    лето, больше не с кем было слова сказать.

         Осенью хозяева садов расплатились с ним яблоками.

         Проезжал  как-то  мимо  этого  села  один  купец,  его   односельчанин.

    Поклонился ему бедняк и говорит:

         - Заработал я мешок яблок, да еще кошку нажил, вот и все мое имущество.

    Передай это все моей жене.

         - Хорошо,- говорит  купец.-  Передам.  Только  сначала  распродам  свои

    товары в чужих краях.

         Прибыл купец в чужие края, а там всего вдоволь, и только яблоки никогда

    не родятся. Упросили его тамошние жители продать им  яблоки.  Купец  сначала

    отказывался, а потом согласился. Заработал он на яблоках кучу золотых  денег

    и отправился дальше.

         Добрался он до другой страны.  Привез  он  свои  товары  на  продажу  в

    царский дворец. И там он увидел, что по дворцу бегают целые  стаи  мышей,  и

    нет от них никакого спасения.

         - Что дашь мне,- говорит купец царю,-  если  я  избавлю  тебя  от  этих

    мерзких тварей?

         - Мешок золота дам,- говорит царь. Тут купец выпустил голодную кошку из

    мешка, и она быстро передушила всех мышей.

         Царь с купцом расплатился, и купец отправился в обратный путь.

         Передал он жене бедняка кучу золота и сказал:

         - Это прислал тебе твой муж.

         - А не сказал ли он, что мне  делать  с  этим  богатством?  -  спросила

    изумленная женщина.

         Купец засмеялся, вспомнив кошку и яблоки, и сказал:

         - Нет, делай что хочешь.

         Жена выстроила на эти деньги роскошный дом и отдала сына в учение.

         Прошло лет пятнадцать. Бедный крестьянин сумел заработать за это  время

    всего три золотых монеты. С ними и отправился он домой.

         По дороге пришлось ему заночевать у одного крестьянина. Там он попал на

    семейный праздник. Видит он, что за столом все гости  пьют,  едят  и  весело

    болтают. И только один человек ничего не  ест  и  ни  с  кем  ни  о  чем  не

    разговаривает.

         - Почему этот гость молчит? - спросил он у хозяина дома.

         - Да ну его совсем, - говорит хозяин. - У  него  каждое  слово  на  вес

    золота.

         Изумился бедняк и достал один золотой.

         -Вот, -говорит, -золотая монета. Пусть скажет что-нибудь.

         Поглядел молчун на бедняка и говорит:

         -Пока смерть не придет, не умрешь. И не бойся глубины.

         Еще больше удивился бедняк, достал вторую монету.

         - На, - говорит, -тебе еще золота, говори.

         -Лучше всех та, которую всей душой любишь, -вымолвил молчун.

         - Эх, будь что будет! - говорит бедняк. -Уж очень складно ты  говоришь.

    Вот тебе моя последняя монета.

         - Как чихнешь, постой, подумай, -говорит молчун.

         А бедняк наутро, как и был бедняком, отправился дальше.

         Дошел он до одной деревни и видит: толпится народ возле колодца.

         - Что вы тут делаете? -спрашивает.

         - Беда у нас, ужасная беда, -говорят. -Воды у нас осталось всего на дне

    колодца. Да кто ни спустится в колодец  за  водой,  назад  не  возвращается.

    Скоро мы  все  умрем  от  жажды.  Попробуй,  прохожий,  достать  воду.  Если

    достанешь, все дадим тебе по золотой монете.

         Вспомнил бедняк слова молчуна и говорит:

         - Раньше смерти все равно не умру. И  не  боюсь  я  глубины.  Полезу  в

    колодец!

         Спустился он в колодец, набрал воду с самого дна,  хотел  уже  вылезти,

    вдруг кто-то уцепил его за подол и говорит:

         - Поди сюда.

         Обернулся он -и что же видит? На дне колодца человеческие головы в кучу

    свалены, а рядом стоит большой стол, и на нем сидят ворон и лягушка.

         Ворон говорит:

         - Ну раз ты сюда пришел, отвечай на мой вопрос. Не ответишь как надо  -

    голову отрублю.

         - Спрашивай,- говорит бедняк.

         - Видишь вот эту лягушку? Стоит она того, чтобы я на ней женился?

         - Лучше всех та, которую любишь всей душой, -ответил  он  словами  того

    человека.

         Только он это проговорил, стали  ворон  и  лягушка  у  него  на  глазах

    раздуваться, раздуваться. И вдруг шкура на них лопнула, и превратились они в

    прекрасного юношу и прекрасную девушку.

         - Ты освободил нас от колдовства, -говорит юноша. - Спасибо, вот тебе в

    награду много денег.

         Вылез бедняк (а был он уже теперь не бедняк) из колодца, вытащил кувшин

    воды, и жители села тоже щедро с ним расплатились за; то, что он их спас  от

    смерти. А колодец тут же до краев наполнился водой.

         Дошел этот человек до своего села. Видит, на месте  его  избушки  стоит

    роскошный дом, а вокруг - пышный сад. Заглянул он в окно. Видит, жена его  с

    каким-то молодым человеком беседует.

          Ах, так! - подумал он. - Значит, она без меня за богатого замуж вышла?

    Сейчас я им покажу!

         И выхватил ружье. Только он хотел выстрелить,  как  неожиданно  чихнул.

    Вспомнил он слова молчуна. Остановился и думает. И вдруг слышит, как молодой

    человек говорит:

         - Нани-джан, что же это от нашего  отца  вестей  нет?  Я  по  нему  так

    соскучился. А жена говорит:

         - Ай, сыночек, а и я все глаза по  нему  выплакала!  Так  мне  хочется,

    чтобы он вернулся и посмотрел, какой у него сын вырос!

         Тут муж распахнул двери, вбежал в дом, бросился обнимать жену и сына.

         Десять раз он себя поблагодарил, что не пожалел тогда  последних  денег

    за умное слово.

         Так пришло к ним счастье, пусть придет оно и к вам.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Три завета

     

     

          Один человек, умирая,  позвал  к  себе  своего  единственного  сына  и

    сказал:

         - Я умираю, сынок. Займи мое место в лавке, торгуй и запомни  три  моих

    завета: во-первых, где бы ты ни был, чем бы ни был занят, если услышишь плач

    ребенка, пойди узнай, отчего дитя плачет; второе- никогда не переходи  реку,

    если не знаешь брода; и, наконец, не путешествуй ночью. Ночуй там, где  тебя

    застала темнота.

         Сказав все это, отец скончался.

         Сын похоронил его честь честью и стал вместо него торговать в лавке.

         Прошла неделя, две, три недели, месяц, два, три месяца. Однажды  друзья

    этого молодого купца говорят ему:

         - Собирайся, пойдем в Тифлис за товарами.

         Ладно. Собрались и пошли.

         Идут день, два, три дня, неделю, две, три недели, доходят до Тифлиса.

         Молодой купец задержался в  Тифлисе  дольше  других,  накупил  товаров,

    навьючил мулов, нанял помощников и двинулся в обратный путь. Шли  они  день,

    два, три дня, неделю, дошли до бурной реки.

         Помощники говорят:

         - Перейдем вброд. А купец говорит:

         - Нет, найдем кого-нибудь, кто нас переведет,- ведь этой реки не знаем.

    Тут один из помощников говорит:

         - Вы все трусы! Сейчас я покажу вам, где тут брод.

         Вошел он вместе с конем в реку, вода закружила его, и он утонул.

          Прав был мой отец ,- подумал молодой купец.

         Нашел он местного крестьянина, обещал ему плату и  хороший  подарок,  и

    тот перевел его караван там, где был брод.

         Пошли они дальше.

         По дороге встретился им богатый купец, который направлялся в Гянджу.

         Понравился ему молодой купец, и он ему сказал:

         - Пойдешь со мной  в  Гянджу,  если  я  тебя  возьму  пайщиком  в  свою

    торговлю?

         - Отчего не пойти,- говорит молодой купец. Стали они считать товары.  У

    молодого товаров оказалось меньше.

         - Что ж,  -говорит  богатый  купец,  -будешь  моим  младшим  партнером.

    Отправляйся-ка ты вперед, поезжай к моей жене, отдай ей  мой  перстень.  Она

    его узнает и тебя приютит. Подготовь лавку, все  как  надо  устрой,  а  я  с

    караваном приеду - начнем торговать.

         Направился молодой купец в Гянджу, разыскал дом своего партнера, пришел

    к его жене и отдал ей перстень.

         Жена приняла его в дом, и так он  ей  понравился,  что  стала  она  его

    потихоньку подговаривать, чтобы он старого мужа убил, а сам на ней женился.

         - Что ты, что ты, женщина! - говорит ей молодой купец.- В своем  ли  ты

    уме? Я с твоим мужем подружился, он меня взял своим партнером. Разве могу  я

    пойти против него на злое дело?

         Женщина  смолчала,  но  затаила  злобу.  Погоди,-думает  она,-вот   муж

    вернется, уж я знаю, как тебе отомстить .

         Прошел день, два, три дня,  купец  приезжает  с  товарами.  Видит:  его

    молодой партнер лавку приготовил, все вымыл,  вычистил,  прибрал.  Разложили

    они товары, стали торговать. Торговля пошла удачно: что ни день, то прибыль.

         Прошел так месяц, два, три месяца. Однажды жена старого  купца  говорит

    ему:

         - Прогони этого парня, чтоб я его больше не видела.

         - Почему это, жена, что он тебе сделал?

         - Когда он пришел сюда без тебя, он подговаривал  меня,  чтобы  я  тебя

    убила, а сама вышла бы за него замуж.

         Купец поверил коварной женщине и задумал отомстить молодому человеку.

         У этого купца была пекарня. Пошел он к пекарю и говорит:

         - Пекарь, я должен тебе сказать одну вещь, выслушай меня.

         - Пожалуйста, говори, хозяин,- отвечает пекарь.

         - Завтра утром придет к тебе один человек и спросит: Сделал ли  ты  то,

    что тебе хозяин велел? Как только он это скажет, затолкай его в печку, пусть

    сгорит.

         - Ладно, -говорит пекарь.-Раз велишь, сделаю.

         Вечером младший купец пришел из лавки, сели они ужинать как ни в чем не

    бывало. Собрались спать.

         Старый купец говорит молодому:

         - Завтра утром пойдешь к нашему пекарю и спросишь его,  сделал  ли  он,

    как приказал хозяин.

         - Хорошо,- говорит парень,- пойду спрошу. Наутро встал молодой купец и,

    ничего не ведая, направился  в  пекарню.  Вдруг  слышит:  где-то  поблизости

    горько плачет дитя. Завернул он за угол. Видит: лежит малыш,  коленку  ушиб,

    не может встать.

         - Не плачь, - говорит, - не велика беда, заживет коленка.

         Поднял он ребенка на руки и понес его к матери.

         Жена купца тем временем  встала,  нарядилась  и  отправилась  к  пекарю

    узнать, покончил ли он уже с молодым купцом.

         Вышла из дому, дошла до пекарни и постучалась.

         - Кто там? - спрашивает пекарь.

         - Это я, хозяйка. Открой дверь.

         Пекарь открыл дверь, а жена хозяина зашла и спросила:

         - Сделал ты уже, что тебе хозяин  велел?  А  пекарь,  не  долго  думая,

    схватил ее и сунулв печь.

         Отнес молодой купец малыша и пошел к пекарю.

         - Сделал ты, что тебе хозяин приказывал? - спрашивает он у пекаря.

         - Да,- говорит пекарь,- сделал. Молодой  купец  отправился  к  старшему

    своему компаньону и говорит:

         - Пекарь сделал, что ты ему  велел.  Купец,  увидев  молодого  человека

    живым и здоровым, чуть язык себе не откусил. Пошел он к пекарю и  спрашивает

    его:

         - Кого это ты бросил в печь?

         - Хозяин,- говорит пекарь,- разве ты не сказал, чтобы я бросил  в  печь

    того, кто придет утром и спросит, выполнил ли я твое распоряжение?

         - Да, - говорит купец.

         - Ну вот, утром пришла твоя жена и спросила меня. Ее я и сжег в печи.

         Купец стал плакать и рвать на себе волосы. Но  ничего  не  поделаешь  -

    вернулся домой.

         Позвал купец к себе молодого купца и стал у него допытываться:

         - Скажи мне честно, что у тебя вышло с моей женой?

         Молодой человек рассказал купцу, как его жена подговаривала убить его.

         - Ладно, -говорит купец, -я тебе верю, но  у  себя  оставить  не  могу.

    Возьми свою долю и плату до конца года и уходи.

         - Как хочешь,- сказал молодой человек.

         Вернул он купцу ключ от  лавки,  взял  свою  долю,  нанял  помощника  и

    направился в свою родную деревню.

         Уже почти дошли они до деревни, как стало темнеть.

         - Давай разложим палатку,- говорит молодой купец своему помощнику.

         - Да что ты! - отвечает тот.- Идти-то осталось два шага.

         - Нет, не пойду,- говорит молодой купец,- мне мой отец завещал: никогда

    ночью не путешествовать.

         Разбили они палатку, легли спать. Среди ночи молодой  купец  проснулся.

    Дай,- думает,- посмотрю, все ли в порядке, не подбираются ли к  нам  воры  .

    Стал он глядеть, вся ли поклажа на  месте.  Вдруг  видит:  кто-то  бежит  из

    деревни и что-то тяжелое тащит. Стал он за этим человеком следить. А тот  со

    своей ношей свернул на кладбище. Дошел он до большого камня, отодвинул  его,

    зарыл то, что принес, и опять .навалил на то место тяжелый камень. Потом  он

    торопливо пошел назад в деревню.

          Вот и я сейчас его клад вырою! - обрадовался купец.- И разбогатею!

         Хотел он позвать помощника, но тот так спал, хоть за ноги его возьми  и

    об землю брось - не проснется. Осторожно пробрался  на  кладбище.  Отодвинул

    камень и тихонько откопал сверток. Взвалил  его  на  плечи,  принес  в  свою

    палатку и развернул. И что же он увидел!  Девушка,  красивая,  как  русалка,

    одетая, как царевна, лежит без  сознания,  вся  изранена,  истекает  кровью.

    Сердце ее еле слышно бьется. Полюбил ее молодой купец с  первого  взгляда  и

    решил вылечить.

         На рассвете навьючили коней и тронулись они в путь. Уже не в деревню, а

    куда глаза глядят. Шли они день, два, три  дня,  неделю,  две,  три  недели.

    Дошли до города. Тут  молодой  купец  отпустил  помощника  и  снял  комнату.

    Поселился он там с девушкой, созвал всяких знахарей-лекарей и говорит:

         - Что хотите берите, только вылечите эту девушку.

         Стали знахари-лекари лечить ее. Месяц лечили, два, три месяца,  наконец

    вылечили.

         Когда девушка окончательно поправилась, стал он ее расспрашивать, что с

    ней случилось и как оказалась она на кладбище.

         Вот что она ему рассказала.

         - Я дочь царя. У отца моего есть казначей. Сын  этого  казначея,  очень

    злой и неприятный человек, задумал на мне  жениться.  Он  преследовал  меня,

    умолял выйти за него замуж, но я каждый раз ему отказывала. И он  затаил  на

    меня злобу. Однажды гуляла я со служанками в поле.  Вдруг  увидели  мы,  что

    пять всадников скачут прямо на нас. Служанки в испуге  разбежались,  а  меня

    кто-то схватил, его спутники меня связали и увезли. Я  потеряла  сознание  и

    очнулась только в твоей палатке.

         - Я тебя спас,- говорит купец,- мне на тебе и жениться.

         - Что   ж,-говорит   царевна,-я   согласна.   Сходи   за   священником,

    обвенчаемся.

         Поженились они, и жена  стала  просить  мужа  поселиться  в  ее  родном

    городе. Хотела она  отомстить  сыну  казначея  за  его  кровавое  злодеяние.

    Собрали они все свое имущество и отправились в путь. День шли, два, три дня,

    неделю, две, три недели, дошли до города.  Сняли  там  комнату  подальше  от

    царских покоев и стали жить.

         Жили-жили и постепенно все деньги прожили.

         - Муж мой,- говорит царская дочь,- что ты такой стал печальный?  Может,

    кончились у тебя деньги и нам не на что жить?

         - Да,- говорит муж.- Чего скрывать? Если от тебя скрою, то от Бога  все

    равно не спрячешься. Денег у нас совсем нет.

         Услышав это, жена вынула из своих волос драгоценный камень и говорит:

         - Вот возьми этот камень и иди на базар прямо к сыну казначея. Покажешь

    ему камень и спросишь, сколько он стоит. Сын казначея скажет тебе:

          Тысяча двести рублей . Ты  скажешь:  Дай  мне  половину,  а  остальные

    возьми себе на здоровье . Если он тебя позовет к себе - ступай,  а  назавтра

    пригласи его к нам в гости. Хорошо?

         - Ладно,- отвечает муж,- как ты сказала, так и сделаю.

         Взял он камень и пошел на базар. Отдал он этот камень сыну казначея  за

    полцены. Сын казначея так обрадовался, что пригласил  его  к  себе  домой  -

    выпить и закусить вместе, втайне надеясь, что он  и  еще  как-нибудь  сможет

    использовать такого простачка..

         Пришли они в дом царского казначея. Поговорили о том о  сем,  просидели

    до обеда. Потом слуги накрыли стол, сын казначея  и  купец  ели  и  пили  до

    самого вечера.

         На другой день сын казначея, как они уговорились, пришел в гости в  дом

    купца.

         Просидели они целый день, ели и пили, пировали,  а  в  полночь,  совсем

    опьянев, заснули.

         Встала среди ночи царская дочь, взяла кинжал и с силой  вонзила  его  в

    живот своему обидчику. Он тут хе испустил дух. Разбудила она своего муха.

         - Я наконец отомстила, -говорит она. - Теперь отвези труп на кладбище и

    зарой его там же где этот негодяй хотел меня закопать.

         Муж видит: ничего не поделаешь, сделал, как ясена ему велела.

         - Теперь нам надо скрыться,-говорит жена - уехать в другую страну, а не

    то нас здесь царские палачи  казнят.  Поедем  в  Стамбул,  будем  там  жить,

    посмотрим, как дело обернется.

         - Ладно, -говорит муж. -Пусть будет по-твоему. Поглядим, что получится.

         Купил муж на базаре двух хороших коней,  собрали  они  свои  пожитки  и

    поехали в Стамбул. Едут они, едут день, два, три дня.

         Дочь царя очень устала, совсем обессилела.

         - Остановимся здесь,- говорит она мужу.- Здесь родничок,  попьем  воды,

    немного поспим и дальше поедем.

         После завтрака царская дочь уснула, а муж остался стеречь добро.  Сидит

    он и думает: Интересно, есть ли у моей жены еще камень,  или  уж  совсем  мы

    нищие?

         Посмотрел, а у нее в волосы вплетена красная суконочка, на  нее  нашита

    целая дюжина драгоценных камней.

         Обрадовался муж, взял суконку, положил  на  траву  и  любуется  блеском

    камней.

         Вдруг, откуда ни возьмись, налетела ворона. Она приняла красную суконку

    за кусок мяса, схватила ее и в тот же миг улетела.

         Молодой муж кинулся за ней, не поймал,  стал  плакать,  рвать  на  себе

    волосы, да не вернешь.

         Уж и не знает, как ему жене в глаза посмотреть.  Решил  он  так:  пойду

    один, заработаю много денег, чтобы жену самому содержать.  И  пока  жена  не

    проснулась, сел он на коня и ускакал. Ехал он верхом  день,  два,  три  дня,

    неделю, две, три недели, доехал до  Тифлиса.  Стал  искать  работу,  у  всех

    расспрашивать, повстречался с одним богатым человеком.

         - Братец,- говорит тот человек,- есть  у  меня  место  садовника.  Если

    хочешь, найму тебя, будешь у меня служить.

         - Ну что ж,- говорит молодой купец,- с удовольствием.

         Нанялся в садовники, работал от зари до зари, все в  саду  делал  и  по

    дому помогал, сил не жалел, со временем не считался.

         Прожил купец так несколько лет, заработал порядочно денег.

         - Давай мне расчет, хозяин,-говорит он в один прекрасный день.

         Хозяин стал его уговаривать остаться. Жалко ему было  отпускать  такого

    хорошего работника. Но тот настоял на своем.

         - Ладно,- говорит хозяин.- Хорошо ты работал, и заплачу я тебе  хорошо,

    только спили на прощание тот засохший тополь в саду, чтобы он вид не портил.

    Спилишь его, нарубишь на дрова - и иди с миром.

         Спилил купец тополь, распилил ствол, нарубил на  поленья,  нагрузил  на

    воз и стал напоследок щепки собирать. Видит:  лежит  на  земле  суконка  его

    жены, и все драгоценные камни целы. Подумайте только: на  этом  тополе  было

    воронье гнездо, ворона и притащила сюда краденую вещь!

         Тут муж царской дочери просто обомлел от счастья и отправился в Стамбул

    разыскивать свою жену.

         Что же было с его женой? Проснулась она тогда у ручья, видит: ни  мужа,

    ни коня его,  ни  драгоценных  камней  нет.  Подумала,  что  напали  на  них

    грабители, а мужа связали и с собой увезли. Печальная, села  она  на  своего

    коня и одна отправилась в город Стамбул. На  последние  деньги  открыла  там

    караван-сарай и стала брать за ночлег очень дешевую плату, чтобы все  бедные

    люди могли там останавливаться. Подумала она: Может, и муж мой доберется  до

    Стамбула и приедет в мою гостиницу?

         А муж ее  действительно  через  несколько  лет  добрался  до  Стамбула.

    Драгоценные камешки он продавать не хотел, поэтому разыскал в  городе  самый

    дешевый караван-сарай.

         Пришел он, спросил себе самую дешевую комнату и поселился в ней.

         Увидев нового жильца, дочь царя сразу узнала в нем своего мужа, но пока

    до поры не стала ему ничего говорить, и от него все время пряталась.

         А что же царь? Все эти годы он искал свою дочь.

         Кажется, нет такого места на земле, куда бы он  ни  посылал  людей,  но

    найти ее никто не мог.

         Вызвал он как-то к себе казначея и говорит ему:

         - У меня дочь пропала, у тебя сын. И никто их  не  может  найти.  Давай

    переоденемся бедными людьми и пойдем по свету сами - искать своих детей.

         - Многие  лета  здравствовать  тебе,  царь,-  говорит  казначей.-  Твоя

    правда. Пойдем.

         Царь и казначей оделись бедняками, взяли с собой еды и  пошли.  Ходили,

    ходили, весь свет исходили, никак не могут найти ни сына, ни дочь.

         В конце концов решили:  пойдем  в  город  Стамбул,  там  много  народу,

    поспрашиваем.

         Пришли они в Стамбул и говорят:

         - Мы бедные люди, нет ли здесь караван-сарая для бедных чужестранцев?

         - Как не быть,- отвечают им,-есть,- и  указали  караван-сарай,  который

    содержала царская дочь.

         Увидев отца и казначея, она  тотчас  их  узнала,  но  не  подала  виду.

    Накрыла стол для них, выставила все кушанья, какие  у  нее  только  были,  и

    усадила за стол всех постояльцев караван-сарая.

         Когда гости немного подвыпили, хозяйка у них спрашивает:

         - Гости мои, что вы за люди, кто вы и  откуда?  Расскажите  мне.  Начни

    ты,- обратилась она к своему мужу.

         Тот рассказал про все свои приключения. Только сказал он,  что  раненая

    девушка оказалась дочерью царя, как вскочил бедно одетый гость и закричал:

         - А ведь я и есть тот царь! Найди же мою дочь!  Кроме  тебя,  никто  не

    сможет этого сделать!

         Тут в разговор вмешалась хозяйка караван-сарая.

         - Казначей,- сказала она одному из гостей,- дочку  царя  пытался  убить

    твой сын! Не ищи его, он получил по заслугам. А твою дочь я сейчас приведу,-

    сказала она царю.

         Вышла она в другую комнату, оделась в свое прежнее платье,  причесалась

    и вышла к гостям. Ее отец и муж оба кинулись к  ней.  Стали  ее  обнимать  и

    плакать от радости. И начались тут пир и веселье, каких свет не видал.

         С неба упало три яблока: одно-мне, другое - вам, а третье - всем добрым

    людям.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Как одурачили царя

     

     

          Жила-была одна женщина. Жила она долго, состарилась и  совсем  из  ума

    выжила от старости.

          И было у неё три сына. Один сын - крестьянин,  другой  -  садовник,  а

    третий - ткач.

          Случился в стране ужасный голод. И негде было хотя  бы  кусочка  хлеба

    достать.

          Однажды от царского каравана  отбился  верблюд.  Поймали  его  сыновья

    выжившей из ума старухи и пригнали домой. Зарезали они его,  мясо  нажарили,

    сложили его в глиняные карасы и спрятали.

          - Для чего вы мясо прячете? - спрашивает мать.  А  сыновья  посмеялись

    над ней:

          - Для твоей свадьбы, матушка, - говорят.

          Царь отправил своих слуг на поиски верблюда. Ходят они, ищут везде, но

    найти ничего не могут. Увидели, как один из братьев пашет.

          Слуги его окликают:

          - Эй, - говорят, - не видел  ли  ты  царского  верблюда?  А  он  решил

    прикинуться глухим и отвечает:

          - Не видите разве, что я пашу.

          - Мы тебя спрашиваем: где царский верблюд? - кричат ему слуги.

          - Нет, - говорит он, -  не  всегда  одинаково,  иногда  много  вспашу,

    иногда мало.

          - Верблюд, - кричат слуги, - верблюд, понимаешь? Голова,  шея,  четыре

    ноги, хвост.

          - Не всё время, - отвечает старухин сын. - После того  как  вспашу,  я

    сеять буду. А тогда уже боронить.

          Плюнули они и пошли дальше.

          Видят, как второй брат - садовник - орехи на землю утрясает.

          - Эй! - говорят ему царские слуги. - Ты, братец, не видел ли  царского

    верблюда?

          А тот тоже решил их обмануть, дурачком прикинулся.

          - Да вот, - говорит, - дерево трясу.

          - Верблюд, тебе говорят! - кричат  слуги,  -  По-разному,  -  отвечает

    другой старухин сын. - Когда на рубль продам,  а  когда  и  на  два,  -  Где

    верблюд? - орут слуги.

          - Это-то маленькое деревцо, - отвечает он. - А  большое  вон  там,  на

    горе.

          - Тьфу, - говорят слуги. - У этого дурака что ни спроси, он  всё  своё

    бормочет.

          Пошли дальше. Дошли они до третьего брата.  А  тот  сидит  за  ткацким

    станком.

     

          - Где царский верблюд? - спрашивают они у него. - Если знаешь - скажи,

    мы тебе за это подарок сделаем.

          - Разве не видите - тку, - отвечает он. - Зачем спрашиваете?

          - Да мы у тебя про верблюда спрашиваем!

          - Когда как, - говорит, - Когда целую штуку, а когда и половину.

          - Этот и совсем с ума спятил, -  говорят  слуги.  -  Вон  там  у  дома

    старушка сидит. Пошли спросим у неё.

          Пошли они к выжившей из ума старухе, спрашивают:

          - Слушай, бабушка, не видала ли ты царского верблюда?

          - Как же, видела. Его мои сыновья зарезали, сделали кавурму,  положили

    в карасы и спрятали.

          - Когда же это?

          - Когда собирались мою свадьбу играть.

          - Ну и ну, - говорят слуги. - Тут все сумасшедшие, И пошли они назад к

    царю, так и не разыскав его верблюда.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Золотое яблоко

     

     

          Жил-был царь. Однажды он послал  во  все  стороны  глашатаев,  которые

    стали кричать народу:

          - Эй, вы! Кто из вас лучше всех солжет, тому царь даст золотое яблоко!

          Стали приходить к царю отовсюду: царевичи,  дети  назиров,  везиров  -

    одним словом, очень много людей, но никто не мог угодить царю.

          Пришел наконец к царю бедняк с большим кувшином в руке.

          - Чего тебе надо? - спросил царь.

          - Здравствуй, царь! - ответил бедняк. - Я пришел получить свои деньги:

    ты ведь мне должен кувшин золота.

          - Врешь ты, - ответил царь, - я тебе ничего не должен!

          - Вру? Так дай мне золотое яблоко, коли я вру.

          Царь, поняв его хитрость, стал отнекиваться:

          - Нет, ты не врешь.

          - А не вру, так плати долг.

          Царь, видя, что лгун выиграл, ни слова не сказав, достал и дал бедняку

    золотое яблоко.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Золотая монета

     

     

          Жил-был один юноша. Захотелось ему жениться и обратился он к родителям

    за благословением.

          - Отлично, сынок. - сказал отец. - Я благословлю тебя,  и  ты  сможешь

    жениться,  но  только  если  принесёшь  мне  золотую  монету,   заработанную

    собственным трудом.

          Юноша улыбнулся, подумав, что с  таким  условием  он  справится  очень

    легко - у его была припасена одна золотая монета.

          На следующий день он взял её и принёс отцу. Отец взял монету и  бросил

    её в реку.

          - Ну, отец, теперь то ты меня благословишь на брак? - спросил юноша.

          - Нет, сынок. Я ведь говорил тебе что ты должен сам заработать деньги.

    А эту монету не ты заработал.

          Юноша пожал плечами: откуда отец узнал правду? Ведь эти  деньги  юноша

    действительно не заработал.

          На следующий день он попросил золотую монету у своей матери. Взял её и

    отнёс отцу.

          И опять отец бросил золото в  реку.  Юноша  ещё  больше  удивился,  но

    всё-таки спросил:

          - Почему ты сделал это? Я ведь принёс тебе золотую монету,  как  ты  и

    просил. Теперь ты благословишь меня?

          И опять отец отказал сыну, сказав:

          - Ты не заработал этих денег.

          Задумался юноша. Подумал он, что это может повторяться долго, а он так

    и не получит благословения на свадьбу.

          И решил он найти работу и самому заработать золотую монету.

          Прошло много  дней  и  юноша  смог  заработать  золотую  монету  своим

    собственным трудом. Он отнёс её отцу.

          Когда отец  вознамерился  и  эту  монету  бросить  в  реку,  юноша  не

    выдержал - бросился к нему, перехватил руку и сказал в отчаянии:

          - Нет, отец, не делай этого! Я  много  дней  гнул  свою  спину,  чтобы

    заработать эту монету, а ты так запросто хочешь выбросить её в воду!

          - Теперь, сынок, я благословляю  тебя  на  создание  семьи.  -  сказал

    отец.  -  Теперь-то  ты  узнал  цену  деньгам,  которые   заработаны   своим

    собственным трудом и будешь тратить их разумно.

          Так, юноша женился и никогда не пускал деньги на ветер.

     

     

               * * *

     

     

             Армянские народные сказки

     

     

             Змея и бедняк

     

     

          Как-то раз царю приснилось, что у  него  над  изголовьем  висит  лиса.

    Вскочил он с постели, повелел вызвать во дворец всех мудрецов  страны.  Так,

    мол, и так, вот я, вот сон мой. Растолкуйте, что сон этот значит.

          Но ни один мудрец так и не смог истолковать сон царя.

          А в это время навстречу одному бедняку выползла в поле змея и сказала:

          - Слушай, брат-человек, я открою тебе смысл  царского  сна.  Ты  поди,

    расскажи царю. Он тебе денег даст, и мы эти деньги поделим.

          - А что ж, - согласился бедняк, - говори, я слушаю. А деньги, что  мне

    царь даст, я по-братски с тобой поделю.

          И змея сказала:

          - Пойдешь скажешь так: "Государь, сон  твой  означает,  что  этот  год

    недобрый, обманом грозит. Так ты будь  осторожен,  не  давайся  в  обман  ни

    назирам-везирам своим, ни жене, ни сыновьям своим, держи глаза открытыми".

     

          Пошел бедняк, истолковал царский сон и получил от царя большие деньги.

    Но домой он вернулся  кружным  путем,  чтоб  не  встретиться  со  змеей,  не

    выделить ей долю из полученных денег.

          Через некоторое время  привиделся  царю  другой  сон:  будто  над  его

    изголовьем висит меч... Вскочил он с постели, кричит:

          - Зовите сейчас же того бедняка, пусть истолкует и этот сон!

          Побежали слуги за бедняком: так, мол, и так, зовет  тебя  царь.  Пошел

    бедняк во дворец, а по дороге встретилась змея, свистит ему:

          - Стой, братец-человек, выслушай, что я тебе скажу!

          Остановился бедняк, смущенный и пристыженный, а змея говорит:

          - Пойдешь скажешь царю: "Государь, сон твой означает, что в этом  году

    ожидается большое кровопролитие, так что тебе надо заранее  подготовиться  к

    войне. А в этой войне ты победишь, так что не бойся!".

          - Ладно, скажу так, - согласился бедняк. - А твою долю тебе выделю.

          - Иди уж, господь с тобой! - сказала змея, уползая. - Хоть и  нехорошо

    ты сделал, что долю обещанную в тот раз мне не выделил...

          Пошел бедняк к царю, истолковал ему сон. А царь ему говорит:

          - Ну, раз ожидается в стране война, дарю тебе меч, - может, пригодится

    тебе при встрече с бедой или врагом.

          Препоясался бедняк дареным мечом,  сел  на  дареного  коня,  перекинул

    через руку хурджин1 с дареным золотом и поехал к себе домой.

          В поле выползла ему навстречу змея, спрашивает:

          - Ну, брат-человек, привез мне мою долю?

          Выхватил  бедняк  царский  меч,  нанес  удар,  чтобы  убить  змею,  но

    промахнулся, отрубил только кончик хвоста. Увернулась змея и заползла в свою

    нору.

          Прошел после этого целый год. Все случилось так,  как  говорила  змея:

    была кровопролитная война, и царь одержал победу над врагами.  И  привиделся

    царю еще один сон: будто висят у него над изголовьем волк и  ягненок.  Встал

    царь, велел вызвать во дворец бедняка.

          Идет бедняк во дворец и думает: "Эх, и зачем я обидел так змею?.. Ведь

    не сумею я без ее помощи истолковать сон, и слетит у меня голова с плеч...".

          Идет, не глядит по сторонам от горя, и вдруг вот она,  змея,  выползла

    ему навстречу и говорит:

          - Иди, брат-человек, скажи царю: "Твой сон означает, что  после  этого

    наступает год мира и ягненок может мирно пастись рядом с волком".

          Пошел бедняк к царю, истолковал его сон  и  получил  большие  подарки.

    Поехал он с ними к норе змеи, вызвал ее и говорит:

          - Возьми себе царский  подарок,  сестрица,  и  подожди  меня  здесь  -

    принесу все то, что раньше от царя получил, разделим по-братски.

          - Да нет! - засмеялась змея. - Пользуйся себе на здоровье, мне  ничего

    не надо!

          - Ну как  же  получается,  сестрица-змея,  ведь  я  тебе  столько  зла

    причинил, а ты мне все добром отплачиваешь? - смутился бедняк.

          - Иди с миром, - говорит змея. - Тут не только твоя вина.  Первый  год

    был лисий, обманный, - вот ты и обманул  меня.  Второй  год  был  год  меча,

    кровопролитный, - вот и ты пролил мою кровь: хвост  мне  отрубил.  А  третий

    год - год безопасности и мира, - вот ты и примирился со  мной.  Так  иди  же

    себе с миром!

     

     

               * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Змеёныш Оцаманук и Ареваманук, тот, на кого разгневалось солнце

     

     

         Жил-был царь. У царя никогда не было детей. Однажды охотился он в горах

    и увидел, как змея на солнышке играет со змеёнышами.

         "Вот, - подумал царь, - даже у змеи есть дети. А  я  бездетный.  Нет  у

    меня ни сына, ни дочки, даже змеёныша нет".

         А как вернулся он домой, говорят ему:

         - Родился у царицы сын: голова человеческая, туловище змеиное.

         Назвали царевича Оцаманук, что как раз и значит "змеёныш".  Чем  только

    ни  пытались  его  кормить,   от   всего   отказывался   Змеёныш,   требовал

    человеческого мяса. И вот приказал царь, чтобы приводили во дворец ежедневно

    по молодой девушке Змеёнышу на обед.

         Подошла очередь семьи одного  бедного  крестьянина.  Было  у  него  две

    дочери:

         одна родная, другая падчерица. Говорит он жене:

         - Твою дочь поведём во дворец.

         А мачехе хочется неродную дочь отвести. Она  и  кинулась  скандалить  и

    мужа своего переспорила. Стала она мужнину дочь к Змеёнышу собирать.  Плачет

    девушка, плачет отец, да ничего не поделаешь, утром надо во дворец идти.

         Легли они спать. И видит девушка сон, а во сне  явился  ей  кто-то,  не

    поймёшь кто и говорит:

         "Ничего не бойся, возьми с собой кувшин молока, нож и воловью шкуру.

         Завернись в шкуру, подойди к Оцамануку-Змеёнышу, разрежь на нём змеиную

    кожу и умой его молоком. Увидишь, что будет".

         Утром девушка говорит крестьянину:

         - Не плачь, отец. Пусть будет, что будет. Только я хочу взять  с  собой

    кувшин молока, нож и воловью шкуру.

         Крестьянин приготовил всё, о чём просила дочь и, понурив голову,  повёл

    её к Змеёнышу.

         Несчастную завели в одну из комнат царского дворца и заперли  дверь  на

    замок. Девушка огляделась: полутёмный зал  казался  огромным,  так  как  его

    стены были укрыты мраком. Не теряя времени даром,  она  с  головой  укрылась

    воловьей шкурой, спрятав на груди нож.  Кувшин  с  молоком  стоял  на  полу,

    совсем рядом.

         Вдруг, послышался шорох. Сквозь небольшую щель в складке воловьей шкуры

    девушка увидела, как подполз к кувшину с молоком Оцаманук и принялся пить.

         Отхлебнув немного молока, он остановился: узкое горлышко  не  позволяло

    ему пить дальше. Тогда Оцаманук свернулся кольцом, положил  голову  себе  на

    хвост и заснул.

         Как только это произошло, девушка  сбросила  с  себя  воловью  шкуру  и

    быстрыми движениями ножа разрезала на Оцамануке змеиную  кожу.  После  этого

    она взяла кувшин с молоком и стала умывать им тело царевича.

         После  того,  как  всё  тело  Змеёныша  было  умыто  молоком,  Оцаманук

    проснулся и стал биться в судорогах, да так, что ударом хвоста сбил  девушку

    с ног.

         Пошатнувшись, она упала, выбив при этом себе передний зуб,  и  потеряла

    сознание.

         Когда девушка очнулась, она увидела, что  над  ней  склонился  красивый

    юноша.

         Оглядевшись, она увидела разбитый кувшин, воловью шкуру и змеиную кожу.

         - Да, это я, - Оцаманук,  -  сказал  юноша.  -  Ты  спасла  меня.  Чары

    разрушены.

         Я теперь - человек.

         Радости царя и царицы не было  конца.  Не  долго  думая,  они  устроили

    свадьбу:

         девушка с радостью согласилась выйти замуж за царевича Оцаманука.

         На свадебный пир, как и положено, пригласили  и  родителей  девушки,  -

    отца, мачеху и её дочь.

         Пир шёл семь дней и семь ночей, а на восьмой день случилась беда, -  на

    царство напали враги. Собрал тогда Оцаманук войско и пошёл с ним на врага.

     

         Тем временем мачеха, сгоравшая от зависти, решила подменить невесту. Ей

    помогло то, что в городе и во дворце в это время царила паника, да и девушки

    были очень похожи друг на друга.

         Переодев свою родную дочь в свадебное платье,  мачеха  оставила  её  во

    дворце, а девушку, - дочь крестьянина и жену Оцаманука она тайком вывела  из

    города и бросила одну в дальнем лесу.

         Долго скиталась по лесу девушка, пока не вышла на одну  лесную  хижину.

    Там жили муж с женой, у которых был златокудрый сын-красавец, которого звали

    Ареваманук, что значит "дитя солнца". Ареваманук очень гордился тем, что  он

    родился таким красивым и сильным. Это испортило его  характер  так,  что  он

    стал очень заносчивым и высокомерным.

         Семья Ареваманука приютила бедняжку. Их сын, Ареваманук,  подружился  с

    девушкой.

         Дружба переросла  в  привязанность,  привязанность  -  в  увлечение,  а

    увлечение - в любовь. И вскоре девушка стала Аревамануку женой.

         Как-то раз охотился Ареваманук в лесу. Смотрит он: на берегу реки стоит

    юноша и весь пылает, словно огонь.

         - Кто ты такой? - спросил Ареваманук.

         - Я Арекаг, - солнечный луч, - был ответ.

         - Ты что тут  делаешь?  Хочешь  лес  спалить?  А  ну,  убирайся  отсюда

    прочь! - грозно сказал Ареваманук и поднял свой меч.

         - Так тебе не даёт покоя солнечный луч? Что ж, раз так, то знай:  ночь,

    что наступит сегодня, будет для тебя вечной. Ты сможешь жить только ночью. И

    горе тебе, если упадёт на тебя луч солнца, - ты тут же погибнешь. Так что не

    теряй время и строй себе убежище, - сказал Арекаг, сверкнул огнём и исчез.

         Страх обуял Ареваманука. Кинулся он строить шалаш, а как построил  его,

    так и не смел из него показываться при дневном свете.

         Отправилась жена Ареваманука на поиски мужа и нашла его  в  заброшенном

    углу леса, в шалаше. Обо всём рассказал ей Ареваманук.  Поведал  о  страшном

    своём проклятье. Осталась жена с мужем в шалаше,  решив  не  бросать  его  в

    такой беде одного.

         Вскоре у них родился сын.

         - Ты должно уйти отсюда к людям, - сказал Ареваманук. - Иначе  наш  сын

    одичает в лесу.

         Написал он письмо и отдал жене. Взяла она ребёнка  и,  придя  в  дом  к

    родителям Ареваманука, вручила им послание от их сына.

         Ареваманук написал: "Посылаю к вам свою жену с сыном, а мне нельзя  при

    дневном свете быть нигде, кроме своего шалаша, иначе погибну".

         С радостью приняли родители Ареваманука невестку с внуком.

         Однажды услышали они, как их невестка в темноте ребёнка укачивает.

         - Спи-усни, сынок, баю-баю-бай, - приговаривает она.

         И чей-то мужской голос вторит:

         - Баю-Баю-бай.

         Удивились они: кто бы это мог быть? Пристали к невестке с  расспросами,

    и в конце концов она созналась.

         - Это, - говорит, - ваш сын приплывает по  ночам,  хочется  ему  своего

    маленького сыночка поглядеть. Но вы его в дом не зазывайте, он всегда должен

    на рассвете быть в своём шалаше, иначе его поразит смерть.

         Дождались старики ночи. Прокрались в сад. Видят, их  невестка  ходит  и

    качает  сына  на  руках.  Вдруг  слышат,  кто-то  окликает  её  и   тихонько

    пробирается между деревьев. Вгляделись, а это  их  сын.  Схватили  они  его,

    целуют, обнимают, тащат в дом.

         - Не трогайте меня, - взмолился Ареваманук. - Не могу я войти в дом, не

    могу остаться у вас - погибну.

         Не  поверили  ему  родители,  втащили  в  дом,  поили   его,   кормили,

    заговаривали.

         Забыл обо всём Ареваманук, а с первым лучом солнца  упал  на  землю,  и

    дыхание его замерло. Но жизнь всё ещё еле-еле теплилась в нём. Мать  и  отец

    обливались слезами, рвали на себе волосы, но сделать так ничего и не смогли.

         А на следующую ночь приснился матери Ареваманука сон. Явился ей во  сне

    кто-то, не поймёшь кто, и говорит:

         "Вставай скорей, обуй железную обувь, возьми железный посох  и  иди  на

    запад. Там, где  обувь  твоя  прохудится,  а  посох  сломается,  найдёшь  ты

    средство воскресить своего сына".

         Встала мать, обула железную обувь, взяла  железный  посох  и  пошла  на

    запад.

         Долго шла, не год и не два. Прошла она страну белых людей, потом страну

    чёрных людей, потом вокруг неё летали только птицы и рыскали звери, а  после

    и тех не стало, и дошла она до края земли. А на краю земли стоял  прекрасный

    дворец из голубого мрамора. Подошла она  ко  дворцу,  и  тут  раскололся  её

    железный посох, прохудилась её железная обувь. Прошла она через арку, попала

    в роскошный сад, прошла его,  видит  -  опять  голубая  арка.  Миновала  она

    двенадцать садов и двенадцать арок и попала  в  голубую  спальню,  где  тихо

    лежали и спали ровно тысяча звёзд. Пошла она дальше.

         Видит - стоит золотая тахта, а на тахте сидит царица света - Луйс, мать

    Арекага - золотого солнечного луча. Увидела она мать Ареваманука и говорит:

         - Зачем ты пришла ко мне, женщина?

         - Пришла я тебя умолять, чтобы вернула ты жизнь моему сыну, -  отвечает

    странница с поклоном.

         - Плохого сына ты вырастила, - отвечает царица Луйс. - Избаловала его.

         Стал он злым и хотел убить Арекага - моего сына.

         Опустила голову мать Ареваманука, покраснела от стыда и сказала:

         - Ты права, о царица, но он очень много выстрадал и  изменился.  Прости

    его, верни ему жизнь. Ты мать, и я мать, ты должна понять меня.

         - Пусть будет так, - вздохнула добрая царица Луйс. - Спрячься вон  там,

    за жемчужным покрывалом. Сейчас не земле настанет ночь, и Арекаг - солнечный

    луч - придёт домой. Выкупается  он  в  бассейне,  а  ты,  когда  он  выйдет,

    зачерпни оттуда воды и этой водой умой Только она это сказала, вошёл Арекаг,

    сверкая огнём, и погрузился в бассейн. А когда он  вышел,  мать  Ареваманука

    зачерпнула воды и с полным кувшином отправилась в обратный путь.  Умыла  она

    солнечной водой Ареваманука, и он воскрес, и проклятие было снято с него.

         Весть об этом чуде  облетела  все  края,  и  услышал  о  нём  Оцаманук,

    вернувшийся с войны. Как приехал он во дворец, так сразу же понял, что  жену

    его подменили.

         Направился он к Аревамануку попросить совета у его матери,  не  поможет

    ли она его горю, не найдёт ли средство отыскаить жену, без которой  быть  бы

    ему до сих пор змеёй.

         Оцаманука хорошо приняли, посадили за стол, стали угощать. Рассказал им

    Оцаманук всё по порядку, а как дошёл до того места, что девушка, которая его

    спасла, отшатнувшись, упала и сломала передний зуб,  невестка  улыбнулась  и

    блеснул у неё во рту золотой резец.

         Узнал Оцаманук свою любимую жену. Растерялись тут все и не  знают,  что

    делать.

         Оцаманук отозвал Ареваманука в сторону и говорит:

         - И ты не виноват, Ареваманук, и  я  не  виноват.  Так  сложилась  наша

    жизнь.

         Давай испытаем судьбу. Накормим жену солёным хоравацем, а сами  возьмём

    в руки по стакану воды, у кого она пить попросит, тому и женой будет.

         Сели они на коней и выехали в поле. Вышла жена с ребёнком  на  руках  и

    окликнула:

         - Ареваманук!

         Он спешился, хотел ей воды поднести, а она тут же позвала:

         - Оцаманук!

         Тот тоже сошёл с лошади. Женщина, стоя между ними, сказала:

         - Ареваманук, вот твой сын. Сына я отдаю тебе, расти его, а я  пойду  с

    Оцамануком, потому что я его законная жена.

         Взяла она стакан воды, выпила и ушла с Оцамануком.

         С неба упало три яблока: одно тому, кто  рассказывал,  одно  тому,  кто

    слушал, одно тому, кто на ус намотал.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Злосчастные купцы

     

     

         Летучей Мыши с Чайкой вдруг Взбрело купцами стать сам-друг.

         Ведут летуньи разговор И заключают договор.

         Но вот беда: нет ни гроша, - Ведь это срам для торгаша, - Бегут к  Шипу

    они, спеша.

         И, вексель дав, И  подсчитав  Проценты  с  суммы,  что  он  дал,  Берут

    изрядный капитал.

         Мышь дом, как сторож, стерегла, А Чайка деньги забрала, Сев на корабль,

    среди пучин Плывет во Мсыр, в Чинмачин, И в Фарсистан, И в Индостан.

         Там, нагрузив судно  добром,  Опять  плывет  морским  путем,  Стремится

    весело в свой дом!

         Вот дорогие шали тут, Вот жемчуг,  лал  и  изумруд,  Фисташки,  финики,

    миндаль, - Всего не перечесть мне, жаль...

         Все, все, что приглянулось ей Из украшений и сластей.

         Но страшный шквал На море встал.

         Товары буря унесла, И Чайка жизнь едва спасла, Своей хранимая судьбой.

         Но как вернуться ей домой?

         Что кредитору ей сказать?

         Как пред приятелем предстать?

         Там у порога Мышь сидит, Там на дорогу Мышь глядит, Считает дни:  когда

    ж, когда ж Вернется в дом торговец наш?

         Ей долго ждать И тосковать, И видеть  сны,  боясь,  дрожа,  Что  близко

    время платежа...

         И вот на кровле Шип стоит, И, с векселем в руках, кричит:

         "Эй, чем вы заняты, друзья?

         Забыли, как помог вам я?

         Дельцы за здорово живешь, Пора произвести платеж!

         Коль вексель дали - знайте срок, Бесстыдство, - это ль не порок!

         Ведь тут грабеж средь бела дня, Ведь это гибель для меня!

         Свое же золото отдать И не суметь обратно взять?!

         Вот и попробуй тут помочь, Просителя не выгнать прочь!" Так Шип  кричал

    на весь квартал, Сердито должников ругал.

         А кто слыхал, Тот повторял:

         "Ай, Мышь! Ай, Чайка! Ай-ай-ай!

         Не стыдно ль слышать вам? Ай-ай!..

         Купцы совсем с недавних пор, И вдруг - в делах такой позор!

         Мышь с Чайкой, ай, - Ай-ай, ай-ай!" А Мышь летучая - внимай!

         Уйти куда Ей от стыда?

         Плевалась, плакала, кляла:

         "Ах, Чайка, чтоб ты померла!

         Чтоб ты истлела под землей!

         Ну, что ты сделала со мной?

         Ведь ты меня, ох, как срамишь!.." И вновь, и вновь просила Мышь:

         Шип, не сердись, Не торопись.

         Ты долго ждал. Подожди чуть-чуть.

         Вчера пришло письмо, что в путь Пустилась Чайка. Ну,  вот-вот  С  тобой

    произведем расчет, Кой-что накинем сверх того..." "Ну, нет, не нужно ничего,

    Возьму лишь то, что я вам дал, Я и проценты подсчитал.

         Назначали вы сами срок, - Прошу платить, коль он истек, А лишнее нейдет

    мне впрок..." "Нет, господин, Расчет один:

         Сполна все выплатим тебе.

         Проценты сами по себе - И благодарность будет тож, Поверь... Ведь  люди

    мы... Не ложь...

         Ведь надо бога позабыть, Чтоб так нечестно поступить".

         Бедняжка - так, бедняжка - сяк...

         Не оправдаться ей никак!

         И кредитору наврала, Приятельницу всё ждала.

         Коварной Чайки нет как нет.

         "Что за напасть! Не мил мне свет!

         Ведь вот несчастье, вот беда, Я осрамилась навсегда:

         Не вылезть мне, как из огня, Из долга. Кто спасет меня?

         Что мне сказать?

         Чего мне ждать?" Пришлось по дому все собрать И все до ниточки отдать.

         А что за толк? - Остался долг.

         Ну, тут уж стало ей невмочь На крыльях улетела прочь, Исчезла, сгинула,

    чтоб ей - Банкроту, ставшей всех бедней, - Уж  не  являться  на  позор  Пред

    кредитора грозный взор.

         С тех пор, гонимая стыдом, Она уж не летает днем.

         Когда ночная ляжет тишь, Тогда летает наша Мышь,  -  Во  тьме  укрыться

    легче ей От кредитора и друзей.

         А Чайка... ах, Кричит в волнах, То вдруг нырнет, То вновь всплывет, Вся

    трепеща И все ища:

         Вдруг в глуби вод Товар найдет!

         А Шип с обиды и тоски Все точит злобно коготки, И если мимо кто идет  -

    Его за полы он берет, Крича: "Эй, ты не видел, слышь, Бесстыдниц - Чайку или

    Мышь?" ...Те дни прошли. Проходят дни.

         А все не встретились они.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Златокудрая девочка

     

     

         Жила-была одна женщина. Жили с ней родная дочь и падчерица.  И  была  у

    них одна-единственная корова.

         Каждый день мачеха выгоняла корову,  давала  падчерице  кусок  хлеба  и

    говорила ей:

         - Пропади ты пропадом, ступай паси корову. Вот тебе хлеб, не  ешь  его,

    по лугу поноси да назад принеси. Да возьми  веретено:  пока  будешь  ходить,

    ниток насучишь.

         Голодная девочка целые  дни  пасла  корову  да  сучила  нитки.  Однажды

    оборвалась нитка, веретено покатилось, покатилось; в земле была дыра, в  эту

    дыру оно и упало. Поглядела падчерица, а через дыру  видно,  как  сидит  под

    землёй мать вишапа - дракона, жуёт вместо хлеба кусок железа и нитки прядёт.

         Девочка крикнула ей:

         - Нани-джан, нани, дай мне моё веретено! Отвечает ей мать вишапа:

         - Кто ты, такая смелая, что решаешься заговорить  со  мной?  Ко  мне  и

    птица-то не залетает, и змея не заползает, Может, ты спустишься?

         Сошла падчерица вниз, а старуха и говорит ей:

         - Поди-ка голову мне помой.

         Стала девочка ей голову мыть и волосы чесать, а волосы  у  старухи  как

    свиная щетина, и насекомых в них всяких видимо-невидимо.

         - Что, - спрашивает старуха, - хороши ли мои волосы?

         - Хороши, - отвечает девочка, - мягкие да  шелковистые,  какие  у  моей

    родной матери были.

         - Ты, наверно, есть хочешь, - говорит старуха, - пойди возьми хлеба.

         Пошла девочка, взяла, а это не хлеб, а кизяк. Держит она его, не знает,

    куда деть. Старуха спрашивает:

         - Что, вкусный ли мой хлеб? А девочка отвечает:

         - Вкусный, нани-джан, вкусный, точно его моя родная мать испекла.

         - Ну, поешь теперь квашеной капустки.

         Глянула девочка в кувшин, а там жаба да змея заквашены.

         - Что, вкусно ли? - спрашивает старуха.

         А девочка кувшин подальше отставила, а сама говорит:

         - Вкусно, нани-джан, вкусно, как будто моя родная мать заквасила!

         Так ничего неприятного она старухе и не сказала. Та говорит девочке:

         - Поди сюда. Вон видишь из-под земли два родника  бьют,  в  одном  вода

    чёрная, в другом - белая. Ты чёрной воды не касайся, а в белую голову окуни.

         Девочка так и сделала, и стали её волосы из чистого золота.  Испугалась

    падчерица, говорит старухе:

         - Ах, нани-джан, если это моя мачеха увидит, она мне все волосы вырвет!

         - Ничего, - говорит старуха, - я тебе голову платком повяжу.

         - Всё равно боюсь идти,  -  говорит  девочка,  -  наверно,  моя  корова

    пропала.

         - Не пропала, - говорит мать вишапа. - Ты пока будешь  её  пасти,  один

    рог подави - из него масло потечёт, а другой подави - из него польётся мёд.

         Кушай да поправляйся, становись красавицей.

         Прошло несколько дней. Девочка  поправилась,  сделалась  красивой,  как

    гури-пери.

         - Пропади ты пропадом, - говорит  ей  мачеха.  -  С  чего  это  ты  так

    хорошеешь, ведь ничего не ешь, только корову пасёшь? Пусть завтра  моя  дочь

    пойдёт корову пасти, может, и она красавицей сделается.

         Наутро пошла мачехина дочь корову пасти. Мать ей с собой  дала  каймах,

    масло, сыр, белый хлеб.

         - Кушай, - говорит, - и становись красавицей, как гури-пери.

         Пошла мачехина дочь на  луг.  Раза  два  веретено  крутанула,  нитка  и

    оборвалась, а веретено попало в дыру. Подошла она к дыре и видит: сидит  под

    землёй мать вишапа, железо жуёт и прядёт.

         - Эй,- кричит она, - старая карга, отдавай-ка моё веретено!

         Отвечает ей мать дракона:

         - Сойди-ка вниз.

         Сошла она, а старуха велит ей голову помыть.

         - Тьфу, - говорит мачехина дочка, - да чтобы я к твоим мерзким  волосам

    прикасалась!

         Старуха ей говорит:

         - Тогда пойди кусок хлеба съешь, вон он лежит.

         - Тьфу, - говорит мачехина дочка. - Да чтобы я такую дрянь в рот взяла!

         - Тогда квашеной капустки поешь, вон она, в кувшине.

         - Тьфу,- Опять плюётся мачехина дочка, - ты что, одурела: это  же  змея

    да жаба в кувшине заквашены!

         - Иди сюда, - говорит старуха. - Видишь, из-под земли два родника бьют?

    В одном вода белая, в другом - чёрная. Окуни голову в чёрную воду.

         Мачехина дочка окунула голову в чёрную воду, и повис у  неё  с  затылка

    ослиный хвост. Пришла она домой, а мать в отчаянии закричала:

         - Зарежьте эту корову, из-за неё моя дочка ослиный хвост заработала!

         Побежала падчерица к матери вишапа и говорит:

         - Нани-джан, корову хотят зарезать! Что мне делать?

         А старуха ей говорит:

         - Не плачь, дочка, пусть зарежут. Только потом, когда мясо  съедят,  ты

    все косточки собери да в землю закопай. Увидишь, как всё хорошо получится.

         Когда корову зарезали, падчерица горько плакала. Мяса  она  не  ела,  а

    только косточки собирала.

         - Пропади ты пропадом, - говорит ей мачеха. - Зачем тебе эти кости?

         - Похоронить хочу, - отвечает падчерица.

         Стали над ней мачеха с дочкой насмехаться  да  издеваться,  а  она  всё

    равно кости собирает. Собрала все косточки и закопала у самого порога.

         Много ли времени прошло, мало ли, им лучше  знать,  собирается  мать  с

    дочерью на богомолье. Мачеха рассыпала просо по полу и говорит:

         - Всё по зёрнышку соберёшь да вот этот тазик слёз наплачешь.

         Ушли они, а падчерица просо по зёрнышку собирает и плачет. Входит в это

    время в дом незнакомая старушка и говорит:

         - Отчего это ты, девочка, плачешь и зачем просо по зёрнышку  собираешь?

    Что случилось с тобой?

         - Ничего, нани-джан. Просто так грустно стало, А просо я собираю,  чтоб

    без дела не сидеть.

         Старушка возражает ей:

         - Не правда это.

         Видит девочка, что старушку не обманешь, и рассказала всё, как есть.

         Старушка говорит:

         - Да падёт горе на голову тех, кто так  мучает  бедную  сироту.  Возьми

    веник и смети просо, а в таз воды налей, брось туда щепотку соли, и всё.

         Сказала старушка и ушла, а падчерица её послушалась как та велела,  так

    и сделала.

         Вышла она к порожку, где были закопаны коровьи кости. Думает: посмотрю,

    что из этого вышло. И вдруг видит и глазам своим не верит - стоит  у  порога

    огненный конь-красавец. А к седлу коня  прикручен  сверток  с  удивительными

    узорами. Развернула его падчерица, - а там платье, какое свет не видывал, да

    пара туфелек блестящих. Одела падчерица платье, обула туфельки и стала точно

    как красавица гури-пери. Вскочила она на коня и поскакала вслед за мачехой и

    её дочкой на богомолье. Народ глядит -  не  налюбуется.  Сошла  красавица  с

    коня, помолилась да назад поскакала. Скакала она быстро и не заметила, как с

    ноги туфелька упала и полетела в реку.

         Дома разнуздала она коня, отпустила на луг, одежду  под  порог  убрала,

    надела своё изодранное платье и села у стенки.

         Вернулись мачеха и сестра с богомолья.

         - Пропади  ты  пропадом,  -  говорит  она  падчерице.  -  И  ты,  такая

    оборванка, себя девочкой называешь? Видала бы ты, какая красавица  приезжала

    на богомолье: золотые кудри распущены по плечам, одежда сверкает и  огненный

    конь под ней так и танцует.

         Отвечает падчерица:

         - Что же делать, вы же меня с собой не  взяли,  чтоб  и  мне  на  такое

    поглядеть?

         - Пропади ты пропадом, - отвечают они ей, -  надо  было  тебя  с  собой

    взять, чтоб огненный конь тебя растоптал.

         К вечеру царских коней повели на водопой. А кони в реку не идут, видят,

    что-то сверкает, в реке, и шарахаются. Пошли слуги к царю, говорят: кони  не

    пьют, там что-то сверкает в реке. Царь говорит:

         - Закиньте невод, вытащите из реки то,  что  сверкает.  Слуги  закинули

    невод, видят - туфелька, маленькая и блестящая. Отнесли царю. Царь говорит:

         - Уж если туфля так хороша, то как же хороша его хозяйка! Найдите её, я

    на ней своего сына женю.

         Стали слуги всем девушкам туфельку примерять, а она никому на  ногу  не

    лезет. Семь деревень обошли,  дошли  до  мачехиного  дома.  Очень  старалась

    мачехина дочка блестящую туфельку надеть, да где уж ей было!

         Слуги говорят:

         - Пусть и эта замарашка наденет, царь приказал, чтобы все мерили.

         Надела падчерица туфельку, а она ей в самый раз!

         - Теперь, - говорят слуги, - ждите, царь приедет эту девушку за  своего

    сына сватать.

         Через два дня подъезжает царь со свитой к  их  дому,  а  мачеха  скорей

    падчерицу в тонир запихала, накрыла да сверху камнем привалила, а свою дочку

    разрядила в пух и прах и на тахту  усадила.  Приезжает  царь,  начинают  они

    пировать. Вдруг влетает в дом петух, садится на тонир и кукарекает:

         - Ку-ка-ре-ку, ослиный хвост на тахте, а золотые кудри в тонире!

         Мачеха бьёт его, гонит, а он перелетел на тахту и опять:

         - Ку-ка-ре-ку, ослиный хвост на тахте, а золотые кудри в тонире!

         Царь приказывает:

         - Откройте тонир!

         Открывают и видят:  златокудрая  девочка  сидит,  съёжившись,  в  углу.

    Вытащили её оттуда. Захотели переодеть. А она говорит:

         - Не надо.

         Достала она свою одежду  из-под  порожка  и  превратилась  в  красавицу

    гури-пери. Мачеху с дочкой опозорили и выгнали,  а  потом  устроили  свадьбу

    златокудрой девочки с царским сыном.

         Как сбылись их заветные желания, так и ваши пусть сбудутся.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Занги-Зранги

     

     

         Жили-были муж и жена. И было у  них  двое  детей:  мальчик  и  девочка.

    Мальчик был уже достаточно взрослый, а девочка, - ещё совсем маленькая.

         С тех пор, как девочке исполнилось  пять  месяцев,  начало  происходить

    странное: когда никого, кроме  девочки,  не  было  в  доме,  стали  исчезать

    продукты. Из кувшинов пропадали молоко и мацун, из хлебницы  -  хлеб,  а  из

    горшков - масло. Пропадали и другие вещи. Стали было думать,  что  это  воры

    повадились лазать в дом. Только у мальчика на этот счёт были свои мысли.

         Но он не решался никому рассказать о них.

         Как-то раз, когда родители ушли из дома, он спрятался в тёмном углу.  И

    что же он увидел? Его сестра встала с кровати и проглотила всю еду, что была

    оставлена на столе. Затем она подошла  к  хлебнице.  Увидела,  что  там  нет

    хлеба, а только тесто, но всё равно: жадно набросилась на него и проглотила.

    Затем она начала обшаривать все полки. Она присматривалась и принюхивалась в

    поисках еды и когда поняла, что её больше нет, улеглась обратно в кровать  с

    видом невинного дитя.

         Возвратясь домой, мать разогрела тонир и хотела было взять тесто, чтобы

    испечь хлеб, как видит: нет теста.

         Мальчик вышел из своего укрытия, отвёл мать в сторонку и  рассказал  ей

    всё, что увидел своими собственными глазами.

         Он сказал:

         - Тебе лучше знать. Тебе и твоей дочери. Поступай так, как знаешь, но я

    больше не останусь в доме. Когда она вырастит, то проглотит нас всех. Это не

    человек, а демон, настоящий дракон.

         Сказав это, мальчик ушёл из дому. Вышел из села и, когда  оно  скрылось

    из виду, сел передохнуть на обочине дороги. Он очень устал и хотел есть.

         Поискав хорошенько по карманам, он нашёл три сушеных абрикоса. Съел их,

    а косточки закопал у  дороги:  пусть  потом  из  них  вырастут  три  больших

    абрикосовых дерева.

         А мальчика этого звали Татук. Решил Татук пойти в дальние  края,  чтобы

    найти там себе новый дом. Но на пути ему  не  повстречались  ни  города,  ни

    сёла. Вместо этого повстречалась ему на пути отара овец  да  коз.  Он  пошёл

    прямо к ним. Оглянулся кругом: нигде не видно пастуха.

         Дождавшись сумерек, Татук пошёл  следом  за  отарой,  которая  медленно

    побрела домой.

         Когда стадо добралось до своего загона, к нему из стоящего  рядом  дома

    вышли двое: мужчина и женщина. Это были муж и жена, оба уже  старики  и  оба

    слепые. Они начали доить коз. Надоив, сколько было нужно, старики  покрошили

    в молоко хлеб и принялись есть. Потихоньку приблизившись к  горшку  с  едой,

    Татук принялся есть вместе со всеми. Слепые старики.

         Конечно же, не могли видеть, что теперь с ними кто-то  делит  еду.  Они

    были слепцами, но они не были  глупцами:  заподозрив  неладное,  они  решили

    подождать, что будет дальше.

         Спустя какое-то время, муж говорит жене:

         - Слушай, жена. Вот уже несколько дней, как я остаюсь голодным. А  ведь

    молока мы берем столько, сколько и всегда.

         - Послушай, муженёк. А вот я было подумала, что это ты ешь чуть больше,

    чем всегда. Я ведь тоже остаюсь голодна. Значит, остаётся одно:  кто-то  ест

    вместе с нами.

         - Наверняка это так.  Я  заметил  ещё  кое-что:  раньше  нам  частенько

    приходилось самим загонять отару, а теперь она сама приходит в загон.

         Наверное, их кто-то загоняет. Кто бы это мог быть? Давай,  когда  будем

    обедать, я подам знак: кашляну. А ты сразу же протяни обе руки вокруг стола.

    Также сделаю и я. Если кто-то сидит между нами, мы его поймаем и  посмотрим,

    кто же это такой.

         Как договорились, так и сделали: вечером старики поймали Татука.

         - Кто ты? - спросили они. - И почему ты прячешься от нас?

         Татук ответил:

         - Я чужак в ваших краях. Будьте мне отцом и  матерью,  а  я  стану  вам

    сыном.

         Я пуду пасти ваше стадо и заботиться о вас.

         - Хорошо, - согласились старики. - Наверное, сам Бог послал нам тебя. У

    нас нет детей, так что будь нам сыном.

         Утром отец позвал Татука и говорит:

         - Послушай меня, сынок. Когда ты погонишь стадо пастись, то ни  в  коем

    случае не допускай, чтобы овцы и козы забрели на левый или на правый холм.

         Только тот холм, что посередине - безопасное пастбище.

         - Ладно, - сказал Татук.

         Но любопытство взяло верх. Уже на второй день Татук погнал отару на тот

    холм, что был по правую руку от дома. Смотрит, а там черти свадьбу играют!

         Собрались они в круг, веселятся,  на  зурне  и  дооле  играют.  Увидели

    Татука, - бросились к нему, затащили в свой круг и давай хороводы водить.

         Потом говорят:

         - Знаешь что, парень, у нас сейчас праздник. Свадьба. Так что наколи-ка

    ты нам дров, да побольше.

         Татук согласился. Взял топор и стал раскалывать огромное бревно. Сделал

    в нём щель, укрепил её клиньями и позвал чертей:

         - Эй, все сюда! Торопитесь, я  вам  фокус  покажу!  Это,  что  бы  ваша

    свадьба веселее шла.

         Черти пришли все, включая жениха и невесту:

         - Ну же, где твой фокус?

         Татук говорит:

         - Положите ваши руки в щель, а то фокус не получится.

         Все черти засунули свои руки в щель и стали ждать фокус. Тут-то Татук и

    выбил клинья из бревна. Черти завизжали:

         - Ой! Ой-ёй! Что это ты наделал! Ты же прищемил наши руки. Шутки шутишь

    с нами, что ли? Это что, фокус такой?

         А Татук говорит:

         - Это ещё только начало. Подождите, сейчас будет главная шутка. А  пока

    скажите мне, кто из вас ослепил моего отца и мою мать? Верните мне их  ясные

    глаза или вам всем сразу конец!

         - Да-да! Ой-ёй! - сказал один чёрт, морщась от боли.  -  Там  они,  под

    кустом. Бери их, а нас отпусти.

         Татук пошёл, взял глаза и сказал, вернувшись:

         - Я нашёл их. Но как Я верну своим старикам зрение?

         - А ты вставь глаза в глазницы и протри их невестиной вуалью.  Они  тат

    час же прозреют.

         Татук взял вуаль у невесты.

         - Да отпусти же ты нас теперь! - закричали черти.

         - Я бы мог это сделать, да кто же вас, чертей, знает.  Вдруг  вы  потом

    разорвёте меня на кусочки. Нечего строить иллюзии о том,  что  чертям  можно

    верить. Приготовьтесь к тому, что уготовано  вам  судьбой,  а  я  с  чертями

    договоры не заключаю.

         Черти застонали. Их мольбы и просьбы не действовали на Татука. Но разве

    можно быть таким глупцом, чтобы доверять чертям? Татук взял в руки  топор  и

    отрубил им всем головы. Так этот холм избавился от нечистой силы.

         А вечером, вернувшись домой, он вставил в  глазницы  старикам  глаза  и

    протёр  их  вуалью  чёртовой  невесты.  Старики   тут   же   прозрели.   Они

    поблагодарили Татука, расцеловали его. Радость их была так огромна, что  они

    даже не знали, как им выразить это внезапно свалившееся на них счастье.

         Татук воодушевился тем, что произошло.  На  следующий  день  он  погнал

    отару на правый холм. Поднявшись на его вершину, Татук услышал страшный вой.

         Овцы и козы также услышали вой  и,  трепеща,  бросились  бежать  назад.

    Татук не стал их останавливать, а сам решил посмотреть,  что  это  за  зверь

    такой, что так страшно воет.

         Он пошёл на звук. Шёл до тех пор, пока не добрался до пещеры, в которой

    сидел этот странный зверь. Он был похож на льва, но это был не лев.  Он  был

    похож на тигра, но это был не тигр. Он был похож на вепря, но это был  и  не

    вепрь. Больше всего зверь походил на собаку. А размером эта  собака  была  с

    десять обычных больших собак.

         Пока Татук прятался за скалой, рассматривая собаку, она заметила его:

         - Эй, парень, - позвала она его человеческим голосом. - Я  едва  терплю

    боль и не могу двигаться. Помоги мне, подойди, не бойся. Я не  причиню  тебе

    вреда.

         Когда собака заговорила человеческим  голосом,  Татук  обрадовался.  Он

    подумал: "Тот, кто может говорить, как человек, может быть  человечным,  как

    человек". Только он приблизился к собаке, как она говорит:

         - Если я сейчас рожу чётное количество щенков, то я  проглочу  тебя.  А

    если нечётное, тогда так и быть, живи.

         - Тебе лучше знать, - сказал Татук.

         А сам подумал: "Чему быть, того не миновать".

         Первого щенка, которого родила собака, Татук спрятал  в  свою  пастушью

    сумку. Также он поступил и со вторым щенком. А когда появился на свет третий

    и, стало ясно, что других не  будет,  Татук  положил  его  перед  собакой  и

    сказал:

         - Родился всего один. И стоила тебе так стонать из-за одного щенка!

         Собаке стало неудобно, что её пристыдили:

         - Ладно, иди уж, - сказала она. - Дарю тебе жизнь. А если придётся тебе

    опять забрести в эти места, то не бойся меня  больше.  Ни  тебе,  ни  твоему

    стаду я не причиню вреда.

         А тех двух щенков, что лежали в сумке, Татук унёс с собой. Он кормил их

    овечьим молоком, заботился о них. И когда щенки выросли, то  превратились  в

    самых преданных собак на свете.

         Татук назвал одну Занги, а другую - Зранги.  Куда  бы  он  ни  шёл,  он

    всегда брал собак с собой.  А  дома  он  сажал  их  на  цепь,  чтоб  они  не

    баловались.

         Так прошло лет десять, если не больше.  Решил  Татук  навестить  родные

    места, повидать отца и мать. Сказал он об этом  старикам.  Они  согласились,

    только попросили поскорее возвращаться. Татук налил в миску молока, поставил

    её на полку и говорит:

         - Следите за этим молоком. Как только заметите, что оно  поменяло  свой

    цвет, покраснело или потемнело, то знайте: со мною приключилась беда.

         Отвяжите тогда Занги и Зранги - они придут мне на помощь.

         Сказал так и пошёл в село, в котором родился. Дошел он до  того  места,

    где закопал в землю абрикосовые косточки.  Смотрит:  стоят  три  абрикосовых

    дерева, высоких и раскидистых. Он сделал привал, передохнул в тени деревьев,

    и очень скоро после этого добрался до родного села.

         И что же он видит? Ни одной живой души в селе нет! Пустым - пусто.

         Он направил лошадь прямо к крыльцу, слез с неё, зашёл в дом,  видит:  у

    очага сидит его сестра. И никого кругом больше нет.

         Сестра встала, приветственно подняла руку и говорит:

         - С возвращением, братец, свет моих очей. Где же ты был всё это  время?

    Что же ты так долго не приходил?

         С этими словами сестра вышла из дому, увидела коня,  смотрит:  к  седлу

    привязан мешок, а в мешке - продукты, что привёз с собой Татук. Сестра  весь

    мешок проглотила целиком, а потом вернулась в дом и говорит:

         - Слушай, братец, ты ведь без мешка приехал?

         - Да, - говорит Татук.

         Он сразу сообразил, что мешок она только что проглотила.

         Сестра вышла из дому опять,  отгрызла  у  лошади  одну  ногу  и  съела.

    Вернулась и спрашивает:

         - Братец, душа моя, разве ты приехал на трёхногой лошади?

         - Да, - говорит Татук.

         Сестра вышла, отгрызла у лошади вторую ногу. Съела её и в дом:

         - Братец мой, душа моя, разве ты приехал на двуногом коне?

         - Да, - отвечает Татук.

         Сестра опять вышла. Съела у лошади третью ногу. Вернулась и говорит:

         - Братец дорогой, разве ты приехал на одноногом коне?

         - Да, - говорит Татук.

         Сестра опять  вышла.  Отгрызла  у  лошади  последнюю  ногу,  съела  её,

    вернулась и говорит:

         - Братец дорогой, неужели ты приехал на безногой лошади?

         - Да, - отвечает Татук.

         А сердце его заколотилось: "Как доест  она  лошадь,  так  возьмётся  за

    меня.

         Что же мне делать?", - подумал он.

         Сестра опять вышла, в четвёртый раз. Съела последнюю ногу  у  лошади  и

    вернулась в дом:

         - Братец дорогой, уж не пешком ли ты пришёл?

         - Да, сестрица. Я пришёл пешком. Пешком и уйду, если ты не против.

         - Ну что ты, братец, как же я  отпущу  тебя?  Я  ведь  так  давно  тебя

    дожидалась, что приход твой сюда просто переполнил моё  сердце  радостью.  А

    ты, должно быть, проголодался с дороги. Я сейчас пойду и принесу тебе хлебца

    поесть.

         Как только сестра вышла, в комнату из тёмного  угла  выскочил  петух  и

    говорит Татуку:

         - Слушай, парень, твоя сестра вышла,  чтобы  поточить  свои  зубы.  Она

    вернётся и съест тебя. Спасайся!

         - Как же я спасусь? Я же не знаю, что мне делать! - отвечает ему Татук.

         А петух и говорит:

         - Сними одежду, набей её золой и подвесь к потолку. А сам  беги  отсюда

    без оглядки. Как только твоя сестра вернётся и набросится на одежду, -  зола

    забьёт ей глаза. А пока она их протрёт и сможет видеть снова, ты будешь  уже

    далеко!

         Татук послушался совета, да так и поступил.

         Он уже выбрался из села, как слышит: сестра нагоняет  его.  Татук,  тем

    временем, добрался до  того  места,  где  росли  три  абрикосовых  дерева  и

    взобрался на одно из них. Только вскарабкался, а сестра уже тут как тут.

         Полезла и она  на  дерево,  да  только  влезть  не  смогла.  Тогда  она

    принялась грызть ствол. Грызла-грызла и прогрызла - дерево начало падать. Но

    Татук  перепрыгнул  на  второе  дерево.  Сестра   начала   грызть   и   его.

    Грызла-грызла и свалилось дерево. Татук едва  успел  перепрыгнуть  на  самую

    верхушку третьего, последнего дерева. Сестра бросилась к нему и стала грызть

    ствол.

     

         В этот момент отец и мать Татука посмотрели на  миску  с  молоком,  что

    оставил он перед своим уходом. Смотрят: молоко  покраснело.  И  они  тут  же

    отпустили Занги и Зранги.

         Занги и Зранги взяли след своего хозяина и огромными прыжками бросились

    бежать по дороге, по которой ушел Татук. Очень скоро они были на месте.

         Татук увидел их и крикнул:

         - Занги - Зранги, быстрее  проглотите  её.  Проглотите  её  так,  чтобы

    осталась лишь только капелька крови.

         Собаки проглотили сестру так, как и просил Татук: только одна  капелька

    крови упала на абрикосовый листок.

         Освободив своего хозяина, Занги и Зранги, повиливая хвостами,  улеглись

    у его ног. Они были счастливы, что успели спасти Татука. А он, тем временем,

    взял лист с каплей крови, положил себе за пазуху  и  пошёл  прочь  от  этого

    места.

         Он всё шёл и шёл и, наконец, повстречался ему на пути караван.

         Когда  купец  -  хозяин  каравана  увидел  собак  Татука,  ему  тут  же

    захотелось заполучить их себе. "Если эти подобные львам собаки будут  моими,

    мне не придётся больше опасаться набегов разбойников.  Даже  если  их  будет

    сотня, эти два пса одолеют их", - подумал он. А сам повернулся  к  Татуку  и

    говорит:

         - Слушай, парень, отдай мне этих собак. Проси  за  них  столько  мулов,

    сколько хочешь. Забирай их прямо со всей поклажей, что на них есть.

         - Даже если бы ты дал мне весь свой караван, я бы всё равно не променял

    на него своих собак.

         - Хочешь сказать, что с этими двумя собаками ты богаче  меня,  со  всем

    моим караваном?

         - Выходит, что это так, - ответил Татук. - Весь этот  огромный  караван

    не спасёт твою жизнь. Наоборот, может случиться так, что он станет приманкой

    для разбойников, которые могут отнять у тебя не только имущество, но и  саму

    жизнь. А моя жизнь в безопасност Так они и  путешествовали  дальше,  беседуя

    друг с другом. Наконец, купец говорит:

         - Если ты не хочешь расставаться со своими собаками ни за какие деньги,

    давай сделаем так: я загадаю тебе загадку. Отгадаешь - караван  твой.  А  не

    отгадаешь, - я забираю собак.

         - Согласен, - говорит Татук. - Давай, загадывай.

         - Видишь эту трость? Если ты догадаешься, из какого дерева она сделана,

    то забирай караван. Ну а если нет, то собаки мои.

         - Ладно, - сказал Татук и начал называть породы деревьев, какие  только

    знал, - Кедр, груша, ясень... Он назвал все деревья, которые  знал.  Но  все

    его ответы были не верны.

         - Ну, раз так, то отдавай собак, - сказал купец.

         - Погоди немного. Дай-ка мне подумать ещё минутку, - сказал Татук, -  я

    знаю ещё одну породу деревьев. Название так и вертится на  языке...  В  этот

    момент что-то начало царапаться и пищать:

         - Дикий кизил... дикий кизил... Эти звуки издавала капелька крови,  что

    была на абрикосовом листке, спрятанном за пазухой.

         - Я знаю! Знаю! - воскликнул Татук. -  Эта  трость  сделана  из  дикого

    кизила!

     

         - Да, ты прав, - говорит купец. - Что ж, теперь  ты  можешь  забрать  у

    меня караван.

         - Не нужен мне твой караван, - ответил Татук. - Я простой пастух, а  не

    купец.  Дай  мне  только  немного  хорошей  одежды,  чтобы  я  мог  пойти  и

    посвататься к своей невесте. Этого будет достаточно.

         Купец выбрал самые лучшие одежды, прибавил к ним драгоценности и другие

    украшения, которые понадобятся для свадьбы, погрузил всё это на мула и отдал

    юноше.

         Татук взял груженного добром мула и пошёл домой. На как только  караван

    скрылся из виду, чувствует: что-то шевелится у него за пазухой. Он  запустил

    туда руку, вытаскивает, смотрит, а это огромная змея. Это капля  крови,  что

    была на листе, превратилась в змею. А сама она уже нацелилась ужалить Татука

    в горло.

         Юноша брезгливо стряхнул змею с рук, а она, меж  тем,  становилась  всё

    больше и больше. И вот уже перед ним и не змея, а целый дракон.

         - Занги - Зранги! Сюда! Проглотите это чудовище так, чтобы от него даже

    капельки крови не осталось!

         Собаки так и сделали. Дракон-сестра исчез навсегда, а Татук,  вместе  с

    мулом, груженным свадебными подарками, благополучно добрался домой.

         Посватался к красивой девушке, женился и благополучно  теперь  живёт  с

    ней.

         Их мечты сбылись, так пусть сбудутся и ваши.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Заказчик и мастер

     

     

         Однажды пришел к шапочнику заказчик, принес овечью шкурку и просит:

         - Сшей мне из этой шкурки шапку!

         - Хорошо, - говорит мастер, - сошью!

         Вышел заказчик от мастера и думает:

         А ведь шкурка большая - может быть, удастся выкроить две шапки? Подумал

    он так, вернулся к шапочнику и спрашивает:

         - Скажи мне, мастер, а не можешь ли ты сшить из этой шкурки две шапки?

         - Отчего же нет? - ответил шапочник. - Могу.

         - Если так, сшей уж две шапки, - сказал заказчик и ушел.

         Прошел он немного, подумал, опять вернулся к шапочнику и спросил:

         - Мастер, а не сошьешь ли ты из шкурки три шапки?

         - Отчего же нет? - ответил шапочник. - Сошью и три.

         Обрадовался заказчик и спрашивает:

         - А не сошьешь ли четыре?

         - Сошью и четыре! - ответил мастер.

         - А пять?

         - Сошью и пять.

         - Тогда сшей мне пять шапок!

         Ушел заказчик, но с полдороги снова вернулся и спросил:

         - Мастер, а не сошьешь ли шесть шапок?

         - Сошью и шесть.

         - А не сошьешь ли семь? А может быть, и восемь шапок?

         - Отчего же нет? И восемь сошью! - ответил мастер.

         - Ну, тогда сшей мне восемь шапок!

         - Хорошо, сошью восемь. Приходи через неделю за своим заказом.

         Через неделю заказчик пришел к мастеру:

         - Готовы ли мои шапки?

         - Готовы, - отвечает мастер.

         Позвал он своего ученика и говорит:

         - Поди и принеси заказчику его шапки.

         Ученик тотчас же принес восемь маленьких шапочек  -  не  на  голову  их

    надевать, а на яблоко! Взглянул на них заказчик, удивился и спросил:

         - Это что же такое?

         - Это шапки, которые ты мне заказал, - ответил шапочник.

         - Эй, мастер, почему же эти шапки такие маленькие получились?..

         - А ты сам подумай! - ответил шапочник.

         Взял заказчик  восемь  маленьких  шапочек,  ушел  и  стал  раздумывать:

    "Почему же это такие маленькие шапочки получились? Почему?.."

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Дочь царя Зарзанда

     

     

         Жил-был на свете бедный сирота по имени Аслан. Звали  его  так  потому,

    что обладал он необыкновенной силой. Аслан  был  подпаском,  но  однажды  он

    поймал волка и задушил его своими руками. И хозяин сделал его своим  главным

    чабаном.

         Аслан никогда ничего  не  боялся.  Ночью  угонял  он  стадо  далеко  от

    деревни, доверял его собакам, а сам ложился спать. Свой хурджин с  завтраком

    клал он на большой камень.

         Как-то показалось ему, что кто-то ночью берёт у него еду из хурджина.

         Когда он ложился спать, в хурджине было четыре яйца и две лепёшки, а  к

    утру осталось только два яйца и  одна  лепёшка.  Решил  он  следующей  ночью

    подкараулить того, кто без приглашения делит с ним его хлеб.

         Положил он хурджин на камень,  лёг  и  притворился  спящим.  В  полночь

    послышался шорох. Аслан поглядел сквозь ресницы, видит: достаёт еду  из  его

    хурджина девушка неземной красоты. Отломила хлеба,  запила  глотком  воды  и

    собралась уходить. Гора перед ней раскрылась как ворота, и  она  уже  готова

    была скрыться, как Аслан вскочил и успел ухватить девушку за одежду.

         Девушка говорит:

         - Отпусти меня, я принесу тебе только горе.

         - Ничего не боюсь, - говорит Аслан. - Ты так хороша, что за тебя я даже

    умереть был бы рад.

         - Спасибо тебе за твои слова, - говорит девушка, - раз ты такой хороший

    и бесстрашный, расскажу я тебе свою историю.

         ... За семью высокими горами лежит царство грозного царя Зарзанда.  Это

    мой отец. Год назад напали на нашу страну враги, и отец с войском отправился

    на поле брани. Пока его не было дома, перелетел через  семь  гор  трёхглавый

    дэв и утащил меня в свой дворец. Сорок дней умолял он меня стать его  женой,

    но я никак не хотела. На сороковой день дэв заболел и сказал своей матери:

         - Я, наверно, умру и не смогу на ней  жениться.  Уведи  эту  девушку  и

    спрячь.

         Пусть никто никогда не станет её женихом,  И  вот  очутилась  я  внутри

    горы, в темной пещере. Мать дэва сказала каменной скале:

         - Камень, камень, приюти дочь царя Зарзанда, Пусть сидит здесь, пока не

    придёт за ней юноша с миртовой  веткой,  которому  ласточки  помогут.  Когда

    коснётся он тебя трижды этой веткой, отпусти её. А пока стереги пуще глаза и

    открывайся только на один час в сутки - ровно в полночь. Если же  ночью  она

    не захочет вернуться, порази её смертью. Вот и всё. Теперь прощай. Я  должна

    возвратиться в свою каменную могилу.

         - Я спасу тебя, красавица, - сказал Аслан, Он тут  же  взял  у  хозяина

    расчёт и пошёл искать ласточек. Ходил он  от  дома  к  дому,  из  деревни  в

    деревню, но ласточек нигде не встретил.

         Вдруг в конце деревни увидел он маленький домик; две  ласточки  сновали

    под его крышей. Вошёл он в дом. Видит: старушка зажигает свечу.

         - Здравствуй, матушка, - говорит он.

         - Добро пожаловать, - отвечает она.

         - Матушка, я тут чужой, нет у меня на ночь кровли. Не приютишь ли меня?

         - Гостя посылает небо, - отвечает она.  -  Заходи.  Покормила  она  его

    кое-чем, постелила постель.

         На рассвете проснулся Аслан, вышел из дому, слышит:  ласточки  щебечут.

    Стал он прислушиваться, прислушиваться и вдруг начал понимать их язык.

         - Жёнушка, - говорит одна ласточка.

         - Что? - откликается другая.

         - Не тот ли это Аслан, который нас хлебными крошками кормил?

         - Тот, тот.

         - А зачем он здесь?

         - Ищет, как ему пленницу освободить.

         - Что ж, пусть он, уходя, три раза руку старушки поцелует и скажет  три

    раза: "Спасибо, добрая матушка". Она его и научит.

         Пошёл Аслан к старушке, видит: она уже встала.

         - Я спешу, матушка, - говорит он ей.

         Прощаясь, трижды поцеловал ей руку и трижды повторил: "Спасибо,  добрая

    матушка".

         - Славный ты парень, - говорит ему старушка. - Иди и ничего не бойся. -

    Тебе надо победить трёхглавого дэва, чтоб освободить дочь царя Зарзанда.

         Вот тебе четырнадцать желудей. Четырнадцать дней ты  будешь  добираться

    до крепости дэва, будешь съедать в  день  по  жёлудю,  от  них  станешь  ещё

    сильнее. Вот тебе два ореха. Чуть отойдёшь от деревни, спрячься,  чтоб  тебя

    никто не видел, и расколи их. Вот тебе ещё кувшин воды и мешочек муки.

         Крепость сторожит мать дэва. Брызни ей водой в лицо, она уснёт  на  три

    дня.

         Возле неё в вазе стоит зелёная миртовая ветка. Возьми её  и  поспеши  к

    пещере.

         Поблагодарил Аслан старушку и отправился  в  путь.  Нашёл  он  укромное

    местечко, разбил орехи. Из одного вышел огненный конь, а в другом были  меч,

    щит и роскошная одежда.

         Всё сделал Аслан, как его научила старушка. Усыпил мать  дэва,  схватил

    зелёную ветку и поскакал на своём коне прочь.

         Три дня скакал не останавливаясь, на четвёртый слышит: несутся  за  ним

    вскачь дэв и его мать, вот-вот догонят.

         Тут сказал ему конь человеческим голосом:

         - Развей муку по ветру.

         Рассыпал, развеял Аслан муку и вырос перед дэвом непроходимый лес.

         Дальше поскакал Аслан. Через день слышит: опять за ним погоня.

         - Что ж делать, - говорит конь. - Придётся с дэвом сразиться.

         Повернул Аслан коня и помчался навстречу дэву.  Ударом  меча  отсек  он

    дэву одну из трёх голов. Кинулся на него разъярённый дэв, но конь извернулся

    и лягнул его так сильно, что дэв отскочил, а юноша сумел отсечь ему и другую

    голову. Дэв отломал от горы скалу, раскрошил  её  и  стал  кидать  в  Аслана

    камнями, но тот прикрылся щитом, и все камни от  него  отскочили.  Стал  дэв

    новую скалу отламывать, да не успел, подлетел к нему Аслан на огненном  коне

    да и снёс ему третью голову.

         Повернул Аслан коня своего и помчался к пещере. Видит  -  на  пути  его

    появилось огромное озеро.

         Конь говорит:

         - Это мать дэва сделала. Ты вырви из моей гривы три волоса и  брось  на

    воду.

         Вырвал Аслан три волоса из гривы, бросил на воду, и они  стали  крепким

    мостом.

         Доскакал Аслан до пещеры, трижды  ударил  по  камню  зелёной  веткой  и

    сказал:

         - Камень, отворись, выпусти дочь царя Зарзанда.

         Вышла царевна и радостно бросилась к Аслану. А он говорит:

         - Дочь царя Зарзанда, не столько я  тебе  помог,  сколько  одна  бедная

    старушка. Позор нам, если мы забудем о ней и не возьмём с  собой  во  дворец

    твоего отца.

         Сели они вдвоём на коня и поскакали  к  старушке.  Она  была  им  рада,

    быстро собрала вещи и сказала:

         - Вы скачите на коне, а я и так от вас не отстану. Сняла она  с  головы

    платок, расстелила на земле, встала на него и полетела за ними вслед.

         У границ царства грозного Зарзанда перед семью горами  была  выставлена

    надёжная охрана. Она не пустила дочь и её спутников через границу.

         - Что ж, - сказала старушка. - Полетим по воздуху. Она расстелила  свою

    большую шаль, все поместились на ней, и шаль взвилась в воздух  и  перенесла

    их через все семь гор.

         Аслан хотел пойти к царю, но девушка остановила его:

         -Не ходи, все назир-визири хотели, чтобы я вышла замуж за  их  сыновей.

    Если они узнают, что ты мой жених, они навредят тебе.

         Старушка сказала:

         - Вы подождите, я сама схожу к царю.

         Девушка дала ей медальон с портретом своей матери.

         - Если тебе не поверят, - сказала она, -  то  покажи  этот  медальон  и

    скажи:

         "Мой отец самый могучий, моя мать самая нежная". Так я любила  говорить

    в детстве, и тогда уж никто не будет сомневаться.

         Пошла старушка во дворец и села на камень, на который садятся сваты.

         Приходит слуга и спрашивает:

         - Что тебе надо, старая женщина?

         - Я пришла сватать дочь царя Зарзанда.

         - Но у царя нет дочери.

         - Как это нет? Ведите-ка меня к царю. Сообщили царю. Царь говорит:

         - Кто же эта безумная, что решилась смеяться над моим горем?

         Поглядел он на неё издали и хотел  уйти  обратно  в  царские  покои.  А

    старушка крикнула:

         - Мой отец самый могучий, моя мать самая нежная! Услыхал царь эти слова

    и велел, чтобы старушку пропустили.

         - Старая женщина, - говорит ей царь. - Мою дочь утащил дэв, у меня  нет

    дочери. Но откуда известны тебе слова, что любила она говорить в детстве?

         - Она сама и научила меня, - сказала старушка и показала медальон.

         Тут всё разъяснилось. Царь Зарзанд и царица чуть  с  ума  не  сошли  от

    радости и тут же устроили свадебный пир. На пиру подошёл  к  Аслану  царский

    конюх и говорит:

         - В конюшню залетел овод, он так донимает коней, что мы боимся, как  бы

    они не взбесились.

         Старушка услышала это и говорит; - Я сама схожу в конюшню.

         Зашла она в конюшню, зажгла две сухие веточки  и  выкурила  назойливого

    овода. А сама подумала, что не простой это овод.  И  решила  она,  что  надо

    Аслана от козней матери дэва беречь.

         Ночью, когда все уснули, старушка тихонько вошла  в  комнату  Аслана  и

    царевны и стала в головах. В полночь услышала она, как что-то шуршит.

         Видит: ползёт огромная змея. Схватила она острый трезубец и вонзила его

    прямо в голову змеи. Змея завизжала и издохла.

         Оказывается, это мать  дэва  превратилась  в  змею  и  хотела  погубить

    Аслана.

         Царь с царицей воздали старушке большие почести. Семь дней и семь ночей

    все пировали и веселились.

         Они достигли своей цели. Достигнете и вы своей.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Дети купца Амбарцума

     

     

         Жил некогда один человек  по  имени  Амбарцум.  Был  он  очень  богатым

    купцом:

         имел он лавки на базаре и зарабатывал много  денег.  Была  у  Амбарцума

    жена и двое детей - сын и дочь, оба необыкновенно красивые.

         Был ещё у купца Амбарцума названый брат, тоже купец, по  имени  Петрос,

    который жил в Стамбуле. Жил Амбарцум со  своей  семьёй  счастливо;  ездил  в

    Стамбул, торговал, привозил  оттуда  товары.  Детям  своим  дал  он  хорошее

    образование, приглашал к ним учителей.

         А надо сказать, что дети его - брат и сестра - так любили  друг  друга,

    что и часу один без другого прожить не могли.

         Но однажды случилось несчастье - умерла жена купца. Он  очень  горевал,

    от горя слёг в постель и почувствовал, что настаёт его последний час.

         Позвал он своих детей и говорит:

         - Дети, будьте всегда дружны и преданны друг другу. Сын мой,  прими  от

    меня торговлю, не ленись, иначе не сбережёшь богатство  и  сделаешься  через

    год нищим. Нагрузи товарами караван верблюдов и отправляйся в город  Стамбул

    к названому брату моему Петросу. Он поможет тебе в торговле.

         Сын и дочь похоронили отца со  всеми  почестями,  много  денег  роздали

    бедным.

     

         Пришла им пора расставаться, выполнить завет отца - поехать к  брату  с

    товарами в город Стамбул. Сестра долго плакала, так не хотелось ей отпускать

    от себя любимого брата.

         - Что поделаешь, - говорит ей брат. - Мне  и  самому  горько  оставлять

    тебя одну. Знаешь что? Давай закажем живописцу наши портреты. Я тебе оставлю

    свой, а твой возьму с собой. Как станет мне грустно, так я с твоим портретом

    разговаривать стану.

         Потом брат одну старушку нанял, чтобы она жила у сестры и  помогала  ей

    по дому. Нежно простился с  сестрой  и,  навьючив  верблюдов,  отправился  в

    Стамбул.

         Много ли, мало ли времени прошло, про то ему лучше знать, прибыл он  на

    место. Разыскал купца Петроса, рассказал ему о кончине родителей и от  имени

    покойного отца попросил содействия и помощи.

         Купец Петрос принял его, как родного сына, накормил его, напоил,  помог

    ему распродать товары, а потом повёл на приём к царю.

         Когда царский сын  увидел  сына  купца  Амбарцума,  он  захотел  с  ним

    подружиться. Стал он каждый день заходить за  ним  в  лавку  купца  Петроса,

    звать его к себе, кормить его и поить и целые дни проводил в его обществе.

     

         Так прошёл целый месяц. Однажды сын купца Амбарцума говорит Петросу:

         - Дядя, неудобно мне, каждый день я провожу у царского сына, надо бы  и

    нам его пригласить.

         - Что ж, - говорит Петрос, - будем готовить угощение.  Ни  другой  день

    устелил купец Петрос землю от царского  дворца  до  своего  дома  роскошными

    коврами, чтобы царский сын мог к ним прийти, и приготовил роскошный пир.

         Пришёл сын купца Амбарцума к царскому сыну и стал просить его  пойти  к

    нему в гости.

         - Я с радостью, - говорит царевич, - только схожу к отцу  с  матерью  и

    спрошу у них позволения.

         Царь ответил сыну:

         - Хорошо, ступай, только возьми с  собой  визиря  и  не  оставайся  там

    ночевать.

         Сын царя пошёл в гости в дом Петроса,  пировал  там  целый  день,  а  к

    вечеру стал собираться домой. Сын  купца  Амбарцума  принялся  его  умолять,

    упрашивать, уговаривать, чтобы он остался на ночь.  И  в  конце  концов  тот

    согласился. Слуги принесли роскошную постель, и все легли спать, но не сразу

    заснули: царевич беспокоился, что царь разгневается на него; визирь  слишком

    много съел и ворочался с боку на бок; а  сыну  купца  Амбарцума  не  спалось

    потому, что им овладела невыносимая тоска по любимой сестре.

         Достал он её портрет, осветил его свечой и стал  тихонько  с  портретом

    разговаривать.  Увидел  портрет  девушки  царский  сын  и  сразу  же  в  неё

    влюбился - такая она была красивая!

         Визирь тоже увидел портрет и тоже не мог оторвать от него глаз.

         Наутро встал царевич печальный и хмурый, сел к столу, но ни к  чему  не

    притронулся.

         - Отчего ты такой грустный? - спросил его сын купца Амбарцума. - Почему

    не хочешь попробовать кушаний? Не заболел ли ты?

         - Нет, я здоров, - отвечает царевич. - А грустно  мне  оттого,  что  ты

    называешь меня другом, а сам хранишь от меня свои секреты.

         - У меня нет от тебя секретов, за что ты обижаешь меня? - отвечает  сын

    купца.

         - Нет, есть, - говорит царевич. - У тебя есть невеста, а ты  скрыл  это

    от меня.

         - Нет у меня невесты,- удивился сын купца.

         - А портрет?

         - Да это портрет моей сестры!

         Достал  он  портрет,  показал  его  гостям,  и  тут  царевич  и  визирь

    окончательно потеряли голову.

         Вернулся царевич во дворец  сам  не  свой,  хмурый,  мрачный  и  вскоре

    заболел от тоски. Ни один лекарь, ни один знахарь не могли ему помочь.

         - Скажи, что с тобой? - допытываются царь и царица.

         - Посватайте за меня дочь купца Амбарцума, - говорит царевич. - А не то

    я умру.

         - Как? - изумились царь и царица. - Разве нет на свете царских дочерей,

    что ты хочешь взять за себя дочь простого купца?

         - Не нужны мне царские дочери. Или женюсь на  дочери  купца  Амбарцума,

    или не буду жить на свете.

         Нечего делать. Послал царь за купцом Петросом и сыном купца Амбарцума и

    посватал его сестру за своего сына.

         - Отдайте её замуж за моего  сына,  потому  что  он  жить  без  неё  не

    может, - попросил царь.

         Они, конечно, с радостью согласились.

         - Многие лета здравствовать тебе,  царь,  -  говорит  купец  Петрос.  -

    Возьми эту девушку в невестки, не пожалеешь. Она и умна,  и  образованна,  и

    скромна.

         Глашатаи объявляют о помолвке царского сына с  дочерью  купца,  а  царь

    устраивает небывалый пир.

         Узнал об этой помолвке визирь и начал думать, как бы  ему  эту  свадьбу

    расстроить, а самому жениться на дочери купца Амбарцума. И задумал  он  злое

    дело. Пришёл он к царю и говорит:

         - Многие лета здравствовать тебе, царь. А знаешь ли ты, что сватаешь ты

    за своего сына девчонку дурного поведения?

         - Головы я вам поотрубаю за  то,  что  вы  меня  обманули!  Дочь  купца

    Амбарцума - девушка дурного поведения.

         Изумился брат таким наговорам на сестру и говорит:

         - Многие лета здравствовать тебе, царь. Дай нам срок. Пусть визирь твой

    докажет, что сестра моя плохо себя ведёт, или я докажу,  что  она  примерная

    девушка. А когда получишь доказательства, тогда и решай, кого казнить -  нас

    с дядей или этого предателя визиря.

         Царь согласился.

         Коварный визирь тотчас побежал к писцу, заказал ему  фальшивое  письмо,

    будто написанное братом к сестре, в котором брат  будто  бы  просит  принять

    визиря в дом, как дорогого гостя. Взяв  это  письмо,  визирь  поехал  в  тот

    город, где жила девушка; разузнал,  где  находится  дом  купца  Амбарцума  и

    передал слугам письмо и просьбу принять его.

         Девушка прочла письмо и сказала слугам:

         - Верните это письмо тому, у кого взяли, и скажите ему, что я велю  его

    зарубить, если  он  осмелится  переступить  порог  моего  дома.  Это  письмо

    фальшивое, его писал не мой брат. Недаром мой отец учил меня? уж  как-нибудь

    разберусь я, кто писал, брат или чужой.

         Взбешённый визирь  решил  всё-таки  не  отступать.  Он  подкараулил  ту

    старушку, что жила вместе  с  девушкой,  угрозами  и  подкупом  заставил  её

    незаметно украсть у девушки кольцо. И вот когда девушка стала мыть голову  и

    сняла свой перстень с пальца, старушка незаметно стянула его и потом вручила

    визирю, а тот, не теряя ни минуты, поскакал в Стамбул.

         Только на следующий день девушка обнаружила  пропажу.  Она  заподозрила

    старушку, но та не призналась.

         А визирь тем временем уже доскакал до Стамбула.

         - Многие лета здравствовать тебе,  царь!  -  прокричал  он,  вбегая  во

    дворец.

         - Вот кольцо той девчонки, что ты сосватал своему  сыну!  Если  девушка

    ведёт себя примерно, разве примет она в доме чужого мужчину,  разве  подарит

    ему своё кольцо?

         Позвал царь купца Петроса и сына купца Амбарцума и говорит им:

         - Ну, чьё это кольцо?

         - Это кольцо моей сестры, - признал сын купца Амбарцума. А сам подумал:

         "Неужели моя сестра стала плохой за какой-нибудь  месяц?  Трудно  этому

    поверить! Но ведь кольцо-то её!" Выпросил он у царя  ещё  пять  дней  сроку,

    оделся в чёрную одежду, сел в чёрную карету и поехал к сестре. Вышел  он  из

    кареты у своего дома, а как подошла к нему сестра,  плюнул  он  ей  в  лицо,

    повернулся и уехал.

         Узнала сестра от людей, какая беда приключилась с братом, как сватал её

    царь и как подло оболгал её царский визирь.

         Обошла она все уважаемые дома  в  городе,  и  горожане  написали  ей  и

    подписали все, как один, такую бумагу: "Эта  девушка  примерного  поведения,

    чище и добрее её не бывает на свете".

         - Гони лошадей как можно быстрее, - сказала она вознице.  -  Я  заплачу

    тебе сколько спросишь.

         Доехала она до Стамбула к вечеру. Зашла в  церковь,  где  шла  вечерняя

    служба. Видит, одна женщина молится и горько плачет.

         - О чём ты плачешь? - спросила она женщину.

         - Я плачу оттого, что завтра моего мужа, купца Петроса, и его  молодого

    друга,  сына  купца  Амбарцума,  должны  казнить  из-за  одной  бессовестной

    девчонки.

         - Послушай, женщина, - говорит ей девушка. - У меня нет знакомых в этом

    городе, пусти меня переночевать.

         - Идём, - говорит женщина. - Мне  всё  равно.  Утром  затрубила  зурна.

    Палач уже точит топор. Плач поднялся в доме Петроса-аги.

         - Не плачь, - успокаивает девушка его жену. - Бог милостив.

         Накинула дочь купца Амбарцума густую вуаль и пошла к царю.

         - Что тебе нужно? - спросил её царь.

         - Многие лета здравствовать  тебе,  царь,  -  говорит,  ему  девушка  с

    поклоном.

         - Отложи казнь на несколько минут и выслушай меня.

         Царь махнул палачу платком.

         Девушка положила перед ним перстень и говорит царю:

         - Царь, твой визирь украл у меня  перстень.  Вот  его  пара.  Вели  ему

    отдать.

         Визирь возмущённо восклицает:

         - Я впервые вижу эту девушку!

         - Ах, так! Ты слышал это,- царь? И народ твой тоже слышал? Так  как  же

    ты можешь судить обо мне, раз не знаешь даже меня в  лицо!  Я  сестра  этого

    несчастного, которого вы собрались казнить. А вот письмо от уважаемых  людей

    нашего города.

         Тут дочь купца Амбарцума рассказала обо всём: как визирь посылал к  ней

    фальшивое письмо, как он подкупил старуху и как, украв перстень, оболгал  её

    перед царём.

         Царь тут же  приказал  освободить  несчастных,  а  вместо  них  казнить

    подлого визиря.

         Сорок дней и сорок ночей праздновали в царском  дворце  пышную  свадьбу

    царского сына и дочери купца Амбарцума.

         Так они дождались своего счастья. И вы дождётесь тоже.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Два брата

     

     

         Жили-были два брата. Один был умный, а другой  дурак.  Умный  вел  дела

    так, что дураку приходилось работать не только  за  себя,  но  и  за  своего

    брата.

         Измучившись вконец, дурак в отчаянии сказал:

         - Не хочу больше оставаться с тобой. Отдавай мне мою долю имущества,  я

    буду жить сам по себе.

         - Хорошо, - сказал умный брат, - сегодня ты  погонишь  стадо  коров  на

    водопой, а я буду их кормить, когда ты пригонишь стадо обратно. Тогда  часть

    стада, которая войдет в загон, будет моей  долей,  а  та  часть  стада,  что

    останется снаружи, - твоей.

         В ту пору стояла зима.

         Дурак согласился и  погнал  стадо  на  водопой.  Когда  он  возвращался

    обратно, стало совсем холодно, коровы, почувствовав близость тепла  и  запах

    корма, быстренько прошли в загон. Только один больной бычок, еле волоча ноги

    топтался снаружи, лениво почесываясь. Он то и составил долю дурака.

         На следующее утро, повязав на шею своему  бычку  веревку,  дурак  повел

    продавать его на базар. По  дороге  ему  то  и  дело  приходилось  подгонять

    ленивого бычка:

         - Эй, давай, бычок, шевели ногами, эй!...  А  путь  их  пролегал  вдоль

    старых развалин. Стены руин отразили эхом слово дурака:

         - ...Эй!... Дурак подумал, что руины говорят ему "Эй". Он крикнул:

         - Вы говорите со мной, да?

         От руин отразилось эхом:

         - ...да-а-а... - Наверно, хотите купить у меня бычка?

         - ...бычка-а-а... - А сколько денег дадите? Дадите десять рублей?

         - ...десять рублей-ей-ей... - А заплатите сейчас Или завтра?

         - ... завтра-а-а... - Хорошо. Я приду завтра. Надеюсь, что деньги будут

    готовы.

         - ...будут готовы-ы-ы... Дурак, решив, что дело сделано, привязал бычка

    у руин и вернулся домой, радостно насвистывая.

         На следующий день, проснувшись пораньше, он отправился забирать деньги.

    А прошедшей ночью случилось так, что волки  растерзали  бычка.  Когда  дурак

    пришел к тому месту, где он его привязал, там были только обглоданные кости.

    Дурак сказал:

         - Значит, вы зарезали бычка и съели его, да?

         - ...да-а-а... - А был он вкусный или нет?

         - ...нет... - Это, конечно, меня не  касается,  но  вы  купили  у  меня

    бычка, так что платите деньги. А пока вы не расплатитесь со  мной,  я  и  не

    подумаю отсюда уходить!

         - ...уходи-и-и..!

         Когда дурак это услышал, он разозлился не  на  шутку:  схватил  толстую

    палку и начал колотить по ветхой стене. Несколько камней  выпало  на  землю.

    Так случилось, что в этой стене кто-то давно спрятал клад. Вот, когда  камни

    выпали, золотые монеты и посыпались грудой к ногам дурака.

         - Отлично, - воскликнул дурак, только что мне с этим делать? Вы  должны

    мне только десять рублей, а это всего один золотой червонец. Значит  так:  я

    возьму только свои деньги, а ваши оставьте себе.

         Он взял одну золотую монету и вернулся домой.

         - Ну, продал ли ты бычка?- улыбнувшись, спросил умный брат.

         - Продал.

         - Кому?

         - Руинам.

         - И что, они тебе заплатили?

         - Ну конечно! Попытались, было, не платить вначале, но я побил их своей

    палкой, они и показали мне всё своё богатство. Я взял только одну монетку, в

    уплату долга, а все остальное оставил там, где оно лежало.

         Сказав это, дурак вынул из кармана золотую монету и показал ее брату.

         - Где это место? - спросил умный брат.

         Его глаза округлились от удивления.

         - Ну уж нет. Я тебе не скажу, где это. Ты жадный. Если  я  тебе  покажу

    это место, ты все заберешь себе, а меня заставишь тащить это на спине домой.

         Умный брат поклялся, что он сам принесет клад, если дурак покажет,  где

    он находится.

         - Дай-ка мне свою золотую монету и поведи меня к руинам. А я куплю тебе

    что-нибудь новенькое из одежды.

         Как только дурак услышал о новой одежде, он сразу  отдал  свою  золотую

    монету брату и повел его к руинам. Умный брат перенес  все  золото  домой  и

    вскоре разбогател, но своему брату одежду так и не купил.

         Дурак напоминал брату о его обещании не раз и не два,  но  все  тщетно.

    Тогда он решил пожаловаться на него судье.

         - О, судья - сказал он, - вначале у меня  был  бычок,  потом  я  продал

    бычка руинам... - Хватит, достаточно, - перебил его судья, -  Откуда  взялся

    этот дурак?

         "Продал бычка руинам", - передразнил дурака судья  и  выставил  его  из

    суда.

         Дурак начал жаловаться другим, но все посмеивались над ним.

         Говорят, что этот дурень до сих пор скитается по миру в рубище, жалуясь

    всем и каждому, кого встретит, но никто  не  верит  ему,  а  только  смеются

    вслед. А умный брат смеется вместе со всеми.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Гранатовое зёрнышко

     

     

         Некогда жил да был один царь. Был у этого царя сын -  единственный  его

    наследник. Купил ему царь за большие деньги огненный меч.

         Царевич целыми днями ничего не делал,  только  разъезжал  по  горам  да

    лесам, охотился да пировал с товарищами.

         Как-то раз затеяли городские  парни  волчки  пускать.  Стал  с  ними  и

    царевич запускать свой волчок, а волчок его  сорвался,  подскочил  и  разбил

    кувшин у бедной старушки, которая шла мимо и несла в кувшине воду.

         Разозлилась на него старушка, потому что  теперь  ей  стало  не  в  чем

    носить воду, и говорит:

         - Будь ты проклят, бездельник,  пусть  поразит  твоё  сердце  любовь  к

    красавице по имени Гранатовое Зёрнышко.

         Как только она это проговорила, почувствовал  царевич,  что  должен  он

    увидеть красавицу Гранатовое Зёрнышко. Взял он свой  огненный  меч,  сел  на

    коня, захватил с собой на всякий случай хурджин золота и отправился в путь.

         Изъездил он все леса и горы, но никак не мог её найти. Сел он на траву,

    чтобы перекусить и отдохнуть немного, вдруг  видит:  подошла  к  нему  лань,

    поглядела на него  и  убежала.  Поскакал  он  за  ней  вслед.  На  семь  гор

    взобрался, с семи гор спустился, семь ущелий пересек, всё гнался за ней.

         Вдруг видит: стоит посреди леса маленькая хижина; добежала лань до этой

    хижины и юркнула внутрь.

         Доскакал царевич до этой хижины, но ни дверей, ни окон не увидел.

         Размахнулся он своим  огненным  мечом,  снёс  половину  стены  и  вошёл

    внутрь.

         Видит: стоит у стены застланная постель, а в  хижине  ни  души.  Только

    лежит на постели огромнейший гранат. Разрубил он гранат,  и  из  него  вышла

    девушка, маленькая и очень красивая.

         - Как ты сюда попала? - спрашивает её царевич.

         - Меня сюда запрятал трёхголовый ховт, - отвечает она. - Я жила с отцом

    и матерью, а ховт утащил меня и не пускает.

         - А где сейчас этот ховт?

         - Сражается с тремя дэвами, они хотели меня у  него  отнять,  да  никак

    ховта победить не могут.

         - Как это три дэва одного ховта победить не могут?

         - Это потому, что у  него,  если  срубить  ему  голову,  тут  же  новая

    отрастает.

         У него душа не в теле, а в трёх птичках спрятана, а птички  вон  в  той

    шкатулке, а шкатулку только огненным мечом разрубить можно.

         - Что ж, - говорит царевич, - ты подожди. Я пойду дэвов прикончу, чтобы

    они за тобой не охотились, а потом и с ховтом расправлюсь.

         - Не ходи, - говорит девушка Гранатовое Зёрнышко, - ты один с  ними  не

    справишься.

         -Не бойся за меня, - отвечает ей царевич.

         Взял царевич шкатулку, положил её за пазуху и поехал навстречу битве.

         Видит он:  действительно,  как  сказала  девушка  Гранатовое  Зёрнышко,

    сражаются в ущелье ховт и три дэва.

         "С кого начать? - думает царевич. - Если я на сторону дэвов стану и  на

    ховта нападу, подумают, что я трус. Еслия на стороне ховта сражаться  стану,

    подумают, что уж очень задаюсь и слишком на себя надеюсь. Лучше  я  пойду  к

    ним и поздороваюсь. Кто мне первый ответит, я того сторону и приму".

         Подошёл он, поздоровался, и ховт ему первый ответил на приветствие.

         Говорит царевич ховту:

         - Ты отойди в сторону, я с ними сам расправлюсь. Выхватил он свой меч и

    зарубил одним махом сразу трёх дэвов. А ховт подивился его силе  и  удали  и

    подумал:

         "Как узнает, что у меня живёт красавица Гранатовое Зёрнышко, он захочет

    на ней жениться. Надо мне его сегодня же прикончить".

         Напал он на царевича, а тот только того и ждал. Снёс он ховту  все  три

    головы, а тот только засмеялся, потому что у него в тот  же  миг  три  новые

    выросли.

         Но недолго смеялся ховт. Вынул царевич шкатулку, разрубил  её  огненным

    мечом, а из неё вылетели три птички. Как увидел  это  ховт,  стал  молить  о

    пощаде.

         - Пожалей меня, - говорит.

         - А ты пожалел Гранатовое Зёрнышко? - спросил его царевич.

         И тут же открутил головы всем трём птичкам. Сел он на коня и поскакал к

    красавице Гранатовое Зёрнышко.

         - Гранатовое Зёрнышко, - говорит он, - я убил  всех  твоих  врагов.  Не

    согласишься ли ты выйти за меня замуж?

         И она с радостью согласилась.

         Направились они в  город,  где  жил  царь  -  отец  царевича.  Мало  ли

    проехали, много ли, видят: на дороге трое разбойников грабят честных людей.

         - Ага,- говорят  они,  увидев  царевича,  -  вот  его-то  мы  сейчас  и

    обчистим, а красавицу, что сидит на его коне, себе возьмём.

         Но и тут огненный меч не подвёл царевича. Он и себя и всех  прохожих  и

    проезжих от разбойников избавил и благополучно въехал в отцовскую столицу.

     

         Побежали люди к царю, несут ему радостную весть: сын твой вернулся.

         Вышел царь навстречу единственному  сыну  с  зурначами-трубачами  и  со

    свитой и торжественно привёл их домой.

         Семь дней и семь  ночей  играли  свадьбу  царского  сына  с  красавицей

    Гранатовое Зёрнышко.

         С неба упало три яблока: одно - тому, кто рассказывал, другое  -  тому,

    кто слушал, а третье - всему свету.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Голубиный скит

     

     

         Ленк-Тимур пришел - изувер, палач; С ним - огонь и меч, с ним - туга  и

    плач; Не узлом сдавил нас удав-дракон - Наше племя враг полонил в полон.

         На прибрежье, где дышит мглой Севан, У озерных  струй  он  разбил  свой

    стан - Там, где, к богу сил воскрылясь душой, Сторожит  наш  край  монастырь

    святой.

         В те поры в скиту - опекун армян - Преподобный жил схимонах Ован,  День

    и ночь молясь за родной народ, За крещеный люд, за неверный род.

         Как прознал Ован из затворных стен Злых татар набег, христианский плен,

    Осерчал зело, затужил вельми, Что владеет  так  сатана  людьми,  Не  скончал

    молитв седовласый мних, Хвать за жезл - и вон из ворот святых.

         Бормоча идет куда путь ведет.

         В забытьи - на гладь бирюзовых вод:

         Заплескал Севан, но седой росой Доплеснуть не смел до ступни босой, Как

    увидел то басурманский князь.

         Хилым былием задрожал, склонясь, Завопил, завыл с высоты крутой:

         "Не гневись, вернись, человек святой!

         С миром в дом вернись!" - Так взмолился хан; Повернул стопы в монастырь

    Ован.

         Чуть на брег сухой оперся жезлом, Бьет угоднику супостат челом:

         "Ты бери с меня, что велишь старик, Золоту казну, аль на власть ярлык!"

    "Не купить меня ярлыком, казной, Отпусти, отдай мне народ родной!

         Пусть, куда хотят, без помех идут, Песню вольную жития поют!

         Аль в поднебесьи уж  простора  нет  Птицам  божиим?  Али  тесен  свет?"

    Лиходей в ответ: "Столько душ отдам, Сколько душ войдет в монастырский храм,

    Ну, ступай, старик, да не помни зла!" И велел тотчас с одного крыла Заходить

    толпе полоненной в скит:

         Столько вольным быть, скольких храм вместит.

         Стража грозная от застав ушла; Потянулся люд, что река текла, За святым

    вослед чрез одно крыло:

         За сто тысяч их в малый скит вошло, - Не наполнился и один притвор.

         Удивляется  басурманский  вор  Диву  дивному,  сторожам  кричит,  Новых

    пленников отпускать велит.

         Тучей  люд  валит,  в  церковь  вваливает,  -  За   тьму   темь   число

    переваливает:

         Все не полон скит, все гостей зовет; А людской поток плывет, да плывет.

         Уж и в третий раз Ленк-Тимур кричит, Остальной полон распускать велит.

         Идут задние, и - за рядом ряд - Все прошли  во  храм.  Одичалый  взгляд

    Водит лютый враг до окружных гор:

         Пленных нет, как нет. И все пуст собор, Ужаснулся  хан:  "Это  явь  иль

    бред?

         Обыскать весь скит! Разыскать их след!" Входят бирючи во святой притон:

         Там Ован один; на коленях он, - Очи ввысь  вперил,  -  словно  в  землю

    врос; Борода влажна от обильных слез.

         Сколько в малый скит ни вошло армян, Обернул их всех в голубей Ован,  -

    Умолил на то благодать с небес, - И в родимый дол, и в родимый лес  Выпускал

    он птиц на живой простор:

         Все в приют ушли неприступных гор.

         Упорхнули все - и сполох утих, И стоит, один, на молитве мних.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Говорящая рыбка

     

     

         Было ли, не было - жил один  бедняк.  Пошёл  этот  бедняк  к  рыбаку  и

    нанялся в работники. За день он зарабатывал по несколько  рыб,  приносил  их

    домой - на это они с женой и жили.

         Однажды рыбак поймал красивую рыбку, велел работнику её беречь,  а  сам

    опять полез в воду. Сидит работник на берегу, смотрит на  красивую  рыбку  и

    думает: "Господи боже, ведь рыба - тоже живое существо! Ведь есть же у  неё,

    как и у нас, родители,  друзья,  смекает  же  она  что-нибудь,  чувствует  и

    радость и горе..." Не успел подумать это, как рыбка заговорила  человеческим

    голосом:

         - Послушай, братец-человек! Играла я с  подругами  в  волнах  реки,  от

    радости забылась и попала в рыбачьи сети.  Теперь,  наверно,  родители  ищут

    меня, плачут, а подружки опечалились.  И  сама  я,  видишь,  как  мучаюсь  -

    задыхаюсь без воды. Хочется мне опять в  реку,  Тихо,  еле  слышно  говорила

    рыбка, с трудом раскрывала пересохший рот.

         Работнику стало жаль рыбку, взял он да и бросил её в реку.

         - Плыви, красавица-рыбка! Пускай не плачут больше твои родители. Пускай

    не печалятся твои подружки. Плавай, живи, радуйся вместе с ними!

         Увидел это рыбак, крепко рассердился на своего работника:

         - Ну и дурак же ты! Я в воде мокну, рыбу ловлю, а ты её - в воду!

         Проваливай и не попадайся больше мне на глаза! Ты мне не работник! Хоть

    издохни с голоду!

         Отнял он у работника мешок и прогнал его.

         - Куда же мне теперь идти? Что делать? Как жить?

         И, озабоченный, с пустыми руками, побрёл бедняк домой.

         Бредёт он грустный домой, а навстречу ему  -  Чудовище  в  человеческом

    образе, идёт и гонит красивую корову.

         - Добрый день, братец! Что  ты  такой  грустный?  О  чём  задумался?  -

    спрашивает Чудовище.

         Бедняк рассказал ему про свою беду: остался он без дела, без хлеба и не

    знает теперь, как им быть с женой.

         - Послушай, дружок, - говорит Чудовище, - эту корову я  отдам  тебе  на

    три года. Каждый день она будет давать столько молока, что ты и твоя жена по

    горло будете сыты. Но как только минет три года, я в эту самую ночь приду  к

    вам и буду задавать вопросы. Ответите  -  оставлю  корову  вам,  не  сумеете

    ответить - обоих возьму, уведу и сделаю с вами что захочу. Согласен?

         Всё равно помирать нам с голоду, - подумал бедняк, - так  лучше  возьму

    корову. Прокормит она нас три года, а  там  Бог  милостив  -  может,  пошлёт

    счастья и ответим на вопросы.

         - Согласен! - говорит.

         Взял он корову, повёл её домой.

         Три года корова досыта кормила бедняка и его жену, и не  заметили  они,

    как пробежало время. Но вот наступил условленный срок: ночью Чудовище должно

    было явиться к ним.

         В сумерках муж и жена сидят грустные у порога и думают, как им ответить

    на вопросы Чудовища. Да и кто знает, что у них спросит Чудовище?

         - Вот что значит связаться с Чудовищем! - вздыхают и каются муж и жена.

         Но что было -  то  было,  другого  выхода  нет.  А  страшная  ночь  уже

    надвигается.

         Неожиданно подходит к ним незнакомый прекрасный юноша и говорит:

         - Добрый вечер!Я странник. Не приютите ли вы меня на ночь?

         - Почему не приютить, братец-странник! Гость богом послан. Только в эту

    ночь останавливаться у нас опасно. Взяли мы у Чудовища корову с уговором три

    года кормиться её молоком. Чудовище поставило условие: через  три  года  оно

    явится и задаст нам вопросы. Сумеем ответить  -  корова  наша,  нет  -  сами

    станем его пленниками. Сегодня срок кончился, ночью оно придёт, а  мы  и  не

    знаем, как ему отвечать будем. Что бы Чудовище с нами  ни  сделало,  поделом

    нам. А вот как бы ты не пострадал!

         - Не беда! Что будет с вами, то и со мной, - отвечает странник.

         Согласились с ним хозяева. Гость остался. В  полночь  раздался  сильный

    стук в дверь.

         - Кто там?

         - Чудовище! Явился я, отвечайте на вопросы!

         Где уж тут отвечать! От ужаса и у жены отнялся язык и у мужа. Так оба и

    застыли на месте.

         - Не бойтесь, я буду отвечать за вас! - говорит юноша-гость и бросается

    к двери.

         - Я здесь, - слышится за дверью голос Чудовища.

         - Я тоже здесь, - отвечает ему гость.

         - Ты откуда?

         - С того берега моря.

         - На чём приехал?

         - Оседлал хромого комара, сел верхом и приехал!

         - Значит, море было маленькое?

         - Какое там маленькое! Орлу не перелететь его.

         - Значит, орёл - птенец?

         - Какой там птенец! Тень от его крыльев покрывает город!

         - Значит, город очень маленький?

         - Какой там маленький!Зайцу Не перебежать его.

         - Значит, заяц крошечный?

         - Какой там крошечный! Из его шкуры можно выкроить тулуп, шапку да пару

    рукавиц в придачу.

         - Значит, носить их будет карлик?

         - Какой там карлик!  Посади  ему  на  колено  петуха  -  "кукареку"  не

    услышит.

         - Значит, он глухой?

         - Какой там глухой! Он слышит, как олень в горах траву щиплет.

         Растерялось Чудовище: чует оно,  что  там,  за  дверью,  есть  какая-то

    мудрая сила - смелая и непобедимая. Не знает Чудовище, что ещё сказать, тихо

    отступает и исчезает в ночной тьме.

         Муж и жена избавились от напасти, радуются, ликуют.

         Вскоре занялась заря. Юноша-гость начинает прощаться.

         - Нет-нет, не пустим! - загородили ему дорогу муж и жена. - Ты спас нам

    жизнь - скажи, чем отблагодарить тебя?

         - Не за что благодарить, мне идти надо.

         - Ну, хоть имя своё назови. Если не сумеем отблагодарить  -  так  будем

    знать, кого благословлять.

         - Сотвори добро и хоть в воду его кинь - оно не пропадёт.  Я  та  самая

    говорящая рыбка, которую ты пощадил, - ответил незнакомец и исчез.

         А муж и жена остались в радостном изумлении.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

             Счастье глупца

     

     

         Жил когда-то бедняк. Как ни трудился он, как ни бился -  всё  никак  не

    мог выбиться из нужды.

         И вот дошёл он до отчаяния  и  решил:  "Пойду-ка  я  разыскивать  Бога.

    Разыщу и узнаю, долго ли мне маяться. Да тут же и  выпрошу  чего-нибудь  для

    себя".

         По дороге повстречался он с волком.

         - Добрый путь, братец-человек! Куда ты идёшь? - спросил волк.

         - Иду к Богу, - ответил бедняк, - горе своё хочу ему поведать.

         - Как доберёшься до бога, скажи ему: есть, мол, на свете один  голодный

    волк, день-деньской рыщет он по горам и  долинам,  а  пропитания,  найти  не

    может. Спроси: долго ли тому волку голодать? И ещё скажи: если  ты  сотворил

    его, так и кормить должен.

         - Ладно, - молвил бедняк и продолжал путь.

         Много ли, мало ли он прошёл - встретил красавицу-девушку.

         - Куда идёшь, братец? - спросила девушка.

         - К Богу иду.

         - Как увидишь бога, - взмолилась красавица,  -  скажи  ему:  есть  одна

    девушка - молодая здоровая, богатая, а ни радости, ни счастья не знает.  Как

    ей быть?

         - Скажу, - пообещал бедняк и пошёл своей дорогой.

         Встретилось ему дерево. Хоть оно и  стояло  у  самой  реки,  но  совсем

    засохло.

     

         - Куда ты идёшь, эй, путник? - спросил дерево.

         - К Богу иду.

         - Тогда погоди, передай Богу и мои слова. Скажи ему: слыхано  ли  такое

    дело - расту я у  самой  речки,  а  круглый  год  стою  сухим!  Когда  же  я

    зазеленею?

         Выслушал бедняк жалобу дерева и продол жал свой путь.

         Шёл он, шёл, пока не дошёл до Бога.

         Видит - восседает Бог в образе седовласого старца  под  высокой  горой,

    прислонясь к утёсу.

         - Добрый день! - молвил бедняк, став перед Богом.

         - Добро пожаловать, - ответил Бог. - Чего тебе надо?

         - Хочется мне, чтобы ты ко всем людям относился одинаково - не давал бы

    одному всё, другому ничего. Вот я - сколько ни бьюсь, сколько ни тружусь,  а

    всё из нищеты не выбьюсь, многие же вдвое меньше меня работают,  а  живут  в

    достатке и покое.

         - Ладно, ступай, скоро разбогатеешь.  Я  пошлю  тебе  счастье.  Живи  и

    наслаждайся.

         - У меня к тебе ещё дело, господи, - сказал бедняк  и  поведал  Богу  о

    жалобах голодного волка, красивой девушки и засохшего дерева.

         Бог дал ответы на все вопросы. Бедняк поблагодарил его и ушёл.

         На обратном пути подошёл он к засохшему дереву.

         - Что сказал про меня Бог? - спрашивает засохшее дерево.

         - Сказал, что под тобою зарыто золото. Покуда  его  не  откопают  и  не

    дадут твоим корням простор, тебе не зазеленеть.

         - Так куда же ты уходишь? Выкопай золото, оно нам обоим  пойдёт  впрок:

    ты разбогатеешь, а я зазеленею.

         - Нет, некогда мне, я тороплюсь. Бог  даровал  мне  счастье,  я  должен

    поскорее найти его и наслаждаться, - ответил бедняк и ушёл.

         Идёт он, а красавица-девушка дорогу ему преградила:

         - Какую весточку для меня несёшь?

         - Бог  сказал:  Ты  должна  найти  себе  хорошего  мужа.  Тогда   тоска

    отступится от тебя и заживёшь Ты в радости и счастье.

         - Ну, если так, то будь ты моим дорогим мужем.

         - Вот ещё! Некогда мне. Бог обещал мне счастье, надо найти его поскорее

    и наслаждаться, - сказал бедняк и зашагал дальше.

         На дороге поджидал его голодный волк.

         Только завидел он бедняка - кинулся к нему:

         - Ну, что сказал тебе Бог?

         - Братец ты мой, после тебя встретил я ещё красавицу-девушку и засохшее

    дерево. Девушка хотела знать, отчего её жизнь так безрадостна,  а  дерево  -

    почему оно весной и летом не может зазеленеть. Рассказал  я  Богу,  а  он  и

    говорит: "Девушка пусть найдёт себе д - А про меня что сказал Бог? - спросил

    голодный волк.

         - А про тебя он сказал, что ты будешь рыскать голодным до тех пор, пока

    не найдёшь глупца. Как сожрёшь его, так и насытишься.

         - Глупее тебя мне никого не сыскать, - промолвил волк и съел глупца.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Гибель художника

     

     

         В одном из селений древней  Армении  жил  странный  художник  по  имени

    Мануг.

         Иногда красивого человека  писал  он  уродом,  а  случалось,  немощного

    изображал богатырём. Многие его не любили. И мстили, как могли: то детей его

    обидят, то овцу прирежут. А овца для бедняка, что для  богатого  -  отара...

    Мануг работал ожесточённо и много. Но никто не хотел покупать его картины.

         Чем больше он работал, тем больше беднел. Любой гончар или  кузнец  жил

    лучше художника. Мануг стал думать, что людям нужнее горшки.

         С недоумением спрашивала жена художника:

         - За что Господь наказал меня? У других мужья, как мужья: сеют,  пашут,

    жнут. А этот только и знает, что малевать... Раздумья  и  одиночество  гнали

    художника в горы. Однажды на скалах Мануг встретил гончара.

         - Добрый свет, брат Ованес. Чего подскочил? И ты боишься?

         - Ты не зверь какой, чего тебя бояться?

         - Все меня избегают. Решил, что и ты... - Люди не  любят  тех,  кто  не

    работает.

         - Ованес, Ованес, да возвысится  твой  дом!  Я  тружусь  день  и  ночь.

    Тружусь, как вол. А ты мне говоришь такие слова... - Это не  работа.  Прямых

    ты кривишь, кривых выпрямляешь. Рисовал бы, как все.

         - Как все - это проще. Труднее быть самим собой. Но не будем ссориться,

    брат Ованес. Ведь и ты лепишь горшки не такие, как у  всех.  Потому  что  ты

    художник.

         - Но мои горшки берут, а твои картины - нет. Значит, не туда идёшь.

         - Ованес, ведь я тебя не учу, как лучше лепить горшки. Хотя мог  бы.  А

    вот художников почему-то поучают все.

         - Учить меня? Гончара - гончарному делу?! - возмутился тот.

         - А зачем ты поднялся в горы? - улыбнулся Мануг. - Глину  искал?  Её  у

    тебя во дворе целая гора. Твои горшки - всегда  нарасхват.  Нет,  ты  пришёл

    глянуть на травы. В каждом листке ищешь незнакомое  и  говоришь  себе:  "Уже

    было". Я видел многое, созданное тобой.

         - Скажи, - почему-то прошептал гончар.

         - Потому что не туда идёшь. Горы  отдали  тебе  всё  -  и  большего  не

    требуй.

         Иди к людям. К внуку своему. Присмотрись. Малыш, пуская пузыри, борется

    с пелёнками, опутавшими его: стремление к свободе развивается с  детства.  У

    ребёнка большая голова и тонкие ног Создашь  ты  его,  порадуешься  и  снова

    загрустишь. Тогда на празднестве, где  люди  поют,  смеются,  танцуют,  тебя

    удивит,  сколько  в  селении  стройных  девушек.  А  среди  них   одна,   со

    стыдливо-гордым взглядом, гибкой шеей, чёрными косами до пят -  та,  которую

    ты всю жизнь искал. И родится  у  тебя  тонкостанный  кувшин.  Не  кувшин  -

    молодость. Звонкий, сам поёт.  Создашь  его,  и  не  будет  счастливее  тебя

    человека.

         Все устают, Ованес, от всего устают. И ты забудешь, как бывал счастлив,

    найдя  новый  узор,  оттенок,  изгиб...  Начнешь  по-новому  искать  ещё  не

    созданный кувшин, искать смысл своей  жизни.  Остановишься,  когда  найдешь,

    перед седобородым дедом. С головой, ушедшей в плечи. Мозолистыми руками.

         Натруженными ногами, будто вросшими в землю. Ногами, прошедшими не одну

    сотню вёрст. Спина старика согнулась под  тяжестью  лет.  В  глазах  глубина

    небес и величие гор. Сила старости - в мудрости. А там, где мудрость,  крика

    не может быть: не спешит старик раздать накопленное случайным людям.

         Увидишь его, и будто молния тебя озарит - как соединить глубину небес с

    величием гор через согнутую спину, натруженные узловатые  руки-ноги,  сжатую

    мудрость губ, чтобы через него - одного - передать трудолюбивый народ... Вот

    когда создашь ты большой кувшин. Не кувшин - итог своей жизни.

         Ованесу тут же захотелось одарить художника. Но он не знал, как и чем.

         Поспешно сказал:

         - В селении думают о тебе, как о сумасшедшем. Но ты - ясновидец!

         Разгадываешь мысли и людей видишь  насквозь.  Сразу  нашёл  то,  что  я

    годами искал. Одного не соображу: почему не рисуешь иконы?

         - Ованес! Бога надо искать, найти, понять!  И  не  выдумать  -  увидеть

    хочу, чтобы спросить, почему в мире так много зла.

         - Тогда рисовал бы богачей, как они хотят. Зачем коверкаешь их?  Так  и

    моришь голодом и жену Майрам, и своих детей, Мануг.

         - Ованес джан, зря о детях сказал. А жена - что жена? Им  всегда  всего

    мало. Дар даётся немногим. Немногим, но для всех. Смею ли я продать, что  не

    только моё? Даже ради детей. Вырастут - поймут.

         - Не сердись, Мануг джан, не для обиды спросил. Лучше посмотри на  наши

    горы. Видишь, сколько камней? Мечта моей жизни -  разбогатеть,  закупить  во

    всех селениях арбы и на них привезти землю из долин - прикрыть выступы.

         Бог свидетель, эти камни  -  кости  наших  Вздрогнул  художник.  Впился

    глазами в доброе лицо Ованеса, словно видел впервые, рывком обнял его, резко

    повернулся и побежал в свой старый  дом.  А  скоро  жена  художника  увидела

    картину: с чудовищем сражался богатырь. И был он лицом похож на гончара.

         Майрам поспешила насмешить соседей. Соседи - своих соседей. Вскоре чуть

    ли не всё селение хохотало до слёз. Почти  каждый  встречный  теперь  кричал

    гончару:

         - Ва! Храбрый Ованес! Долгих лет, спаситель!  Спеши  взять  меч-молнию,

    враг на нас идёт!..

         Маленький, тщедушный, хромой Ованес, опустив голову, сгорал от стыда.

         Нигде не мог он укрыться от насмешников. Проклинал:

         - Будь чёрным день встречи в горах, Мануг! Чтобы высох твой род!  Чтобы

    погасло твоё солнце! За что, бессердечный, посмеялся над  стариком?  За  что

    сделал посмешищем.

         Смех людей не смутил Мануга. Он раздумывал: "Они смеются не надо мной.

         Просто отвыкли от правды. Сами себя не видят, не знают, не понимают.  А

    долг художника - помочь им подняться. Пусть я живу хуже башмачника: разве не

    знаю, как стать богатым? Но для этого надо кривить душой.  Обман  же  обману

    рознь. От обмана  купца  -  сотни  обедневших.  От  лжи  художника  -  целые

    поколения. Пусть простят мне мои дети.  Вырастут  -  поймут..."  Размышления

    прервал стук. Неслыханно! В низкую дверь вошёл князь в сопровождении слуг.

         - Добрый день, Мануг! Добрый день, варбед! Покажи, покажи, что  творишь

    с людьми. Говорят, ты мастер смеяться над ними?

         - Да будет, князь, к добру твой приход. Я  пишу  сородичей,  какими  их

    вижу.

         А им кажется, что они  лучше  или  хуже.  Из-за  этого  и  обиды.  Даже

    добрейший Ованес проклинает меня... Князь  начал  рассматривать  картины.  С

    одного полотна на него дерзко смотрел крестьянин. "В глазах моих крестьян  -

    покорность. Они согнуты нуждой. И чем беднее, тем покорней. Зачем  дерзкие?"

    Нахмурился князь, но сдержал себя. Остановился  перед  другой  картиной:  на

    лань охотились турок, византиец и перс. От  раненой  лани  тянулся  кровавый

    след, похожий на очертания  Армении.  Князь  поспешно  отвернулся.  И  здесь

    увидел портрет юноши, известного своим уродством. Юноша  жил  подаянием,  но

    никогда не радовался, не благодарил  и  не  крестился,  если  даже  подавали

    щедро. На портрете одухотворённо  смотрел  на  луч  солнца,  который  надвое

    рассёк мрачную тучу.

         Осмотрев ещё несколько картин, князь вновь подошёл к портрету юноши.

         Возвышенный образ захватил его.

         - Если и меня напишешь не хуже, награда будет достойной.

         Пронзительно взглянул художник в красивое лицо князя. И вздрогнул: чуть

    ли не все пороки прочёл на красивом лице властелина. Твёрдо ответил:

         - Нет! Таким я не могу тебя написать!

         - Что, и мне для этого надо стать горбатым? - усмехнулся князь.

         - Горб юноши - муки и надежда народа. И  ты,  князь,  горбат.  Но  твой

    горб - пороки и злодеяния.

         Расхохотался князь.

         - Нет! Таким я не могу тебя написать!  -  повторил  художник,  переведя

    взгляд на портрет.

         - Мануг, ты беден, потому что упрям. А ведь твои дети не хуже других, -

    и к ногам художника упал тугой кошелёк.

         - Кто несёт правду, не бывает богат. Возьми кошелёк, князь, я  неважный

    льстец, - ещё не досказал он, как ворвалась жена - Майрам.

         Она  схватила  кошелёк,  прижала  к  иссохшим  грудям  и  с  ненавистью

    посмотрела на мужа:

         - Нет, ты будешь рисовать! В селении нет человека, кому мы  не  должны.

    Ради детей прошу, не ради себя. Уступи хоть раз! А не уступишь - не надо!  Я

    сейчас же раздам долги, а ты с князем рассчитывайся сам... -  и  раздражённо

    хлопнула дверью.

         С  омерзением  писал  князя  Мануг.  Падала  палитра.  Ломались  кисти.

    Терпеливо сидел перед ним  князь.  Почтительными  тенями  в  стороне  стояли

    слуги.

         Когда все кисти были  переломаны,  князь  послал  слугу  за  новыми.  С

    другими кистями, не имевшими прошлого, дело пошло не так скованно. Покорными

    псами лизали они все краски подряд.

         Через несколько новолуний князь забрал портрет. После этого  посыпались

    заказы именитых... Мельничными  жерновами  закрутились  дни,  недели,  годы,

    увеличивая доходы и седины художника. И странно: чем меньше  работал  Мануг,

    тем больше богател.

         Заморские мастера выстроили ему дворец. В его  конюшне  стояли  скакуны

    лучших пород. Жена Мануга тонула в шелках. Дочери блистали  драгоценностями.

    Сыновья  небрежно  швыряли  золотыми.  А  самого  Мануга  знатные  наперебой

    приглашали в гости. Молча ездил он на всякие торжества.

         Молча ел и пил. Не успевал встать из-за одного стола, как его усаживали

    за другой. И вновь вино, тосты,  весёлая  музыка,  звучавшая  для  художника

    погребальным плачем. Никто не догадывался, что Мануг перестал  видеть  людей

    такими, какие они есть. Теперь их видел такими, какими они хотели выглядеть.

    Легкие кисти тянула вниз тяжесть  кошельков.  Лестью  затуманились  когда-то

    пронзительные глаза. Сальными стали руки от жирных  шашлыков.  С  ненавистью

    смотрел Мануг на жену, толкнувшую его  на  этот  путь.  Невзлюбил  и  детей,

    которых богатство  растило  ленивыми  и  чванливыми.  Они  сорили  деньгами,

    пахнувшими унижением отца.

         А вскоре на людей обрушился мор. Болезнь  свирепой  тучей  носилась  по

    селениям: кто был силён - ослаб, кто был слаб - погиб. Люди вспомнили Бога и

    поспешили в храмы. Начали резать скот во имя всемогущего. А тщедушный Ованес

    не заболел. Не слегли ещё несколько чабанов. Задумался гончар:

         почему бы? Догадавшись, собрал всех, кто  ещё  мог  ходить.  Привёл  на

    горные луга, где искал для своих кувшинов  новые  формы.  Сказал  измученным

    людям старик:

         - Если небо бессильно, сами спасём себя. Чабаны здесь пасли овец  -  не

    слегли. Я рвал эти травы - не заболел. ;елебны они! Давайте соберём травы.

         Будем поить соком слабых и больных. Поднявшиеся на ноги  пусть  спасают

    других.

         Долго боролись за жизнь. Страшный  недуг  наконец  отступил.  Исцелился

    народ и прославил Ованеса. Песню о нём сложил ашуг. Тут вспомнили о  картине

    Мануга: сражается с чудовищем богатырь, и лицом он похож на хромого гончара.

    Священники признали в нём святого. Картину  повесили  в  церкви,  на  видном

    месте. Она стала иконой. И толпа, до этого хохотавшая  над  ней,  теперь  со

    слезами молилась на неё.

         С тех пор, как семью Мануга спасли крестьяне, в просторном дворце стало

    тесно ему. Однажды ночью он не выдержал. Вышел  из  покоев  и  направился  в

    горы. Но горы его  встретили  враждебно:  неистово  хлестал  дождь,  яростно

    упирался ветер, сбивая с ног. Мануг скользил к пропасти. Падал, и  пачкались

    дорогие одежды. Поднимался он - ветер гнул, сгибал, швырял на камни. Мануг с

    горечью думал, вытирая кровь: "Я  купил  земные  блага,  отдав  взамен  свой

    волшебный дар. Отдал и обессилел. В бедности силу я черпал в горах, а теперь

    и горы обессиливают меня..." Не преодолев подъёма в суровых горах,  Мануг  к

    рассвету вернулся назад.

         Крестьяне уже запрягали быков. Озябшие дети помогали им.

         "А мои ещё спят - устали от танцев и пиров. И долго ещё будут  спать...

    Да и я усыплён. Разве раньше мог бы пройти мимо крика нищеты!" - И вдруг  за

    спиной услышал голос гончара:

         - Никого теперь не видит Мануг. У него сейчас позолоченные глаза!..

         Сжался Мануг от оскорбления - знал: заслуженного - и побежал  в  старый

    дом.

         Выбил заколоченную дверь. Схватил поломанные кисти,  когда-то  верой  и

    правдой служившие ему. Прижал к груди. И  сказал  он  кистям,  как  погибшим

    воинам:

         - С тех пор, как я вам изменил, души обездоленных стали недоступны мне.

    Я куплен богатством, которое уродует моих детей, похитило мой дар. Теперь  я

    не хуже других обманываю народ. Но обманывать можно и без позолоченных глаз.

    Так пусть же ослепнет уводящий Упал Мануг на палитру с  засохшими  красками.

    Палитра покрылась кровью - последней краской художника.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Воробей

     

     

         Жил да был один воробей. И была у этого  воробья  в  лапке  заноза.  Он

    летал туда и сюда, перелетал с  места  на  место,  наконец,  высмотрел  одну

    старушку.

         А старушка та собирала дрова для печи, - хотела развести огонь и испечь

    свежий хлеб.

         - Бабушка, бабушка! - позвал её воробей. - Вынь занозу из моей лапки, а

    потом занимайся своими делами. Я хоть смогу поклевать спокойно что-нибудь, а

    то так и с голоду умереть можно.

         Старушка вынула занозу из воробьиной лапки, а потом вернулась  к  своим

    делам.

         Воробей же, тем временем, попрыгал-попрыгал вокруг, а потом вернулся  к

    старушке и стал требовать свою занозу обратно.

         - Я бросила её в печной огонь, - ответила старушка.

         Воробей начал требовать:

         - Или отдавай обратно мне мою занозу, или я заберу твой хлеб.

         Отдала старушка воробью свой хлеб, тот и улетел прочь.

         Летел-летел воробей дальше и повстречался ему  пастух,  который  обедал

    одним молоком, без хлеба.

         - Пастух, а, пастух! - позвал его воробей. - Что это  у  тебя  на  обед

    одно молоко, а хлеба нет? Вот, возьми мой. Покроши его в молоко и  ешь  себе

    на здоровье. А я хоть спокойно поклюю  что-нибудь,  а  то  так  и  с  голоду

    умереть можно.

         Воробей попрыгал-попрыгал вокруг, а потом вернулся  к  пастуху  и  стал

    требовать свой хлеб обратно.

         - Я уже съел его, - ответил пастух.

         - Ну, раз так, то отдавай мне взамен хлеба ягнёнка!

         Пастух отдал ягнёнка воробью, тот и улетел.

         Летел-летел  воробей  дальше  и  повстречались  ему  люди,  собравшиеся

    праздновать свадьбу. Вот только мяса на столах у них совсем не было.

         - Не беспокойтесь, -  говорит  им  воробей.  -  Берите  моего  ягнёнка,

    зарежьте его и приготовьте что-нибудь вкусное  для  праздника.  А  я  пойду,

    поклюю немного, а то так и с голоду умереть можно.

         Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал  требовать

    ягнёнка обратно.

         - Так мы его уже съели, - ответили люди. - Как же мы его тебе вернём?

         - Или возвращайте моего ягнёнка, - прикрикнул на них воробей, -  или  я

    забираю вашу невесту.

         Схватил он невесту и улетел прочь.

         Летел-летел воробей, смотрит: идёт по  дороге  менестрель,  -  бродячий

    музыкант, народный любимец.

         - Менестрель, а, менестрель,  -  позвал  его  воробей.  -  Возьми  себе

    невесту, а я хоть пойду, поклюю что-нибудь, а то так с голоду умереть можно.

         Попрыгал-попрыгал воробей туда-сюда, а затем вернулся и стал  требовать

    невесту обратно.

         - А невеста ушла домой, к своему возлюбленному, - ответил менестрель.

         - Или возвращай невесту, или отдавай свой саз, - потребовал воробей.

         Менестрель отдал воробью саз. Тот повесил его себе на плечо и улетел.

         Выбрал воробей местечко поудобнее, да  по  пригляднее,  уселся  там  на

    ветке дерева, достал саз и давай играть и напевать:

         Чарк-чварк! Чирк-чвырк!

         Я обменял занозу на хлеб, А хлеб я поменял на ягнёнка.

         Ягнёнка я отдал за невесту, А невесту уступил за саз.

         У меня теперь есть саз, А я теперь - сладкоголосый менестрель!

         Чарк-чварк! Чирк-Чвырк!

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Волшебная роза

     

     

         В давние времена жил-был царь. При дворце у него  был  розовый  сад.  В

    саду рос куст волшебной розы. Как ни старался царь, как ни охраняли  царские

    садовники  эту  розу,  никак  не  могли  уберечь  ее.  Только  начинала  она

    распускаться, как нападал на нее губительный червь. И  так  из  года  в  год

    повторялось одно и то же. Царь никак не мог дождаться своей волшебной розы.

         Как-то пришел к царю юноша садовник и сказал:

         - Найми меня, я уберегу твою розу от червя. Как только она распустится,

    сорву ее, принесу тебе.

         - Юноша, - говорит царь, - сколько у  меня  садовников  перебывало,  ни

    один не уберег ее, где уж тебе справиться?

         - Справлюсь, а если нет - вели казнить.

         - Ладно, как знаешь, коли сумеешь, постереги.

         Наступила весна, новый садовник взял лук и стрелу, забрался под куст  и

    стал сторожить розу. Стережет он день, два дня,  три  дня,  неделю.  Наконец

    роза начала распускаться, но тут садовника потянуло ко сну...  Тем  временем

    выполз червь, накинулся на розу, сожрал ее и уполз.

         Проснулся садовник, видит - нет розы на кусте. Пошел к царю и говорит:

         - Целую неделю день и ночь я сторожил розовый куст, а когда роза  стала

    распускаться, я задремал... Открываю глаза, а червь уже успел сожрать  розу.

    На этот раз помилуй, в будущем году я расправлюсь с червем.

         - Ничего, - сказал царь, - это червю даром не пройдет...

         Прошел год.

         Настала весна, царский садовник снова пошел сторожить куст.  Едва  роза

    начала распускаться, снова  червь  ползет  к  розе;  только  хотел  садовник

    пустить в него стрелу, вдруг откуда ни возьмись,  прилетел  соловей,  клюнул

    червя и улетел. Роза осталась цела.

         Обрадовался садовник, сорвал розу и понес ее царю.

         - Государь, - говорит он, - я принес тебе розу.  И  нынче  червь  хотел

    сожрать розу, но откуда  ни  возьмись,  прилетел  соловей,  клюнул  червя  и

    улетел.

         - Ничего, - говорит царь, - и соловью это даром не пройдет.

         Прошел еще год.

         Весной опять садовник отправляется сторожить розовый куст; день и  ночь

    сидит под ним. Только начала распускаться роза, снова  ползет  червь,  хочет

    сожрать цветок, снова откуда ни  возьмись,  прилетел  прошлогодний  соловей,

    хотел клюнуть червя, но в этот миг из-под кустов  выскочил  дракон  и  разом

    проглотил соловья с червем. Опять роза осталась цела. Обрадовался  садовник,

    сорвал розу и понес ее царю.

         - Государь, - говорит он, - теперь,  как  и  в  прошлом  году,  приполз

    червь, хотел сожрать розу; откуда ни  возьмись  прилетел  соловей  и  только

    хотел кликнуть червя, как  из-под  кустов  выскочил  дракон,  набросился  на

    соловья и на червя и обоих проглотил. Вот тебе роза - цела и невредима.

         - Ничего, - говорит царь, - и дракону это даром не пройдет.

         Прошел еще год.

         Наступила весна, снова садовник отправился сторожить розу. Пришло время

    ей цвести. Опять появился  червь  и  пополз  к  розе;  откуда  ни  возьмись,

    прилетел соловей и только хотел клюнуть червя, как  из-под  кустов  выскочил

    дракон и проглотил и соловья и  червя.  Садовник  натянул  тетиву  и  пустил

    стрелу в дракона, дракон завертелся, истек кровью и околел.

         Садовник сорвал розу и понес царю.

         - Государь, - сказал он, - опять появился червь,  хотел  сожрать  розу,

    прилетел соловей,  хотел  клюнуть  червя,  дракон  выскочил  из-под  кустов,

    набросился на соловья и на червяка и обоих разом  поглотил.  Я,  как  увидел

    это, натянул тетиву и уложил дракона на месте.

         - Ну и хорошо, - сказал царь, - только и тебе это даром не пройдет.

         Удивился садовник и думает: что за загадка , почему царь все  время  так

    говорит?

         Думает садовник, думает - ни до чего додуматься не может. А спросить  у

    царя  боится:  что,  если  царь  рассердится?  Решил   садовник   подождать,

    посмотреть, что будет дальше.

         В розовом саду у царя был мраморный бассейн, где иногда купались царь и

    царица. Однажды садовник взобрался на  дерево,  росшее  рядом  с  бассейном,

    хотел обрезать засохшие сучья. Вдруг  видит:  царица  со  своими  служанками

    подошла к бассейну купаться. Садовник оробел и остался на дереве.

         "Подожду, -  думает,  -  искупается  царица,  уйдет,  тогда  и  слезу".

    Разделась царица, вошла  в  бассейн,  искупалась,  вышла,  стала  одеваться,

    взглянула вверх и увидала садовника. Не проронила она  ни  слова,  пошла  во

    дворец и все рассказала царю.

         - Знаешь ли, пошла я к бассейну купаться,  искупалась,  оделась  и  уже

    хотела идти, как вдруг  увидала  на  дереве  садовника,  Знать,  он  заранее

    взобрался на дерево, хотел подсмотреть меня.

         Как услыхал царь про то, разъярился, точно лев. Тут же крикнул:

         - Палача, палача, палача!

         Явились палачи, поклонились царю.

         - Государь, что прикажешь? - спрашивают они.

         - Сейчас же приведите садовника и отрубите ему голову!

         Палачи привели садовника. Садовник понял, что его ожидает.

         - Государь, дозволь сказать два слова,  а  потом  делай  со  мной,  что

    хочешь.

         - Ладно, говори.

         - Помнишь, когда ты нанял  меня  в  первый  год,  я  пришел  к  тебе  и

    рассказал, как червь сожрал розу, ты мне сказал: "Ничего, это ему  даром  не

    пройдет".

         Я и на другой год  пошел  сторожить  розу.  Пришел  к  тебе  и  сказал:

    "Прилетел соловей и клюнул червяка". Ты и тогда мне ответил: "Ничего, и  ему

    это даром не пройдет". На третий год, когда я пришел к тебе  и  сказал,  что

    из-под кустов  выскочил  дракон  и  проглотил  соловья  и  червя,  ты  опять

    говоришь: "Ничего, и ему это даром не пройдет".  На  четвертый  я  пришел  и

    сказал тебе: "Я убил дракона". А ты  мне:  "Ничего,  и  тебе  это  даром  не

    пройдет". И вправду мне это даром не прошло, сбылись  твои  слова,  коли  ты

    захотел ни за что ни про что мою голову снять. Нынче я говорю тебе:  и  царю

    это даром не пройдет.

         Услыхал царь мудрый ответ садовника и помиловал его.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Братец-барашек

     

     

         Двое сирот Идут вперёд.

         Дорога в зной нелегка..

         Жара палит, И пыль пылит.

         Ни речки, ни родника...

     

         Сестра Мануш постарше была, Крепилась она в пути.

         Она бы жажду перенесла, Но братец не мог снести.

     

         Идут, идут и видят они Глубокий след, в нём стоит вода.

         Сестричка-джан, мне так хочется пить!

         Ты дашь попить мне, сестричка, да?

     

         Нет, братец-джан, то коровий след - Напьёшься и станешь коровой вмиг.

         Потерпим немножко. Ещё чуть-чуть:

         Сейчас студёный найдём родник.

     

         Двое сирот Идут вперёд.

         Дорога так далека...

         И зной палит, И пыль пылит.

         Ни речки, ни родника...

     

         Идут, идут и видят они След от копыта, а в нём вода.

         Сестричка-джан, мне так хочется пить!

         Ты дашь попить мне, сестричка, да?

     

         Нет, братец-джан, это конский след - Напьёшься и станешь лошадкой вмиг.

         Потерпим немножко. Ещё чуть-чуть.

         Сейчас, сейчас мы встретим родник.

     

     

         Двое сирот Идут вперёд.

         Дорога так далека...

         И зной палит, И пыль пылит.

         Ни речки, ни родника...

     

         Идут, идут и видят они - Следок небольшой наполнен водой.

         И братец не может дольше терпеть:

         Тайком зачерпнул он воды рукой.

     

         Сестра обернулась: где же брат?.

         Барашек маленький сзади идёт.

         Барашек жалобным взором глядит И, грустно блея, бежит вперёд...

     

         Бедняжка Мануш! Что делать ей?

         Ломает руки она в слезах.

         А братец-барашек бежит за ней.

         Испуг и горе в его глазах.

     

         Двое сирот Идут вперёд.

         Мануш с барашком вдвоём В слезах идут...

         Как грустно тут, В безвестном краю чужом!

     

         Идут. Их голод и зной томят.

         Идут, не зная куда...

         И вдруг - деревья листвой шумят, Родник, и звенит вода.

     

         Пьют вдоволь сироты, к воде припав.

         Потом на дерево влезла сестра, А братец отведал душистых трав.

         Лужайка от ярких цветов пестра.

     

         Но вдруг - и топот, и ржанье, и смех В лесу вечернем,  что  тих  был  и

    пуст.

         И звуки всё ближе, и в звуках тех И песня, и хохот, и веток хруст.

     

         И вот, золотой уздечкой звеня, Подводят слуги коня к воде.

         Но что в роднике пугает коня?

         Он встал на дыбы, словно быть беде.

     

         Взглянули слуги, а в роднике Лицо прекрасное отражено.

         Промчится ветер невдалеке, И зыблется в струйках воды оно.

     

         Наверх взглянули они, а там Красавица, светлая, как заря.

         Сидит она, прижавшись к ветвям, И смотрит, ни слова не говоря.

     

         Каких только нет на земле чудес!

         Дивятся все в глубине души:

         Как диво такое попало в лес, На дереве диком сидит в тиши?

     

         Кто ты? Виденье иль человек?

         Если виденье, сгинь, пропади.

         А человек - так с ветвей сойди, Лучший найдём для тебя ночлег.

     

         Кто ты? Откуда? Нам невдомёк, Как очутилась ты среди нас.

         Что за горе тебя, дружок, В лес привело в этот поздний час?

     

         Горе сиротства нас привело В эту лесную глушь, - С дерева  отвечает  им

    Скромная наша Мануш.

         - Нет у нас крова, нет родных В огромном мире земном.

         Ночь подходит. Страшно одним Во мраке ночном лесном.

     

         Горят во дворце алмазы, янтарь...

         Приводят сироток в царский покой.

         Красавица, кто ты? - воскликнул царь.

         Зачем барашек безмолвный с тобой?

     

         И вот Мануш рассказала о том, Что было рассказано мной в стихах.

         Да здравствует царь на троне своём, Пусть он разберётся в наших делах.

     

         Царь выслушал грустную повесть сирот.

         Приятна Мануш для его очей.

         И в жёны себе он её берёт.

         Семь дней он пирует и семь ночей.

     

         Забыла Мануш о тяжёлых днях, Не знает отказа она ни в чём.

         А братец-барашек в густых садах Пасётся, довольный своим житьём.

     

         Жила во дворце, завистлива, зла, Старуха-служанка. Злодейку ту  Однажды

    чёрная зависть взяла, Что любят все девочку-сироту.

     

         И входит старуха, злобу тая, В покои к царице - и льстиво ей:

         Пойдём-ка, царица, краса моя, Сведу я купаться тебя скорей!

     

         И вот, обольстивши, ведёт к воде, Бросает в озёрную глубину, А дочь,  в

    одежду Мануш одев, К царю посылает, словно жену.

     

         Лица не видать под тканью густой.

         Обманщица входит в царский дворец.

         Властитель считает её женой, Она надевает царский венец.

     

         Но что это сталось с барашком вдруг?

         Никак не заманишь его домой.

         По берегу, блея, сделает круг - И снова бежит на берег другой.

     

         Что делать с барашком?

         Нейдёт он прочь.

         Подумав, решила старуха-мать:

         Пусть притворится больною дочь.

         И уложила её в кровать.

     

         Несут ей яства - и это и то, И просят-молят немного съесть.

         Не смотрит притворщица ни на что И просит мяса барашка принесть.

     

         Мануш, Мануш, но ведь это твой брат!

         Ужели же сестры братьев едят?!

         Обманщица дальше ведёт игру:

         Подайте мне то, что велю, сейчас!

         Кричит: "Погибаю!" Кричит: "Умру!" И царь издаёт ужасный приказ:

         Костры разложить, Ножи наточить, Барашка убить И мяса подать  Царице  в

    кровать, Чтоб ей не хворать.

     

     

         Издал он приказ и с тайной тоской, И с тайной тоской бродил над  водой,

    И думал он грустно: "Ну как могла Мануш его милая быть так зла?"

         И плачут скалы, что вкруг стоят.

         И блеет и плачет  барашек-брат,  И  мечется,  бедный,  над  бережком  И

    человечьим кричит языком:

     

         Сестричка-джан! Сестричка-джан!

         Разводят костры, Разводят костры!

         Ножи уж остры!

         Сестричка-джан! Сестричка-джан!

         Услышь ты меня, Спаси от огня!

     

         И слышит царь, удивления полн, - Доносится голос из синих волн.

         Знакомый голос и смутен и глух, Взывает и нежно терзает слух:

         Братец-джан! Братец-джан!

         Бездомный ты мой, Сестры нет с тобой, Барашек мой, джан!

         Томлюсь я на дне, Во тьме, в глубине.

         Не видно мне дня, Не слышно меня.

         Обманщица зла!

         Ужасен обман!

         Погибель пришла, Барашек мой, джан!

     

         Услышал царь - и скорей домой.

         Покровы с царицы срывает он, Срывает и видит - о,  боже  мой,  Кто  сел

    обманом на царский трон?

         Сюда, рыбаки, свой невод скорей!

         Достаньте Мануш, голубку мою!

         Сюда, палачи, в глубь водных зыбей Кидайте старуху и дочь-змею!

     

         Разгневался царь. Не уймёшь никак...

         За ним возмущённый гудит народ.

         Бросает в озеро невод рыбак - Мануш достают из глубоких вод.

     

         Мануш достают и на трон несут.

         Но кто это рядом стоит, пригож?

         То братец сбросил шкурку и тут Совсем на барашка стал не похож.

     

         Барашек красавцем-юношей стал, - Широкие плечи, разумный взор.

         Не блеяньем жалким раскрыл уста - Повёл человека живой разговор.

     

         А тех, что обманом взяли права, -  Старуху-злодейку  и  лгунью-дочь,  -

    Надев на шеи их жернова, Бросают в озеро в ту же ночь.

     

         Уж не грустят Сестра и брат.

         Забыли о страшном сне.

         И снова мир, И жизнь, как пир.

         А зло - на озёрном дне.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Бесхвостая лиса

     

     

         Было ли, не было - жила  старуха.  Подоила  она  свою  козу,  поставила

    кувшин на землю, а сама пошла за щепками и хворостом, чтобы  огонь  разжечь,

    молоко вскипятить.

         Приходит лиса, суёт нос в кувшин  и  начинает  лакать  молоко.  Старуха

    набросилась на неё, хвать мотыгой - и отрубила ей хвост.

         Бесхвостая лиса отбежала, взобралась на камень и стала упрашивать:

         - Бабушка, бабушка, отдай мне хвост!  Прилажу  я  его  и  побегу  своих

    подруг догонять. Не хочу, чтобы  говорили:  "Где  ты  пропадала,  бесхвостая

    лиса?" Старуха ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне молока.

         Лиса идёт к корове:

         - Коровушка, коровушка, дай мне молока! Отнесу молоко старухе - старуха

    отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих  подруг  догонять.  Не  хочу,

    чтобы говорили: "Где ты пропадала, бесхвостая лиса?" Корова ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне травки.

         Лиса идёт к полю:

         - Полюшко, полюшко, дай мне травы: отнесу траву корове  -  корова  даст

    мне молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст мне хвост. Прилажу я  его

    и побегу своих подруг догонять. Не хочу, чтобы говорили: "Где ты  пропадала,

    бесхвостая лиса?" Поле ей в ответ:

         - А ты поди, принеси мне воды.

         Лиса идёт к роднику:

         - Родничок, родничок, дай мне воды! Отнесу воду полю -  поле  даст  мне

    травы, отнесу траву корове - корова даст молока,  отнесу  молоко  старухе  -

    старуха отдаст мне хвост. Прилажу я его и побегу своих подруг  догонять.  Не

    хочу, чтобы говорили: "Где ты пропадал Родник ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне кувшин.

         Лиса идёт к девушке:

         - Девушка, девушка, дай мне свой кувшин!  Отнесу  я  кувшин  роднику  -

    родник даст мне воды, отнесу воду полю - поле даст мне травы,  отнесу  траву

    корове - корова даст мне молока, отнесу молоко старухе - старуха отдаст  мне

    хвост. Прилажу я его и побегу своих п Девушка ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне бусы.

         Лиса идёт к разносчику:

         - Разносчик, разносчик, дай мне бусы! Отнесу  бусы  девушке  -  девушка

    даст мне кувшин, отнесу кувшин роднику - родник даст мне воды,  отнесу  воду

    полю - поле даст мне травы, отнесу траву корове - корова  даст  мне  молока,

    отнесу молоко старухе - старуха отдаст Разносчик ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне яичко.

         Лиса идёт к курице:

         - Курочка, курочка, дай мне яичко! Отнесу яичко разносчику -  разносчик

    даст мне бусы, отнесу бусы девушке - девушка даст мне кувшин, отнесу  кувшин

    роднику - родник даст мне воды, отнесу воду полю  -  поле  даст  мне  травы,

    отнесу траву корове - корова даст мн Курица ей в ответ:

         - А ты ступай, принеси мне зёрнышек.

         Лиса идёт к молотильщику:

         - Молотильщик, молотильщик, дай мне зёрнышек! Отнесу зёрнышки курице  -

    курица даст мне яичко, отнесу яичко разносчику - разносчик  даст  мне  бусы,

    отнесу бусы девушке - девушка даст  мне  кувшин,  отнесу  кувшин  роднику  -

    родник даст воды, отнесу воду полю - по Молотильщик сжалился над лисой,  дал

    ей горсточку зёрнышек.

         Лиса отнесла  зёрнышки  курице  -  курица  дала  яичко,  отнесла  яичко

    разносчику - разносчик дал бусы, отнесла бусы девушке - девушка дала кувшин,

    отнесла кувшин роднику - родник дал воды, отнесла  воду  полю  -  поле  дало

    травы, отнесла траву корове - корова дала молока, отнесла молоко  старухе  -

    старуха отдала ей хвост. Приладила  лиса  хвост  и  побежала,  своих  подруг

    догнала.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Безрукая девушка

     

     

         Давным-давно, очень много лет тому назад жили-были брат и сестра.

         Сестра была очень милой белокурой девушкой, с добрым сердцем. Была  она

    как солнечный лучик, а звали её - Лусик, что по-армянски так и значит -  луч

    света.

         Брат Лусик женился и привёл в дом жену. А жена, увидев, что все  кругом

    восхищаются, уважают и любят Лусик, затаила к ней лютую злобу. Поселилась  в

    её сердце чёрная зависть. Начала она распускать  всякие  слухи,  небылицы  и

    грязные сплетни о Лусик, каждый день доводя её этим до слёз.

         Брат Лусик как мог, поддерживал свою сестру. Никогда он не  возвращался

    домой с пустыми руками: то принесёт Лусик цветы, то купит ей  новое  платье,

    то ещё какой-нибудь подарок.

         И Лусик становилось хорошо на душе. Она  вновь  становилась  весёлой  и

    счастливой девушкой-красавицей, и  все  вокруг  восхищались  ей,  уважали  и

    любили её. А невестка в такие моменты просто изнывала от зависти и злобы.

         И задумала она избавиться от Лусик.  Однажды,  когда  её  муж  ушёл  на

    работу, она перевернула вверх дном всю мебель в доме, перебила всю посуду  и

    кухонную утварь, которую только можно было разбить. А сама встала у  входной

    двери, скрестила руки на груди и стала ждать возвращения мужа домой.

         Увидев, что он идёт, она в отчаянии заломила руки и начала кричать:

         - Горе, горе нам! Всё, что было у нас, -  всё  твоя  любимая  сестрёнка

    вверх дном перевернула, всю посуду перебила!

         - Не плачь так горько, жёнушка дорогая. Все эти вещи мы сможем купить.

         Подумаешь - тарелка разбилась. Мы другую возьмём. Но если  мы  разобьём

    сердце Лусик, то другого нам не сыскать.

         Жена поняла, что её злобный план провалился.  Тогда,  на  другой  день,

    когда муж ушёл на работу, она взяла его любимого коня и  отвела  на  дальние

    луга.

         Там она коня и бросила.  А  сама  вернулась  домой,  встала  в  дверях,

    скрестив руки на груди, и стана дожидаться возвращения мужа.

         - Горе, горе нам! Твоя ненаглядная сестричка взяла пасти любимого  коня

    твоего и потеряла его на дальних лугах. Она же просто хочет развалить наш  с

    тобой дом!

         - Это не беда - отвечает муж. - Это всего лишь конь. Если он пропал, то

    я еще больше буду работать, заработаю денег и куплю другого. А  разве  можно

    купить другую сестру?

         Когда злая сестра поняла, что и этот её план не сработал, она пришла  в

    неописуемую  ярость.  Злость  переполнила  её  и  она   пошла   на   ужасное

    преступление. В  одну  из  ночей  она  убила  своего  собственного  ребёнка,

    спавшего в колыбели, а окровавленный нож спрятала среди вещей  Лусик.  Затем

    она принялась рвать на себе волосы и выть:

         - О. горе мне! Моё дитя, моё невинное дитя ненаглядное!..

         Брат и сестра проснулись и увидели, что ребёнок убит в колыбели. Сердца

    их едва не разорвались от горя. Но кто же  мог  совершить  такой  чудовищный

    поступок?

         - Кто это сделал? - орала жена. - Никого не было в доме. Давайте поищем

    кругом, может, мы найдём орудие преступления и догадаемся, кто убийца!

         Все согласились и начали поиски. Наконец, в вещах, принадлежащих Лусик,

    обнаружили окровавленный нож. Это было невероятно, но это было именно так!

     

         - А-а!  Это  всё  твоя  ненаглядная  сестра!  -  закричала  злая  жена,

    обливаясь слезами.

         Она рвала на себе волосы, раздирала ногтями лицо до крови и выла сквозь

    слёзы не своим голосом:

         - О, моё дитя, кровиночка  моя!  О,  единственное  моё  дитя!...  Утром

    страшная новость облетела все окрестности. Люди были возмущены и  оскорблены

    столь гнусным  преступлением.  Возбуждённые,  они  требовали  наказания  для

    убийцы. Мать погибшего ребёнка рыдала и взывала  к  правосудию.  Несчастную,

    невинную Лусик заключили в тюрьму.

         Когда  состоялся  суд,  то  приговор,  вынесенный  судьёй,  выл  таков:

    отрубить Лусик обе руки.

         Спустя некоторое время после приведения приговора в  исполнение,  после

    того, как зарубцевались  раны,  Лусик  отвезли  в  дальний  лес.  Там  её  и

    оставили.

         Стала Лусик бродить по лесной чаще, скитаясь между огромными деревьями.

         Продираясь через кусты и буреломы,  она  изодрала  всю  свою  одежду  в

    клочья.

         Комары нещадно кусали Лусик, лесные пчёлы больно жалили, - у  неё  ведь

    теперь не было рук, чтобы отогнать их. Наконец, Лусик нашла себе  убежище  в

    полом стволе большого дерева.

         А случилось так, что как раз в этих местах охотился  царский  сын.  Его

    охотничьи собаки окружили дерево, внутри которого пряталась Лусик, и подняли

    лай. Царевич и его свита подумали,  что  собаки  обложили  какого-то  дикого

    зверя. Они стали отдавать им команды, чтобы выгнать его наружу.

         - Не  натравливайте  собак  на  меня,  мой  повелитель,   -   закричала

    девушка. - Я человек, а не зверь.

         - Если ты человек, тогда выходи, - сказал царевич.

         - Я не могу, я совсем голая, мне стыдно.

         Царевич спрыгнул с коня, скинул с себя плащ и дал его одному  из  своих

    слуг, чтобы тот отнёс его к дереву.

         Одев плащ, Лусик вышла из своего убежища. Она была так  прекрасна,  что

    любой мужчина позабыл бы всё на свете, увидев  такую  красоту.  Царевич  был

    очарован.

         - Кто ты, прекрасная дева и почему ты прячешься здесь, в  полом  стволе

    этого дерева?

         - Я самая обыкновенная девушка. Я осталась на белом свете совсем  одна.

    А раньше у меня был дом. У меня был брат, но его жена прогнала меня.

         - Я не брошу тебя в такой беде, - сказал царевич.

         Он взял Лусик с собой, а родителям своим сказал, что очень любит  её  и

    попросил их приготовить всё для свадебной церемонии.

         - А если вы не благословите нас, - сказал он, -  то  я  не  отвечаю  за

    себя, я совершу какое-нибудь безрассудство.

         - Сынок, - говорит ему царица. - На белом свете есть  столько  чудесных

    девушек, дочери князей, министров и послов. Они все и богаты и красивы.

         Почему же ты хочешь жениться на девушке, у которой нет ни рук, ни дома,

    ни одежды?

         - Да, ты права мама. Но ведь это  та  самая  девушка,  которую  я  буду

    любить всю свою жизнь.

         Царь и царица созвали мудрецов со всего царства и попросили их дать  им

    совет: могут ли они позволить своему сыну жениться на этой безрукой  девушке

    или нет? Мудрецы ответили, что любовь между мужчиной и женщиной рождается  в

    их сердцах:

         - Нам кажется, что любовь  вашего  сына  к  этой  девушке  воспламенила

    божественным огнём их сердца. Значит, Богу угоден их союз.

         Услышав этот совет, царь и царица согласились с ним.  Они  благословили

    свадьбу своего сына и Лусик.

         Свадебный пир длился семь дней и семь  ночей.  Царевич  и  Лусик  стали

    мужем и женой.

         Некоторое время спустя царевичу пришлось отправиться в дальние края. Во

    время  его  отсутствия  у  Лусик  родился  красивый  мальчик  с  золотистыми

    волосами. Царь и царица были так рады, словно им  подарили  целый  мир.  Они

    написали радостное письмо  и  отдали  его  гонцу,  чтобы  тот  отвёз  письмо

    царевичу.

         Отправившись в путь, гонец вынужден был заночевать в том селе, где жили

    брат Лусик и его жена. Случилось так, что именно в их доме он остановился на

    ночлег. Разговорившись с хозяевами,  он  и  рассказал  им  о  том,  с  каким

    поручением едет к своему царевичу и о том, как познакомился царевич со своею

    женой. Злая невестка сразу же сообразила, о ком одёт речь.

         В полночь она встала с кровати, вытащила у гонца из  кармана  письмо  и

    бросила его в огонь. А сама написала новое, которое  и  положила  обратно  в

    карман. В письме говорилось: "После того, как  ты  покинул  дом,  твоя  жена

    родила чудище. Мы обесчещены перед всем народом и целым миром.  Напиши  нам,

    что делать?".

         Это письмо гонец и доставил царевичу. Когда тот его  прочитал,  то  его

    будто молнией поразило. Он написал своим  родителям:  "Возможно  такова  моя

    судьба.

         Что Бог даёт мне, то и моё. Не говорите ничего плохого  моей  жене,  не

    обижайте её. Ждите моего возвращения". Он отдал письмо гонцу и  отослал  его

    обратно.

         По пути ему опять пришлось сделать остановку в доме брата Лусик  и  его

    жены. Злая невестка и в этот раз в полночь прокралась к вещам гонца,  вынула

    из кармана ответное письмо, прочла его и разорвала в клочья. Вместо него она

    положила своё письмо, в котором говорилось: "Кого бы  ни  родила  моя  жена,

    привяжите ребёнка к её груди и выставьте прочь. Когда я вернусь, не хочу  её

    видеть в доме. Если вы не сделаете так, как я прошу вас, то быть беде".

         Когда царь и царица получили письмо, они заплакали. Им было очень жалко

    Лусик и своего внука, но они чувствовали,  что  должны  поступить  так,  как

    просил их сын. Привязав  ребёнка  к  материнской  груди,  плача,  словно  на

    похоронах, вывели они Лусик из дворца.

         Убитая горем мать стала скитаться со свои  ребёнком.  Она  брела  через

    леса и через пустоши и, наконец, забрела в бесплодную пустыню.

         Там она совсем выбилась из сил. Ей  хотелось  есть,  её  мучила  жажда.

    Вдруг смотрит Лусик, а на  её  пути  стоит  колодец.  Подошла  она  к  нему,

    заглянула - вода совсем рядом. Но как только она наклонилась  к  ней,  чтобы

    попить, её сын развязался и упал в колодец. Горько, горько закричала  Лусик,

    как вдруг услышала, что кто-то за её спиной говорит:

         - Не бойся, деточка, не бойся, дорогая.  Достань  ребёнка  из  колодца,

    спаси его.

         Обернувшись, Лусик увидела старика с большой седой бородой до пояса.

         - Как же я спасу ребёночка, отец - зарыдала Лусик. - У меня же нет рук!

         - Ты вытащишь его оттуда! Ты сможешь сделать это.  Есть!  Есть  у  тебя

    руки.

         Доставай!

         Лусик нагнулась и - о, чудо! Своими руками достала ребёнка из колодца.

         Обернулась она, чтобы поблагодарить старика, а того как и не бывало.

         Царевич же, тем временем,  вернулся  домой  и  узнал  всё  о  том,  как

    обстояли дела на самом деле. Он отказался войти во  дворец  отца,  а  вместо

    этого бросился на поиски своей жены и своего сына. Всех, кто встречался  ему

    на пути, царевич расспрашивал о них. Наконец, повстречался ему один путник:

         - Добрый день, - поприветствовал его царевич.

         - Пусть Господь хранит тебя, - ответил незнакомец.

         - Куда ты путь держишь?

         - Я ищу свою сестру.

         - А Я ищу мою жену и нашего сына. Давай займёмся поисками вместе.

         Так они стали искать своих родных вдвоём. Странствовали они  по  разным

    странам и не год, и не два и не три. Но так и не нашли тех, кого искали.

         Даже на след их напасть не смогли: нет о них  новостей  ни  плохих,  ни

    хороших.

         Как-то остановились они в одном постоялом  дворе.  А  было  это  в  тех

    краях, где неподалёку стояло село брата Лусик.  И  пока  царевич  отдыхал  в

    гостинице, его компаньон, - а это и был брат Лусик - сходил в село за  своей

    женой. Они вернулись  обратно  с  пожитками  и  поселились  в  гостинице,  в

    надежде, что здесь, от проезжих постояльцев услышат какие-нибудь новости.

         Тем временем, в  этой  же  гостинице  остановилась  одна  бедно  одетая

    женщина с маленьким мальчиком.  Женщина  эта  знала  много  разных  историй.

    Постояльцы, собираясь по вечерам, просили её рассказать  что-нибудь,  -  так

    веселее бежало время. Вот царевич и говорит своему товарищу:

         - Давай поговорим с этой женщиной и её ребёнком. Может быть, что-нибудь

    и узнаем.

         Эта идея очень не понравилась жене спутника царевича. Она ворчала,  что

    поселившиеся в гостинице мать и её ребёнок занимают слишком много места.

         Да и вообще, они очень ей мешают и пусть,  мол,  они  отсюда  убираются

    прочь.

     

         Тем не менее, царевич настоял на своём  и  они  позвали  женщину  и  её

    ребёнка.

     

         Войдя в комнату, она скромно присела у стены. Рядом с ней устроился  её

    сынок. Царевич и говорит:

         - Не спится нам сегодня, сестрица. Может быть, ты  знаешь  какие-нибудь

    сказки или легенды. Если хочешь, то расскажи нам, а мы с удовольствием  тебя

    послушаем.

         А женщина отвечает:

         - Я знаю сказки, но расскажу вам быль. Это произошло в наши дни  и  это

    очень поучительная история. Если вы не против, то приготовьтесь слушать.

         - Да, конечно, расскажи нам эту историю.

         И нищенка начала свой рассказ:

         - Как я уже сказала, эта история случилась в  наши  времена.  Так  вот,

    жили-были брат и сестра. Брат женился и привёл в дом жену, которая оказалась

    очень злой и завистливой женщиной.

         В этот момент лицо жены компаньона царевича передёрнулось. Она вскочила

    с места и воскликнула:

         - Ну и вздор!Что за дурацкая история?

         - Что это с тобой? Почему ты перебиваешь рассказ? - остановил свою жену

    брат Лусик.

         И обратившись далее к рассказчице, продолжал:

         - Прошу тебя, рассказывай дальше.

         Нищенка продолжала:

         - Сестра была девушкой доброй. Её все уважали и любили. А брат, приходя

    домой, каждый раз приносил  сестре  какой-нибудь  подарок  -  букет  цветов,

    фрукты или что-нибудь из обновки. Он всегда был очень добр к ней. Невеста же

    выходила из себя  от  зависти.  Она  на  -  Что  за  гнусности  ты  тут  нам

    рассказываешь? - опять перебила рассказчицу жена спутника царевича.

         - Да что это с тобой, в самом деле?  Давай  выслушаем  эту  историю  до

    конца.

         А ты, сестрица, не обращай внимания, продолжай свой рассказ.

         Нищенка продолжала:

         - Злая невестка была очень изобретательна  в  своих  злых  делах.  Так,

    однажды, она перевернула в доме вверх дном всю мебель, перебила посуду, а во

    всём этом обвинила сестру мужа. В другой раз она потеряла на  дальних  лугах

    лучшего коня, который был у её мужа.

         - Закрой свой рот, наглая лгунья. Что это у тебя  за  быль  такая?  Кто

    поверит в сказки о том,  что  мать  убила  своего  собственного  ребёнка?  -

    женщина сердито перебила рассказчицу в очередной раз.

         - Опять ты перебиваешь, - возмутился её муж. - Пусть рассказывает,  мне

    очень хочется узнать, что было дальше.

         Нищенка продолжала свой рассказ:

         - Состоялся суд. Невинную девушку приговорили к отсечению рук.

         Беспомощную, её бросили в лесу далеко от родного  дома.  Убитая  горем,

    страдая от боли, она скиталась по лесной чаще.  Случилось  так,  что  в  тех

    местах охотился царский сын. Он встретил в лесу эту - Давай, закругляйся  со

    своим рассказом. Довольно болтать всякие глупости.

         Я не только не желаю тебя больше слушать, я тебя уже видеть  не  могу!-

    злобно закричала жена брата Лусик.

         - Братец,  попроси  свою  жену  помолчать.  Давай  слушать   дальше   -

    история-то очень интересная - попросил царевич.

         Нищенка продолжала:

         - Царский сын, получив письмо, был убит  горем.  Он,  в  свою  очередь,

    написал  родителям  письмо,  в  котором  просил  обязательно  дождаться  его

    возвращения домой и заботиться о жене и о ребёнке. Возвращаясь, гонец  опять

    остановился в том самом доме. Злая невестка - Какого чёрта она здесь делает?

    Убирайся прочь! - заорала жена.

         - Довольно! - прикрикнули на неё оба -  и  муж,  и  царевич.  -  А  ты,

    сестрица, продолжай., рассказывай, что  было  дальше.  -  обратились  они  к

    рассказчице.

         Нищенка возобновила свой рассказ:

         - Когда царевич вернулся домой, он узнал всю правду. И отправился он на

    поиски своей жены и своего сына. Во время этих  поисков  он  повстречался  с

    братом этой безрукой девушки, который разыскивал  свою  сестру.  Они  начали

    странствовать вместе, но так и не на - Ты лжешь! - заорала жена.

         А её муж и царский сын затаили дыхание, ожидая окончания истории.

         И нищенка завершила свой рассказ:

         - Голодная, в рубище, бедняжка скиталась по миру со своим золотоволосым

    сыном. Выбившись из сил,  томимая  жаждой,  она  подошла  к  двери  большого

    придорожного постоялого  двора.  Здесь,  в  гостинице,  её  брат  и  её  муж

    сжалились над ней. Они пригласили её к себе и Жена брата  Лусик  забилась  в

    истерике.

         - Лусик, дорогая, это ты? - воскликнул царевич, его щёки пылали.

         - Лусик, малышка... - заплакал её брат.

         - Да, я Лусик. А вы мне брат и муж. А рядом со мной  мой  золотоволосый

    мальчик. А эта женщина - та самая злая невестка.

         И пришла такая радость, какую и описать-то нельзя. После долгих поисков

    они нашли друг друга.

         А злую невестку привязали к хвосту необъезженной кобылы и выгнали её  в

    поле... Люди  рассказывают,  что  когда  в  тех  местах  пролилась  невинная

    кровь, - разрослись колючки да шиповники. Когда пролились горькие  слёзы,  -

    образовалось озеро. Если посмотреть на него внимательно, приглядеться, то  в

    глубине его вод можно иной раз  увидеть  дитя,  спящее  в  колыбели  и  нож,

    лежащий у подушки.

         Ещё рассказывают, что в тех местах есть монастырь, в котором,  стоя  на

    коленях, всё молится и молится одна женщина.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Барекендан (Масленица)

     

     

         Жили когда-то муж с женой.  И  не  очень-то  были  они  по  нраву  один

    другому.

         Муж обзывал жену  дурёхой,  а  та  его  -  дурнем,  так  они  всегда  и

    ссорились.

         Как-то муж купил несколько пудов рису и масла, взвалил их на носильщика

    и приволок домой.

         Жена вышла из себя:

         - А ты ещё сердишься, когда тебя дурнем обзывают! Ну куда  нам  столько

    масла и рису! Поминки по отцу или свадьбу сына справляешь, что ли?

         - Да какие там поминки, какая свадьба! Что ты болтаешь, баба? Возьми  и

    припрячь. Это для барекендана.

         Жена успокоилась, взяла и спрятала. Уже немало дней прошло, жена  ждёт,

    ждёт, а Барекендана всё нет.

         И вот однажды сидит она у порога и  видит:  кто-то  торопливо  идёт  по

    улице.

         Прикрывает она ладонью глаза от солнца и кричит:

         - Братец, а братец, а ну-ка, погоди!

         Прохожий останавливается.

         - Не ты ли Барекендан будешь, братец?

         Смекнул прохожий, что у женщины не все дома, и думает:  "Дай-ка  скажу,

    что я Барекендан и погляжу, что из этого выйдет".

         - Да, сестрица, я и есть Барекендан. Что скажешь?

         - А то скажу, что давно пора тебе забрать от нас рис да  масло.  Мы  не

    нанимались хранить твоё добро. Надо и совесть знать!

         - Что же ты сердишься, сестричка-джан? За ними-то я и пришёл: искал ваш

    дом, да всё никак не мог найти.

         - Ну так иди и забирай!

         Прохожий входит в дом, забирает масло и рис. Поворачивается  пятками  к

    дому, лицом к своей деревне, и поминай как звали!

         Возвращается муж, жена ему и говорит:

         - Приходил этот Барекендан, я швырнула ему его добро - унёс!

         - Какой Барекендан? Какое добро?

         - Да вот масло и рис. Вижу,  идёт  -  наш  дом  ищет.  Позвала  я  его,

    пробрала как следует, взвалила ему мешок на плечи, он и унёс.

         - Ах, чтоб дом твой рухнул, глупая! Недаром я  всегда  говорю,  что  ты

    дурёха! В какую сторону он пошёл?

         - А вон туда.

         Вскочил муж на коня и помчался за Барекенданом.

         Барекендан обернулся и видит - догоняет его верховой. Смекнул, что это,

    должно быть, муж той женщины.

         Вот всадник догнал его:

         - Добрый день, братец!

         - Доброго здоровья!

         - Не прошёл ли по этой дороге кто-нибудь?

         - Прошёл.

         - А что он нёс за плечами?

         - Масло и рис.

         - Вот его-то мне и нужно! А давно ли он прошёл?

         - Да уж порядочно.

         - Если я поскачу за ним, успею догнать?

         - Где тебе! Ты верхом, а он пешком. Покуда твой конь будет  переступать

    четырьмя ногами: раз-два-три-четыре, он на своих на  двоих  бегом:  раз-два,

    раз-два, раз-два - и нет его!

         - А как же мне быть?

         - Как тебе быть? Хочешь, оставь у меня коня, а сам,  как  он,  беги  на

    своих на двоих - может быть, догонишь.

         - Да, это ты верно говоришь.

         Слезает муж с коня, оставляет его у прохожего, а сам пускается пешком в

    путь.

         Как только скрылся он из виду, Барекендан взвалил на  коня  свою  ношу,

    свернул с дороги и ускакал.

         А муж идёт, идёт пешком, видит - не догнать.

         Поворачивает обратно, а уж ни прохожего, ни коня нет.

         Возвращается домой, и снова начинают они ссориться: муж - из-за масла и

    риса, а жена - из-за коня.

         И до сих пор всё ещё ссорятся муж и жена. Он её обзывает дурёхой, а она

    его - дурнем.

         А Барекендан слушает да посмеивается.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Ахтамар

     

         Каждой ночью к водам Вана Кто-то с  берега  идет  И  без  лодки,  средь

    тумана, Смело к острову плывет.

         Он могучими плечами Рассекает лоно вод, Привлекаемый лучами,  Что  маяк

    далекий шлет.

         Вкруг поток, шипя, крутится, За пловцом бежит вослед, Но бесстрашный не

    боится Ни опасностей, ни бед.

     

         Что ему угрозы ночи, Пена, воды, ветер, мрак?

         Точно любящие очи, Перед ним горит маяк!

     

         * * *

     

         Каждой ночью искры света Манят лаской тайных чар:

         Каждой ночью, тьмой одета, Ждет его к себе Тамар.

     

         И могучими плечами Бороздит он лоно вод, Привлекаемый лучами, Что  маяк

    далекий шлет.

     

         Он плывет навстречу счастью, Смело борется с волной.

         А Тамар, объята страстью, Ждет его во тьме ночной.

     

         Не напрасны ожиданья...

         Ближе, ближе... вот и он!

         Миг блаженства! Миг свиданья!

         Сладких таинств райский сон!

     

         Тихо. Только воды плещут, Только, полны чистых  чар,  Звезды  ропщут  и

    трепещут За бесстыдную Тамар.

     

         И опять к пучинам Вана Кто-то с берега идет.

         И без лодки, средь тумана, Вдаль от острова плывет.

     

         И со страхом остается Над  водой  Тамар  одна,  Смотрит,  слушает,  как

    бьется Разъяренная волна.

         Завтра - снова ожиданья, Так  же  искрится  маяк,  Тот  же  чудный  миг

    свиданья, Те же ласки, тот же мрак.

     

         Но разведал враг жестокий Тайну любящих сердец:

         Был погашен свет далекий, Тьмой застигнут был пловец.

     

         Растоптали люди злые Ярко блещущий костер, Небеса молчат ночные, Тщетно

    света ищет взор.

         Не заискрится, как прежде,  Маяка  привет  родной,  -  И  в  обманчивой

    надежде Бьется, бьется он с волной.

     

         Ветер шепчет непонятно, Над водой клубится пар, - И вздыхает еле внятно

    Слабый возглас: "Ах, Тамар!"

         Звуки плача, звуки смеха...

         Волны ластятся к скале, И, как гаснущее эхо,  "Ах,  Тамар!"  звучит  во

    мгле.

     

         На рассвете встали волны  И  примчали  бледный  труп,  И  застыл  упрек

    безмолвный:

         "Ах, Тамар!" средь мертвых губ.

     

         С той поры минули годы, Остров полон прежних чар, Мрачно смотрит он  на

    воды И зовется Ахтамар.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Арев и Краг

     

     

         Когда земля породила людей, в мире властвовали тьма  и  холод.  Арев  и

    Краг только-только учились ходить. Жили они с  племенем  в  одной  из  пещер

    тогда ещё молодого Арарата.

         Взрослые мужчины охотились и нередко становились жертвами хищников:  те

    видели в темноте лучше человека. Добыть зверя мог лишь сильный, который  сам

    и съедал почти всё добытое. Поэтому златокудрая Арев и кудрявый Краг нечасто

    лакомились сочным мясом. В мечтах о еде прошло детство.

         Однажды в пещере поднялся невообразимый шум. Кто-то предложил охотиться

    сообща. Это не понравилось сильным охотникам. Но  после  долгих  и  жестоких

    споров избрали вождя, слово которого должно было стать законом.

         Теперь первым ел вождь,  чтобы  не  ослабеть.  За  вождём  ели  сильные

    охотники, чтобы всегда быть сильными. Последними ели женщины и  дети.  Вождь

    зорко следил, чтобы охотники приносили всю добычу в пещеру. Нарушивший  этот

    закон изгонялся и вскоре становился пленником соседних  племён  или  жертвой

    хищников.

         Как ни тяжела была жизнь в темноте и холоде, племя росло. Когда Арев  и

    Краг стали подымать камни, доступные силе взрослого, им позволили охотиться.

         Дошли Арев и Краг до леса. Ветер, дувший навстречу, шепнул  о  близости

    тигра.

         - От него не уйти. Лезем на дерево, - сказал Краг.

         С ловкостью обезьян взобрались они по  веткам.  Свежие  следы  человека

    привели  зверя  к  дереву.  Тигр  задрал  усатую  морду  и   зарычал.   Арев

    содрогнулась. Припала к плечу Крага. Юноша выжидал, крепко сжимая камень.

         Вдруг горящий взгляд хищника осветил его лицо. Краг прыгнул вниз.  Удар

    камня убил тигра. Краг испустил победный клич. Гордо взглянул на Арев, но от

    изумления упал на тушу зверя - Арев светилась!

         Краг испугался, но глаз от девушки отвести не мог.

         - Что с тобой?

         - Сама не знаю. Горящий взгляд тигра зажёг  твоё  лицо.  Оно  и  сейчас

    охвачено  жарким  пламенем.  Мужество  сделало  твоё  лицо  прекрасным:  оно

    пронзило мою грудь. Это горит моё сердце. Сияет душа.

         Арев говорила, а горячие слёзы - слёзы любви, радости  и  боли,  первые

    слёзы на земле - струились из её глаз. Они превращались  в  яркие  звёзды  и

    возносились на чёрное  небо.  А  одна  из  них  упала  на  грудь  Крага.  Он

    почувствовал жгучую боль в груди. Но почему-то от неё было  сладко  ему.  Он

    тоже всё смотрел и смотрел на Арев.

         И тогда Арев сошла на землю.

         - Пойдём. Нас ждёт вождь, - сказала она.

         С трудом Краг взвалил тушу тигра на плечи. Но ещё  больших  усилий  ему

    стоило отвести взгляд от Арев. Девушка шла впереди, освещая тропинку. От  её

    сияния озарялся лес.

         Они вошли в пещеру и озарили тёплым светом все её тёмные холодные углы.

         Краг долго уверял, что он и Арев - не злые духи лесов  и  гор.  Люди  с

    недоверием собрались вокруг  Ареви  и  Крага.  Они  с  опаской  разглядывали

    светящуюся девушку и юношу  с  огненным  лицом.  Ужас  леденил  их  неробкие

    сердца... Темнота уступила свету. Холод - теплу. Люди начали оглядывать своё

    жилище, самих себя. Впервые увидели, что они разные. Поражала красота  одних

    и безобразие других.

         Заметил и вождь, что немало  в  пещере  девушек-красавиц.  Но  тут  его

    взгляд остановился на молодых и сильных охотниках. Задымилось старое  сердце

    ревностью. Злобная судорога пробежала по лицу. Свет на  вождя  начал  давить

    тяжелее темноты... Тот же груз лёг на плечи женщин,  имевших  мало  зубов  и

    много седин. Они испугались, что теперь никому не будут  нужны.  Кинулись  к

    вождю:

         - Выслушай нас, недостойных! Вели убить Арев и  Крага.  Пусть  настанет

    мрак!

         Чем меньше люди видят, тем они счастливее!

         - Убить их! Убить! - сотрясалась пещера.

         Вождь поднял руку. Разом всё смолкло.

         Власть сделала вождя одиноким и жестоким. Но на  то  он  и  был  вождь,

    чтобы думать глубже, видеть дальше, быть твёрже. Он сказал:

         - В темноте  нам  труднее  отыскивать  съедобные  корни,  ловить  рыбу,

    охотиться. Но и вместе  Арев  и  Крага  оставлять  нельзя!  Напившийся  воды

    остынет, наевшийся - уснёт... Как сказал  суровый  вождь,  так  и  поступило

    племя. Забросили на небо Арев. А Крага,  заковав,  переносили  из  пещеры  в

    пещеру.

         Каждое утро встаёт Арев и до самого вечера  разыскивает  Крага.  Прошли

    тысячелетия. А она не теряет надежд встретить любимого. До сих пор горит  её

    сердце, светится душа. Такая судьба и у  Крага  -  даже  в  страдании  своём

    согревать людей. И пока Арев и Краг любят друг друга - они  бессмертны,  как

    бессмертны и люди, подобные им.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Анаит

     

     

         В давние времена жил царь с царицей. Был у них один-  единственный  сын

    Вачаган. Отец с матерью души в нем не чаяли и ни днем, ни ночью не  спускали

    с него глаз.  Слуги  толпами  ходили  за  Вачаганом,  предупреждая  все  его

    желания. В двадцать лет царевич был чахлый и хрупкий, как  цветок,  выросший

    без солнца.

         Однажды старый врач Лохман, слава об искусстве которого  разнеслась  по

    всему свету, пришел к царю и говорит:

         - Царь! Если ты хочешь, чтобы твой сын Вачаган не сошел раньше  времени

    в могилу, то не держи его в четырех стенах.  Широки  зеленые  степи,  высоки

    агванские горы. Много в них диких  зверей  и  птиц.  Пусть  царевич  Вачаган

    займется охотой. Только не  Царь  послушался  мудрого  Лохмана.  И  царевич,

    одетый в простое платье, с утра уезжал в горы вместе со своим верным  слугой

    Вагинаком.  Царевич  так  увлекся  охотой,  что  часто  ночь  заставала  его

    врасплох, и он вынужден был пользоваться гостеприимством радушных  крестьян,

    зачастую деливших с усталыми путниками кусок хлеба и кувшин молока.

         Вачаган чутко прислушивался к людским нуждам, и не раз продажный  судья

    попадал в тюрьму. Вдовы и сироты, не поведав царю своих бед, получали деньги

    из царской казны, и бедные общины неведомо откуда получали помощь.

         Однажды, разгоряченный охотой Вачаган в сопровождении слуги прискакал в

    деревню Ацик и остановился у родника.

         У родника гурьбою толпились девушки, пришедшие с кувшинами за водой.

         - Напоите меня, девушки! - попросил Вачаган.

         Одна девушка наполнила кувшин и передала его другой.  Та,  вместо  того

    чтобы передать кувшин Вачагану, вылила его на землю.  Тогда  первая  девушка

    снова наполнила кувшин и передала его подруге. Девушка вылила и этот  кувшин

    на землю.

         - У меня горло пересохло от  жажды,  дай  же  мне  воды!  -  воскликнул

    Вачаган.

         Девушка рассмеялась и снова вылила воду на землю.

         Вачаган разгневался, но девушка не обращала на это внимания. Она словно

    забавлялась - то подставит кувшин под струю, то снова выльет воду. И  только

    на шестой раз она подала кувшин Вачагану.

         Утолив жажду, Вачаган спросил у девушки:

         - Почему ты не дала мне сразу напиться? Шутила ли ты  или  хотела  меня

    рассердить?

         - У нас нет обычая: шутить с незнакомцами, - строго ответила девушка.

         - Я видела, что вы разгорячены охотой, а вода в  роднике  холодна,  как

    лед.

         Даже разгоряченного коня хороший хозяин не поит холодной водой.

         Такой ответ поразил  Вачагана,  но  еще  больше  поразила  его  красота

    девушки.

         - Как тебя зовут, красавица?

         - Анаит.

         - Кто твой отец?

         - Мой отец - пастух Аран. Но зачем тебе знать наши имена?

         - А разве это грех?

         - Если это не грех, то назови себя и скажи, откуда ты родом?

         - Солгать тебе или сказать правду?

         - Делай, как найдешь для себя достойным.

         - Достойным для себя Я нахожу правду. Но своего имени Я  не  могу  тебе

    открыть.

         Анаит взяла свой кувшин и ушла.

         С тех пор Вачаган потерял покой. Образ Анаит не покидал его ни днем, ни

    ночью. Все чаще и чаще ездил он в деревню Ацик, чтобы хоть  мельком  увидеть

    красавицу. Верный слуга Вагинак доложил об этом царю с царицей.

         Царь позвал сына и сказал:

         - Сын мой Вачаган! Тебе минуло двадцать  лет.  Ты  -  моя  единственная

    надежда, ты - опора моей старости. Настало время тебе жениться.

         - Я уже выбрал себе невесту, отец.

         - Кто же она? Дочь какого царя? - обрадовался отец.

         - Она Дочь пастуха из деревни Ацик. Имя ее - Анаит.

         - Это невозможно, - замахал руками царь. - Забудь о ней скорее.  Помни,

    что царский сын должен выбирать себе в невесты либо царевну, либо княжну.  У

    грузинского царя три дочери - выбирай любую. У князя гунарского -  красавица

    дочь, единст - Нет, - отвечал Вачаган.

         - Ну, тогда женись на дочери военачальника  Варсеник.  Она  выросла  на

    наших глазах, красавица, и будет тебе верной женой и нам покорной дочерью.

         - Нет, отец! Если ты хочешь, чтобы я  женился  -  знай:  нет  для  меня

    другой невесты, как Анаит, дочь пастуха.

         Долго уговаривал царь сына, но тот твердо стоял на своем.

         Тогда царь выбрал богатые подарки, позвал верного  Вагинака,  и  тот  в

    сопровождении двух  вельмож  поехал  в  деревню  Ацик  сватать  Анаит,  дочь

    пастуха.

         Старый Аран приветливо принял гостей и разостлал для них ковер.

         - Какой чудесный ковер! - удивлялись гости. - Это работа твоей хозяйки?

         - Нет, я вдовец! - ответил Аран. - Моя  жена  умерла  десять  лет  тому

    назад.

         Это работа моей дочери Анаит.

         - Такого ковра нет даже в нашем дворце. Твоя Дочь искусная мастерица.

         Слава о ее красоте дошла до дворца. Царь послал нас для переговоров. Он

    хочет взять твою Дочь Анаит в жены своему сыну.

         Вельможа ждал, что Аран не поверит своим ушам или запляшет от  радости.

    Но пастух продолжал молча сидеть на ковре и ничем не проявил своей радости.

         - Что с тобою, Аран? Ты не рад такой высокой чести?

         - Дорогие гости, - усмехнулся старый пастух. -  Я  благодарен  царю  за

    великую честь взять из дома жалкого пастуха украшение для царских  палат.  Я

    могу подарить царю этот прекрасный ковер, но  дочь  моя  сама  распоряжается

    своей судьбой.

         Вельможи переглянулись между собою.

         В комнату вошла Анаит, поклонилась приезжим и села за пяльцы. Ее тонкие

    пальцы мелькали, как белые бабочки.

         - Посмотри, Анаит, какие богатые дары прислал тебе наш царь,  -  сказал

    Вагинак, вынимая шелковые платья и драгоценные украшения.

         Анаит мельком взглянула на все и спросила:

         - За Что же мне такая милость?

         - Царь хочет тебя в жены своему сыну Вачагану. ты напоила его водой  из

    родника. И вместе с кувшином Он отдал тебе свое сердце.

         - Значит, тот прекрасный юноша - сын царя?  -  удивилась  Анаит.  -  Но

    знает ли он какое-нибудь ремесло?

         - Зачем царскому сыну ремесло? - рассмеялся Вагинак. - Все подданные  -

    его слуги.

         - Сегодняшний господин - завтра может  стать  слугой.  Ремеслом  должен

    владеть каждый, будь он царь или слуга.

         Вельможи переглянулись между собой.

         - Значит, ты отказываешь  царевичу  только  потому,  что  он  не  знает

    ремесла?

         - переспросили вельможи.

         - Скажите царевичу, что он мне мил, но я поклялась выйти  замуж  только

    за человека, знающего ремесло, и не могу нарушить клятву.

         Послы вернулись во дворец и рассказали обо всем.

         Царь с царицей обрадовались, думая, что уж теперь Вачаган откажется  от

    своего намерения.

         Но Вачаган сказал:

         - Анаит права. И Царь - человек. А каждый человек должен быть  мастером

    какого-нибудь дела.

         И решил Вачаган научиться ткать парчу.

         Из Персии привезли мастера, и за  один  год  Вачаган  превзошел  своего

    учителя. Своими руками он соткал  из  тончайших  золотых  ниток  подвенечное

    платье и послал его Анаит. Девушка долго любовалась чудесным узором  и  дала

    свое согласие выйти замуж за Вачагана.

         Семь дней и семь ночей шел свадебный пир. Царю так  понравилась  Анаит,

    что он с радости на три года освободил всех крестьян от налогов, и в  стране

    сложили такую песню:

         Встало солнце золотое в день свадьбы Анаит, Дождь из золота  полился  в

    день венчанья Анаит, Все поля озолотились, все налоги позабылись,

         Все пополнились амбары благодатными хлебами.

     

         Честь и слава нашей мудрой, златокудрой Анаит!

     

         Вскоре после свадьбы царь послал по  делам  верного  слугу  Вагинака  в

    дальний край своего царства, и тот бесследно исчез.

         Годы шли, царь с царицей умерли, и на трон взошел Вачаган.

         Однажды Анаит сказала мужу:

         - Вачаган! Я замечаю, что ты не знаешь, что делается в твоем царстве.

         Люди, которых ты созываешь на совет, не говорят тебе всей правды. Чтобы

    успокоить тебя, они говорят, что все хорошо. А так ли это на самом деле?

         Сбрось на время царские одеж - Ты права, Анаит.  Но  кто  же  без  меня

    будет управлять государством?

         - Я! И сделаю это так, что никто не будет знать о твоем отсутствии.

         - Хорошо, Анаит. Завтра я покину дворец, и если через двадцать  дней  я

    не вернусь, значит, со мною случилась беда.

         В простой крестьянской одежде Вачаган отправился в дальний путь.

         Много он видел, много слышал, но самое необычайное случилось с  ним  на

    обратном пути в городе Пероже.

         Однажды он сидел на городской площади и увидел толпу народа,  следующую

    за седовласым старцем. Старец медленно ступал, перед ним  очищали  дорогу  и

    подставляли под ноги по кирпичу.

         - Кто этот старец? - спросил Вачаган.

         - Это великий жрец, он до того свят, что не ступает ногою на  землю  из

    боязни раздавить какое-нибудь насекомое.

         В  конце  площади  старец  опустился  на  разостланный  ковер  и  начал

    проповедь.

         Вачаган протиснулся вперед, чтобы разглядеть и послушать старца. Старец

    заметил Вачагана и подозвал его к себе.

         - Кто ты и откуда?

         - Я из далекой, чужой земли. Пришел искать в ваш город работы.

         - Пойдем со мной. Я дам тебе работу и щедро заплачу за нее.

         Вачаган  последовал  за  старцем.  На  краю  города   старец   отпустил

    провожавшую его толпу. Остались лишь жрецы и носильщики, нагруженные тяжелою

    кладью.

         Все они были чужестранцы. Вскоре показался какой-то храм, окруженный со

    всех сторон высокой стеною.

         Великий жрец остановился около железных ворот, отпер их огромным ключом

    и, впустив всех, снова запер замок.

         Вачаган увидел перед собой храм, увенчанный голубым куполом, окруженный

    маленькими кельями. У этих келий носильщики сложили свою  кладь,  и  великий

    жрец повел их в храм. В глубине  храма,  близ  алтаря,  великий  жрец  нажал

    незаметную пружину, и стена раздвинулась  надвое.  За  ней  виднелась  новая

    железная дверь. Великий жрец открыл эту дверь и сказал:

         - Войдите, люди. Здесь вас накормят и дадут работу.

         Никто не успел сказать и полслова, как железная дверь  захлопнулась,  и

    все погрузились во тьму. Ошеломленный, Вачаган бросился к дверям и изо  всех

    сил застучал:

         - Откройте! Откройте!

         Но ему отвечало только собственное эхо.

         Ошеломленный, Вачаган молча поплелся вперед, туда, где виднелась слабая

    полоска света. Остальные последовали за ним.

         Падая и спотыкаясь, они добрались до скудно освещенной  пещеры,  откуда

    неслись жалобные крики.

         Навстречу им метнулась какая-то тень. Вачаган выпрямился во весь рост и

    громко крикнул:

         - Кто ты, человек или дьявол? Подойди и скажи, где мы?

         Тень приблизилась и, дрожа, как лист в бурную ночь, остановилась  перед

    ним. Это был человек с лицом мертвеца. Его глубоко  впавшие  глаза  сверкали

    голодным блеском, щеки ввалились, синие губы обнажали беззубый рот. Это  был

    живой скелет, обтянутый кожей.

         Заикаясь и плача, этот живой труп сказал:

         - Следуйте за мной, и все поймете.

         Они пошли по узкому коридору и вышли в  другую  пещеру,  где  такие  же

    голые, еле копошащиеся скелеты лежали на холодной земле, прижимаясь  друг  к

    другу, и тщетно пытались согреться.

         Проводник повел Вачагана дальше, через такую же пещеру,  где  в  чинном

    порядке стояли огромные котлы и такие же люди-тени  копошились  вокруг  них,

    мешая длинными палками какое-то варево.

         Вачаган заглянул в котел и в страхе отпрянул назад.  В  котле  варилось

    человеческое мясо. Вачаган ничего не сказал своим товарищам по  несчастью  и

    последовал за проводником.

         Тот  привел  их  в  огромную,  тускло  освещенную  пещеру,  где   сотни

    мертвенно-бледных, измученных людей вышивали, вязали,  шили.  Тем  же  путем

    проводник привел их в первую пещеру и устало опустился на камень.

         - Тот же старец так же заманил в эти  пещеры  и  нас.  Я  потерял  счет

    времени, ибо тут нет ни дня, ни ночи и только  бесконечной  чередой  тянутся

    кошмарные сумерки. Знаю только,  что  все,  кто  попал  вместе  со  мной,  -

    погибли.  Если  человек,  попавший  сюда,  знает  ремесло,  его   заставляют

    работать, если нет - уводят на бойню, и оттуда  он  попадает  в  те  ужасные

    котлы, которые вы только что видели. Старый дьявол не один, все жрецы -  его

    помощники.

         Вачаган, не отрывая глаз, смотрел на говорящего и... узнал в нем своего

    исчезнувшего слугу Вагинака.

         Вагинак не узнал своего господина,  и  Вачаган,  боясь,  чтобы  радость

    встречи не порвала, как меч, тонкую нить жизни Вагинака, не назвал себя.

         - Силы совсем оставляют меня, и тогда меня отправят на бойню, - грустно

    сказал Вагинак. - И всех вас ждет та же судьба.

         - Нет! - гневно воскликнул Вачаган. - Оставайся с нами, я верю, что  мы

    выберемся живыми из этого ада!

         Вачаган  расспросил  своих  спутников  об  их  ремесле.  Один  оказался

    портным, другой  -  ткачом,  третий  -  вышивальщиком,  остальные  не  знали

    никакого ремесла.

         - Будете моими помощниками, - заявил им Вачаган.

         Вскоре с шумом распахнулись железные двери,  и  в  пещеру  вошел  жрец,

    окруженный со всех сторон стражей.

         - Это новоприбывшие? - спросил он.

         - Да, мы слуги твоей милости.

         - Кто из вас знает какое-нибудь ремесло?

         - Мы - искусные мастера. Мы умеем ткать ценную парчу. Она стоит  в  сто

    раз больше, чем чистое золото.

         - Неужели на свете есть ткань, которая стоит  в  сто  раз  больше,  чем

    золото?

         - удивился жрец.

         - Я не лгу, - гордо ответил Вачаган.

         - Хорошо, - поверил жрец. - Скажи, какие вам нужны  инструменты,  какой

    материал, и идите в общую мастерскую работать.

         - Нет, о господин! Чужие глаза не должны видеть  нашу  работу.  Позволь

    нам остаться здесь и прикажи посылать нам в пищу хлеб и плоды.  Мы  не  едим

    мясную пищу и, вкусив, сразу умрем, и вы лишитесь огромной выгоды.

         - Хорошо, но горе, если вы обманете меня. Я пошлю вас на бойню и прежде

    чем убить, предам всех страшным пыткам.

         В тот же день жрец прислал необходимые инструменты и материал.  Вачаган

    принялся за работу, обучая ей своих товарищей по несчастью.

         Каждый день слуги  жреца  приносили  пленникам  хлеб  и  плоды.  Каждый

    старался хоть немного уделить несчастным, томившимся в соседней пещере.

         Вагинак постепенно стал приобретать человеческий вид.

         Когда основа парчи была готова, Вачаган сказал жрецу:

         - Мы не можем дальше работать в полутьме. Прикажи  принести  нам  огня.

    Жрец  исполнил  просьбу  Вачагана  и  принес  смоляной  факел  и   несколько

    светильников.

         Увидев Вачагана, освещенного с ног до головы, Вагинак дико вскрикнул. И

    без сознания рухнул на землю.

         - Что с ним? - удивился жрец.

         - Блеск факела ослепил его, господин. Он придет в себя и спокойно будет

    работать, - с поклоном сказал Вачаган, и жрец ушел.

         Вскоре парча была готова. Она сверкала  и  переливалась  всеми  цветами

    радуги. По краям тонкого узора Вачаган  выткал  крохотными  буквами  историю

    своей неволи.

         Увидев чудесную парчу, жрец пришел в восторг.

         - Ты действительно мастер, - милостиво бросил он Вачагану.

         - Я тебе говорил, что эта парча будет стоить в сто раз  дороже  золота.

    Знай же, что она стоит еще дороже! На ней вытканы волшебные талисманы. Жаль,

    что они не доступны каждому. Прочесть и открыть их тайну может только мудрая

    царица Анаит.

         Жадный жрец не отводил глаз от чудесной парчи. Он решил  не  показывать

    ее главному жрецу, с тем, чтобы самому воспользоваться щедрой прибылью.

         Тем временем Анаит так мудро правила страной,  что  народ  не  знал  об

    отсутствии Вачагана. Прошло условленных двадцать дней - Вачаган не вернулся.

    Царица встревожилась не на шутку. По ночам она видела страшные  сны.  Собака

    Вачагана Занги день и ночь выла, кидалась под ноги и, визжа, тащила  куда-то

    Анаит за платье. Конь Вачагана не ел корма и ржал, как жеребенок, потерявший

    мать. Куры кукарекали, как петухи, а петухи, вместо  зари,  пели  под  вечер

    фазаньими голосами. Храбрая Анаит впала в отчаяние.

         Она разослала гонцов во все концы своего царства, но Вачаган исчез, как

    иголка в стоге сена.

         Однажды утром ей доложили о приезде иноземного купца с товарами.

         - Позовите его, - приказала царица. - Может быть, он встретил на  своем

    пути моего дорогого мужа.

         Слуги ввели жреца. Он отвесил царице  низкий  поклон  и  на  серебряном

    подносе преподнес золотую парчу.

         Анаит мельком взглянула на парчу и спросила:

         - Не встретил ли ты на своем пути царя Вачагана?

         - Нет, - ответил жрец.

         - Сколько стоит твоя парча?

         - Она стоит в триста раз  больше,  чем  вес  золота.  Это  цена  работы

    мастеров и материала. А мое усердие оцени сама, о госпожа!

         - Это неслыханная цена за парчу.

         - Это не простая парча, царица, на  ней  вытканы  волшебные  талисманы,

    исцеляющие грусть и горе. Занги - собака.

         - Вот как? - удивилась Анаит и снова развернула парчу.

         "Любимая Анаит, я попал в страшный ад. В нем я встретил Вагинака.

         Доставивший парчу - один из демонов этого ада. Ищи  нас  к  востоку  от

    Перожа под обнесенным стеной храмом. Налево  от  алтаря  стена  раздвигается

    надвое.

         Торопись, нам грозит смерть. Вачаган".

         Сердце Анаит затрепетало,  как  пойманная  птица.  Снова  и  снова  она

    пробегала страшные слова. Собрав все свои силы, Анаит с улыбкой сказала:

         - Да, ты прав! Узоры этой парчи обладают чудесным свойством. Еще  вчера

    я не находила себе места от тоски и горя. А сейчас ты видишь - я улыбаюсь.

         Этой парче нет цены. Но мертвое творение  не  может  быть  выше  своего

    творца, - не так ли?

         - Ты говоришь мудро, царица.

         - Приведи ко мне мастера, соткавшего эту парчу, - я хочу посмотреть  на

    него.

         - Мудрая царица! Я не видал этого мастера. Я купец и приобрел эту парчу

    в Индии у одного еврея. А тот купил парчу у араба. А у кого купил араб  -  я

    не знаю.

         - Но ты говорил, что работа и материал стоят в триста раз  дороже  веса

    золота. Значит, ты сам отдал ее ткать.

         - Мудрая царица, так сказал мне купец, у которого...

         - Ты лжешь! - гневно вскричала царица. -  Талисманы  открыли  мне  твою

    мерзкую тайну. В темницу его!

         Слуги схватили жреца и увели.

         Анаит  приказала  трубить  тревогу.  Тревожно  перешептывающийся  народ

    запрудил дворцовую площадь, спрашивая друг у друга, что случилось.

         На балкон вышла вооруженная с ног до головы Анаит.

         - Граждане! - сказала она. - Жизнь нашего царя  Вачагана  в  опасности.

    Кто любит царя, кому дорога его жизнь - за мной. К полудню мы должны быть  в

    Пероже.

         Не прошло и часа, как все, кто мог носить оружие, были на конях.  Анаит

    оседлала огненного коня, обскакала  свое  войско,  скомандовала  "вперед"  и

    помчалась в Перож, вздымая за  собой  облако  пыли.  Войско  Анаит  осталось

    далеко позади, когда она остановила огненного коня посреди площади Перожа.

     

         Жители, приняв Анаит за божество, преклонили перед нею колени.

         - Где ваш начальник? - гордо спросила Анаит.

         - Я твой слуга, - поднявшись с колен, сказал седобородый старик.

         - Что творится в твоем храме?

         - Там живет святой человек, которого чтит весь наш народ.

         - Святой человек?! Веди меня к нему.

         Начальник повел Анаит к храму, а за ним последовала толпа.

         Увидав их приближение и приняв их за богомольцев, жрецы открыли  первую

    железную дверь.

         Навстречу толпе, с пением молитвы, с высоко поднятыми для благословения

    руками, вышел главный жрец.

         Анаит на коне въехала в храм. Она подскакала к алтарю, нащупала в стене

    тайную пружину, стена разошлась надвое, и перед изумленной толпой  предстали

    тяжелые железные двери.

         - Открой эту дверь, - приказала главному жрецу Анаит.

         Вместо ответа главный жрец с вооруженными слугами бросился на Анаит.

         - Она осквернила храм! Смерть ей! - бесновался главный  жрец,  призывая

    горожан к мести.

         Умный конь Анаит затоптал  его  могучими  ногами,  а  тем  временем  на

    подмогу отважной женщине, сражавшейся с окружавшими  ее  жрецами,  подоспело

    войско и истребило всех врагов до единого. Народ со  страхом  и  недоумением

    следил за происходящим.

         - Подойдите поближе  и  посмотрите,  что  скрыто  в  подземелье  вашего

    храма! - сказала Анаит.

         Когда двери пещеры сорвали с петель, страшное зрелище предстало народу.

    Из адского подземелья выползли люди - не люди, а тени. Многие  из  них  были

    при смерти и не могли стоять на ногах. Другие, ослепнув от света, шатались и

    ползли, как муравьи. Последними вышли  Вачаган  и  Вагинак  с  полузакрытыми

    глазами, чтобы дневной свет не ослепил их.

         Воины ворвались в подземелье  и  вынесли  оттуда  тела  умерших  людей,

    орудия  пыток,  ремесленные  инструменты  и  котлы  с  человеческим   мясом.

    Пристыженные горожане помогли им разбить и очистить храм. Только покончив  с

    этим, Анаит вошла в наскоро сооруженную палатку,  где  ждали  ее  Вачаган  и

    Вагинак.

         Царь с царицей уселись рядом и не могли наглядеться друг на друга.

         Вагинак, плача, приник к руке Анаит.

         - Мудрая царица! Это ты спасла нас сегодня!

         - Нет, Вагинак! Не сегодня спасла вас  мудрая  Анаит,  а  тогда,  когда

    спросила: "А знает ли сын вашего царя какое-нибудь  ремесло?"  Помнишь,  как

    тот смеялся тогда?

         Пристыженный Вагинак молча опустил глаза. С тех пор прошло  много  лет,

    но слава о мудрой Анаит жива до сих пор.

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Лентяйка Гури

     

         Жила-была одна женщина. Была у неё одна единственная дочь  и  звали  её

    Гури. Эта Гури была такой лентяйкой, такой бездельницей  и  белоручкой,  что

    тем только и занималась весь день, что ничегошеньки не делала:

     

         Зачем мне работать?

         Зачем мне трудиться?

         Это мне в жизни не пригодится.

         Совсем не нужны мне все эти заботы, Этим я счастье не заработаю.

         Была б моя воля, - я бы гуляла.

         Была б моя воля, - я бы плясала.

         Сидела б на лавке я, Да ногами болтала!

         Уж ела бы я и пила Что мне нравится.

         А спала бы я, - Когда сон со мной справится.

     

     

         За такое поведение соседи так и прозвали девушку - Лентяйка Гури.  Лишь

    только родная мать расхваливала перед всеми свою дочку-бездельницу:

     

         До всяких дел умелица Доченька моя, рукодельница:

         И вяжет она и прядёт, И кроит она и шьёт, И вкусно  готовить  умеет,  И

    ласковым словом согреет.

         И кто её замуж возьмет, - Уж точно не пропадёт!

     

     

         Молодой купец услышал эти слова и подумал: "Это как раз такая  девушка,

    на которой я бы женился".

         Он пошёл к Гури домой и посватался к ней. Они поженились  и  он  привёз

    молодую жену к себе в дом.

         Спустя какое-то время, он принёс большой тюк  хлопка  и  попросил  Гури

    хорошенько размять его, расчесать и спрясть пряжу, пока  он  сам  поедет  по

    своим купеческим делам. Он сказал Гури, что пряжа, которую она  спрядёт,  он

    возьмёт с собой в другие страны и там продаст.

         - Если повезёт, то может быть мы и разбогатеем. - сказал так и уехал.

         После его  отъезда  Гури  принялась  заниматься  своим  любимым  делом:

    бездельничать.

         Как-то гуляла она вдоль берега реки. Вдруг слышит - лягушки квакают:

         - Ква-а-а, ква-а-а..

         - Эй, лягушечки! - крикнула им Лентяйка Гури. - Если я принесу вам  тюк

    хлопка, то может быть, вы расчешете его и спрядёте нитки?

         - Ква-а-а, ква-а-а..

         Кваканье лягушек показалось Гури утвердительным. И она,  радуясь  тому,

    что нашёлся кто-то, кто сделает за неё её работу, побежала домой.

         Вернулась Гури к берегу реки с тюком хлопка,  что  оставил  ей  муж,  и

    бросила его в воду.

         - Вот вам работа: расчешите этот хлопок и спрядите  пряжу.  А  я  приду

    сюда через несколько дней, возьму нитки и пойду продавать их на базар.

         Прошло несколько дней. Гури пришла к  лягушкам.  Лягушки,  конечно  же,

    квакают:

         - Ква-а-а, ква-а-а..

         - Что это лягушечки вы всё "ква-а-а" до "ква-а-а". Где мои нитки?

         Лягушки в ответ только продолжали квакать.  Гури  огляделась  вокруг  и

    заметила на камнях у берега зелёную тину да водоросли.

         - Ой! Что же вы наделали! Вы не только расчесали мой хлопок и спряли из

    него пряжу, вы ещё соткали себе ковёр!

         Гури обхватила руками свои румяные щечки и принялась плакать.

         - Ну ладно, пусть будет так: оставьте ковёр себе, а мне отдайте  деньги

    за хлопок.

         Она кричала, требуя денег у лягушек, и так увлеклась, что  забралась  в

    воду.

         Вдруг, её нога наткнулась на что-то твёрдое. Она нагнулась и подняла со

    дна  золотой  самородок.  Гури  поблагодарила  лягушек,   взяла   золото   и

    отправилась домой.

         Вернулся купец из поездки. Смотрит: дома на полке лежит  большой  кусок

    золота. Удивился он и спрашивает:

         - Послушай, жена! Откуда это на нашей полке кусок золота взялся?

         Тут Гури и рассказала ему о том, как она хлопок продала лягушкам и  как

    выручила за него золото.

         Муж был просто в восторге. На радостях он пригласил домой тёщу, подарил

    ей много всяких подарков и начал хвалить её и благодарить  за  то,  что  она

    воспитала такую смышленую дочь-рукодельницу.

         А тёща была женщиной проницательной. Она сразу смекнула, что тут что-то

    не то и быстренько догадалась, как всё обстояло на самом деле.  Она  тут  же

    испугалась, что теперь её тесть даст её дочери ещё  какую-нибудь  работу.  И

    всё, что так скрывается, выйдет наружу.

         И тут в комнату, где шло празднование в честь  Гури,  залетел  жук.  Он

    летал туда-сюда над головами людей и громко жужжал. Тут тёща вдруг поднялась

    и поприветствовала жука:

         - Здравствуй, здравствуй, дорогая тётушка! Бедная моя тётушка,  всё  то

    ты в делах да в заботах, работаешь не покладая рук. И зачем  тебе  всё  это,

    зачем?

         Зятя от этих слов просто как молнией поразило:

         - Мама, с вами всё в порядке? Что это вы такое говорите тут?  Как  этот

    жук может быть вашей тётушкой?

         А тёща и говорит:

         - Слушай меня, сынок. Ты ведь знаешь, что у меня от тебя секретов  нет,

    ведь ты же мне как сын родной. Представь себе, но это так - жук и  есть  моя

    тётушка. Дело в том, что ей приходилось работать  изо  дня  в  день.  И  чем

    больше у неё было работы, чем усерднее она трудилась,  тем  становилась  всё

    меньше и меньше, пока не превратилась в жука. У нас в роду у всех так  может

    случиться, мы ведь очень трудолюбивы. Но  те  из  нас,  кто  перетрудится  -

    становятся маленькими и превращаются в жуков.

         Когда зять услышал это, он тут же запретил своей жене делать какую-либо

    работу, чтобы не дай Бог, она не превратилась в жука, как её тётушка.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Мышонок Пик-Пик

     

         В джунглях Индии жил да был один весьма  беззаботный  мышонок.  Домиком

    ему служило дупло в стволе могучей кокосовой пальмы.

         Всё у мышонка было замечательно, все его  дни  проходили  в  радости  и

    веселье. Какой-то день был лучше, какой-то хуже, - но больших  неприятностей

    было очень мало.

         Каждый  раз,  плотно  покушав  зернышек,  корешков,   а   иногда   даже

    подкрепившись мухами и червячками, мышонок весело распевал у себя в  домике.

    Иногда, правда, он пел и грустные песни, но чаще - весёлые.

         А звали того мышонка очень просто - Пик-Пик.

         Так и жил себе беззаботно этот Пик-Пик, пока однажды в  голову  ему  не

    пришла такая мысль:

         - Я живу на кокосовой пальме, но  ещё  ни  разу  в  жизни  не  пробовал

    кокосовых орехов. Вкусные они или нет?  Сладкие  они  или  нет?  Я  ем  мух,

    корешки и зерно, так почему бы мне ни отведать и кокосового ореха?

         Как только Пик-Пик подумал так, с пальмы сорвался вниз и упал на  землю

    огромный кокосовый орех и с шумом подкатился к мышонку.

         Да, кокос это вам не лесной орешек. Кокос -  это  огромное,  сладкое  и

    вкусное лакомство! Вот только скорлупа у него очень твёрдая.

         Мышонок бросился к свалившемуся с  неба  подарку  и  начал  грызть  его

    своими острыми зубками. Он грыз и грыз, да все без  толку,  -  не  отгрыз  и

    кусочка.

         Пик-Пик в отчаянии заплакал. Он ходил вокруг кокоса туда-сюда и жалобно

    приговаривал:

         - Скорлупа такая твёрдая, мне с ней не справиться. Неужели мне  никогда

    в жизни не доведётся отведать сочной мякоти кокоса  и  попробовать  на  вкус

    кокосовое молочко?! А ведь мне много и не надо  -  только  чуть-чуть,  чтобы

    попробовать, и всё!

         А случилось так, что когда кокос падал с пальмы, он стукнулся о  камень

    и в его скорлупе образовалась трещина.

         И вот наш Пик-Пик нашёл эту щель. Но она была такой узкой,  что  он  не

    смог в неё пролезть, как ни старался.

         Да, к сожалению, это было именно так: трещина была маленькой и узкой, а

    мышонок был большим и толстеньким.

         Как же теперь мышонку-бедолаге протиснуться сквозь трещину? А  ведь  он

    уже хочет пить и хочет есть.

         И мышонок опять заплакал. Ну как же тут не плакать:  он  уже  не  хочет

    другой еды - ни мух, ни червячков, ни зернышек, ни корешков. Он хочет только

    кокос!

         Так он плакал-плакал, горевал-горевал,  и  так  исхудал,  что  сделался

    маленьким, просто крошечным.

         А раз уж он стал таким крошкой, то без труда смог  протиснуться  сквозь

    трещину, что была в скорлупе кокосового ореха.

         Давай же, мышонок, пой, танцуй и веселись! Сбылась твоя  мечта,  теперь

    ты полакомишься сочной мякотью кокоса и напьёшься  вкусного  молочка.  Давай

    же, малыш, удача на твоей стороне, она улыбается тебе, пусть  этот  праздник

    будет твоим.

         Пик-Пик съел всю мякоть кокоса, выпил всё кокосовое молочко,  свернулся

    колечком внутри ореха и заснул. А когда проснулся, то  вновь  превратился  в

    большого и упитанного мышонка.

         "Так", - подумал Пик-Пик. - "Я хорошо подкрепился, но как же я выберусь

    наружу? Щель такая маленькая, а я такой большой".

         Он пробовал разгрызть стенки, проломит их,  да  всё  тщетно  -  Пик-Пик

    словно в тюрьму попал.

         Загрустил мышонок, понял он, что поступил очень нехорошо:

         - Горе мне! Я заслужил это. Мне досталось  по  заслугам!  -  запричитал

    он. - Горе, горе, горе мне!

         Он  понял,  что  надо  отставить  в  сторону  все  надежды  на  быстрое

    избавление от свалившегося на него несчастья.

         Пик-Пик  плакал-плакал,  горевал-горевал,  и  так  исхудал,  что  опять

    превратился в маленького, худенького мышонка, стройного, как стебелёк.

         А раз уж он стал таким, то и смог выбраться из скорлупы ореха наружу.

         - Ура! Ура! Ура! - обрадовался Пик-Пик.

         Так давай же, мышонок, веселись и танцуй, давай же,  мышонок,  пой,  не

    горюй! Ведь всего можно достичь, если очень этого захотеть. Только  навсегда

    запомни: лишнего брать не стоит.

         Радуйся жизни, мышонок Пик-Пик, сегодня твой праздник!

         Его мечты сбылись, так пусть же сбудутся и ваши.

         С неба упало три яблока:  одно  тому,  кто  слушал,  другое  тому,  кто

    рассказывал, ну а третье тому, кто всё на ус намотал.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Наговор женщины

     

         Один благочестивый человек, каждый раз отправляясь в поле и возвращаясь

    оттуда, молился Богу.

         Однажды жена сказала ему:

         - Муженек, почему ты в своей молитве не просишь Бога, чтобы он  избавил

    тебя от наговора жены?

         - Этого еще недоставало! Что такое женщина, чтоб  я  стал  молиться  из

    страха перед ней?

         Услышав это, жена решила проучить мужа и сыграть над ним шутку:  купила

    несколько рыб, завязала их в узел и понесла вместе с обедом  в  поле.  В  то

    время как муж, взяв завтрак, пошел поесть к  роднику,  она  тайком  от  него

    зарыла рыбок поодиночке в землю.

         Сделав это, она собрала посуду от обеда и вернулась домой.

         Муж, приступив к запашке, вдруг увидел, что из разрытой  земли  выходит

    рыба. Собрал он рыбок, принес вечером домой и рассказал жене, как выкопал их

    из земли. При этом он выразил свой восторг по поводу того, что господь бог и

    в земле может сотворить рыбу. Муж наказал жене их сварить, чтоб на следующий

    день пообедать ими в поле. Жена сварила рыбок, сама съела их и, взяв с собой

    немного похлебки, понесла мужу в поле.

         - А где же рыбки? - спросил муж.

         - О каких это рыбках ты говоришь?

         - Да о тех, которых я достал из-под земли.

         - Ты, право, рехнулся! Никаких таких рыбок ты домой не приносил, я их и

    видом не видела.

         Муж при этих словах рассердился, взял дубину и хотел  было  наброситься

    на жену, но та подняла крик и позвала  на  помощь  крестьян,  работавших  на

    соседних полях.

         - Пустите, - сказал муж, - я проучу эту дрянь! Она съела моих  рыбок  и

    называет меня сумасшедшим.

         Крестьяне, пришедшие на крик, спросили жену, о каких рыбках идет речь.

         - Да я говорю о тех самых рыбках, что я вырыл в поле  из-под  земли,  -

    сказал муж.

         - Бедная, бедная женщина, ты  права,  он  потерял  рассудок!  -  решили

    собравшиеся  и,  сочтя  крестьянина  за  сумасшедшего,  связали  ему   руки,

    доставили домой и там привязали к столбу.

         Когда люди разошлись и жена осталась с  мужем  с  глазу  на  глаз,  она

    сказала ему:

         - Ну что, ты все еще не боишься наговора женщины? Знай, это наименьшее,

    что могло с тобой случиться.

         - Молю тебя, жена, именем Бога, - ответил  муж,  -  развяжи  веревку  и

    избавь меня от этой напасти! Даю  зарок  в  каждодневной  молитве  в  первую

    очередь молиться за избавление меня от наговора женщины.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Поп Слик идет в рай

     

         - Вставай, жена! - сказал поп Слик попадье. - Погрузим  наше  имущество

    на осла, возьмем детей наших и пойдем в рай!

         Так и сделали, велели детям идти впереди и пустились в путь.  Много  ли

    прошли или мало, вдруг видят - идет навстречу Адам.

         - Эгей, батюшка, будь встреча к добру! Куда это идешь ты  всей  семьей,

    всем домом?

         - В рай иду.

         - Какой рай? Да ты спятил, ума лишился, поп? Пока  человек  не  помрет,

    жизни не лишится, как же может он в рай попасть?

         - А ты кто такой, что невежество свое показываешь?  А  ну  поведай  имя

    свое.

         - Не узнал меня, что ли? Ведь я - Адам!

         - А-а, это ты, Адо? Господь тебя честь-честью создал, бессмертие дал  и

    в рай поместил. Все, что на свете хорошего  было,  тебе  даровал,  чтобы  ты

    ел-пил себе, радовался... А  тебе  все  недостаточно  было,  заповедь  божью

    нарушил, запретного плода вкусил, да и нас в грех ввергнул! Ведь  все  из-за

    тебя мы мучаемся, из-за прегрешения твоего. И все же ты со своими грехами  в

    рай попасть сумел, а мне нельзя?

         Поднял поп Слик свой посох, как кинется  на  Адама...  Еле  сумел  Адам

    увернуться. А поп пошел себе дальше.

         Много ли прошел, мало ли - вдруг навстречу ему Матос-ага.

         - Благослови, батюшка!

         - Будь благословен, сын мой!

         - Куда идешь, батюшка!

         - В рай иду.

         - Какой рай? Да ты обезумел, батюшка? Ведь пока человек не умрет, жизни

    не лишится, как может он в рай попасть?

         - А ты кто такой?

         - Я - Матос-ага.

         - Эй, ненасытный Мато! Не тебе ли  господь  сто  девяносто  девять  лет

    жизни даровал, а тебе недостаточно показалось? Еще стал у  бога  просить,  а

    господь к тебе своего ангела послал, через него передал: Матос-ага, хватайся

    рукой за шею вола: сколько захватишь рукой волос, столько годов  жизни  тебе

    добавлю!.. . А ты, ненасытный Мато, всем телом  накинулся  на  вола.  В  это

    время ангел господний дал тебе  по  голове,  так  что  и  жизнь  отлетела...

    Выходит, что ты при всей своей  жадности  сумел  в  рай  пробраться,  а  мне

    нельзя?

         Замахнулся тут поп Слик посохом - еле успел Матос-ага увернуться.

         Пошел дальше поп Слик, а ему навстречу прародитель Ной.

         - Благослови, батюшка! Ты это куда собрался?

         - Будь благословен! А я в рай иду.

         - Брось  безумствовать,  батюшка!  Где  слыхано,  чтоб  человек  в  рай

    собрался, прежде чем умрет?

         - А ты кто такой, что так со мной говоришь?

         - Так я же Ной, прародитель.

         - А-а, вон ты кто... Сумел  бога  обмануть,  заставил  потоп  на  землю

    наслать, всех людей сгубить, а сам в рай пробрался?! Хоть лопни, а я  в  рай

    попаду!

         Пошел поп дальше, а ему навстречу патриарх Авраам.

         - Будь к добру встреча, поп Слик! Куда ты собрался?

         - В рай иду.

         - Брось  безумствовать,  батюшка!  Где  слыхано,  чтоб  человек  в  рай

    собрался, прежде чем умрет?

         - Ну и помирай себе, если нравится! Хорошим человеком был бы,  не  убил

    бы сына... А то сына молодого зарезал  и  сумел  в  рай  пробраться,  а  мне

    нельзя?!

         Замахнулся тут поп Слик своим посохом. Авраам кинулся бежать  от  него.

    Пошел поп дальше, а ему навстречу пророк Моисей.

         - Куда это ты собрался, поп Слик?

         - В рай иду.

         - Да ты с ума сошел, батюшка! Да где же слыхано,  чтоб  люди  с  женой,

    детьми, скотом в рай шли? Человек должен сперва умереть, жизни  лишиться,  а

    уж потом речь о рае пойдет.

         - А ты кто такой, что мне указания даешь?

         - Так я же пророк Моисей!

         - Эй, шепелявый  Моисей,  может,  ты  себя  очень  праведным  человеком

    считаешь? Обманул свой народ, в пустыню завел, сорок лет  там  держал,  чуть

    всех не загубил... Если уж впрямь таким праведником был, почему ж на вершине

    горы помер, так страны обетованной и не увидев? А ну проваливай! Не  то  как

    возьму посох, ноги тебе перебью!

         Замахнулся поп Слик. Моисей убежал. А поп пошел себе дальше.

         Прошел немного, а навстречу ему пророк Давид.

         - Куда это ты собрался, батюшка?

         - В рай иду.

         - Да не разрушится дом твой, поп! Где это  слыхано:  с  женой,  детьми,

    скотом в рай идти? Рехнулся ты, что ли?

         - А ну поведай мне имя свое, посмотрю - что ты за человек?

         - Слеп ты, что ли, не видишь - перед тобой пророк Давид!

         - Ослепни ты сам, распутник Даво! Не ты ли, сорок жен имея, Урию  убил,

    чтоб и его женой завладеть? И после этого ты в раю очутился, а мне  нельзя?!

    Шагай, жена, свидетель мне - могила святого Карапета: проберусь я  в  рай  с

    детьми, женой, скотом своим!

         Пошли они дальше по дороге. И вдруг кто-то перед  ослом  стал,  сердито

    крикнул:

         - Эй, ты кто, что по дороге без разрешения с детьми,  женой  да  скотом

    своим идешь?

         - А я - поп Слик. Взял я детей, жену да ишака своего, вместе с  ними  в

    рай иду.

         - А ну заворачивай, возвращайся сейчас же, не то душу из тебя выну! Где

    это слыхано, чтобы человек с женой, детьми и скотом в рай шел?!

         - А ты кто такой, что голос на меня поднимаешь?

         - Ты что, на оба глаза ослеп, не видишь, кто перед тобой? Я -  архангел

    Гавриил, которого бог по души людей посылает, когда им время пришло умирать.

         - Эй, шальной Гаво, что  сослепу  по  тысяче  безвинных  людей  в  день

    разишь! Тебе, значит, в рай можно, а мне нельзя!

         Взмахнул тут поп Слик посохом, как кинется на Гавриила, как даст ему по

    лодыжкам... Подскочил архангел Гавриил, прихрамывая да прискакивая,  еле-еле

    убежал, а поп Слик пошел себе дальше.

         Много ли прошли они, мало ли, как вдруг вдали замаячили белые  стены  и

    белые здания.

         - Слушай, жена, - говорит поп Слик, - не иначе как  дошли  мы  до  рая.

    Давай-ка присядем, перекусим немного, отдохнем, а потом встанем да пойдем  в

    рай.

         Присели они, поели-попили, отдохнули, потом встали и пошли к тем  белым

    стенам да зданиям. Но не успели они подойти к стенам, как вдруг  стал  перед

    ними кто-то и спросил:

         - Кто вы и куда идете?

         - Я - поп Слик. Вот это - моя попадья, вот это - дети мои, а это - осел

    мой, на которого я свое имущество нагрузил. Все вместе идем в рай.

         - Да ты в уме ли, батюшка?  Ведь  как-никак  священником  был,  грамоту

    постиг, разбираешь,  что  черным  по  белому  в  библии  написано...  Неужто

    неведомо тебе, что пока человек не умрет, пока его не похоронят, чтоб  он  в

    потусторонний мир ушел, - о рае и речи быть не может?!

         - Так ведь дошли же мы  до  дверей  рая!..  Позволь  уж  войти  -  хоть

    посмотрим, что это за штука такая, рай этот самый!

         - Нет, невозможного ты просишь, нельзя!

         - Да ты кто такой? Хоть скажи нам имя свое.

         - Я - Иисус Христос.

         - Да рухнет дом твой, как рухнул уже! Если б  таким  уж  праведным  при

    жизни был, не поймали бы тебя, не распяли б на  кресте!  Поворачивай,  жена,

    пойдем назад. Да разрушит господь до основания рай такой, в который человеку

    доступа нет.

         Тут взял поп Слик жену и детей своих, осла своего с нагруженным на него

    имуществом, огорченный и рассерженный ни с чем домой вернулся.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Невезучий Панос

     

         Жил да был один бедняк по имени Панос. Человек он был неплохой, да  вот

    беда: за какое бы дело он ни брался, всё у него получалось из рук вон плохо.

    За это люди его так и прозвали - Невезучий Панос.

         Имущества Панос нажил немного. Всё, что у него было,  это  пара  волов,

    телега да топор.

     

         Как-то раз запряг он своих волов в телегу, взял топор  и  отправился  в

    лес рубить дрова. В лесу Панос задумался:  "Это  что  же  такое  получается?

    Сперва я буду мучиться - дерево  рубить.  А  потом  опять  буду  мучиться  -

    тяжёлый ствол на телегу поднимать? Вот ещё! Лучше я поступлю  так:  поставлю

    волов под деревом, пусть срубленный ствол сам в телегу упадёт!"

         Как задумал, так и сделал. Он подогнал волов к дереву, а  сам  принялся

    рубить ствол. Наконец, с оглушительным треском, дерево повалилось на  землю,

    раздавив всем своим весом и волов и телегу в лепёшку.

     

         Панос был потрясён: "Это всё из-за дерева - слишком  тяжёлое.  А  может

    быть из-за волов, - ведь могли бы и в сторону отскочить. Всегда так:  кто-то

    виноват, а мне беда". Взял он топор да побрёл  домой,  почёсывая  затылок  в

    тяжких раздумьях.

         А путь его пролегал вдоль берега озера. Там, на  озере,  он  заприметил

    стаю диких уток. "Ага!" - подумал  Панос.  -  "С  пустыми  руками  домой  не

    вернусь, - убью утку  и  принесу  жене".  Прицелился  Панос,  размахнулся  и

    запустил топор в уток.

         С писком и кряканьем утки бросились врассыпную: часть из них  взмахнула

    крыльями да в небо улетела, а другие просто среди камышей  затаились.  Топор

    же камнем пошёл ко дну. А Панос стоит себе  на  берегу,  да  всё  думу  свою

    тяжёлую думает: что делать?

         Наконец, он разделся, одежду оставил на берегу,  а  сам  полез  в  воду

    искать топор. Чем дальше он заходил в озеро, тем становилось  глубже.  Когда

    стало очень глубоко, Панос испугался, что может утонуть, и побрёл обратно  к

    берегу.

         А случилось так, что когда Невезучий Панос  бродил  в  камышах  по  дну

    озера, вдоль его берега проходил один путник.  Увидел  этот  путник  одежду,

    лежащую на камне. Огляделся кругом, туда-сюда посмотрел - никого не увидел.

         Паноса-то не было видно  из-за  зарослей  камышей!  А  путнику-то  что?

    Хозяина нет, так не пропадать же добру. Он взял вещи и унёс их с собой.

     

         Выбравшись на берег Панос, конечно же,  одежду  не  нашёл.  Остался  он

    совершенно голым. Опять задумался Панос: "Куда же мне идти?"

         Дождавшись наступления темноты, Невезучий  Панос  отправился  в  родное

    село. Идёт он значит, бредёт, а сам всё думу думает: "Если я голым  появлюсь

    в селе, что обо мне люди подумают? Пойду-ка я сперва к своему брату, чей дом

    стоит на краю села, да раздобуду у него  одежду.  А  уж  одетым-то  я  домой

    доберусь без особых хлопот". И отправился прямиком к дому брата.

     

         А у брата в тот вечер как раз гости были - отмечали какой-то  праздник.

    Панос приоткрыл входную дверь, чтобы посмотреть, что это там за гости такие.

    А один из гостей, думая, что это, должно быть, собака, кинул в дверную  щель

    кость. Она полетела и сильно стукнула Паноса в глаз. Он,  бедолага,  заревел

    от боли и бросился бежать домой.

         А собаки меж тем, подняли такой шум, такой лай, что люди стали выходить

    из домов, чтобы поглядеть на то, что происходит вокруг. Смотрят:  мчится  по

    селу голый мужик, со всех сторон окружённый собаками. Не  мудрствуя  лукаво,

    люди смекнули так: "Что это ещё за пугало к нам пожаловало?  Не  иначе,  как

    сам чёрт!" И давай на него  кричать,  клясть  его,  на  чём  свет  стоит  да

    ругаться, - так и прогнали его в лес. Пока прогоняли, собаки успели  подрать

    бедолаге одну ногу. Невезучий Панос опять очутился в  лесу.  Там  он  голый,

    слепой да хромой и пропал без вести.

         На следующий день по селу пошёл слух: "Пропал Панос.  Пошёл  в  лес  за

    дровами и  не  вернулся".  Селяне  собрались  на  сход  и  решили  отправить

    добровольцев в лес на поиски.

         Там, в лесу, они нашли телегу и  волов,  раздавленных  деревом.  А  вот

    Паноса нигде не было видно. Затем  им  повстречался  какой-то  скиталец,  на

    котором была одежда Паноса.

         - Эй, парень, откуда у тебя такой наряд?

         - Братцы, да эти вещи были бесхозные. Я нашёл их на берегу озера и взял

    себе - не пропадать же добру.

         Селяне отправились на озеро и обыскали всё кругом. Да всё без  толку  -

    пропал Панос и всё тут!

         Люди пришли к выводу, что Панос, должно быть, утонул.  Заказали  селяне

    панихиду в церкви за упокой души Паноса, а потом и поминки о нём справили.

         Вдова Паноса горевала-горевала, слёзы горькие лила-лила, всё его добрым

    словом поминала. А потом, когда кончился траур, она вышла замуж  за  другого

    человека, да и ушла жить с ним.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Непобедимый петух

     

         Было ли, не было - жил один петух. Копался этот петух в мусоре и  нашёл

    золотой. Взлетел он на крышу и закричал:

         - Ку-ка-ре-ку, деньги нашёл!

         Царь услышал,  приказывает  своим  назирам-везирам  пойти  отнять,  ему

    принести.

         Назиры-везиры идут, отнимают, приносят царю.

         Петух кричит:

         - Ку-ка-ре-ку, царь мои богатства присвоил!

         Царь отдаёт, золотой назирам-везирам и говорит:

         - Унесите, отдайте обратно, не то этот негодяй опозорит  меня  на  весь

    мир!

         Назиры-везиры идут, отдают золотой петуху. Петух снова  поднимается  на

    крышу:

         - Ку-ка-ре-ку, царь меня испугался!

         Царь гневается и приказывает назирам-везирам:

         - Идите, - говорит, - схватите  этого  негодяя,  отрубите  ему  голову,

    сварите его, подайте мне. Я съем и избавлюсь от него!

         Назиры-везиры идут, хватают петуха, несут, а он кричит:

         - Ку-ка-ре-ку, царь меня в гости позвал!

         Зарезали петуха, положили в котёл, хотят варить.

         Петух не унимается:

         - Ку-ка-ре-ку, царь меня в горячую баню послал!

         Сварили петуха, принесли, поставили перед царём.

         Петух кричит:

         - С царём за одним столом сижу! Ку-ка-ре-ку!

         Царь хватает петуха и глотает. Петух уже в глотке у царя, а всё кричит:

         - По узкой улице прохожу! Ку-ка-ре-ку!

         Царь  видит,  что  петух  и   тут   всё   не   унимается.   Приказывает

    назирам-везирам  обнажить  сабли  и  стать  наготове  Если  петух  ещё   раз

    закричит - рубить.

         Назиры-везиры обнажили сабли, стали наготове:  один  по  одну  сторону,

    другой - по другую.

         Добрался петух до царского желудка - опять кричит:

         - На белом свете жил, в тёмное царство попал! Ку-ка-ре-ку!

         - Рубите! - приказывает царь.

         Назиры-везиры рубят и распарывают царю живот. Петух выскакивает, бежит,

    взлетает на крышу и кричит:

         - Ку-ка-ре-ку!

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Огненный конь

     

         Жил-был царь. Однажды случилась с ним большая беда.  Налетели  на  него

    какие-то невидимые духи, выкололи ему глаза и унесли с  собой.  Бедный  царь

    совершенно ослеп. Однажды старший сын говорит отцу:

         - Слушай, отец, дай мне хурджин1 золота, хорошего коня и саблю: пойду я

    искать лекарство для твоих глаз.

         Отец вздыхает:

         - Ах, сынок! Да где же ты лекарство для моих глаз найдёшь? Впрочем, как

    хочешь. Бери себе хурджин золота,  войди  в  конюшню,  возьми  любого  коня,

    который тебе понравится, садись и поезжай.

     

         Наутро сын собрался и поехал. Долго ли ехал, нет ли, про то  ему  лучше

    знать. Доехал до глубокого  ущелья,  а  в  ущелье  цветут  цветы  невиданной

    красоты. Думает он про себя: "Если эти цветы не излечат  моего  отца,  тогда

    уже ничего не излечит!"

         Вернулся он в отчий дом, говорит отцу:

     

         - Свет очам твоим, я принёс лекарство.

         Смешал сын цветочные лепестки. Сварил их, смочил глаза  отца  цветочным

    настоем, но ничего из этого не вышло. Отец спрашивает:

         - Слушай, сынок! Где ты эти цветы собрал?

         Сын говорит:

         - Поехал я в страну Индию. В глубоком  ущелье  нашёл  цветы  невиданной

    красоты, собрал их и привёз.

         Отец покачал головой:

         - Эх, сынок! В том ущелье двадцать лет назад я с царём Индии  схватился

    в кох2. Коней наших мы привязали в ущелье. Они там землю  удобрили  навозом.

    Вот и зацвели такие цветы. Где уж этим цветам помочь мне прозреть!

         Прошло время, подрос средний сын.

         - Отец, - говорит он, - дай мне хурджин золота, хорошего коня, я  поеду

    искать лекарство для твоих глаз.

         Отец говорит:

         - Ах, сынок! Всё это пустое, а  впрочем,  как  хочешь.  Возьми  хурджин

    золота, хорошего коня, посмотрим, что из этой затеи получится.

         Взял средний сын хурджин золота, вывел  из  конюшни  коня  и  поехал  в

    дальние края. Ездит он из страны в страну, из  города  в  город,  но  совсем

    ничего не находит. Добрался он до одного места в степи и  видит:  бьют  семь

    родников невиданной красоты,  выбрасывают  разноцветную  воду.  Подумал  он:

    "Если эти воды отцу моему не помогут, значит, ничего не поможет". Набрал  он

    воды из каждого родника по ковшу и  поехал  обратно  к  отчему  дому.  Слуги

    говорят царю:

         - Свет очам твоим! Твой сын приехал. Зовёт отец сына, целует  в  лоб  и

    спрашивает:

         - Привёз ты лекарство для моих глаз?

         - Да, привёз.

         Взял сын воду, промыл отцу глаза, но опять ничего не  получается.  Отец

    спрашивает:

         - Сын мой! Откуда ты эту воду привёз?

         - Поехал, - говорит, - в страну Мсир, в степи увидел семь  разноцветных

    родников. Я и подумал: "Если эта вода не излечит моего отца,  значит,  ничто

    ему не поможет".

         - Ерунда,  -  говорит  отец.  -  Эти   родники,   сынок,   раньше   мне

    принадлежали. Тридцать лет назад я дрался с дэвами, они отняли  их  у  меня.

    Вода в каждом роднике была заколдована.  Кто  из  одного  родника  напьётся,

    будет человеком. Из другого - ланью. Кто выпьет из третьего - станет волком.

    Четвёртый родник - слоновый. Кто из  него  выпьет  -  в  слона  превратится.

    Пятый - носорожий, а последний - птичий. Ну, сынок, разве такая вода поможет

    моим глазам?

         Прошло довольно много времени.

         Младший сын подрос, подошёл он к матери и говорит:

         - Мать, я должен найти лекарство  для  отца.  Или  добуду,  или  голову

    сложу.

         А мать младшего сына больше всех любила. Стала она его просить:

         - Сын мой, откажись от этой затеи. Ты не сможешь найти лекарство.

         А сын настаивает на своём:

         - Нет, поеду и отыщу.

     

         Видит мать, что не может его отговорить,

         - Сыночек, - обращается она к нему. - Раз ты решил ехать, то я дам тебе

    совет, но смотри отцу не проговорись, что это  я  тебя  научила.  Подойди  к

    отцу, возьми с него слово, что даст он  тебе  то,  о  чём  попросишь.  Когда

    пообещает, скажешь: "Дай мне Огненного Коня  и  Огненный  Меч,  который  при

    каждом ударе удлиняется на семьдесят аршин". Если даст,  тогда  поезжай  без

    страха.

     

         Как только сын услышал это, пошёл к отцу и говорит:

         - Отец, еду я за лекарством для твоих глаз, но  обещай  выполнить  одну

    мою просьбу.

         Отец говорит:

         - Сын мой, чего бы ты  ни  пожелал,  я  готов  для  тебя  сделать.  Что

    захочешь, то и дам тебе.

         - Хорошо, - говорит сын, - раз ты дал слово, ты от него не  откажешься.

    Дай мне Огненного Коня и Огненный Меч.

         - Ах, сынок! Пусть себе шею свернёт тот, кто надоумил  тебя.  Кто  тебе

    так посоветовал, наверное, мать твоя?

         - Нет, отец, мать ничего не говорила.

         - Откуда ты узнал?

         - Я, - говорит сын, - видел сон, что у тебя есть  такой  Конь  и  такой

    Меч. Один старец во сне мне вчера сказал: "У отца твоего есть Огненный  Конь

    и Огненный Меч. Если отдаст их тебе, можешь  ехать  за  лекарством  для  его

    глаз".

         - Что ж, - говорит царь, - дам тебе, но скорее возвращайся.

         Сын спрашивает:

         - Зачем ты меня торопишь? А отец отвечает:

         - Если другие цари узнают, что мой Огненный Конь покинул город, нападут

    на меня, царство моё отнимут, а меня убьют.

         Направился царь в конюшню. А стойло у Огненного Коня чище, чем  царский

    дворец. В яслях у него изюм насыпан. Царь поглаживает Коня по крутым бокам и

    говорит на ухо:

         - Милый Конь, верный друг, сына тебе поручаю.  Позаботься  о  нём  и  в

    целости и сохранности привези обратно.

         Потом поцеловал Коня в лоб и ушёл.

         Царевич вывел Коня во двор и вдруг  вспомнил,  что  Меча  он  не  взял.

    Позвал он одного из слуг и послал его сказать отцу:

         - Сын уже на Коне, дай ему Огненный Меч.

         Что делать царю? Страшно ему с Мечом расставаться,  но  он  слово  дал.

    Отомкнул он дверь кладовой, достал Огненный Меч, вручил его сыну и говорит:

         - Ради Бога, скорей возвращайся!

         Сын попрощался с отцом и уехал. Долго ли едет, коротко ли, про  то  ему

    лучше знать. Приехал  он  в  одно  мрачное,  пустынное  место.  Кругом  тьма

    непроглядная, ничего рассмотреть нельзя, только что-то такое лежит на  земле

    и поблёскивает.

         Понукает он Коня, чтобы тот  подошёл  к  блестящему  предмету,  а  Конь

    говорит ему:

         - Не ходи туда, этот блеск грозит нам бедой. Юноша не послушался его.

         - Нет, пойдём посмотрим, что там такое.

         Подошёл и видит: валяется на земле перо. Взял он его, положил  себе  за

    пазуху и поехал дальше. Начался дождь. Царевич направил Коня  к  утёсу,  что

    высился впереди.

         Конь говорит:

         - Слушай, хозяин, это ущелье нехорошее место, не ходи туда.

         Сколько Конь ни убеждал его, царский сын не послушался.  Добрались  они

    до утёса.

         Вдруг из-за скалы выскочили пятеро разбойников и говорят:

         - Добро пожаловать, парень.

         Отвели они Коня в сторону, привязали, а царского сына затащили в пещеру

    и посадили у огня. Отобрали хурджин золота, который отец дал ему на  дорогу,

    и говорят атаману:

         - Погляди, атаман, хорошая добыча в наши руки попала.

         Ночью, когда совсем стемнело, видит царский сын, что  разбойники  света

    не зажигают, и вспомнил он про найденное перо. Достал он его из-за пазухи, и

    так всё кругом осветилось, точно не одну, а десять свечей зажгли.

         - Кто это там балуется?  -  возмутился  атаман.  И  вдруг  видит  перо,

    которое светит точно костёр. Говорит атаман своим  разбойникам:  -  Смотрите

    этого парня не убивайте, он нам пригодится.

         Вечером принесли разбойники трёх овец, уселись  вокруг  костра,  надели

    овец целиком на вертел и стали их жарить. Сами поели и немного царскому сыну

    дали.

         За едой атаман спрашивает:

         - Парень, откуда у тебя это перо? Царский сын отвечает:

         - На дороге нашёл. Атаман приказывает:

         - А теперь найди целую птицу с такими перьями. Юноша говорит:

         - Атаман, а где же я возьму эту птицу?

         - Где хочешь добудь и принеси. Не добудешь - голову снесу.

         Попросил юноша три дня сроку. С вечера он лёг спать, да не мог заснуть;

    и чуть рассвело, пошёл к Огненному Коню и горько заплакал.

         - Ну что случилось, почему ты горько плачешь? - спрашивает Конь.

         А юноша отвечает:

         - Будь неладен тот день, когда  мы  пришли  сюда,  попали  мы  здесь  в

    большую беду! Атаман велел мне принести птицу с огненными перьями, а  не  то

    он мне голову снесёт.

         - А когда  я  тебя  предупреждал,  почему  ты  меня  не  послушался?  -

    воскликнул Конь. - Бросил бы тебя за это под ноги, истоптал бы, да слово дал

    твоему отцу беречь тебя. Двадцать пять лет я ел хлеб твоего  отца,  не  могу

    этого забыть. Раз уж так вышло, ничего не поделаешь. Поди и  вот  что  скажи

    атаману: "Сорок сороков  пшеницы  отнесите  на  остров  в  тридесятом  море.

    Ссыпьте всё зерно в кучу, а я иду птицу ловить".

         Пошёл царский сын к атаману и всё сказал,  как  Конь  ему  посоветовал.

    Вышли  разбойники  на  дорогу.  Стали  останавливать  прохожих  и  проезжих,

    награбили пшеницы и свезли её на остров  в  тридесятом  море.  Насыпали  там

    огромную кучу.

         Приходят, говорят атаману:

         - Готово.

         Позвал атаман царского сына, говорит ему:

         - Парень, что ты просил, исполнено. Иди добывай птицу.

         Поднялся царский сын, вывел Огненного Коня, оседлал его и  уехал.  Ехал

    он ехал, доехал до тридесятого моря. Доплыл на Коне до острова. Конь говорит

    ему:

         - Слезай.

         Юноша сошёл на землю. Конь ему наказывает:

         - Пойди спрячься в куче зерна так,  чтобы  тебя  не  было  видно.  Руки

    подними кверху и стой. Через два часа птицы узнают, что на  морском  острове

    есть пшеница и прилетят клевать.  Когда  они  станут  клевать,  прилетит  их

    царица, встанет на самой верхушке, помашет крыльями и скажет: "Вот мы  какой

    кусок схватили". Когда станут птицы зерно расклёвывать, оно опустится, а как

    опустится, лапы царицы птиц попадут в твои ладони.  Тут  ты  её  за  лапы  и

    схвати. Царица птиц взмахнёт крыльями - все птицы улетят,  а  ты  её  крепко

    держи. Она раз взмахнёт крыльями, на аршин тебя от  земли  поднимет.  Другой

    раз взмахнёт - на три аршина поднимет, а как в третий раз взмахнёт,  сумеешь

    её удержать - она твоя, а если нет - поднимет она  тебя  в  небеса,  унесёт,

    сбросит в море, и ты погибнешь. Смотри, будь осторожен.

         Как наказал царскому сыну Огненный Конь, так он и сделал.  Спрятался  в

    зерно и вдруг видит: сотни  тысяч  птиц  прилетели,  набросились  на  зерно,

    начали его клевать, и зерно стало опускаться. Вдруг лапки царицы птиц попали

    прямо в ладони царского сына. Юноша крепко схватил их. Птица машет крыльями,

    хочет улететь, но юноша лапки не отпускает.  Все  остальные  птицы  улетели,

    осталась только царица птиц. Раз взмахнула она крыльями - подняла  юношу  на

    аршин; другой раз взмахнула - на три аршина; третий  раз  взмахнула,  хотела

    его в небеса поднять, но он с такой силой потянул за лапы, что птица уже  не

    смогла взлететь в небо. Кинул юноша царицу птиц  оземь,  и  тут  же  к  нему

    подбежал Огненный Конь.

         - Молодец, юный мой хозяин. А сейчас садись мне на  спину  и  едем,  не

    теряя ни секунды. Держи птицу, не отпускай.

         Вскочил юноша на Коня, знай стегает его и едет в разбойничье логово.

         Вышел навстречу атаман. Видит, что парень вернулся, зовёт разбойников и

    говорит:

         - Возьмите Коня, привяжите, а парню дайте поесть. Взял  атаман  из  рук

    юноши птицу, глядит не налюбуется.

         А птица эта красы необычайной, сверкает точно солнце. Унёс  атаман  эту

    птицу, посадил в саду на чинару. Ходит вокруг неё, смотрит не насмотрится.

         Прошло ещё несколько дней. Однажды разбойники говорят атаману:

         - Очень красивая птица, но что толку. Она может сдохнуть. Неплохо  было

    бы достать её яички. Вылупились бы птенчики и нам бы достались.

         Атаман спрашивает:

         - А где взять яички?

         - Для парня, который птицу принёс,  что  за  труд  раздобыть  яички!  -

    отвечают разбойники.

         Позвал атаман юношу, говорит ему:

         - Я благодарен тебе за то, что ты мне  птицу  принёс.  Но  что  от  неё

    пользы? Достань мне её яички. Принесёшь - хорошо, а не  принесёшь  -  голову

    снесу.

         Попросил юноша три дня сроку, приходит к Коню и говорит:

         - В какую беду мы попали! Сейчас атаман  требует  от  меня  яички  этой

    птицы. Откуда их взять? Даже не знаю, где искать.

         Огненный Конь говорит:

         - Сам виноват. Я же тебя предупреждал. Да что делать, я тебя в живых не

    оставил бы, но слово, данное твоему отцу, не могу не сдержать. Почисть  меня

    и накорми.

         Юноша Коня хорошенько вычистил, насыпал ему изюму.  Конь  поел  досыта.

    Потом он вывел Коня и оседлал. Конь говорит:

         - Закрой глаза, но крепко держись за меня, чтобы не упасть.

         Взмыл Конь в небо. Пролетал немного, потом остановился и говорит:

         - Открой глаза.

         Открыл царский сын глаза и видит: стоят они у высокой горы.

         Конь говорит:

         - Слезай.

         Царевич сошёл на землю, а Огненный Конь наказывает ему:

         - Поднимешься на вершину горы, там живут три ховта  со  своей  матерью.

    Сейчас эти ховты, наверное, спят. Как настанет час обеда,  они  проснутся  и

    станут есть. Рядом с домом ховтов разведён костёр. На  нём  большой  чан,  в

    котором варятся семь баранов. А мать ховтов сидит и двухфунтовый кусок смолы

    жуёт. В руках у неё веретено, она прядёт пряжу. Хвост у  неё  -  с  огромное

    бревно, голова - с большой жёрнов весом в сто пудов. А рядом  с  ней  растёт

    дерево. На дереве гнездо этой птицы, а в гнезде  четыре  яичка.  Влезешь  на

    дерево, из гнезда яички вынешь, положишь их в  карман  и  побежишь  обратно.

    Если не успеешь добежать, ховты тебя поймают, живым изжуют. Будь осторожен.

         Всё это сказал Конь царскому сыну. Тот полез в гору, а Конь  под  горой

    остался.

         Видит царевич: на вершине горы огонь разведен, а на  нем  большой  чан.

    Семь баранов в нём варятся, три ховта рядом спят, а старая женщина  сидит  в

    их изголовье, смолу жуёт и прядёт пряжу.

         Смело подошёл юноша к огню, раскурил трубку,  потом  залез  на  дерево,

    вынул яички из гнезда и побежал обратно  к  Коню.  Старуха  заметила  его  и

    воскликнула:

         - Поглядите-ка на этого парня! Змея на своём брюхе сюда не  приползала.

    Птица на своих крыльях сюда не прилетала, а этот пришёл сюда, да  ещё  яички

    украл. Эй, сыновья мои, вставайте, надо этого парня живьём сжевать!

         С этими словами хлопнула она в ладоши. А как хлопнула, проснулись ховты

    и спрашивают:

         - Что, что случилось, матушка? Надо мир строить или разрушать?

         - Ну-ка, - говорит, - поглядите туда, вон  парень  бежит.  Влез  он  на

    дерево и украл из гнезда яички.

         Бросились ховты за царским сыном, чтобы изловить его, а  он  кинулся  в

    седло Огненного Коня и тут же поднялся в  небо.  Поняли  ховты,  что  им  за

    Огненным Конём не угнаться.

         - Ну, молодец, достал яички, сберёг свою голову, - сказал царскому сыну

    атаман.

         Прошёл двадцать один день, птица вывела птенцов, и  атаман  разбойников

    от радости не знает, что бы ему сделать такое.

         Однажды собрал он всех разбойников, устроил большой пир. Во время  пира

    один из разбойников говорит:

         - Всё у нас вроде  бы  есть,  а  всё  же  чего-то  не  хватает.  Атаман

    спрашивает:

         - Чего же нам не хватает? Разбойники говорят:

         - Атаман, если бы твоей женой была девушка гури-пери, тогда ни в чём на

    свете ты не знал бы недостатка.

         Атаман говорит:

         - Хорошо бы, конечно, но где нам найти девушку гури-пери.

         - Э-э-э, - говорят разбойники, - для  парня,  который  принёс  птицу  и

    достал яички, это не составит большого труда.

         Атаман говорит:

         - Раз так, зовите парня.

         Пошли разбойники, привели царского сына. Атаман говорит ему:

         - Парень, знаешь, зачем я тебя позвал? Царский сын спрашивает:

         - Зачем?

         - Ты должен пойти и привезти девушку гури-пери.  Если  не  привезёшь  -

    голову отрублю.

         Царский сын попросил три  дня  сроку.  Пошёл  он  к  Огненному  Коню  и

    пересказал свой разговор с атаманом разбойничьей шайки. Конь говорит:

         - Ну и  ладно,  поехали  за  девушкой  гури-пери.  Только  пойди  скажи

    атаману: пусть закажет мне сбрую весом в тридцать пудов.

         Атаман тут же пошёл к кузнецу и принёс сбрую. Надел царский  сын  сбрую

    на Огненного Коня. Конь встряхнулся, сбруя разорвалась. Говорит Конь:

         - Это плохая сбруя. Пойди сорокапудовую принеси. Пошёл юноша к  атаману

    и говорит ему:

         - Слушай, атаман, мой Конь эту сбрую разорвал, сорокапудовую требует.

         Принёс атаман сорокапудовую сбрую. Огненный Конь  снова  встряхнулся  и

    говорит:

         - Эта сбруя хороша, садись, поедем.

         Царский сын вскочил на Коня и пустился в путь. Долго ли  едут,  коротко

    ли, про то им лучше знать. Доехали до моря, а у моря нет ни конца  ни  края.

    Говорит Конь царскому сыну:

         - Слезай и давай попрощаемся. Надо мне спуститься на морское  дно.  Кто

    знает, может быть, я оттуда не вернусь, Я прыгну в море, а ты тут посиди  да

    погляди на воду. Чуть погодя увидишь: появится на поверхности воды кровь. Но

    ты не пугайся, а  следом  и  лекарство  для  глаз  твоего  отца  выплывет  в

    маленькой шкатулочке. Как её увидишь, тут же бери и  клади  за  пазуху.  Ещё

    немножко подождёшь, я выйду из моря и приведу ещё одного коня. Если выплыву,

    значит, нечего тебе бояться, а если нет, убегай, спасайся.

         Сел царский сын на берегу и смотрит на воду. Видит: на  воде  появилось

    немного крови. Прошло время, выплыла шкатулка.  Он  тут  же  протянул  руку,

    схватил её, положил за пазуху.  Ждёт  он,  что-то  Конь  запаздывает.  Вдруг

    видит: выходит Огненный Конь из воды и ведёт с собой  свою  сестру  Огненную

    Кобылицу. Говорит она Огненному Коню:

         - Милый мой брат! Раз не  сумела  я  тебя  на  дне  моря  оставить,  а,

    наоборот, ты меня на землю вывел, что прикажешь, то и сделаю.

         Огненный Конь говорит:

         - Милая моя сестра! Помоги нам добыть гури-пери.

         - Хорошо, ради тебя всё, что нужно, сделаю.

         Конь остался на берегу, а царский сын сел на Огненную Кобылицу,  и  она

    тут же подняла его в небо. Перенесла она его через  море,  опустилась  перед

    роскошным дворцом и говорит:

         - Я здесь подожду, а ты войди во дворец.

         Пришёл  царский  сын  во  дворец  и  видит:  стоит  во  дворце  девушка

    невиданной красоты, а глаза её излучают такой свет, что  больно  ей  в  лицо

    глядеть. Стоит она на  мраморной  площадке,  а  перед  нею  сорок  мраморных

    ступенек.

         - Поднимись ко мне, - говорит она юноше.

         - Нет, - отвечает он, - ты сама ко мне спустись.

         С  этими  словами  кинул  он  яблоко  на  верхнюю  ступеньку.   Девушка

    спустилась на ступеньку, чтобы поднять яблоко, а он ещё кинул  на  следующую

    ступеньку. И так бросил он одно за другим сорок яблок, по яблоку  на  каждую

    ступеньку, а девушка незаметно  для  себя  спустилась  к  нему.  Схватил  он

    девушку и бросился к Огненной Кобылице. А та моментально перенесла их  через

    море к Огненному Коню. Огненный Конь говорит Кобылице:

         - Молодец, сестра. На  тебя  сядет  мой  молодой  хозяин,  а  я  повезу

    красавицу гури-пери.

         Приехали они к атаману разбойников. Девушка говорит царскому сыну:

         - Я знаю, ты меня хочешь атаману разбойников отдать, но  я  к  нему  не

    пойду. Освобожу я тебя от разбойников и стану твоей женой.

         За ночь разложила она два больших костра и на них стала  греть  воду  в

    огромных чанах. Говорит она атаману разбойников:

         - Ладно, буду я твоей женой, но сначала вымойся тёплой водой.

         Подвела она царского сына к одному из чанов и говорит:

         - Опусти руку в воду.

         Рука юноши стала белой-белой, даже засветилась неярким светом.

         - Вот, - говорит гури-пери атаману разбойников, - видишь,  какой  стала

    его рука! А во втором чане вода ещё  лучше.  Залезь  в  него,  выкупайся,  и

    сыграем свадьбу.

         Залез атаман разбойников в чан и тут  же  в  нём  сварился.  А  девушка

    гури-пери выкупала царского сына в другом чане, и стал он таким же  красивым

    и светлым, как она сама.  Сели  тут  юноша  и  девушка  гури-пери  на  своих

    Огненных Коней и направились к тому городу, где жил слепой царь. Доехали они

    до города и видят, что  он  с  четырёх  сторон  окружён  вражеским  войском.

    Выхватил юноша из ножен Огненный Меч, пришпорил Огненного Коня и кинулся  на

    врагов. Громко заржал Огненный Конь. Царь услышал, узнал голос своего коня и

    говорит:

         - Слава Богу, мой сын на Огненном Коне вернулся. Не отдам я  ключей  от

    города.

         Утром царю принесли  весть,  что  войско  вокруг  города  разбито,  что

    вернулся его сын с какой-то девушкой и привёз с  собой  маленькую  шкатулку.

    Как только сын подошёл к отцу, тотчас открыл шкатулку, вынул  из  неё  глаза

    отца, которые выкрали злые духи, вставил их, и царь тут же прозрел.

         Надел царь свою корону на голову младшему  сыну  и  сделал  его  царём.

    Женил он его на девушке гури-пери. Сорок дней и сорок ночей играли  свадьбу.

    Все веселились, радовались, нарадоваться не могли.

         С неба упало три яблока: одно - тому, кто рассказывал; другое  -  тому,

    кто слушал; а третье - тому, кто на ус намотал.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Отчего лук стал горьким

     

         В старину сладкий Лук и горький Арбуз жили по-соседству. Тогда лук  был

    таких размеров, как Арбуз сейчас. Арбуз же такой величины, как  Лук  в  наши

    дни. Поскольку Лук рос большим и сладким, его поливали. Ему  не  приходилось

    заботиться о себе. Беззаботный Лук полнел и тяжелел. Одно плохо: скучно было

    ему.

         Однажды за оградой Лук услышал  шорох.  Он  знал,  что  ему  ничего  не

    грозит, но от нечего делать начал прислушиваться.  Шорох  перерос  в  частое

    дыхание. Хотел было Лук посмотреть, кто там объявился, да было ему  лень.  В

    конце концов не выдержал, повернулся грузным телом. За  оградой,  из  кочек,

    обливаясь потом, на свет пробивался хилый Подорожник. Лук был хорошо  напоен

    водою, поэтому сколько не пытался, не смел промолчать.

         - Послушай, голопуз, - обратился он к Арбузу, - ты слышишь,  Подорожник

    снова пыхтит.

         - Нелегко бедняге, - отозвался тощий Арбуз.

         - Какой бедняга? Просто нахал,  -  возмутился  Лук,  -  не  успели  его

    вышвырнуть с грядки, как он уцепился за кочки.

         - Нелегко ему, - вздохнул Арбуз.

         - Заладил: нелегко, нелегко, - рассердился Лук.

         Он пожалел, что заговорил с  Арбузом.  Отвернулся,  замолк.  Но  сытого

    всегда донимает скука, и Лук даже снизошёл до беседы:

         - Как ты сумел пробиться из твёрдых кочек, Подорожник?

         - Я довольствуюсь  малым  и  много  тружусь,  -  еле  слышно  прошептал

    Подорожник, поскольку до плеч был ещё в земле.

         - Тебя вырезают здесь, а ты прорастаешь там.  Вырвут  с  корнем,  а  ты

    пробиваешься рядом. Откуда у тебя столько силы  духа,  что  не  погибаешь  в

    бесконечных гонениях?

         - Сила духа крепнет  от  борьбы,  -  ответил  Подорожник  чуть  громче,

    освобождая грудь от стиснувших глыб.

         - От борьбы, говоришь? А чем ты силён?

         - Врагами силён! - ответил Подорожник звонко.

         Лук  не  переносил  высоких  тонов  -  сытость   больше   нуждается   в

    созерцательном покое. Поэтому он поморщился и с усмешкой спросил:

         - Скажи, Подорожник, что тяжелее всего на свете: умирать  от  жажды  на

    солнцепёке,  быть  раздавленным  Копытом,  вырванным  с  корнем,  или   быть

    порубленным неумолимым Железом?

         - Самое трудное - не обидеть другого.

         Лук с удивлением приподнялся и ахнул: Подорожник уже  выращивал  детей.

    Испугался Лук: "Вырастут его дети - выпьют всю влагу, которой люди  поливают

    меня. Тогда самому придётся  доставать  воду  из  твёрдой,  жадной,  мрачной

    глубины. Нет, нет - только не это!" - ужаснулся Лук и закричал:

         - Же-ле-зо! Сюда!!!

         Напрасно пытался Арбуз остановить его. Лук кричал всё сильнее.

         Явилось Железо и начало кромсать бунтаря. Кромсать за то, что  живёт...

    да ещё и на своей земле.

     

         - О Лук! - закричал погибающий. - Праздность и  лень  породили  в  тебе

    зависть и довели тебя до предательства! Если есть на  свете  справедливость,

    пусть сделает тебя таким горьким, как моя судьба!  Арбуз  же  за  доброту  -

    полным, как мои надежды! И сладким, как

         Острым было свирепое Железо. Острым, но слепым.  Чувствовало  оно,  что

    уничтожило Подорожник, но не видело, что сеет его детей, омытых вместо влаги

    слезами и соком самого Подорожника.

     

         Рядом с могилой Подорожника вскоре на свет начали пробиваться его дети.

    В разрыхлённой и влажной земле им было легче, и они росли быстрее. Увидел их

    Лук - горечь обожгла его и начала сушить. От бессильной ярости сам  себя  он

    грыз, уменьшаясь на глазах.

         Увидел и Арбуз детей Подорожника - сладость  радости  разлилась  в  его

    душе. А когда внуки пробились на свет, то увидели Лук уже  таким,  какой  он

    сейчас. И Арбуз увидели другим - какой он в наши дни...

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Предание о царе Тиридате

     

         Десять лет воевал армянский царь Хосров против  персов  и  так  досадил

    персидскому царю, что тот обратился к своим вельможам:

         - Клянусь! Избавившего меня от Хосрова назначу своим соправителем!

         Хитрый Анак вызвался сделать это.

         С имуществом, жёнами, детьми явился он в Армению и бросился  в  ноги  к

    Хосрову:

         - Помилуй нас, о царь, дай кров и защиту от персов.

     

         И простодушный Хосров не только  поселил  его  на  своей  земле,  но  и

    приласкал, и возвысил. Анак же, дождавшись случая, пронзил Хосрова мечом...

         Умирающий царь приказал броситься в погоню и  истребить  всё  семейство

    предателя. Настигнутый у реки, Анак был  утоплен.  И  только  чудом  удалось

    спастись его сыну - Григорию.

     

         Тем  временем,  воспользовавшись  убийством  Хосрова,  персидский  царь

    вторгся в Армению и подчинил её своей власти. Ища спасения,  сын  Армянского

    царя Тиридат вынужден был бежать в Рим и  долгое  время  жил  там,  обучаясь

    воинскому искусству...

         Когда готы напали на Рим, исход предстоящей битвы мог решить  поединок.

    Против готского вождя должен был  выступить  римский  кесарь,  но  тот  стал

    искать себе замену среди своих воинов.

     

         - Позволь мне, кесарь,  -  вызвался  Тиридат  и  облачённый  в  царские

    доспехи бесстрашно двинулся на врага.

         И столь велика была его сила, что поднял  он  гота  могучими  руками  и

    бросил к ногам своего повелителя.  И  бежали  поражённые  могучим  богатырём

    готы, и, празднуя победу, кесарь обещал Тиридату:

         - Дам тебе легионы, чтобы смог ты вернуть престол своего  отца.  Будешь

    повелевать Арменией!

         И когда вернул себе Тиридат царство отца, то  решил,  что  это  римские

    боги помогли ему. И  приказал  совершить  им  жертвоприношение.  И  вот  уже

    бросились радостные слуги исполнять приказание Тиридата, и вот уже  вельможи

    его и домочадцы весело готовятся участвовать в торжественной церемонии...  И

    только верный друг его и советник Григорий хмурится  и  отводит  глаза.  Тот

    самый сын Анака, что  давней  преданностью  Тиридату  успел  загладить  вину

    своего отца.

         - Отчего же, друг мой, ты не участвуешь в нашем  торжестве?  -  спросил

    его Тиридат.

         - Оттого, повелитель, что не могу  поклоняться  кумирам.  Нет  Бога  на

    земле, кроме Христа!

         Это   неожиданное    признание    показалось    Тиридату    неслыханным

    предательством:

         - Так ты христианин?! - задохнулся он  от  гнева  и  приказал  повесить

    Григория вниз головой и заткнуть ему рот, чтобы уже больше никто  не  слышал

    его.

         Так висел Григорий семь дней и всё это время славил Христа.

         - Он ещё жив?! - удивлялся царь и пытался сломить веру бывшего друга. -

    Напрасно ты взываешь к своему Богу, потому что не получишь от  него  никакой

    помощи.

         И придумывал ему новые муки. Святителя  били  палками,  травили  дымом,

    заталкивали ему в ноздри серу с солью и уксусом, вбивали гвозди в подошвы  и

    заставляли ходить, протаскивали по земле, утыканной гвоздями...  И  всё  это

    время злоба мутила рассудок Тиридата, не давая  ему  остановиться.  Наконец,

    чтобы совсем отделаться от Григория, он приказал бросить его в глубокий ров,

    наполненный змеями.

         Но змеи не тронули святого, а какая-то вдова не дала ему умереть  и  от

    голода.  Она  ежедневно  приходила  ко  рву  и  приносила  с  собой  скудное

    пропитание.

         В это время римский император Диоклетиан в поисках жены разослал гонцов

    во все концы империи. Самой красивой  признали  христианку  Рипсиме,  давшую

    обет безбрачия. Вместе с другими монашками всё своё время  она  проводила  в

    молитвах и в беседах с  наставницей  Гаяне.  С  Рипсиме  сделали  портрет  и

    отослали Диоклетиану.

         Поражённый красотой девушки, император  тотчас  направил  ей  письмо  с

    предложением сделаться его женой. Но могла ли она нарушить обет и  выйти  за

    язычника? Тайно собравшись, вместе с игуминьей  Гаяне  и  другими  девушками

    бежала Рипсиме в пределы Армении.

         Получив известие о побеге, Диоклетиан обращается к Тиридату с просьбой:

         - Христиане обольстили Рипсиме, и она бежала в Армению. Найди и  отошли

    её к нам. Если же пожелаешь, возьми в жёны себе.

         Объявили розыск, и беглянок нашли. Рипсиме и вправду оказалась неземной

    красавицей, и тогда Тиридат приказал облечь её в царские одежды и  доставить

    во дворец. Но едва только стражники захотели исполнить приказ, как  раздался

    страшный оглушительный гром. Перепуганные солдаты со всех  ног  бросились  к

    Тиридату рассказывать о чудесном знамении.

         - Жалкие трусы, испугались грозы! - кричал на  них  царь  и  послал  за

    Рипсиме уже целый легион с приказом убить всех её спутниц. Рипсиме  же  сама

    вышла им навстречу:

         - Не трогайте никого, я пойду к царю!

         Увидевший Рипсиме Тиридат  сразу  пленился  ею  и  захотел  обнять.  Но

    сколько ни приступал к ней, она уходила от его ласк.  Тогда  царь  вышел  из

    покоев и послал за Гаяне:

         - Пусть старуха уговорит девицу, чтобы та подчинилась мне,  иначе  всех

    ждёт лютая смерть.

         Гаяне пришла, но когда её допустили к Рипсиме, стала уговаривать ту  не

    бояться царских  угроз.  О  "коварстве  Гаяне"  донесли  Тиридату.  Игуменью

    схватили, били по зубам камнем, потом выгнали из дворца. Сам же  царь  вновь

    приступил к Рипсиме, но,  как  и  прежде,  не  смог  овладеть  ею.  И  тогда

    бешенство охватило его.

         И наутро всех девушек  подвергли  страшным  пыткам:  жгли  их  свечами,

    рассекали на части. И одна за другой в  великих  страданиях  они  уходили  к

    Христу. И последней, особенно мучительно, умерла их наставница Гаяне.

         Прошла неделя. Царь, как будто и не было ничего, отправился на охоту. И

    тут что-то случилось с ним и его спутниками. Какая-то  странная,  невиданная

    болезнь вдруг напала на них. Они  стали  рычать  друг  на  друга,  кусаться,

    бросаться на людей... И казалось, что уже ничем нельзя им помочь.  Только  в

    это  самое  время  видит  сестра  Тиридата   сон.   Является   ей   какой-то

    блистательный, грозный юноша и говорит:

         - Тиридат исцелеет, если Григорий выйдет изо рва.

     

         Проснувшись, царевна долго недоумевала: "Четырнадцать лет прошло с  тех

    пор, как Григория бросили в яму, неужели он всё ещё жив?"

         На всякий случай послала за ним слуг.

     

         - Григорий, жив ли ты? - окликнули те святого во рву.

         - Жив, - отвечал тот.

         Бледный, худой, покрытый спутанными  волосами  явился  он  на  свет.  С

    великой надеждой его повели к Тиридату. Уже который день ревел он, как дикий

    вепрь, исходя в безумии. Но не захотел сразу излечить его Григорий. Пошёл  и

    прежде собрал останки невинных  дев  и  долго  оплакивал  мучения  Христовых

    невест и злое безумие их  мучителей.  Потом  приказал  соорудить  церковь  и

    перенёс останки туда.

         К телам погубленных дев был приведён  Григорием  Тиридат.  И  послушный

    воле святого просил здесь Тиридат прощения за великий грех  и  молил  святых

    дев о заступничестве.

         И так искренне было его раскаяние, и так горяча молитва, что  пришло  к

    нему исцеление. И за исцелением - светлость. И за светлостью -  вера.  И  за

    верой - благость. И за благостью - святость. Тиридат  теперь  строил  храмы,

    основывал монастыри и одновременно стал таким кротким,  что  люди  с  трудом

    узнавали в нём прежнего мучителя и тирана. Рассказывают, что к  концу  жизни

    он стал похож на отшельника и достиг необычайных духовных высот.

     

         Григорий же, получив  сан  епископа,  не  остановился  на  евангельской

    проповеди одним только армянам, но сумел  просветить  и  другие  народы.  Он

    устроил множество христианских обителей и только в конце  жизни  удалился  в

    пустыню, чтобы провести остаток дней в созерцании...

         Святые Григорий, Рипсиме, Гаяне, светлые  девы  и  царь  Тиридат,молите

    Бога о нас!

     

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Прокладывающий путь

     

         ...Враг грабит Армению - одно селение за другим.  Дым  пожарищ  скорбно

    тянется к небу. Ветер разносит детский плач. По трупам  погибших  угоняют  в

    рабство живых. Некоторые бросаются в пропасть,  чтобы  не  идти  в  рабство.

    Позади смерть. Впереди - кровь и слёзы...

         Разрывается от горя сердце Месропа. Он трёт ладонями  горячий  лоб.  Не

    спать ему спокойно ни сегодня, ни завтра - всю жизнь, пока  не  отыщет,  чем

    помочь беззащитным. Не спит и друг Месропа - Маркоз.

         - Горе одного селения не трогает других.  Немногие  в  беде  на  помощь

    спешат. Чёрствый у нас народ, - со вздохом говорит Маркоз.

         - Не чёрствый, - возражает Месроп, - люди  разъединены  горами,  верой,

    наречиями.  Надо  объединить  их.  Зажечь  единой  мыслью.  Но  где  путь  к

    сплочению? Где он, Маркоз?!

         - А что если в нашем селении построить храм? Из всех селений люди будут

    ходить молиться. Перестанут чуждаться соседей, осуждать  обычаи  и  привычки

    друг друга... Что ты скажешь, Месроп?

         - Верная мысль! - обрадовался Месроп. - Да, это именно  то,  что  нужно

    всем! - разволновался он, выскочив во мглу.

         Вернулся к рассвету:

     

         - Мысль  хорошая,  Маркоз,  но  на   равнине   строить   храм   нельзя:

    легкодоступное не становится святым. Выстроим на вершине. И не для молитв  -

    пусть это будет первых храм, в который люди придут не слёзы лить, а  черпать

    мудрость друг у друга. Довольно оплакивать

         - К вершине нет пути, - возразил Маркоз.

     

         - Верно. Но и в селении строить нельзя - храм потеряет силу  стяга.  Он

    не станет щитом заслона и мечом отпора. И высота  нужна.  Поднимаясь  вверх,

    люди уйдут от привычного, оторвутся от забот, очистятся от ненужного. Так им

    будет легче проникнуться новым. С вершины люди увидят не одно селение. Перед

    открывшейся взгляду родиной забудется  мелкое.  Но  не  каждый  одолеет  эти

    скалы, Маркоз. Поэтому к вершине сперва проложим путь.

         - Но для дороги нам не хватит жизни!Ты об этом подумал?

         - Подумал, Маркоз. Закончат другие.

         - Месроп, народу нужен храм, и я начинаю с него.

     

         - Сначала нужен путь...

         Друзья расстались, недовольные друг другом.  Маркоз  в  родном  селении

    начал строить храм. Месроп в горах - дорогу. За несколько лет  он  в  скалах

    вырубил столько ступенек, что ребёнок преодолел бы их, не переводя  дыхания.

    А Маркоз за это время выстроил  храм.  В  селении  его  хвалили,  но,  кроме

    нескольких старух, в храм почему-то никто не ходил. Маркоз  махнул  рукой  -

    тёмные люди.

     

         Месроп год от года поднимался выше, очень медленно продвигаясь  вперёд.

    Его имя щедро осыпали насмешками. Маркоз, решив образумить друга,  пришёл  к

    нему:

     

         - Месроп, ты слыл умным, а превратился в дитя. Даже между селениями нет

    дорог, а ты полез в гору. Веками жили до нас не брались за такое. Ради  чего

    здесь мёрзнешь, голодаешь, не спишь? Не смеши  свет,  не  позорь  имя  отца.

    Разваливается твой собственный дом...

         - Маркоз! - в гневе обернулся Месроп. -  Ты  сейчас  не  лучше  князей,

    которые защищают  свой  двор,  только  свой.  Кто  ты?  Духоборец,  сектант,

    уводящий с пути? Или  ашуг,  воспевающий  народ,  но  в  трудную  минуту  не

    указывающий ему путь? Иди лучше помолись. Говорят,

         ...Резвым скакуном неслось время, рождая одних, сметая с  пути  других.

    Поседевший Месроп спешил, боясь  не  успеть.  Вершина  приближалась  -  силы

    убывали.

     

         Наконец, настал день... С вершины седой Месроп оглянулся назад.  Словно

    годы, сбегали к людям каменные уступы.

     

         "Мои ступеньки длиной всего в несколько вёрст.  Но  эти  вёрсты  теперь

    можно пройти за час. Жизнь - за час - не мало ли?" - впервые  за  много  лет

    улыбнулся старый Месроп, радуясь, что пути разрозненных селений  сольются  к

    храму...

         С тех пор недосягаемая гора стала доступной. Поднялись на вершину люди.

    Выстроили там храм.  И  назвали  его  именем  Месропа  Маштоца  -  создателя

    армянского алфавита.

     

         Святый отче Месроп, просим тебя, моли Бога о нас!

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Путешественники

     

         Как-то раз петух вскочил на крышу дома и захотел  оттуда  увидеть  весь

    мир. Он вытягивал шею, вертел головой туда и сюда, но  ничего  не  увидел  -

    гора, что стояла перед домом, закрывала ему горизонт.

         - Пёсик-джан, ты случайно не знаешь, что находится  там,  за  горой?  -

    спросил петух у пса, лежащего во дворе.

         - Я не знаю, - ответил пёс.

         - У нас вся жизнь пройдёт, а мы так ничего и  не  узнаем.  Пойдём-ка  и

    посмотрим на мир!

         Пёс согласился.

         Они собрались и отправились в путь. Шли они, шли и добрались до леса. А

    к этому времени солнце уже  закатилось  за  макушки  деревьев,  и  наступили

    сумерки. Петух и пёс устроились на ночлег в лесу: пёс под кустом, а петух на

    ветке большого дерева.

         Когда наступил рассвет, петух закричал:

         - Ку-ка-ре-ку!

         Это услышала лиса: "Ага! Кукарекает здесь кто-то - это хорошо!  Чудный,

    должно быть, будет завтрак у меня!" - подумала она и поспешила к дереву,  на

    котором сидел петух.

         - Доброе утро, петушок-джан! Что это ты там делаешь  в  такую  рань?  -

    спрашивает лиса.

         - Путешествуем мы. Мир хотим посмотреть, - отвечает петух.

     

         - О, какая же это замечательная  идея!  Это  же  такая  умная  мысль  -

    путешествовать, чтобы повидать мир! - воскликнула лиса восхищённо. - Дело  в

    том, что у меня тоже есть такая же мечта. Вот только нет у меня друга, с кем

    бы я могла отправиться в путь. Это пр

         - Да я не против, - говорит петух. Только, вот, спрошу своего товарища,

    что он об этом думает. Подожди минутку, я сейчас это узнаю.

     

         - А где же твой товарищ?

         - Да здесь он - под кустом, у дерева.

         "Его приятель должно быть ещё один петух. Это хорошо: завтрак уже есть,

    так ещё и обед будет!" - радостно подумала лиса и бросилась в кусты.

         Вдруг, увидев там собаку, она так перепугалась,  что  бросилась  бежать

    прочь во все лопатки.

         - Эй, лисица-джан! Не спеши так, потерпи  немного,  мы  ведь  тоже  уже

    идём. Тоже мне, друг называется! - весело крикнул ей вдогонку петух с  ветки

    дерева.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Разум и сердце

     

         Однажды разум и сердце заспорили. Сердце твердило, что люди  живут  для

    него, а ум настаивал на обратном. Они не стали прибегать к помощи  судьи,  а

    решили действовать в одиночку и не  вмешиваться  в  дела  друг  друга.  Свой

    уговор они решили испробовать на одном крестьянине.

         Крестьянин, как обычно, взял соху и пошел в поле. Когда он приступил  к

    вспашке, соха его застряла в борозде. Нагнувшись, он увидел в  земле  медный

    кувшин с золотом.

         Как мне теперь быть? - подумал он. - Большие дела я могу сделать на эти

    деньги, могу стать богатым человеком.

         В то же время пришло ему в голову: А что, если узнают об  этом  воры  и

    придут за ним? Коли стану перечить, - меня убьют .

         Занятый этими мыслями, он вдруг заметил судью той страны,  проходившего

    по дороге.

         Лучше дам я золото судье, и сам спокойно продолжу свою работу, -  решил

    крестьянин и, бегом пустившись за судьей, привел его на свое поле.

         Но тут  вернулся  к  нему  разум.  Опомнившись,  крестьянин  немедленно

    спрятал кувшин за спину и сказал судье:

         - Ага, ты судья и человек ученый. Скажи-ка мне: из этих двух моих быков

    какой лучше?

         Судья, услышав эти слова, в сердцах выругал его и ушел.  С  его  уходом

    ушел от крестьянина и разум.

         Вновь призадумался крестьянин: Зачем я не дал ему золото, что я буду  с

    золотом делать, где буду держать? .

         Оставив работу, он так размышлял до  вечера,  пока  не  заметил  судью,

    возвращавшегося из деревни.

         Бросился он к нему, стал умолять-упрашивать еще разок прийти к нему  на

    поле.

         Судья, решив, что тут что-то кроется, пошел с ним.

         Но разум опять вернулся крестьянину, и он сказал судье:

         - Умоляю тебя, не сердись, посмотри на это мое поле, ты человек ученый!

    Что больше - вчерашняя моя запашка или сегодняшняя?

         Судья, решив, что пахарь сошел с ума, засмеялся и ушел.  С  ним  вместе

    отошел от крестьянина и разум - и уселся на краю поля.

         - О господи! - сказал вне себя от ярости крестьянин. - Зачем я  не  дал

    судье золото, где и как я буду его держать?

         И недолго думая запрятал кувшин с золотом в мешок, в котором доставляли

    ему в поле обед, закинул мешок за спину и, возвратившись домой, сказал жене:

         - Жена, живо привяжи быков, дай им сена и убери соху! Я иду к судье.

         Увидела жена за плечом мужа мешок и решила узнать, что в нем запрятано.

         - Не мое женское дело привязывать быков - я вожусь только с  овцами  да

    коровами. Лучше привяжи сам и иди куда хочешь.

         Оставив мешок в комнате, муж пошел загнать быков в хлев. Жена вынула из

    мешка кувшин с золотом и  бросила  в  мешок  камень.  Выйдя  из  хлева,  муж

    торопливо подхватил мешок и пустился прямо к судье.

         - Вот тебе подарок, бери! - сказал он судье.

         Когда судья развязал узел, крестьянин опешил.

         Судья рассердился, но, решив, что тут что-то  неладно,  велел  посадить

    крестьянина в тюрьму и приставил к нему двух  людей,  приказав  им  сообщать

    все, что тот будет делать и говорить.

         Сидя в тюрьме, крестьянин стал что-то бормотать  и  показывать  руками:

    кувшин-де  был  таких-то  размеров,  носик  такой-то,  объем  такой-то,  дно

    такое-то, и столько-то в нем золота.

         Приставленные к нему люди доложили судье: так и так, он махал руками, а

    говорить - ничего не говорил.

         Судья велел вызвать его к себе.

         - Расскажи, почему ты махал руками и что ты измерял?

         Ум сейчас же вернулся к крестьянину, и он ответил судье:

         - Измерял я тебя: голова твоя такая, шея  такая,  живот  такой,  борода

    такая, и говорил про себя: кто больше - ты или наш бородатый козел?

         Судья вышел из себя и велел его повесить. Повели, чтобы  повесить,  но,

    когда, надев ему на шею петлю, хотели ее затянуть, он взмолился:

         - Не казните меня, я пойду к судье и скажу ему всю правду!

         Привели его к судье.

         - Скажи правду, что это ты измерял в тюрьме?

         - Нечего тебе мне говорить: если бы не сняли петлю с  моей  шеи,  я  бы

    погиб, вот и вся правда, - ответил крестьянин.

         Засмеялся судья при этих словах и освободил крестьянина.

         Раскаялись разум и сердце в том,  что  сделали,  и  дали  зарок  отныне

    действовать вместе, решив, что человека делают  человеком  разум  и  сердце,

    сердце и разум.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Райский цветок

     

         Давным-давно в нашей стране жил-был один  купец.  У  этого  купца  была

    дочь, которую за красоту все  прозвали  Цветком.  Она  и  вправду  была  как

    цветок: нежная и прекрасная. Отец очень гордился своей дочерью.

         Как-то раз, собираясь поехать в  дальние  страны  по  своим  купеческим

    делам, он спросил её:

         - Дочка, что бы ты хотела, чтобы я привёз для тебя?

         - Отец, привези мне, пожалуйста, райский цветок.

         - Хорошо, привезу, - ответил отец.

         Отправился он в дальние станы, завершил там свои  дела  и  стал  искать

    райский цветок. Он всюду расспрашивал о нём. Но никто не знал ни о том,  как

    он растёт, ни о том, где его искать. Наконец, повстречался ему один  старик,

    который указал ему путь туда, где он сможет найти райский цветок.

     

         - Но будь осторожен! - предупредил его старик,  -  Белый  Дэв  стережёт

    его...

         Но разве это могло остановить любящее сердце отца? Он пошёл по  дороге,

    указанной стариком. Долго ли он шёл, коротко ли, про  то  ему  лучше  знать.

    Наконец, пришёл он к тому  месту,  где  рос  райский  цветок.  Купец  увидел

    цветок, наклонился и сорвал его.

     

         Вдруг, разыгралась страшная буря, померк свет и,  перед  ним  предстало

    ужасное чудовище. Оно было как человек, но оно не было человеком;  оно  было

    как зверь, но оно не было зверем. Чудовище заревело дико:

         - Почему ты сорвал мой цветок? Ты теперь умрешь.

         "Ты теперь умрешь..."  -  раскатилось  эхом  со  всех  сторон.  Бедный,

    полуживой купец, склонился перед чудовищем:

         - Пощади меня, о, могущественное создание... моя дочь просила  принести

    этот цветок.

         - Я пощажу тебя, - проревело чудовище, - только при одном условии: если

    ты взамен своей жизни отдашь мне свою дочь.

         - Я согласен.

         - Ну, если так, то я дарю тебе жизнь. Возвращайся домой и помни:  когда

    гора, что стоит напротив окон твоего дома, станет белой, - это мой знак. Это

    будет значить, что я пришёл за твоей дочерью.

         Как оказалось, этим чудовищем был ни кто иной, как сам белый Дэв.

         Купец,  тем  временем,  вернулся  домой.  Его  дочь  бросилась  к  нему

    навстречу, обняла своими ручками за шею и поцеловала. Отец обнял свою дочь и

    вручил ей райский цветок.  Но  о  том,  что  произошло,  он  не  решился  ей

    рассказать. Он решил никому не разглашать этот секрет и  сильно  приуныл  от

    того, что должно будет случиться. Думая об этом  дни  и  ночи  напролёт,  он

    становился всё мрачнее и печальнее.

         Однажды, проснувшись поутру, он увидел,  что  гора,  стоявшая  напротив

    окон его дома покрыта белым снегом. Купец заплакал. Сбежались люди  и  стали

    спрашивать: в чём причина его слёз. Он больше не мог скрывать своё  обещание

    отдать дочь чудовищу. Он сказал, что Белый Дэв уже пришел за Цветком.

         - Не плачь, отец, - сказала Цветок, - я пойду с Белым Дэвом. Чему быть,

    того не миновать.

         Тем временем раздался грохот - Белый Дэв вломился в дом, рыча:

         - Где Цветок? Где она? Отдайте её мне.

         От  его  рёва  и  холодного  дыхания  деревья  вокруг   затрепетали   и

    обледенели. Что оставалось делать бедным людям? Одетая в свои лучшие одежды,

    с райским цветком в руках, вышла  Цветок  навстречу  Белому  Дэву.  Чудовище

    победно рассмеялось, схватило прекрасную девушку и унеслось прочь.  Взмахами

    своих крыльев Белый Дэв поднял бурю, которая шипя и свистя  поглотила  свет.

    Всё замерзло там, где пролетел Белый Дэв.

         Чудовище унесло Цветок в самое глубокое ущелье,  которое  только  можно

    найти у горы Арарат. Это было недоступное и мрачное место,  покрытое  льдом.

    Там стоял хрустальный  замок  Белого  Дэва,  который  он  время  от  времени

    покидал. Тогда за ним по миру следовали холод и страх,  стремясь  уничтожить

    всё живое вокруг.

         Белый Дэв заточил Цветок в этом замке.

         Прошло несколько месяцев.

         Как-то раз, в самом начале весны, когда Белого Дэва не  было  в  замке,

    Цветку удалось бежать из него. Чудовище вернулось и, увидев, что девушки нет

    на месте, пришло в сильную ярость. Белый Дэв собрал воедино  все  свои  злые

    силы и бросился в погоню. Обернувшись бурей, понёсся он за Цветком, свистя и

    шипя, словно гигантский змей.

         Тем временем, девушка уже достигла подножия горы Арагац. Она оглянулась

    и увидела, что Белый Дэв уже настигает её.

         Он был страшен и ужасен. Бедняжка пронзительно вскрикнула,  призывая  о

    помощи. Так было  угодно  Богу,  что  в  этот  момент  перед  ней  открылась

    волшебная дверь. Пройдя сквозь неё девушка вошла внутрь горы. Дверь  тут  же

    закрылась, перед самым носом Белого Дэва. Ярость чудовища достигла  предела:

    он ударил по вершине горы Арагац своими крыльями и взревел:

     

         - Где Цветок? Где она? Отдайте её мне...

         Оставим его реветь там, а сами последуем  за  Цветком.  Посмотрим,  что

    стало с ней после того, как она прошла сквозь волшебную дверь.

     

         Тем временем Цветок, пройдя внутрь, оказалась у  ограды  сада,  который

    был подобен райскому. Из тысяч разноголосых звуков,  которыми  был  пронизан

    сад, складывалась такая песня:

     

         В изумрудном дворце, в золотом гробу Заколдованный черными силами злыми

    Ни мёртвый, ни живой лежит наш Арин И в целом мире от этого траур.

         И будет лежать он там до тех пор, Пока не явится  за  ним  она,  словно

    голубка, Полная новой жизни, радости и счастья.

         Погладит его нежно и поцелует любя.

     

     

         Цветок вошла в сад.  Он  ещё  больше  наполнился  ликующими  звуками  и

    радостными песнями:

     

         Вот идёт она - наша царевна!

         Сюда, сюда, он здесь - твой возлюбленный.

         Теперь он восстанет из небытия, Наш храбрый Арин, околдованный злом.

         Теперь  он  поднимется,  наш  славный  царевич,  Наш  могучий   царевич

    Арин-Арманелин.

         Глаза его ясные улыбнутся нам лучисто, А цветы и деревья во всём  мире,

    Заколдованные Белым Дэвом Скоро очнутся - падут чёрные чары.

         Радостная жизнь возродится вновь,  Полная  светом  солнца  и  ароматами

    цветов!

     

     

         Цветок через сад прошла в изумрудный  дворец.  В  самом  центре  дворца

    стоял золотой гроб, в котором лежал красивый молодой царевич. Он был ни  жив

    и не мёртв. Он едва дышал.  Как  только  Цветок  увидела  его,  сердечко  её

    облилось кровью от горя: она заплакала, склонилась к царевичу  и  поцеловала

    его. Капли её слёз склонились на юное лицо. Медленно-медленно царевич открыл

    свои глаза и поднялся. Он был подобен берёзке, растущей в раю.  Вы,  конечно

    же, догадались, кто это был. Да, это был Арин-Арманелин.

         - Кто ты, прекрасная девушка? - спросил Арин-Арманелин. - Как ты смогла

    прийти сюда?

         Цветок рассказала ему всё, - о том, как она была пленницей Белого Дэва.

    Добавив к этому, что он сейчас гонится за ней.

         - Я слышу его адский рёв. - сказала она.

         - Он заколдовал меня несколько месяцев назад,  наслав  на  меня  смерти

    подобный сон. Он делает так каждый год. И я нахожусь здесь до тех пор,  пока

    кто-нибудь ни придёт и не разрушит злые чары. Ты, Цветок, одна из  тех,  кто

    сделал это. А теперь я пойду и сражусь с Белым Дэвом.

         Сказал это Арин, взял свой огненный меч и вышел наружу.

         И сошлись две силы в битве не на жизнь, а на смерть.  Они  бились  так,

    что не было понятно, где теперь небо, а где земля.

         Белый Дэв ревел, как мрачная туча. Арин-Арманелин разил своим  мечём  и

    влево и вправо и мир задрожал. Битва  закончилась  поражением  Белого  Дэва.

    Воя, шипя и свистя он уполз обратно в свою мрачную обитель,  находящуюся  на

    дне самого глубокого ущелья, которое можно найти у горы Арарат. И затворился

    он там в своём хрустальном замке. А  мир  достался  прекрасному  победителю.

    Радостные дни пришли в долину Аракса.

         Арин-Арманелин обвенчался с Цветком. Природа расстелила под  их  ногами

    прекрасный ковёр из роз и других цветов. Люди и звери, птицы и даже  муравьи

    хором пели им весёлые  песни  и  гимны.  А  над  всем  этим,  на  небосводе,

    раскинулась яркая, дивная радуга, и свежее, весеннее солнце улыбнулось миру.

         Так  будет  повторяться  каждый  год.  Каждый  год  Белый  Дэв   сможет

    заколдовывать Арина-Арманелина и каждый год злые чары будут бессильны  перед

    Цветоком.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Ремесло дороже золота

     

         Жил некогда богатый царь. Он часто тайком от везиров одевался в  рубище

    нищего и ходил странствовать по  городам  и  селам,  послушать,  что  о  нем

    говорит народ.  Как-то  раз  в  одном  селе  царь  встретил  девушку,  такую

    красивую, что кто ни видел ее - говорил: ни пить, ни есть, на нее смотреть.

         Царь вернулся к себе во дворец и сказал своим везирам:

         - В такой-то деревне живет прекрасная девушка. Пойдите и  скажите,  что

    царь хочет на ней жениться.

         Везиры отправились в ту деревню, нашли дом девушки и тоже  удивились  и

    восхитились ее красотой.  Сказали  они  отцу  и  матери  девушки,  что  царь

    очарован их дочерью и  хочет  на  ней  жениться.  Отец  девушки  был  бедный

    крестьянин. Не поверил он, что царь удостоил его дочь такой чести.  Но  люди

    царя убедили его, и тогда он сказал:

         - Мы слуги царя, как он прикажет, так и будет.

         И обратился к дочери:

         - Дочь моя, царь послал  своих  везиров,  сватается  за  тебя.  Что  им

    ответить?

         Девушка спросила:

         - А какое у царя ремесло?

         - Что ты, дочь моя, ума лишилась? Какое у царя может быть  ремесло?  Он

    владеет миром, что захочет - сделает, а мы все - его слуги.

         - Нет, мой муж должен владеть каким-нибудь ремеслом, иначе  я  за  него

    замуж не пойду.

         Пошли везиры, передали царю ответ девушки. Удивился царь, но ничего  не

    поделаешь, ради девушки решил выучиться  ремеслу.  Выбрал  он  самое  легкое

    ремесло, - стал учиться ткать ковры.

         Овладев этим ремеслом, царь соткал для своей невесты красивый  ковер  и

    послал ей в подарок.

         Девушке понравился ковер. Распрощалась  она  с  отцом  и  матерью  и  с

    везирами отправилась в царский двор.

         Царь семь дней и семь ночей свадьбу справлял. Поженились  они  и  стали

    жить в почестях и славе.

         Прошел не то год, не то два, и снова царь в одежде нищего стал обходить

    свои города и села, решив узнать, что о нем говорит народ.

         Вот раз  во  время  одного  из  таких  странствий  царь  попал  в  руки

    разбойников, которые, узнав о его ремесле, не убили его, а продали  богатому

    купцу. Купец запер царя в темную  каморку,  дал  ему  шерсти,  чтобы  он  ее

    растрепал и соткал ковер. Царь соткал ковер, да  такой  красивый,  подобного

    которому не было во всем мире.

         Увидев этот ковер, жена купца сказала мужу:

         - Пусть он выткет большой ковер. Отнесешь его в  подарок  царю,  а  он,

    авось, в долгу не останется.

         Купец пошел в каморку к ткачу и сказал ему:

         - Хочу сделать царю подарок. Вытки ковер, да  только  смотри,  чтобы  в

    целом свете такого не было. И чтоб он был величиной с  царский  зал,  ни  на

    волос не больше и не меньше. Не снести тебе головы, если не  выполнишь  моих

    условий.

         Царь, услышав это, очень обрадовался, а длину и ширину своего  зала  он

    хорошо знал. И соткал он такой ковер, какой требовал хозяин. А в углу  ковра

    выткал буквы (так, чтоб только одна царица могла прочитать), что попал он  в

    беду и просит освободить его.

         Купец остался доволен работой и понес ковер в  Царский  дворец.  Везиры

    дали знать царице о принесенном подарке. Царица расстелила  ковер,  увидела,

    что он ни на волос не больше и не меньше комнаты, удивилась очень, осмотрела

    весь ковер и в одном углу увидела  буквы.  Прочитав  надпись  и  узнав,  что

    случилось с ее мужем, царица побледнела.  Царь  и  прежде  ходил  по  стране

    недели, месяцы и годы, но никогда ей и в голову не приходило, что может  его

    постигнуть такая участь.

         Царица тотчас повелела привести того, кто соткал этот  ковер,  целым  и

    невредимым во дворец.

         Везиры отправились с купцом к нему домой, зашли в  темную  каморку,  но

    царь очень изменился, и они его не узнали. Ткача повели  в  баню,  искупали,

    нарядили в новые одежды и отвели в царский дворец. А купец наставлял его как

    вести себя во дворце, как стоять и кланяться.

         Когда царь вошел в палату, царица тотчас же бросилась к нему,  обнялись

    они, поцеловались.

         - Правду говорят, жена, - сказал царь, - что ремесло - дороже золота.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Розочка

     

         Жили-были муж и жена. Они были очень несчастны, так как на  всём  белом

    свете у них не было ни одного друга.

         - Иду в церковь, а меня поворачивают обратно, - плакала жена.

         - Иду к соседям, а мне указывают на дверь, - жаловался ей муж. -  Давай

    лучше уйдём отсюда и будем жить в горах, вдали от этих бессердечных людей.

         Они собрали свои скудные пожитки и отправились жить в горную пещеру.

         - И всё это из-за вздорных соседей, - сказал муж.

         - Слава Богу, теперь у нас нет никаких соседей, - ответила жена.

         - Так то оно так, но ведь  нам  надо  на  что-то  жить.  Пойду-ка  я  в

    ближайший город и наймусь на работу.

     

         - Пусть Бог поможет тебе, -  сказала  жена.  -  Только  запомни:  чтобы

    выжить среди людей им нужно говорить то, что они сами хотят о себе  слышать.

    Говорят же в народе, что хитрый ягнёнок семь овец сосёт...

         Целый месяц отсутствовал муж. Наконец он  вернулся  к  жене  с  большим

    мешком продуктов за плечами. Смотрит он  и  не  верит  своим  глазам:  перед

    входом в пещеру лежит великан. Оробел муж. Застыл на  месте,  не  зная,  что

    предпринять. А великан поднялся с земли, пробормотал что-то себе под  нос  и

    исчез.

     

         Жена вышла навстречу мужу:

         - Не бойся его, он  добрый.  Господь  послал  его  нашей  семье,  чтобы

    охранять наш кров, пока ты на работе.

         Муж был очень счастлив, что вновь вернулся к родному очагу,  к  любимой

    жене. Он открыл мешок и сказал:

         - Смотри, жена, здесь еды на целый месяц.  Мне  повезло,  я  работал  у

    доброго хозяина. Он мне щедро заплатил и  сказал,  что  раз  в  месяц  будет

    давать мне отпуск, чтобы я мог навестить семью.

         Они на славу поужинали и легли спать.

         Так прошёл день-другой и муж вновь засобирался на работу,  сказав,  что

    через месяц вновь вернётся с продуктами.

         А жена его была беременна.

         Когда пришло время ребёнку  появиться  на  свет,  жена,  в  муках  и  в

    отчаянии, воскликнула:

         - Я здесь совсем одна, что же я буду делать без повитухи?

         Тут, откуда ни возьмись, в пещере появилась  повитуха.  Она  и  помогла

    родиться девочке. Повитуха омыла ребёнка, вытерла его насухо  и  положила  в

    кровать, рядом с матерью.

         Прошла неделя. Мать девочки говорит:

         - Боже мой! Как же мне крестить девочку? Ведь здесь нет ни  священника,

    ни крёстного отца.

         Вдруг, после этих слов, в  пещеру  вошли  священник  и  крёстный  отец.

    Повитуха приготовила воду, а крёстный отец, держал ребёнка на  руках.  Тогда

    священник, размахивая кадилом  над  крещенской  купелью,  прочитал  молитву,

    положил в воду благовония, источавшие приятный аромат, и  окунул  девочку  в

    купель. Он дал ей имя Роза.  Розочка.  После  церемонии  крещения  священник

    вернул девочку матери.

         - А теперь, когда мы окрестили ребёнка, пусть  каждый  из  нас  сделает

    пожелание, - сказала повитуха.

         - Давай, первой пожелание будешь делать ты, - ответил ей священник.

         - Пусть Господь обернёт воду, которой будет умываться Розочка, в золото

    и серебро, - пожелала повитуха.

         - Если Розочке доведётся плакать, то пусть Господь её слёзы  обернёт  в

    жемчужины, - пожелал священник.

         - Пусть Господь сделает так, чтобы там, где  бы  ни  ступала  её  нога,

    распускались цветы невиданной красоты, - пожелал крёстный отец.

         Сделав эти три пожелания, они все исчезли.

         Через два дня, когда мать купала девочку, ей  показалось,  что  вода  в

    купели как бы начала замерзать. Она взяла да и  вылила  её  в  дальнем  углу

    пещеры.

         Когда  ребёнок  плакал,  из  глаз  его  текли  не  слёзы,  а  настоящие

    жемчужинки, но мать, решив, что это градинки, смела их и высыпала в  том  же

    углу.

         Тем временем вернулся муж с зарплатой за  истёкший  месяц.  Он  нёс  за

    плечами огромный мешок с продуктами. Смотрит  муж:  перед  входом  в  пещеру

    стоит тот же волшебный великан. Не испугался он его в  этот  раз  и  великан

    пропустил мужа в пещеру.

         Увидев, что у них родилась дочь, муж был на седьмом небе от счастья.

         - Слушай, жена, тебе помогал кто-нибудь, когда на  свет  появился  этот

    солнечный лучик?

         Жена ответила:

         - Слава Богу, я была не одна. Со мной, когда я рожала, была повитуха. А

    потом пришли священник и крёстный отец. Они крестили девочку  и  назвали  её

    Розочкой.

         В это день они устроили праздничный обед. Потом,  поиграв  с  ребёнком,

    легли спать.

         Когда утром в пещеру ворвался  солнечный  свет,  смотрит  муж:  блестит

    что-то в дальнем углу.

         - Откуда здесь взялся лёд? - сказал он и начал складывать в  мешок  то,

    что он считал льдом. - Отнесу его хозяину.  В  такие  жаркие  дни  он  любит

    потягивать своё вино с кусочками льда. Тем более  он  меня  просил  принести

    лёд, если он мне встретится в горах.

         - А знаешь, откуда здесь лёд? - сказала жена. - Когда я  купала  дочку,

    то вода в купели начала замерзать, и я вылила её в тот  угол.  А  когда  она

    плакала, пол был усеян градинками. Я выбросила их туда же.

         Муж завязал мешок, взвалил его на плечо и пошёл на работу.

         Хозяина не было дома. Муж решил  спрятать  мешок  в  холодном  погребе,

    чтобы не растаял лёд.

         Когда хозяин пришёл, муж открыл мешок и взял из  него  пригоршню  того,

    что считал льдом.

         - Откуда ты это взял? У  тебя  ещё  много  такого  добра?  -  стал  его

    расспрашивать удивлённый хозяин.

         - Полный мешок.

         - Покажи.

         Они пошли в погреб и открыли мешок.

         - О, Господи! Приятель, и это  ты  называешь  льдом?  Да  ведь  это  же

    золото, серебро и жемчуг. Сынок, у меня нет  прав  на  это  богатство.  Оно,

    конечно же, твоё. Давай пойдём на базар  и  продадим  это  всё  за  наличные

    деньги.

         Вернувшись с базара, работник был уже состоятельным человеком.

         - Тебе уже нет нужды работать на меня, - сказал ему хозяин. - Иди домой

    и живи в своё удовольствие.

         Муж взял свои деньги и побрёл в пещеру.

         - Жена, это был не лёд. Это - золото, серебро и  жемчуг,  -  воскликнул

    он. - Посмотри, я принёс тебе целый  мешок  денег.  Теперь  нам  больше  нет

    надобности жить здесь, в пещере.  Мы  можем  вернуться  в  город  и  жить  в

    особняке, да в таком, что не только враги, но и друзья позавидуют.

         - Но мы можем построить дом и здесь,  около  пещеры,  -  возразила  ему

    жена. - Господь уберёг нас от соседей. Здесь так спокойно без них.

         Муж нанял мастера и работников.  Через  непродолжительное  время  около

    пещеры был выстроен целый дворец.

         В этом дворце и росла Розочка не по дням, а по часам. Уже в  пятнадцать

    лет она была дивной красавицей, с гибким станом  и  прекрасным  лицом.  Там,

    куда ступала её нога, расцветали фиалки и розы невиданной красоты. Её  тугие

    золотые косы доходили до пят, а слова слетали с её алых губ, словно нектар с

    лепестков розы. И сама она была подобна райскому цветку,  словно  говорящему

    самому солнцу: "Отдохни, солнышко, позволь мне светить вместо тебя".

         Как-то раз случилось так, что в тех местах охотился  царевич  вместе  с

    царским советником. Целый день они провели в  поисках  добычи,  да  всё  без

    толку.

         Вдруг они заметили лань. Пришпорив коней, охотники бросились в  погоню.

    Лань  же,  ловко  уклоняясь  от  преследований,  перепрыгнула  через  стену,

    ограждавшую дворцовый сад и скрылась из виду.

         Подъехав к воротам, охотники спешились и подошли к  мужчине,  сидевшему

    рядом на скамье. Они попросили пропустить их внутрь, чтобы поискать лань.

         - Что ж, поищите, - согласился отец Розочки - это он сидел у ворот.

         Охотники обыскали все окрестности, но лани так и  не  нашли.  Зато  они

    увидели Розочку. Девушка шла по саду и там, где ступала её нога,  расцветали

    фиалки и розы. Царевич не мог оторвать свой взгляд от такой красоты.

         - Вот она, моя лань! - улыбнувшись, сказал он.

         А у советника в жилах заледенела кровь. Если бы он сейчас порезался, то

    ни капельки крови не вытекло бы наружу. Советник-то мечтал  женить  царского

    сына на своей дочери!

         Не теряя времени, царевич тут же попросил руки Розочки у её отца.

         - Ты поговори об этом с ней самой, - ответил тот.

         - Я согласна, сказала Розочка.

         Царевич был очень  своевольным  молодым  человеком,  он  хотел  тут  же

    забрать Розочку к себе во  дворец,  чтобы  не  мешкая  сыграть  свадьбу.  Но

    советник отговорил его от такого шага:

         - К чему так спешить, царевич? Ты получи  сперва  благословение  своего

    отца на брак с этой девушкой.

         Царевич попрощался с Розочкой, вскочил на коня  и,  сказав,  что  скоро

    вернётся, вместе с советником ускакал прочь.

         - Я встретил девушку,  на  которой  хочу  жениться,  -  сказал  царевич

    отцу. - В целом мире больше нет такой  красавицы.  Теперь  только  она  одна

    существует для меня.

         Царь решил спросить у  советника,  как  у  человека  видевшего  девушку

    своими глазами, что он о ней думает.

         - Да ты и сам её скоро увидишь, - злобно ответил тот. - Дикая девушка с

    гор. Родилась в пещере.

         Царевич получил благословение отца на  брак.  Вместе  с  советником,  в

    окружении эскорта вооружённых всадников, он отправился  за  своей  невестой.

    Вместе с дружинниками, переодевшись  в  мужскую  одежду,  увязалась  и  дочь

    советника.

         Отец Розочки устроил большой пир для сватов.

         - Живите долго. Пусть старость  застанет  вас  под  одним  кровом  ,  -

    пожелали молодым родители Розочки.

         А на утро, после  пира,  получив  родительское  благословение,  Розочка

    вместе с гостями отправилась в царский дворец.

         В пути их застигла ночь.

         - Давайте не будем торопиться, на ночь глядя. Лучше разобьём  лагерь  и

    переночуем, а  утром,  при  свете  солнца  войдём  во  дворец,  -  предложил

    советник.

         С ним согласились.

         Пользуясь радостным  настроением  предвкушающих  свадебный  пир  людей,

    советник напоил их всех до бесчувствия. А затем взял Розочку за руку и отвёл

    к ручью, который протекал вблизи лагеря.

         - Сиди здесь, дорогая моя, я сейчас приду, - сказал он ей. - Я  вернусь

    сюда с надёжным человеком, который будет тебя охранять.  А  то  наши  ребята

    сегодня выпили лишнего.

         Советник вернулся со своей собственной дочерью.  Вдвоём  они  принялись

    угрожать Розочке. Советник схватил её и крикнул своей дочери:

         - Снимай с неё одежду и надевая на себя.

         Дочь советника скинула с себя мужскую одежду и облачилась  в  свадебный

    наряд Розочки. Затем она вынула из ножен свой  кинжал,  выколола  у  Розочки

    глаза и спрятала их у себя в кармане.

         Бросив обнажённую, истекающую кровью Розочку у ручья, они  вернулись  в

    лагерь. Дочь советника  прокралась  в  палатку  и  улеглась  спать  рядом  с

    царевичем.

         А в лагере так никто и не заметил  того,  что  произошло,  -  все  были

    мертвецки пьяны.

         Проснувшись поутру, вся процессия  отправилась  в  дальнейший  путь.  В

    столицу они вошли  под  звуки  весёлой  музыки.  По  приказу  царя,  свадьбу

    праздновали семь дней и семь ночей.

         Через день или два после свадьбы, царевич говорит жене:

         - Почему не растут цветы там, куда ступает твоя нога?

         Жена начала придумывать тысячу отговорок, чтобы объяснить,  почему  она

    не может проявить сейчас свой талант. Царевич заподозрил неладное. Жена  так

    разочаровала и разозлила его, что он стал её  колотить.  Слыша  стоны  своей

    дочери, советник говорил царю:

         - Разве я не предупреждал тебя о том, что она дикарка? Нам незачем было

    приводить её во дворец. Но она теперь жена твоего сына. Это же позор -  бить

    свою жену. Люди уже говорят об этом. Надо положить этому конец.

         Пусть царевич колотит дочь советника хоть тысячу раз  в  день,  нам  до

    этого нет дела. Давайте лучше посмотрим, что было дальше с Розочкой.

         А случилось так, что той дорогой шёл купец. Он разбил со своими  людьми

    лагерь на берегу ручья, чтобы отдохнуть  и  пообедать.  Купец  бросил  своей

    собаке кусок  хлеба.  Та  взяла  его  и  скрылась  в  кустах.  Когда  собака

    вернулась, купец дал ей ещё один кусок. Схватив  его  зубами,  собака  вновь

    скрылась в кустах. Вернувшись,  она  получила  очередной  кусок  хлеба  и  в

    очередной раз убежала в кусты.

         - Пойди-ка посмотри, куда это она хлеб таскает, сказал купец одному  из

    своих людей.

         Человек вернулся, крича:

         - Хозяин, собака таскает хлеб слепой девушке, которая вся израненная  и

    почти без одежды укрывается в кустах.

         Купец был добрым человеком:

         - Деточка, скажи мне, откуда ты?

         - Я из столицы, - ответила она.

         - А я как раз туда иду. Буду рад вернуть тебя домой.

         Так, вместе с караваном они и прибыли в город.

         - Теперь я сама найду дорогу к дому, - сказала девушка.

         Она постучалась  в  дверь  маленького  домика.  Увидев  это,  купец  со

    спокойной совестью уехал.

         Дверь открыла старушка:

         - Кто ты? Что тебе надо?

         - Матушка, разреши мне остановиться у тебя.

         - Дитя моё, я бедная старая женщина, живу одна. Как же я могу  приютить

    тебя в своём доме?

         Розочка опустила руку в карман.  Когда  старушка  увидела  перед  собой

    целую пригоршню золотых монет, она сказала:

     

         - Заходи, дорогая, заходи...

         - Матушка, не бойся меня. Я не буду беспокоить тебя. Я даже помогу тебе

    разбогатеть. А теперь позволь мне помыться.

     

         Старуха взяла ведро и натаскала воды полную кадушку. Сама  же  стала  в

    сторонке посмотреть, как будет управляться слепая девушка.

         - Матушка, оставь меня одну. Я в состоянии искупаться сама.

         Когда старуха вернулась чтобы  опорожнить  кадушку,  она  с  изумлением

    обнаружила, что та полна золота и серебра.

         - Как же это случилось-то? - воскликнула она.

         - Матушка, чтобы разбогатеть, тебе достаточно иметь пару  крепких  рук,

    чтобы носить мне воду для купания. А я смогу превратить  её  в  золото  и  в

    серебро, - сказала ей Розочка.

         С тех пор старушка едва могла  дождаться  очередного  купания  Розочки.

    Каждый день с утра пораньше она ходила к фонтану за водой. Золото и  серебро

    скапливалось в её доме.

         Как-то раз Розочка говорит старушке:

         - Матушка, скажи, есть ли архитектор в вашем городе?

         - Конечно есть, это же столица.

         - Тогда давай  наймём  его.  Пусть  сделает  проект  дворца  с  изящным

    фасадом. У нас уже столько золота, что пора бы нам и во дворце жить.

         Архитектор разработал план и уже через два месяца дворец был  построен.

    Он вышел таким красивым, что в городе об  этом  только  и  говорили.  Дворец

    обставили лучшей мебелью, украсили великолепными гобеленами и коврами.

         - Ну, матушка дорогая, думаю, что теперь-то  ты  счастлива,  -  сказала

    Розочка старушке.

         - Да нет, дитя моё. Как я  могу  сказать,  что  счастлива?  Ведь  здесь

    недостаёт самого главного. Я думаю об этом дни и ночи напролёт.

         - И что же это? Скажи мне.

         - Это то, дитя моё, что ты не видишь света  божьего.  Как  я  могу  это

    вынести? Как я могу быть счастлива, когда рядом  со  мною  человек,  который

    страдает?

         - Матушка,  дорогая,  прошлой  ночью  мне  приснился   об   этом   сон,

    представляешь? Я видела себя и  тебя  на  берегу  ручья.  Голубь  и  голубка

    говорили друг с другом о том, как вернуть  мне  зрение.  Сдаётся  мне,  этот

    ручей должен быть где-то в округе.

         - Я отведу тебя К прекрасному ручью. Мы посидим на его  берегу  в  тени

    платанов и подышим свежим воздухом.

         На следующий день, утром, они отправились к  ручью.  Расположившись  на

    его  берегу,  под  мелодичное  журчание  воды,  Розочка  и  старушка  вскоре

    задремали.

         Розочке опять приснились голуби, рассуждавшие о  том,  как  вернуть  ей

    зрение:

         - Видишь ту девушку? Это  Розочка.  -  сказал  голубь  голубке.  -  Она

    родилась в пещере. Дочь советника царя ослепила её и обманом вышла замуж  за

    царевича. Глаза Розочки по  прежнему  у  неё.  Оставь  здесь  своё  пёрышко.

    Старушка возьмёт его для Розочки. Когда она опустит свои глаза в глазницы  и

    проведёт по ним этим пером, то тут же исцелится.

         Голуби улетели.

         Проснувшись, Розочка разбудила старушку:

         - Проснись, матушка. Посмотри, нет  ли  где  под  деревьями  голубиного

    пёрышка? Подними его, оно нужно мне.

         Старушка принялась искать. Найдя перо, она отдала  его  Розочке  и  они

    вернулись домой.

         - А теперь смотри: я буду идти и там, где будет ступать моя  нога,  тут

    же вырастут фиалки и розы. Собери их в букеты а потом пойди и продай за пару

    глаз. Таково плата за эти цветы, другой не бери, - сказала Розочка старушке.

         Наполнив огромную корзину розами и фиалками,  старушка  отправилась  их

    продавать на улицах города. Это были цветы, словно из райского  сада.  Время

    года было не для роз и фиалок, и  старушка  прекрасно  понимала,  что  цветы

    стоят очень дорого. Вот только у кого найдётся пара лишних глаз?

         Люди искренне считали её сумасшедшей, когда старушка  говорила  о  том,

    что она возьмёт в уплату за цветы.

         Вдруг распахнулось окно в царском дворце. Выяснив, в чём дело,  царская

    невестка крикнула:

         - Я куплю у тебя все цветы!

         Старушка ответила:

         - Я отдам их только за пару глаз.

         Царская невестка, вынув из кармана глаза Розочки, передала их старушке:

         - Вот, держи.

         Оставив жене царевича корзину с цветами, старушка  быстро  вернулась  к

    Розочке. Девушка, услышав приближающиеся шаги, метнулась к двери.

         - Деточка, я продала их, вот то, что ты просила.

         Розочка вставила глаза в глазницы:

         - А теперь принеси мне свежей воды из ручья.

         Старушка принесла воду. Девушка  окунула  в  неё  голубиное  пёрышко  и

    провела им по глазам. Произошло чудо! Глаза Розочки исцелились  и  прозрели.

    Исцелилось и сочувствующее сердце старушки.

         Оставим же в этот радостный момент их в своём дворце и  посмотрим,  что

    происходило во дворце царском.

         Царевич очень обрадовался, когда увидел в спальне своей  жены  красивые

    цветы, которые были развешаны по стенам и расставлены  вокруг  кровати.  Его

    жена надеялась, что она таким образом добьётся расположения мужа.

         - Вот! Вот те цветы, о которых  я  говорил,  -  воскликнул  царевич.  -

    Прости меня за грубое обращение с тобой. И, пожалуйста, пройди так, чтобы  я

    увидел, что цветы растут там, куда ступала твоя нога.

         Этой просьбы дочь советника боялась больше всего:

         - Ты опять груб со мной, - ответила она с вызовом.

         И они опять поссорились. Царевич вышел из спальни и отправился спать  в

    другую комнату.

         - Это может быть только Розочка, - решил он. - Только благодаря  ей  на

    белом свете могут появиться такие чудесные розы и фиалки. Но  если  она  всё

    ежё жива, то где же она?

         Царевич словно крылья обрёл, - так на него подействовала надежда  вновь

    встретить свою возлюбленную. Цветы были добрым знамением.

         Несколько месяцев царевич искал  Розочку,  но  безуспешно,  -  не  было

    никаких намёков и предположений, где бы она могла находиться.

         А в той стране был такой обычай: когда наступал май месяц,  из  царских

    конюшен людям раздавали лошадей, чтобы те заботились о  них  до  наступления

    холодов.

         Старушка рассказала об этом обычае Розочке. Девушка ответила, что  было

    бы стыдно не принять в этом участие. Ведь они могли бы взять  себе  хотя  бы

    одного коня и, тем самым, помочь своему царю.

         Когда старушка пришла в царские конюшни, всех  лошадей  уже  разобрали.

    Осталась только одна жалкая кляча, которую никто не хотел  брать.  Конь  был

    слабый, и люди боялись, что он помрёт раньше, чем доберётся до пастбища.

         Царь отдал его старушке, и она увела его с собой.

         - Ты привела коня? - спросила Розочка.

         - Да, привела. Только это не конь, а настоящая кляча. Как мы его  будем

    выхаживать? У нас нет ни овса, ни ячменя, ни сена. Нам будет не так-то легко

    содержать коня.

         - Доверь это дело мне, - сказала Розочка. -  Господь  милостив.  Он  не

    оставит нас.

         С тех пор конь следовал за девушкой всюду, когда она  гуляла  по  саду.

    Через несколько месяцев он превратился в цветущего коня-красавца.

         Когда пришло время возвращать коня в царские конюшни, за ним пришёл сам

    царевич.

         - Матушка, у вас должен содержаться один из наших коней,  -  сказал  он

    старушке.

         - Да, всё верно. Взгляни на того могучего коня, он  такой  резвый,  что

    может прыгать со звезды на звезду.

         Царевич отправился в сад и что же он там увидел? Красавца коня вела под

    уздцы Розочка. А тот шёл следом и ел фиалки  и  розы,  расцветавшие  под  её

    ногами. Царевича  словно  молнией  поразило.  Его  сердце  вмиг  наполнилось

    счастьем. Розочка и царевич бросились в объятия друг друга.

         Девушка рассказала ему о том, как с ней поступили  царский  советник  и

    его дочь.

         Царевич вернулся к себе во дворец и обо всём рассказал царю.

         - Ты ругал меня за то, что я женился на горянке, на девушке из  пещеры.

    Ты всё время повторял: "Не вини меня за то, что ты женился по своей воле.  Я

    хотел, чтобы ты женился на дочке моего советника". Так вот отец,  сейчас  ты

    увидишь ту девушку с гор. Она - моя настоящая жена. А теперь прикажи,  пусть

    расстелят ковры от твоего дворца и до дворца старушки.

         По приказу царя ковры были расстелены. Советник был ни жив, ни мёртв от

    страха, когда узнал о том, что происходит.

         Розочку ввели в царский дворец со всевозможными почестями. По  маршруту

    её пути выстроились войска, улицы были забиты народом, играла  музыка.  Дети

    бежали вслед за девушкой, собирая букеты фиалок и  роз,  которые  расцветали

    там, где она прошла. Все были очарованы её красотой и грацией.

         Царь расцеловал Розочку и царевича и благословил их на брак.

         Их мечты сбылись, так пусть же сбудутся и ваши.

         Вы спросите: "А что стало с царским советником  и  его  дочерью?".  Так

    вот, по приказу царя, привязав к хвостам необъезженных кобыл, их прогнали из

    города прочь.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Свадьба лесных духов

     

         Один охотник всю ночь бродил по лесу в поисках добычи, да все напрасно.

    Засобирался он было домой, как вдруг слышит: из чащи  леса  доносятся  звуки

    барабана и лютни.  Он  пошел  в  ту  сторону,  откуда  раздавалась  мелодия.

    Смотрит, а там, на поляне, лесные духи  играют  свадьбу.  На  всякий  случай

    держа на изготовку ружье,  охотник  подобрался  поближе  к  действу  и  стал

    наблюдать.

         А лесные духи, меж тем, танцевали свадебные танцы. Когда веселье было в

    самом разгаре, охотник обратил внимание на то, что на одном из лесных  духов

    надето платье точь-в-точь, как платье его жены. После  танцев,  лесные  духи

    сели за столы, которые просто ломились от различных яств. Заметив  охотника,

    лесные духи принялись его угощать. Они передали ему плов, жареное ребро быка

    и другие блюда. Охотник принимал все угощения,  но  ни  к  чему  из  них  не

    притрагивался.

         После завершения пира, лесные духи подошли к охотнику и  попросили  его

    вернуть бычье ребро. Но он отказался.

         Собрав все косточки съеденного быка, за исключением того ребра, которое

    не отдал охотник, лесные духи принялись его оживлять. Но так, как одно ребра

    все же не хватало, духи заменили его веточкой грецкого ореха.

         Увидев, как из  сложенных  костей  возник  бык,  охотник  выстрелил  из

    ружья, - и все исчезло.

         Вернувшись домой, он тщательно проверил платье жены, похожее на то, что

    он видел на одном из лесных духов. И он понял, что все,  что  происходило  в

    лесу - правда.

         Охотник также не уставал повторять хозяину  быка  историю  о  том,  что

    вместо ребра у быка ореховая ветвь, которую  вставили  вместо  кости  лесные

    духи.

         А когда пришло время, и того быка зарезали, то все увидели, что одно из

    его ребер напоминает изогнутую ветку ореха.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Свинопас

     

         Было это на самом деле или этого не было вовсе,  но  рассказывают,  что

    жил на свете один царь. Этот царь был могущественным  правителем  и  ещё  он

    очень любил охотиться.

         Так, однажды, охотясь в лесу, он увидел необычного Зверя,  от  которого

    исходил свет, как от солнца. Восхищённый царь сказал своему советнику:

         - Такого красавца нельзя убивать. Давай, попробуем поймать Зверя живым.

         Они устроили ловушку, поймали Зверя и отвезли его в царский замок.

         - Сделайте стеклянную клетку, чтобы люди могли приходить  и  любоваться

    Зверем, - приказал царь.

         Все, кому доводилось увидеть Зверя, были потрясены  и  восхищены,  ведь

    такого чуда больше не было во всём царстве.

         У того  царя  был  один-единственный  сын,  которому  едва  исполнилось

    тринадцать лет. Однажды, упражняясь в  стрельбе  из  лука,  юноша  случайным

    выстрелом проломил стену в стеклянной клетке. Царевич попросил Зверя вернуть

    ему стрелу, но тот отказался:

         - Я не отдам тебе стрелу, пока ты не отпустишь меня, - сказал Зверь.  -

    Принеси ключ, который твой отец прячет под подушкой и открой клетку. Если ты

    отпустишь меня на свободу, я никогда не забуду твоей доброты.

         Юноше было жаль Зверя, сияющего, словно солнце. Он принёс ключ и открыл

    стеклянную клетку.

         - Если  у  тебя  когда-нибудь  будут  неприятности,  ты  всегда  можешь

    обращаться ко мне за помощью. Ищи меня в лесу,  около  большого  родника,  -

    сказал Зверь и убежал.

         Царь пришёл в неистовство, когда узнал, что его родной сын собственными

    руками отпустил на волю чудо-Зверя из стеклянной клетки.  Пребывая  в  лютой

    ярости, он приказал палачам отрубить голову царевичу.

         Советник вскрикнул от страха:

         - Это же твой единственный сын! Как ты можешь казнить его  из-за  такой

    ерунды? Ты просто изгони его из царства, такого наказания ему  будет  вполне

    достаточно.

         Царь вызвал сына советника, вручил ему деньги  на  дорожные  расходы  и

    сказал:

         - Уведи моего сына из моей страны. Мне всё равно, что  с  ним  будет  в

    дальнейшем. Для меня  он  больше  не  сын  и  я  не  хочу,  чтобы  его  нога

    когда-нибудь ещё ступала на землю моего царства.

         Итак, юноши  вдвоём  отправились  в  путь-дорогу.  Когда  они  зашли  в

    дремучий лес, сын советника сказал царевичу:

         - Отдай мне свои царские регалии или я убью тебя!

         - Возьми, они мне не нужны, - ответил царевич и передал сыну  советника

    царские регалии.

         Тот взял их и сказал:

         - С этого момента царский сын - это я, а ты -  мой  слуга.  Смотри,  не

    вздумай никому сказать, что это не так.

         После этого сын советника улёгся на мягкой траве под тенистым деревом и

    задремал, а царевич, тем временем, решил побродить по округе.

         Пробираясь через лес, он увидел сияние. Смотрит, а это тот самый Зверь,

    которого он освободил, стоит и пьёт воду из большого  родника.  Заплакав  от

    радости, царевич рассказал Зверю о всех, постигших его несчастьях.

         - Не беда, ответил Зверь, - испей-ка лучше воды из этого родника.  Тебе

    полегчает.

         Юноша выпил воды и Зверь сказал:

         - А теперь потряси это дерево.

         Царевич потряс дерево и выдернул его вместе с корнем.

         - Пей ещё!

         Юноша выпил ещё воды.

         - А теперь потряси вот это дерево.

         Царевич потряс его и также выдернул с корнями из земли.

         - Тебе достаточно быть таким сильным, или ты хочешь стать ещё сильнее?

         - Хотелось бы стать ещё сильнее, - ответил юноша.

         - Тогда выпей ещё воды.

         Царевич выпил ещё воды из большого родника и, словно  траву,  вырвал  с

    корнями из земли несколько огромных деревьев.

         - Ну, теперь-то ты доволен?

         - О, да! Благодарю тебя.

         Царевич вернулся к сыну советника, который к тому времени проснулся,  и

    они отправились в дальнейший путь.

         Трудно сказать, как долго они странствовали, пока не пришли  в  столицу

    другого царства. Сын советника отправил посыльного к  царю,  чтобы  сообщить

    ему о том, что в город прибыл сын соседнего царя со своим слугой.

         Царь  встретил  гостей  в  своём  замке  с  подобающими  такому  случаю

    церемониями. Оба юноши произвели на  него  благоприятное  впечатление  и  он

    сказал сыну советника:

         - Я отдам за тебя замуж свою старшую дочь. С этого момента  ты  станешь

    моим зятем. А что касается твоего слуги, то он может продолжить свою  службу

    и дальше. На какую работу ты хотел бы его определить?

         - Да мне всё равно. Куда его направишь, туда пусть и идёт, так что  сам

    решай.

         - Хочешь стать моим свинопасом? - обратился царь к царевичу.

         - Я не против, - ответил тот.

         Таким образом, царевич стал царским свинопасом. По утрам он должен  был

    выгонять свиней на пастбище, пасти их там, а с заходом солнца  -  возвращать

    обратно  в  загон.  Под  жильё  ему  отвели  крохотную  лачугу,   рядом   со

    свинарником.

         Прошло время. Вот, как-то раз, проснувшись рано утром,  царевич  поднял

    бревно, лежавшее неподалёку, и отправился к царскому дворцу, орудуя при этом

    бревном, словно посохом. От такого шума все в городе проснулись.

         - Что ты хочешь? - спросили юношу царские слуги.

         - Дайте мне медяк, я хочу пойти купить себе орехов, - ответил он.

         На балкон вышел царь и сказал:

         - Эй, парень, вот  тебе  серебряная  монета,  иди,  купи  себе  столько

    орехов, сколько пожелаешь.

         - Да не нужна мне серебряная монета. где ж Я её разменяю? ты мне  медяк

    давай.

         Получив медную монету, царевич отправился на  базар,  и  стал  в  лавке

    выбирать орехи. Купив их себе на целый медяк, он отправился пасти свиней  на

    царские луга. Вечером, пригнав свиней в загон, он вновь отправился к царю:

         - Слушай, царь, закажи для меня стальной посох!

         - А тебе что, этого бревна недостаточно?

         - Да нет. Этой хворостиной можно только мух разгонять. Закажи для  меня

    посох из хорошей стали, весом в тысячу пудов.

         Царь пообещал ему заказать такой посох.

         На следующее утро царевич опять  разбудил  весь  город.  Он  подошёл  к

    царскому дворцу, громко стуча бревном, и постучал им по балкону.  Получив  и

    на этот раз монету, юноша отправился на базар, десять лавок обошёл, и выбрал

    себе самые лучшие орехи. После этого  приступил  к  обязанностям  свинопаса:

    отправился пасти свиней.

         На следующий день стальной посох для царевича уже был изготовлен. Юноша

    взвесил его в руке, повертел им туда-сюда и сказал:

         - Отлично! В самый раз будет! Это как раз та самая  вещь,  которая  мне

    была нужна.

         После этого, взвалив посох на плечо, он погнал пасти свиней прямиком  в

    земли Чёрного Дэва.

         Ворота усадьбы Дэва были закрыты на замок. Но  разве  это  препятствие?

    Ударив пару раз по  замку  своим  стальным  посохом,  царевич  расколол  его

    напополам. Половина замка отлетела на запад, а другая половина - на  восток.

    Юноша впустил свиней в усадьбу, и  они  разбрелись  вокруг  особняка,  -  по

    саду-огороду. Сам же царевич съел  дыню  и  прилёг  под  тенистым  фруктовым

    деревом, чтобы вздремнуть.

         Чёрный Дэв пришёл домой на обед и что же  он  видит?  По  саду  огороду

    бегают чьи-то свиньи и хрюкают! Закипела кровь Чёрного Дэва от ярости:

         - Кто  посмел?  -  заорал   он   и   бросился   в   сад-огород   искать

    злоумышленника.

         Он нашёл под деревом спящего царевича.

         - Эй, ты, пастух, а ну просыпайся!

         - Юноша не шелохнулся. Он решил сделать вид, будто ничего не слышит.

         - Сюда ни змея на пузе не заползала, ни птица на крыльях не залетала, а

    тут какой-то свинопас со своими свиньями  возьми  да  и  вломись  ко  мне  в

    сад-огород. Ты кто такой? - продолжал кричать Чёрный Дэв.

         Царевич вежливо пробормотал, как бы сквозь сон:

         - Не мог бы ты вести себя чуть потише? Дай мне выспаться,  а  потом  мы

    сразимся.

         - Ха, да ты храбрец! Я же из тебя фарш сделаю. Самыми крупными кусками,

    что останутся от тебя, будут твои уши.

         Царевич вскочил на ноги:

         - А ну, становись и готовься к поединку!

         - А кто будет бить первым? - спросил Дэв.

         - Ты будешь первым. Я же твой гость.

         Чёрный Дэв схватил свою булаву и давай ею размахивать туда-сюда,  целую

    тучу пыли поднял.

         - Пусть у меня рука сломается, - сказал Дэв, -  но  своего  я  добьюсь.

    Хотя, наверное, уже нет, - от тебя, парень, и ушей уже не осталось!

         - Эй, погоди, теперь моя очередь, - отозвался царевич.

         Когда облако пыли развеялось, он стоял себе, цел и не вредим.

         - Я ещё не умер, - крикнул юноша и стукнул своим посохом  Чёрного  Дэва

    по шее.

         Да так хорошо стукнул, что голова его и по сей день в небе летает.

         После этого царевич решил пойти и осмотреть  усадьбу  Чёрного  Дэва.  В

    конюшне он увидел десять вооруженных рыцарей, одетых в чёрные доспехи  и  на

    вороных конях.

         - Вы кто? - спросил их юноша.

         - Мы, - пленники Чёрного Дэва, - был ответ. - Если ты  освободишь  нас,

    то мы клянёмся тебе в том, что будем приходить тебе на помощь всегда,  когда

    бы ты нас ни позвал.

         - Договорились. Только у меня будет одно условие: боевой  конь  Чёрного

    Дэва - мой, - сказал царевич.

         Он привязал к седлу коня мешок с черными доспехами, одеждой и  оружием,

    подумав, что придёт такой день, когда всё  это  ему  понадобится.  Затем  он

    выдернул во волос из гривы каждого коня и сказал рыцарям, что они свободны и

    могут идти, куда захотят.

         Рыцари поблагодарили юношу и умчались прочь, забрав  с  собой  вороного

    коня Чёрного Дэва.

         К вечеру царевич вернулся домой и загнал свиней  в  загон.  Слышит  он,

    играют в  городе  оркестры,  музыка  слышится  отовсюду,  -  в  городе  идёт

    праздник.

         - Что тут происходит? Начал спрашивать Юноша у горожан.

         - Старшая дочь нашего царя выходит замуж за царевича,  который  не  так

    давно прибыл к нам из другой страны, - ответили ему.

         Выяснив, в чём причина празднества, юноша отправился к себе  в  лачугу.

    Не успел он прийти домой, как в дверь постучались. На пороге стояла  младшая

    дочь царя.

         - Что тебе здесь нужно? - поинтересовался царевич.

         - Ничего особенного, просто я пришла поговорить с тобой.

         - Я всего-навсего свинопас. С чего это царевне приспичило поговорить со

    свинопасом? Может, тебе захотелось на поросят посмотреть? Тоже мне, зрелище.

    Уходи отсюда.

         Заплакав,  царевна  ушла.  Но  вскоре  вернулась  с  подносом,  доверху

    наполненным фруктами и вновь постучалась в дверь. Юноша открыл:

         - Ну, что ещё?

         - Я принесла тебе фрукты и орехи. Давай перекусим вместе.

         - Я же просил тебя не беспокоить меня больше, - сказал царевич,  а  сам

    взял поднос из рук царевны и закрыл перед её носом дверь.

         Зарыдав, девушка ушла прочь.

         На следующее утро царевич взял свой стальной посох и  пошел  к  балкону

    царского дворца.

         - Тебе опять что-то надо, свинопас?

         - Царь, дай мне ещё медяк. Пойду, куплю себе орехов.

         Получив монету, юноша пошёл на базар и, после того, как сделал покупку,

    отправился на пастбище. Там он провёл весь день, присматривая за свиньями  и

    щёлкая орехи. Когда же он вернулся домой, то  увидел,  что  во  всём  городе

    паника.

         - Что, что случилось? - стал он расспрашивать горожан.

         - Войско дэвов подходит к городу. Они требуют, чтобы царь отдал им свою

    старшую дочь. Мы собираем ополчение, чтобы дать войскам дэвов отпор.

         В лачугу свинопаса опять постучали. На пороге стояла младшая царевна  и

    горько плакала.

         - Почему так много слёз? - спросил царевич.

         - Дэвы хотят забрать мою сестру.

         - Ну, рассказывай дальше, чем я-то могу помочь?

         - Ты можешь её спасти.

         - Да ты глянь на меня. Я простой свинопас, работаю  от  зари  до  зари,

    бегаю за царскими свиньями. Почему ты  не  попросишь  её  мужа  спасти  твою

    сестру? Как-никак, он царский сын.

         - Он не умеет сражаться.

         - Ну, это меня не касается. Ступай отсюда, не тревожь  меня  больше  по

    этому поводу. Дэвы пришли к вам, вот вы с ними и разбирайтесь сами.

         Рыдая пуще прежнего, царевна побрела прочь.

         Утром царевич опять пришёл к  балкону  царского  дворца.  Смотрит,  все

    вокруг рыдают и плачут в голос:

         - Дэвы уже рядом с городом, что же нам делать?!

         - Я сейчас очень спешу, - сказал юноша  царским  слугам,  -  дайте  мне

    поскорее медяк и я пойду.

         Получив монету и купив на неё орехи, царевич выгнал затем  на  пастбище

    свиней, вынул из кармана клок волос, выдернутых из грив вороных коней и сжёг

    их.

         Десять вооружённых рыцарей, облачённых  в  чёрные  доспехи,  верхом  на

    вороных конях, тут же появились перед ним. С ними был и конь  Чёрного  Дэва.

    Чёрные доспехи и оружие было в мешке, привязанном к седлу коня.

         Царевич снял лохмотья пастуха и надел на себя чёрные доспехи  и  чёрный

    плащ. Он стал выглядеть так же, как и десять  чёрных  рыцарей.  Затем  юноша

    вскочил на вороного коня и повёл свой отряд в бой.

         Тем временем, войско царя выстроилось  напротив  войска  дэвов.  Врагов

    было так много, что исход битвы ни у кого не вызывал  сомнений.  Но  тут  на

    чудовищ чёрной молнией бросился отряд царевича. После  ожесточённого  боя  в

    живых остался только один дэв. Юноша отрубил ему уши и сказал:

         - А теперь убирайся отсюда прочь и расскажи всем своим чудовищам о том,

    как вас здесь гостеприимно встречают.

         Царь захотел отблагодарить отважных воинов, но они уже развернули коней

    и исчезли также быстро, как и появились.

         А царевич, тем временем, переоделся в свою одежду и  отпустил  рыцарей.

    Сам же собрал свиней и погнал их в свинарник.

         Весь город праздновал славную победу, отовсюду слышалась весёлая музыка

    и пение.  Люди  радовались  и  танцевали  прямо  на  улицах.  Царевич  решил

    оставаться в своей лачуге, рядом со свинарником. Во дверь  постучались.  Это

    опять пришла младшая царевна. С ней был поднос,  уставленный  разнообразными

    блюдами и напитками.

         - Боже мой, опять ты? - вздохнул юноша.

         - Я соскучилась за тобой. Видишь - принесла тебе ужин. Давай  вместе  и

    поужинаем.

         - Царевна, разве я тебе не говорил, чтобы ты меня больше  не  тревожила

    по таким вопросам? Так что давай, до свидания.

         А сам взял поднос и закрыл дверь перед девушкой.

         Плача от обиды, царевна вернулась во дворец вся в слезах.

         Утром, получив очередной медяк и купив  на  него  целый  мешок  орехов,

    юноша погнал свиней на пастбище. На этот раз он решил пасти их не на царских

    лугах, а на землях Красного Дэва.

         Чтобы  открыть  ворота  усадьбы,  в  которой  жило  чудовище,  царевичу

    пришлось пару раз стукнуть по замку своим стальным посохом. Он стукнул  так,

    что один кусок сломанного замка улетел в Алеппо,  а  другой  надо  искать  в

    Чин-ма-Чине.

         Войдя внутрь, он пустил свиней пастись в саду- огороде Красного Дэва, а

    сам же выбрал тенистое местечко и прилёг там, чтобы вздремнуть.

         Тем временем, на обед к себе домой пожаловал сам Красный Дэв. Глянул он

    как поросята резвятся в его саду-огороде и кровь в нём закипела. Бросился он

    искать виновника, смотрит: лежит себе под яблоней свинопас  и  спит  в  своё

    удовольствие.

         - Эй, ты, смертный, а ну, вставай!

         Юноша открыл глаза, смотрит: над ним возвышается Красный Дэв.

         - Ты такой большой и такой глупый. Что расшумелся-то? Не видишь  разве:

    лежит человек, отдыхает? А ты орёшь здесь, как стадо быков.

         - Как ты смеешь грубить мне после того, что тут устроил?  -  возмутился

    разъярённый  Красный  Дэв.  -  Давненько  мне  не  приходилось   человечиной

    лакомиться. Что ж, сегодня в человеческом мясе у меня недостатка не будет.

         Юноша вскочил на ноги. В руках он сжимал свой стальной посох:

         - Что смотришь? Давай сразимся! - сказал он.

         Красный Дэв достал свою булаву и давай ею размахивать, словно  мельница

    крыльями в хорошую бурю. Царевича поглотила туча пыли.

         - Вот чёрт! - прорычал Красный Дэв. - Не судьба мне мясом полакомиться,

    похоже, что от парня остались одни уши.

         Когда облако пыли рассеялось, Красный Дэв увидел,  что  свинопас  стоит

    себе, жив и не вредим.

         - Что не судьба, то не судьба, - согласился царевич.  -  А  теперь  моя

    очередь!

         Он взмахнул своим стальным посохом и опустил его на шею Красного  Дэва.

    Да так опустил, что его голова отлетела аж на гору Арарат с такой скоростью,

    что грохот сотряс всю округу.

         Пошёл царевич осматривать владения Красного  Дэва  и  в  конюшне  нашёл

    двадцать вооружённых рыцарей, облачённых  в  красные  доспехи  и  верхом  на

    красных конях.

         - Кто вы?

         - Мы - узники Красного Дэва. Освободи нас. Если ты сделаешь это, то  мы

    всегда будем готовы служить тебе, как только ты этого захочешь.

         И на этот раз царевич  объявил,  что  боевого  коня  Красного  Дэва  он

    оставляет за собой. Юноша привязал к его седлу мешок с  красными  доспехами,

    плащом и оружием. Затем он выдернул  по  волосу  из  гривы  каждого  коня  и

    отпустил рыцарей.

         К закату царевич уже пригнал свиней в свинарник. Смотрит он: весь город

    празднует свадьбу средней дочери царя.

         Тем временем, в лачугу свинопаса пришла младшая царевна и сказала:

         - Пойдём со мной во  дворец.  Сегодня  у  нас  все  пируют,  танцуют  и

    веселятся. Что ты здесь один сидеть будешь?

         - Уходи. Что ты от меня хочешь, в конце концов? Я всего лишь  свинопас.

    Я никоим образом не подхожу царской семье, даже как гость.

         - Для меня ты - царь! Я люблю тебя.

         - Нет. Я уже всё сказал. Я остаюсь  дома,  -  ответил  юноша,  вытолкал

    царевну из лачуги и закрыл дверь.

         - Через  некоторое  время,  царевна,  даже  не  постучавшись,  вошла  с

    подносом, полным еды и питья.

         - Ну же, давай, вставай. Мы и вдвоём с тобой неплохо отпразднуем!

         Юноша взял поднос и опять выставил девушку за дверь:

         - Уходи! Это не место для царевны!

         Утром царевич вновь пришёл  к  балкону  дворца  и  стал  стучать  своим

    стальным посохом, требуя медную монету. Купив на неё орехи, он выгнал свиней

    на пастбище. Вечером, загнав своих подопечных в свинарник,  царевич  увидел,

    что в городе вновь паника.

         - Что происходит?

         - Завтра утром здесь будет армия дэвов. Они придут  и  уведут  с  собой

    среднюю дочь царя, - ответили горожане.

         Младшая царевна прибежала в лачугу свинопаса со слезами на глазах:

         - Я полагаюсь только на Бога в небесах и на тебя на  земле,  -  сказала

    она. - Я знаю, что это ты спас от дэвов мою старшую сестру. Ты теперь должен

    спасти от них и мою среднюю сестру!

         - Иди туда, откуда пришла!  У  царя  что,  зятьёв  нет?  Я  всего  лишь

    свинопас. Оставь меня в покое.

         - Царские зятья?! Да они ни на что не годны.  Ты  -  единственный,  кто

    может спасти мою сестру.

         Царевич вытолкал девушку за дверь  и  она  убежала  домой,  плача  пуще

    прежнего.

         Утром следующего дня, оставив свиней пастись на лугу, юноша вынул  клок

    волос, которые он раньше вырвал из грив красных коней и сжёг их.

         Двадцать вооружённых рыцарей, облачённых в красные доспехи и верхом  на

    красных конях тут же предстали перед ним. Был с ними и боевой конь  Красного

    Дэва.

         Переодевшись в красные одежды, царевич вскочил на  коня  и  повёл  свой

    отряд в бой.

         Царь, ожидавший со своим войском нападения армии  дэвов,  когда  увидел

    красной молнией приближающийся отряд рыцарей, воскликнул:

         - Выше головы, ребята, мы спасены! Этих  храбрых  воинов  нам  сам  Бог

    послал!

         Вихрем промчавшись  вдоль  царского  войска,  обдав  их  снопами  искр,

    высекаемых копытами коней,  рыцари  врубились  в  ряды  дэвов.  Не  выдержав

    натиска, враги дрогнули и побежали.

         Когда всё было кончено, царевич отрубил уши последнему,  оставшемуся  в

    живых чудовищу и сказал:

         - Отнеси это своему царю и расскажи ему о том, что бывает  с  незваными

    гостями, пришедшими с войной.

         Отряд красных рыцарей промчался мимо войска  царя  в  том  направлении,

    откуда и появился. Царь же успел только рот раскрыть:

         - Хотел бы я знать, кто эти герои... - вымолвил он.

         Вечером того же дня, когда юноша  уже  загнал  свиней  в  свинарник,  в

    городе начался пир. Праздновали победу над армией дэвов.

         Младшая царевна вновь появилась в лачуге свинопаса и сказала:

         - Слушай, не упрямься ты, наконец. Пойдём со мной во дворец, там сейчас

    пир. И мы с тобой будем есть, пить и веселиться. Весь город пирует, а ты что

    же?

         - Нет-нет, я знаю своё место. Я всего лишь свинопас.  Даже  не  пытайся

    привести меня во дворец, я никуда не пойду. Я останусь здесь.

         - Я люблю тебя всем сердцем, почему же ты так упорно хочешь  оставаться

    в этой жалкой лачуге?

         - Оставь меня в покое. Я же сказал: свинопас тебе не пара.

         Царевна ушла во дворец одна, обливаясь горькими слезами. Но,  некоторое

    время спустя, вернулась с подносом в руках. Поднос был полон продуктов.

         - Если ты не хочешь пойти в гости ко мне, тогда я приду в гости к тебе.

    Мы и в лачуге отметим праздник.

         - Уходи, тебе говорят. Как ты собираешься здесь кушать? Здесь же воняет

    свиньями!

         - Мне всё равно, лишь бы быть рядом с тобой.

         Царевич, не долго  думая,  выставил  девушку  наружу  и  закрыл  дверь.

    Царевна ушла вся в слезах.

         На следующий день юноша погнал свиней  пастись  в  земли  Белого  Дэва.

    Двумя ударами своего тысячепудового посоха царевич разбил замок  на  воротах

    усадьбы и пустил свиней пастись в сад-огород Белого Дэва.

         Сам же юноша улёгся у родника, утолил  жажду  и  прилёг  отдохнуть  под

    тенистым фруктовым деревом.

         Тем временем, к себе домой на обед пожаловал сам Белый Дэв. Глянул  он,

    как поросята резвятся в его саду-огороде, так мозги у него сразу и  закипели

    от ярости. Бросился он искать виновника и нашёл его спящим под яблоней:

         - Эй, свинопас, подъём!  А  ну,  вставай!  -  земля  затряслась,  когда

    чудовище топнуло своей ногой.

         - Слушай, не мог бы ты быть чуть повежливее  и  не  шуметь  так?  А  то

    совсем сон разогнал, - отозвался царевич. - И что это  ты  так  разбуянился,

    тебя что, поросёнок укусил?

         - Я не ел человечины вот уже семь  лет.  До  сегодняшнего  дня.  А  ну,

    вставай, - проорал Белый Дэв.

         Царевич вскочил на ноги. В руках он сжимал свой стальной посох:

         - Становись, сразимся, - сказал он.

         Белый Дэв отошёл на несколько  шагов  назад  и  вытащил  булаву.  Потом

    чудовище бросилось вперёд и давай размахивать ей справа налево  и  слева  на

    право, сверху вниз  и  снизу  вверх.  Поднялась  пыльная  туча  и  поглотила

    царевича.

         - Ха-ха-ха! - повеселел Белый Дэв. - Теперь  этого  беднягу  ещё  долго

    придётся отскрёбывать от земли. Жаль, что обеда из человечины не будет.

         - Это точно, не будет. И хватит хвастаться, - сказал царевич.

         Пыль рассеялась, - юноша стоял напротив Белого Дэва, цел и невредим.

         - Теперь моя очередь, - воскликнул царевич и взмахнул посохом.

         Он с такой силой опустил его на шею Белого Дэва,  что  голова  чудовища

    вмиг слетела с плеч и покатилась прочь. Она, наверное, и  по  сей  день  ещё

    катится.

         Пошёл царевич осматривать владения Белого Дэва.  В  конюшне  он  увидел

    тридцать вооружённых рыцарей, закованных  в  белые  латы,  верхом  на  белых

    конях. С плеч их свисали белые плащи.

         - Вы кто? - спросил их царевич.

         - Мы - пленники Белого Дэва. Освободи  нас.  За  это  мы  всегда  будем

    приходить к тебе на выручку, как только ты нас позовёшь.

         Царевич привязал к седлу боевого коня  Белого  Дэва  мешок,  в  который

    сложил белые доспехи, белый плащ  и  оружие.  Затем  он  выдернул  из  гривы

    каждого коня по волосу и отпустил белых рыцарей.

         К вечеру всё было как обычно: свинопас - в своей лачуге, а свиньи  -  в

    свинарнике.

         Младшая  царевна  вбежала  в  домик  свинопаса  и,  обливаясь  слезами,

    сказала:

         - Пожалуйста, пойдём ко мне во дворец!

         - Ну сколько же раз тебе повторять одно и то же? Я же сказал:  свинопас

    царевне не пара!

         - О. мой любимый, ты мне ближе, чем отец и мать.  Ради  тебя  я  готова

    жизнь отдать. Я люблю тебя так, словно ты для меня - целый мир.

         - Иди, иди домой. У меня уже от тебя голова болит.

         Царевич выставил девушку за дверь и та убежала, вся в слезах.

         Вскоре она вернулась с большим подносом, уставленным разными яствами.

         - Поднос с едой оставь, а сама иди, - сказал царевич.

         - Я никуда не пойду. Хоть убей, не пойду!

         Царевич подумал, что  словами  делу  не  помочь,  поэтому  взял,  да  и

    выставил девушку за дверь.

         Когда на следующий день он вернулся с пастбища,  то  увидел,  что  весь

    город вновь охвачен паникой.

         Младшая царевна, вся  в  слезах,  вновь  появилась  на  пороге.  Увидев

    царевича, она бросилась ему в ноги:

         - Ты спас двух моих сестёр, спаси от дэвов и меня! - заплакала девушка.

         - А мне-то какое дело? Вернулись дэвы, ну и чёрт с ними. Они же  не  за

    мной пришли.

         - Только ты можешь спасти меня!

         - А почему я? Что ты всё от меня требуешь? У тебя  есть  братья,  пусть

    они тебя и защищают.

         - С этих царевичей толку нет. А у тебя есть  стальной  посох  в  тысячу

    пудов. Я знаю, ты умеешь сражаться. А мои братья - нет. Думать о них, как  о

    защитниках, это всё равно, что переводить время  попусту,  а  потом  жестоко

    обмануться.

         Царевич взял и в  очередной  раз  выставил  девушку  за  дверь.  Вскоре

    царевна появилась с подносом в руках. Он ломился от различных яств.

         - Слушай, у тебя гордости не больше, чем у цыганки, - сказал юноша.

         - Ты кушай, кушай. А я составлю тебе компанию.

         В конце концов, царевич согласился с девушкой  и  оставил  её  в  своей

    лачуге. Царевна, подавив свою гордость, кушала со слезами на глазах.

         - Ну а теперь то ты что плачешь?

         - Да я же говорила тебе уже! Завтра за мной придут дэвы. Они  приходили

    раньше за моими сёстрами. А у тебя даже мысли нет, чтобы спасти меня.

         - Я тебя, конечно же спасу, но всё это должно остаться в тайне. Об этом

    будем знать только ты и я.

         Царевна вернулась к себе во дворец.  Царица,  её  мать,  была  удивлена

    тому, что её дочь пребывает в радостном и весёлом настроении.

         - Что такое? - спросила она. - Завтра за тобой придут дэвы, а ты  вдруг

    места себе не находишь от радости.

         - Мама, я уже не беспокоюсь об этом. Я спасена! Он обещал спасти меня!

         - Он? Кто Он? Кто обещал?

         - Тот, кто уже спас моих сестёр!

         - Кто же это?

         - А ты никому не скажешь?

         - Никому не скажу.

         - Наш свинопас.

         - Что? Что ты говоришь, доченька?

         - Бог свидетель, мама. Я говорю правду. Это наш свинопас спас их.

         - Сейчас я пойду в свинарник и поговорю с ним.

         - Нет-нет. Что ты! Если он узнает о том, что я всё рассказала тебе,  он

    меня убьёт. Да и тебя убьёт, наверное. Пусть это останется в тайне.

         На рассвете царь вывел своё войско на  битву  с  дэвами.  Когда  войска

    выстроились друг напротив друга, царь начал с тревогой вглядываться в  горы:

    не спешат ли ему на помощь рыцари и в этот раз? Времени ждать не было, битва

    вот-вот должна была начаться, а перевес - у дэвов.

         Вдруг на вершине холма появился белый рыцарь, а вслед за ним - отряд из

    тридцати рыцарей.

         - Ребятушки, выше головы и знамёна!  Расступитесь,  дайте  дорогу  этим

    храбрым рыцарям! - радостно крикнул царь.

         Белой молнией пронеслась рыцарская  конница  сквозь  царское  войско  и

    обрушилась на врага.

         Что это был за бой! Только один дэв  остался  в  живых.  Белый  рыцарь,

    командовавший отрядом, отрубил чудищу уши и сказал:

         - Скажешь всем дэвам, чтобы навсегда забыли сюда дорогу!

         Рыцари развернулись и поскакали в ту сторону, откуда появились  ещё  до

    того, как царь успел остановить их. Только командир отряда ехал  медленно  и

    царь успел догнать его.

         На радостях, царь ласково потрепал морду белого коня, затем  потянул  к

    себе рыцаря, поцеловал его в шлем, а потом и в лоб.

         - Моё царство - твоё! - воскликнул царь.

         А сам смотрит, - у рыцаря ранена рука,  течёт  кровь.  Взял  царь  свой

    платок и перевязал им рану.

         Царевич пришпорил коня и был таков. Царь так и не узнал его.

         Отпустив белых рыцарей и коня Белого Дэва, юноша собрал свиней в кучу и

    погнал их в загон. А в городе, меж тем,  устраивалось  великое  празднество:

    играли оркестры, а когда стемнело, - небо над городом  озарили  разноцветные

    фейерверки. Люди пели и плясали прямо на улицах и площадях.

         Младшая царевна с подносом, наполненным изысканными яствами,  пришла  в

    лачугу к  царевичу.  Они  начали  угощать  друг  друга,  им  было  хорошо  и

    беззаботно вдвоём и в их сердцах поселилась радость.

         А царь тем временем рассказывал царице о храбром рыцаре, который вместе

    с товарищами победил целые полчища дэвов. Он  рассказал  также  о  том,  как

    перевязал раненую руку рыцаря. Царь сожалел, что так и не узнал имени героя.

         Царица улыбнулась и засмеялась.

         - Что же ты смеёшься?

         - Смеюсь оттого, что твой храбрый рыцарь, - это наш свинопас.

         - Не может быть! Правда?!

         - Ну, разумеется! Пойди сам к нему утром и спроси.

         Царь тут же послал за свинопасом. Когда юношу привели, царь увидел, что

    рана на его руке перевязана царским платком.

         - Что же это? Я ничего не понимаю, - растерялся царь.

         - Когда царского сына делают свинопасом, а сына  советника  возносят  и

    делают царевичем, - это раздражает настоящего царевича. Поэтому я и вёл себя

    так, как вы видели. Если ты ещё сомневаешься в том, что  я  самый  настоящий

    царевич, тогда позови своего зятя, -  мужа  твоей  старшей  дочери,  который

    прибыл в твою страну вместе со мной. Посмотри, не носит ли он мои регалии.

         Царь вызвал своего зятя  -  мужа  старшей  дочери.  Смотрит:  и  впрямь

    регалии должны быть не у него, а у свинопаса. Царь вскинул руку:

         - Палача!

         Палачи вошли и поклонились. Царь снял  регалии  с  зятя  и  передал  их

    свинопасу:

         - Моя младшая дочь также твоя, - сказал он. - Насколько я знаю,  она  и

    сама к тебе неравнодушна.

         Свадебный пир длился семь дней и семь  ночей.  Через  пять  дней  после

    окончания свадебных торжеств, царевич взял  жену  и  поехал  с  ней  в  свою

    собственную страну. К тому времени его отец уже умер, поэтому царевич взошёл

    на трон как новый царь, - наследник предыдущего царя.

         Их мечты сбылись, так пусть же сбудутся и ваши мечты.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Семь звёзд

     

         Жили-были шестеро братьев. Самый младший из них был очень хорош  собой.

    Просто красавец.

         Как-то раз, на охоте, он заснул на берегу ручья.

         Тем временем, к этому ручью за водой пришла  девушка,  посланная  своей

    матерью.

         Там-то она и увидела спящего юношу. Увидела и сразу влюбилась в него.

         Проснувшись,  юноша  увидел  перед  собой  прекрасную  девушку  и  тоже

    влюбился в неё с первого взгляда.

         - Давай уедем отсюда вместе,  поженимся  и  построим  свой  собственный

    дом, - предложил он.

         - Хорошо, - сказала девушка. - Вот только я сперва принесу воду домой.

         Дома девушка сказала своим родителям о том, что хочет  выйти  замуж  за

    юношу, которого она встретила у ручья, и что они сейчас хотят уехать.

         Увидев, что девушка влюблена,  родителя  поняли,  что  она  не  изменит

    своего намерения. Забрав с собой дочь, они уехали в далёкие края.

         С того момента, как  девушка  покинула  родные  края,  на  юношу  напал

    глубокий сон. Спящий, он так и остался на берегу ручья.

         Через несколько  лет  семья  девушки  вернулась  в  свой  прежний  дом.

    Однажды, её опять послали к ручью за водой. Смотрит она, а  её  возлюбленный

    так и остался на том же месте, где они и расстались.

         Она стала звать его по имени - и он очнулся ото сна.

         Но юноша уже не мог быть человеком. Он превратился в  ангела.  Взмахнул

    он крыльями, чтобы взлететь, но сорвался вниз и разбился о землю.

         Осознав, что её возлюбленный погиб, сердце девушки не вынесло этой муки

    и она умерла.

         Их похоронили вместе: юношу и девушку. Оба они превратились в звёзды.

         Когда старшие братья узнали о том, какая трагическая участь постигла их

    младшего брата - они умерли от горя. И все пятеро стали звёздами.

         Они присоединились к своему брату и его  прекрасной  невесте.  Там,  на

    небе. Теперь они все вместе.

         Когда-нибудь поверни голову, подними глаза  к  небу  и  ты  увидишь  их

    всех - созвездие семи звёзд.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Сестра и семеро братьев

     

         Жили-были семеро братьев. А сестры у них не было. Как-то собрались  они

    на охоту и говорят:

         - Если родится у нас сестрёнка, поставьте на  крышу  веретено.  А  если

    брат - то плуг. Если увидим плуг - мы домой не вернёмся, уйдём в чужие  края

    счастья искать. А если будет у нас сестрёнка, то мы придём на неё поглядеть.

         Родилась у них сестрёнка, да кто-то по ошибке поставил на  крышу  плуг.

    Братья увидали издали, говорят:

         - Не стоит возвращаться.

         И ушли. А сестрёнка выросла, стала большой девочкой.

         Как-то у одной из её подружек  пропал  клубок  ниток.  Она  стала  всех

    обвинять, что его украли. Все девочки  своими  братьями  поклялись,  что  не

    видели её клубка, а эта девочка поклялась своей собачкой.

         Подруги стали смеяться над ней:

         - Что же ты своей собачкой клянёшься, ведь у тебя  есть  братья,  целых

    семь.

         Побежала девочка домой к матери, спрашивает:

         - Правда ли, что у меня есть братья? Мать говорит:

         - Правда. Только они ушли в чужие края.

         Решила девочка пойти отыскать своих братьев.  Встала  она  рано-рано  и

    отправилась в путь. Мало ли прошла, много ли, про то ей лучше  знать;  дошла

    до дремучего леса. Видит: в лесу стоит домик. Зашла в него. Никого там  нет.

    Она всё прибрала-подмела, семь постелей застелила,  семь  чашек  вымыла,  на

    семерых обед приготовила, а сама спряталась.

         К вечеру вернулись хозяева. Удивились они: кто так чисто  прибрал?  Кто

    такой вкусный обед приготовил?

         А жили в этом домике  -  подумать  только!-семеро  её  братьев.  Наутро

    шестеро братьев ушли на охоту, а седьмой остался подкараулить,  подсмотреть,

    кто к ним в дом приходит.

         Увидел он девушку, разговорился с ней и дознался, что  это  их  сестра.

    Пошёл он в лес за братьями, а сестра  принялась  обед  готовить.  Стала  она

    тонир раздувать, чтобы кашу  с  изюмом  сварить,  только  ничего  у  неё  не

    получилось, огонь совсем погас.

         Пошла сестра попросить у добрых людей огоньку. Дошла до большого  дома.

    Видит: дым валит - значит, в доме есть огонь. Вошла она да так и  застыла  у

    входа: сидит посреди комнаты старуха, сорок пудов свинины в рот  запихала  и

    жуёт. Попросила у неё девушка огня, а старуха дала ей  горячих  угольков  да

    горсть золы, чтобы зола просыпалась и след оставляла.  А  старуха  эта  была

    матерью огромного и страшного дэва.

         Дэв вернулся домой, узнал, что у них побывала  девушка,  и  захотел  её

    утащить. Пошёл он по следу, нашёл, где она с семью  братьями  жила,  и  стал

    стучаться в дверь.

         - Открой мне, девушка, открой! Я тебе красивые бусы подарю.

         - Нет, - говорит девушка, - не открою ни за что, А дэв опять  стучит  и

    говорит:

         - Не хочешь, не открывай. Высунь палец в щёлочку,  я  на  него  колечко

    надену.

         Только она высунула палец, дэв его тут же откусил, а девушка упала  без

    чувств.

         Вернулись её братья. Видят: дверь заперта  изнутри.  Спустились  в  дом

    через дымовое отверстие. Привели  в  чувство  свою  сестру,  и  она  им  всё

    рассказала.

         Разозлились братья на проклятого дэва, выследили и убили его. Притащили

    его тушу к себе на двор и закопали в огородную яму: А мать  дэва  решила  им

    отомстить.

         Прикинулась она бедной старушкой и нанялась к ним в дом в услужение.

         Стала она то место, где закопали дэва, водой поливать,  и  выросла  там

    пряная трава. Старуха положила эту траву в суп, а братья, как  только  поели

    его, тут же превратились в баранов.

         Заплакала их сестра, но что она могла поделать? Погнала она баранов  на

    пастбище. Ехал мимо царский сын. Так ему понравилась  девушка,  что  тут  же

    решил он на ней жениться. Но она сказала:

         - Пойду за тебя замуж, только если моих братьев с собой возьмёшь.

         Царский сын согласился. Стали они вместе  жить  во  дворце,  а  баранов

    поместили в царской конюшне.

         Позавидовали царские родственницы девушке, что царевич  так  свою  жену

    любит, и решили от неё избавиться. Повели они её  на  речку  купаться  да  и

    столкнули в воду. А одна из женщин надела её платье, муж и не  заметил,  что

    его жену подменили.

         Легла  эта  женщина  в  постель,  разохалась,  расстоналась  и  говорит

    царевичу:

         - Заболела я, умираю, вели всех баранов зарезать и кровью меня напоить,

    тогда я поправлюсь.

         - Вай, жена, - говорит царевич, - ты же так берегла этих  баранов!  Что

    произошло, что ты хочешь их сама погубить?

         - Ничего, - говорит женщина. - Жизнь всего дороже. Услышали бараны, что

    их собираются резать, пошли к реке. Стоят у воды и плачут:

     

         Точат  ножи   острые,   Сестрица-джан,   Хотят   нас   всех   зарезать,

    Сестрица-джан.

         Выйди скорей на  берег,  Сестрица-джан,  Спаси  своих  братьев  верных,

    Сестрица-джан.

     

     

         Услышала их сестра, в реке очнулась, проснулась в ней жизнь, и  выплыла

    она на берег. Только вышла из воды, как братья все опять стали  людьми.  Тут

    царевич устроил весёлый пир, а мерзкую обманщицу привязали к хвосту  мула  и

    пустили его с горы.

         Добро осталось с ними, зло ушло с ней. С неба упало три яблока: одно  -

    нам, другое - вам, а третье - всем остальным.

     

              * * *

     

            Армянские народные сказки

     

            Сказка о златокудром царевиче

     

         В давние-давние времена  в  могущественном  царстве  жили-были  царь  и

    царица. У них было два сына, которых звали Богос и Бедрос. У царя был верный

    друг и советник чёрный араб. Он был придворным конюшим.

         Случилось горе - умерла царица. Пять лет скорбел царь, соблюдая траур.

         Вот, как-то раз, он вызвал конюшего и сказал ему:

         - Седлай двух коней. Надо развеяться. Немного свежего  воздуха  мне  не

    помешает.

         Они отправились на  конную  прогулку  по  окрестностям  столицы.  Вдруг

    смотрят они:  возле  общественного  фонтана  набирают  в  кувшины  воду  три

    сестры-красавицы. Их весёлый смех  и  красота  привлекли  внимание  царя  и,

    спрятавшись за колонну, он решил послушать, о чём девушки будут говорить.

         - Если бы я была царицей, я бы соткала такой ковёр,  что  половины  его

    было бы достаточно, чтобы разместить на нём всю  царскую  армию,  -  сказала

    старшая сестра.

         - Если бы царицей была я, то сшила бы такую палатку,  что  половины  её

    было бы достаточно, чтобы в  ней  укрылась  вся  царская  армия,  -  сказала

    средняя сестра.

         - А если бы царицей была  я,  то  родила  бы  нашему  царю  златокудрых

    сыновей и дочерей, - сказала младшая сестра.

         Царь вернулся во дворец  и  вызвал  к  себе  советника.  Конюшему  было

    поручено привести сестёр к царю. Он нашёл их там же, около фонтана.

         После того, как конюший сказал,  что  их  требуют  во  дворец,  девушки

    начали прощаться с жизнью, подумав, что  должно  быть  они  сказали  о  царе

    что-то оскорбительное.

         Когда советник привёл сестёр к царю, тот сказал, что знает о  том,  что

    обещала каждая из них, если станет царицей.

         Он обратился к старшей сестре:

         - Ты обещала соткать ковёр такой величины, что и половины его  было  бы

    достаточно, чтобы разместить там всю мою армию. Я тебя правильно понял?

         - О, мой царь, конечно правильно. Дай мне столько шерсти, чтобы её было

    достаточно для такой работы, и  я  возьмусь  за  дело,  -  ответила  старшая

    сестра.

         Царь понял, что обещание, данное девушкой, пустое. Просто хвастовство.

         Тогда он обратился к средней сестре:

         - Говорила ли ты правду,  когда  сказала,  что  сошьёшь  палатку  такой

    величины, что и половины её будет достаточно, чтобы укрыть  в  ней  всё  моё

    войско?

         - О да, мой царь! Ты только дай мне столько ткани,  сколько  нужно  для

    такой работы и ты сам увидишь, что это так, - ответила средняя сестра.

         Царь опять смекнул, что это пустые слова. Одно бахвальство.

         Тогда он обратился к младшей сестре:

         - Ты и вправду хочешь родить мне златокудрых сыновей и дочерей?

         - О, мой царь! Ты торгуешься, как в малярной лавке. Время покажет.

         Царь подумал-подумал и женился  на  младшей  сестре.  После  того,  как

    прошли свадебные торжества, её старших сестёр оставили жить во дворце.

         Когда пришло время, царица родила сына. Мальчик был с сияющими золотыми

    волосами. Сёстры царицы пришли в ярость. Они приказали конюшему, который  их

    побаивался, положить в колыбель щенка вместо младенца. А ребёнка  бросить  в

    море.

         За выполнение этой услуги они заплатили конюшему пять сотен  серебряных

    монет. Повитухе, принимавшей роды, тоже дали пять сотен серебряных монет,  -

    чтобы хранила молчание.

         Конюший же, вместо того, чтобы утопить ребёнка, спрятал его в  конюшне,

    в яслях. А в полночь, оседлав коня, отвёз младенца в горы, где решил  укрыть

    его в пещере. А пещера та была в Монастырской горе.

         Конюший вернулся во дворец той же ночью.  Он  тихонько  прошёл  в  свои

    покои и лёг спать.

         Утром к дворцу пришло много горожан, чтобы поздравить царя с  рождением

    ребёнка.

         - А с чем поздравлять-то? - зашипели старшие сёстры царицы.  -  Она  же

    родила щенка.

         Царь был потрясён. В гневе он сказал конюшему:

         - Брось эту недостойную в море.

         Конюший же и на этот раз ослушался приказ. Он спрятал царицу в  конюшне

    и через несколько часов вернулся во дворец.

         - Ты выполнил мой приказ?

         - Да, мой царь. Я бросил её в море.

         - Отлично.

         Ночью конюший отвёз царицу в ту же пещеру, где  он  укрыл  её  ребёнка.

    Бедняжка царица подумала, что её сейчас будут убивать.

         - Не бойся, моя царица, я не причиню тебе вреда, - сказал конюший. - Ты

    можешь доверять мне. Считай меня с этого дня своим братом. Не щенок  у  тебя

    родился, как это сказали  царю  твои  сёстры.  У  тебя  родился  златокудрый

    сынок-красавец.

         Молодая царица нашла в пещере своего сына. С тех пор конюший  заботился

    о них обоих. Днём он служил царю, а ночью - царице и царевичу.  Он  приносил

    им продукты, одежду. Он приносил им всё, что было нужно для жизни.

         Когда царевичу исполнилось  десять  лет,  конюший  подарил  ему  лук  и

    стрелы. Мальчик стал каждый день ходить на охоту. Он  охотился  в  горах,  в

    лесах и в долинах. Он рос очень смышлёным мальчиком, развивался не по годам.

     

         Так прошло пятнадцать лет...

         А мы давайте вернёмся в столицу и посмотрим, чем занимался царь.

     

         Как-то раз он сказал своему другу конюшему:

         - Седлай коней. Поедем, поохотимся.

         Они вооружились мечами, палицами, взяли лук и стрелы и сели на коней.

         - Куда поедем? - спросил царь.

         - Да куда пожелаешь, ты же царь, - ответил конюший.

         - Я-то царь. Но место для охоты выбирай ты, - сказал царь.

         Они отправились к Монастырской горе.

         В этот же день в тех же местах охотился и златокудрый царевич.  Он  был

    одет в одежду из оленьей кожи, кудри его скрывала шапка.

         Как только юноша поднял лук, чтобы послать стрелу в  оленя,  откуда  ни

    возьмись, появились два всадника и  стали  преследовать  его  добычу.  Юноша

    решил подождать и посмотреть, что будет дальше.

         Царь подстрелил оленя метким выстрелом. Не успел  он  спешиться,  чтобы

    подойти к добыче, как  вдруг  перед  ним  возник  молодой  человек,  который

    схватил оленя, взвалил его себе на плечи и был таков.

         - А ну-ка пусти стрелу ему вдогонку, -  в  гневе  крикнул  царь  своему

    другу.

         Конюший специально выстрелил поверх головы юноши, который  благополучно

    спрятался в пещере.

         - Что с тобой, сынок? Ты так напуган, что случилось? -  спросила  юношу

    царица.

         - Два всадника преследуют меня. Я забрал у них оленя, на  которого  они

    помешали мне охотиться.

         Тем временем, всадники спешились и вошли в пещеру. Мать и сын встретили

    их у входа.

         - Где олень, которого я подстрелил? - спросил царь. - И  кто  тебе  дал

    право стащить мой охотничий трофей?

         - Многие лета  здравствовать  тебе,  царь,  -  ответил  юноша,  -  дичь

    достаётся не тому, кто стреляет, а тому, кто её в свои руки возьмёт.

         - А откуда ты знаешь, что я - царь?

         - Молва о тебе по миру идёт. Вот я и знаю.

         Царь почувствовал расположение к юноше. Он  со  своим  другом  вошёл  в

    глубь пещеры. Конюший при этом вёл  себя  так,  будто  бы  он  не  знаком  с

    хозяевами жилища.

         Царь был очень удивлён, увидев, что внутри пещеры очень уютно,  опрятно

    и всё аккуратно прибрано. Тут же находились многочисленные охотничьи трофеи.

    Да такие, что им позавидовал сам царь.

         Гостям предложили кушанье из отборной оленины.  После  трапезы  конюший

    отправился седлать коней, а юноша обратился к царю:

         - Возьми своего оленя, мой царь, -  с  этими  словами  он  передал  ему

    добычу.

         Тушу оленя привязали к седлу. Но царь не  торопился  уезжать.  Какие-то

    смутные чувства не позволяли ему спешить.

         - Как мы поступим с этим юношей? - спросил царь своего друга. - Оставим

    здесь или возьмём с собой?

     

         - Живи долго, государь. Я должен тебе кое в чём признаться. Помнишь  ли

    ты о трёх сёстрах, встреченных тобой у фонтана и об обещаниях, что они дали?

    Ты женился на младшей из них. Так вот, она сдержала своё  обещание:  у  тебя

    родился сын - златокудрый царевич

         Конюший снял с головы юноши шапку, -  по  плечам  царевича  рассыпались

    золотые кудри.

     

         Царь был едва жив от потрясения. Он не верил ни своим глазам, ни  своим

    ушам. Он бросился перед царицей на колени и стал умолять простить его.

         - Я даже не знаю, как мне отблагодарить тебя за твою доброту, -  сказал

    царь, обратившись к своему другу. - Приведи из города ещё двух коней:  мы  с

    женой и сыном уезжаем отсюда.

         Конюший, прибыв во дворец, сказал Богосу и Бедросу:

         - У меня  для  вас  очень  радостная  весть!  Нашёлся  ваш  златокудрый

    брат-царевич, и его мать нашлась, наша царица. Они живы и здоровы. Скоро они

    будут дома вместе с нашим царём.

         Старшие сёстры царицы разинули от удивления рты, услышав такую новость.

         Конюший же вернулся к пещере с двумя лошадьми - для царевича и  царицы,

    и они, все четверо, благополучно прибыли во дворец.

         Радостные горожане вышли их встречать. А в празднично украшенном дворце

    царя, царицу и златокудрого царевича приветствовали советники и вельможи.

         Златокудрый царевич, когда покидал пещеру, взял с собой  Птицу  Правды.

    Эта Птица была единственной живой душой, остававшейся с его  матерью,  когда

    он уходил охотиться.

         Семь дней спустя старшие сёстры царицы  решились  показаться  на  глаза

    царю, царице и златокудрому царевичу. Они надеялись, что смогут  убедить  их

    простить причинённое им зло, так как они, якобы,  раскаялись.  Когда  сёстры

    вошли в зал, Птица Правды разбила свою хрустальную клетку, вылетела в окно и

    улетела прочь.

         - О, моя Птица! Моя Птица Правды, она улетела! - загрустил царевич.

         А царь, чтобы утешить сына, сказал:

         - Не расстраивайся, сынок. Твою Птицу поймают и вернут во дворец.

         А затем, повернувшись к старшим сёстрам царицы, сказал:

         - Птица Правды улетела из-за вас. Убирайтесь с глаз моих, чтобы  больше

    здесь вашего духу не было.

         И злых сестёр прогнали из дворца.

         Богос и Бедрос вызвались быть добровольцами:

         - Позвольте нам поймать Птицу Правды. мы вернём её брату.

         Первым на поиски отправился Богос. Он взял  с  собой  отряд  из  сорока

    всадников.

         Когда их в пути настигла ночь, Богос приказал  отряду  сделать  привал.

    Они разбили лагерь, поужинали и легли спать.

         Ровно в полночь в лесной темноте раздался оглушительный душераздирающий

    вопль. Люди вскочили на ноги. Они подумали, что неподалёку от лагеря кого-то

    грабят разбойники. Вскочив на коней, отряд бросился  в  ту  сторону,  откуда

    раздавался крик. Они опять услышали этот ужасный  вопль,  напоминавший  крик

    смертельно раненой куропатки. И вдруг, все  сорок  воинов  и  царевич  Богос

    превратились в камни.

         Когда прошла неделя, Бедрос сказал:

         - Мой брат не вернулся. Теперь поеду я. Выясню, что с ним случилось.

         Царь разрешил ему отправиться на поиски брата.

         Бедрос так же, как и Богос, взял с собой отряд из сорока всадников.  По

    дороге им пришлось сделать  привал  на  том  же  самом  месте,  где  до  них

    останавливался со своим отрядом Богос.

         Ровно  в  полночь  раздался  душераздирающий  вопль.  Вооружённые  люди

    отправились в сторону крика, чтобы выяснить,  в  чём  там  дело.  И  тут  же

    превратились в камни.

         Златокудрый царевич, тем временем, стал настаивать на том,  чтобы  отец

    отпустил его на поиски братьев. Царь не хотел отпускать его:

         - А что если и с тобой что-нибудь случится? Кто тогда заменит  меня  на

    троне?

         - Я должен найти братьев, - настаивал на своём царевич.

         - Тогда возьми с собой дружину из тысячи всадников, сказал царь.

         - Отец, я же не на войну иду. Достаточно будет одного человека - нашего

    друга конюшего.

         - Я всегда к твоим услугам, царевич, - сказал конюший, поклонившись.

         - Возьмём с собой в дорогу двадцать фунтов жареной пшеницы, сказал  ему

    царевич.

         Они попрощались с царём, оседлали лошадей и отправились в путь.

         Ночь застала их на том же месте, где до  них  останавливались  Богос  и

    Бедрос со своими людьми.  Царевич,  перед  тем,  как  лечь  спать,  приказал

    конюшему разбросать вокруг их стоянки жареную пшеницу.

         Тревожно  спалось  конюшему.  Поднял  он  голову,  смотрит:  к   лагерю

    подкралась лиса и стала есть зерно. Он поднял лук и говорит царевичу:

         - Лиса ест жареную пшеницу. Может застрелить её?

         - Не надо стрелять в голодную лису. Пусть ест вволю.

         Двумя часами позже конюший опять разбудил царевича:

         - Смотри-ка, эта лиса уселась на твой плащ. Застрелить её?

     

         - Да ты что? Бедняжка нашла себе для ночлега мягкое тёплое место. А  ты

    стрелять собрался...

         Перед самым рассветом смотрит конюший: лиса поднялась с плаща  и  стала

    уходить прочь.

     

         - Царевич, лиса уходит. Может всё-таки её застрелить?

         - Да нет же, пусть идёт себе с Богом.

         Услышав эти слова, лиса обернулась и сказала человеческим голосом:

         - О, златокудрый царевич! Поведай мне своё самое заветное желание.

         - Моё самое заветное желание, это найти живыми и здоровыми моих братьев

    и вернуть их домой, - сказал изумлённый царевич.

         И тут же добавил:

         - И мою Птицу Правды тоже.

         - Оставь оружие у своего друга и следуй за мной, - сказала лиса.

         Она отвела юношу в Птичий Город.

         - Ты найдёшь свою Птицу Правды там, в амбаре, который стоит на  окраине

    города. Только смотри, будь осторожен. Бери только свою Птицу,  а  к  другим

    даже не прикасайся.

         Царевич вошёл в амбар и увидел целую стаю птиц. Их было так много,  что

    он решил, что не будет большим грехом, если он  возьмёт  с  собой  ещё  одну

    птицу, помимо своей.

         Как только он взял вторую  птицу,  раздался  страшный  гвалт.  Царевича

    схватили и отвели к птичьему царю.

         - Почему ты взял то, что не принадлежит  тебе?  -  спросил  его  птичий

    царь.

         - Не знаю... Наверное, обычная человеческая жадность.

         - Вот что я тебе скажу. Я дам тебе вторую птицу, если ты приведёшь  мне

    вороного коня. Конь этот находится у атамана шайки  из  сорока  разбойников.

    Они грабят людей около Монастырской горы.

         Птичий царь приказал отпустить юношу. Как только тот  вышел  за  ворота

    Птичьего Города, к нему подошла лиса.

         - Разве я не говорила тебе о том, чтобы ты брал только свою Птицу?  Что

    же ты прыгаешь со сковороды прямо в огонь? Давай, иди за мной.

         Лиса  отвела  царевича  в  тот  район  Монастырской  горы,   где   было

    разбойничье логово.

         - Возьми только коня. Седло не трогай, - предупредила она его.

         Пробравшись в стан разбойников, златокудрый царевич  увидел  коня.  Тот

    стоял под седлом. А что это было за седло! Оно стоило двух таких коней.

         - А почему, собственно, нельзя взять седло? - подумал царевич.

         Он вскочил на коня, намереваясь было уехать из этих мест подальше,  как

    тут со всех сторон на его накинулись разбойники, стащили его с коня и отвели

    к своему атаману.

         - Так, так, хлопчик... Значит ты и седло хотел моё стащить?  -  спросил

    атаман.

         И, немного подумав, добавил:

         - Ну, если ты такой лихой удалец, то поручаю тебе  раздобыть  для  меня

    красавицу гури-пери, что живёт на горе Арагац. Тогда я лично оседлаю  своего

    вороного коня и дам его тебе, как награду за храбрость.

         Когда царевич вышел из разбойничьего стана, его встретила лиса:

         - Ты что, турок, что ли? Я же по-армянски тебе  говорила:  бери  только

    коня. Что же ты меня не послушался?

         - Людям трудно удержаться от искушения. Что я мог поделать?

         - Ладно, уж. Ступай за мной.

         Царевич внимательно выслушал все наставления, которые  дала  ему  лиса.

    Дорога  к  горе  Арагац  была  очень  опасной  и   труднопреодолимой.   Лиса

    посоветовала юноше подниматься в гору очень осторожно.

     

         - Когда  ты  встретишь  там  гури-пери,  то  не  приветствуй   её.   Не

    разговаривай с ней и вообще, - ни одно слова не должно слететь с твоих  уст.

    Состриги у неё локон и убегай. Ты услышишь крики "Держите вора! Не дайте ему

    уйти!" - не обращай на это никакого внима

         Царевич стал взбираться на скалы. Это было очень  трудно  сделать,  так

    что ему пришлось разуться и подниматься вверх босиком.

     

         Когда  его  заметила  гури-пери,  то  поднялась  к  нему  навстречу   и

    воскликнула:

         - О, златокудрый царевич! Где я тебя только не искала, а ты взял  да  и

    сам ко мне пожаловал.

         Царевич не ответил. Он состриг у ней локон и бросился бежать прочь. Тут

    же все камни и деревья начали кричать ему вслед:

     

         - Держите вора! Не дайте ему уйти...

         У подножья горы юношу встретила лиса.

     

         - Вот локон гури-пери.

         - Отдай его мне.

         Царевич отдал локон лисе и о, чудо! Лиса обернулась девушкой-красавицей

    гури-пери.

         Да лиса я, лиса, - уверила его девушка. - А теперь веди меня к атаману.

    Оставишь меня там, а сам бери коня и скачи  прочь.  Я  присоединюсь  к  тебе

    позже.

         Атаман чуть не умер от радости, когда  увидел  красавицу,  доставленную

    ему с горы Арагац. Он приказал разбойникам оседлать вороного коня  и  отдать

    его юноше. Царевич вскочил на коня и был таков.

         Атаман же полез к девушке обниматься и целоваться. Она оттолкнула его:

         - Ну что ты за человек такой?  -  сказала  она,  высвобождаясь  из  его

    объятий. - Только меня увидел, - сразу обниматься  полез.  Разве  здесь  нет

    других женщин? Я хочу познакомиться с ними.

         Атаман позвал разбойничьих жён.  Тут-то  все  и  увидели,  что  девушка

    гури-пери среди них самая красивая.

         - Возьмите её с собой в сад, - сказал атаман женщинам.

         В саду гури-пери подошла к стене, перелезла через неё и убежала прочь.

         Обернувшись опять лисой, она догнала царевича.

         - Пошли, отведу тебя  в  Птичий  Город.  Теперь  мы  поступим  так:  ты

    оставишь коня привязанным в конюшне, а к  птичьему  царю  отведёшь  меня,  -

    сказала лиса, превратившись в коня, как две капли  воды  похожего  на  коня,

    подаренного атаманом разбойников.

         Птичий царь был просто счастлив, когда юноша привёл ему коня.

         - Дайте ему двух птиц и пусть идёт себе, куда хочет, - сказал он.

         Юноша взял двух птиц, сел на коня, которого оставил в конюшне  и  уехал

    из города.

         А тот конь,  что  остался  у  птичьего  царя,  лягнул  своего  хозяина,

    перемахнул через стену и был таков.

         Превратившись в  себя,  лиса  догнала  златокудрого  царевича,  который

    поджидал её в лагере, вместе со своим другом - конюшим. Она отвела  юношу  к

    тому месту, где окаменели Богос, Бедрос и их воины.

         - О, златокудрый царевич, посмотри на эти камни! Узнаёшь ли  ты  их?  -

    спросила лиса.

         - Честно говоря, нет.  Вообще-то  я  озадачен,  они  больше  похожи  на

    изваяния людей, чем просто на камни.

         - Смотри, царевич, вот это - твои братья. Они  стали  камнями,  но  они

    видят нас! А вокруг - их воины.

         Тут  раздался  вопль,  похожий  на  крик  раненной  куропатки  и   все,

    превращённые в камень люди, ожили в месте с лошадьми, что были с ними.

         Лиса отвела всех обратно в лагерь.

         - О, златокудрый царевич! Если бы ты не угостил меня жареной  пшеницей,

    ты бы сейчас был таким же камнем, какими были твои братья. А  теперь  пришла

    пора нам расставаться, ведь я выполнила твои сокровенные желания, -  сказала

    лиса и ушла в лес.

         Три брата, конюший и восемьдесят  всадников  благополучно  вернулись  в

    столицу. С ними были две Птицы Правды  и  вороной  конь  -  подарок  атамана

    разбойников.

         Сердце царя переполнилось счастьем, когда он увидел живыми и  здоровыми

    своих сыновей и своего друга - конюшего. В честь их возвращения был  устроен

    пир.

         Через несколько дней после этого Богос и Бедрос сказали царю:

         - Отец, давай созовём Государственный Совет.

         Царь подумал, что  они  хотят  перед  всеми  вельможами  и  сановниками

    сказать добрые слова о своём  брате  и  согласился  созвать  Государственный

    Совет на следующей неделе.

         Когда все собрались, Богос и Бедрос, встав перед царём и прижав руки  к

    сердцу, сказали:

         - Пусть продлятся твои годы, царь. Ты уже не так молод  и  тебе  трудно

    нести такое бремя, как забота о государстве. Позволь же нашему брату, нашему

    спасителю, взойти на трон вместо тебя.

         - Я и сам об этом подумывал, - ответил царь. - И я очень рад, что между

    моими сыновьями царит такое согласие и взаимопонимание.

         Пришёл черёд выступить златокудрому царевичу:

         - Не проси меня об этом, царь. Ведь ты жив, отец мой,  и  ты  в  добром

    здравии. Да и братья мои меня старше, - взволнованно сказал юноша.

         И добавил:

         - И я никогда не хотел быть царём.

         - Только тебя мы видим царём и  не  представляем,  что  может  быть  по

    другому, - ответили Богос и Бедрос.

         - Что же, я принимаю оказанную мне высокую  честь,  но  сердце  моё  не

    спокойно,  -  сказал  златокудрый  царевич.  -  Пусть  наш  отец  продолжает

    царствовать, а я буду лишь управлять от его имени.

         - Отлично, мы согласны, - ответили братья.

         Спустя какое-то время созвал златокудрый царевич Государственный Совет,

    пригласил на него отца, своих братьев, конюшего,  советников  и  вельмож,  и

    говорит им:

         - Как вы  смотрите  на  то,  чтобы  я  и  мои  братья  в  конце  концов

    остепенились, женились бы и начали семейную жизнь? Отец, может быть  у  тебя

    есть на примете хорошие невесты?

         - Даю вам своё согласие и благословение на вступление в брак, -  сказал

    царь.

         - Отец, мы хотим, чтобы нашими жёнами стали сёстры-близнецы.  Тогда  не

    будет почвы для завистливых разговоров о том, у кого жёны красивые, а у кого

    нет.

         - Что же, дети мои, пусть будет по-вашему, - сказал царь. - Завтра я  и

    мой друг конюший переоденемся  в  дервишей  и  отправимся  странствовать  по

    нашему царству. Бог даст, - найдём вам хороших невест.

         На следующий день царь,  как  и  обещал,  одел  рубище  дервиша.  Также

    поступил и конюший. И они отправились в путь.

         Долго ли длилось их странствие, коротко ли,  про  то  им  лучше  знать.

    Остановились они как-то на окраине небольшого городка, возле мельницы. Рядом

    стоял домик пастуха. Сидят путники и наблюдают, как пастух запустил в  загон

    овец  и  коз,  как  из  домика  то  выходит,  то  заходит  обратно  в  домик

    девушка-красавица с шерстяной пряжей в руках. У них и мысли не было, что это

    не одна и та же девушка, а три разных девушки - сёстры-близнецы.

         Пастух вошёл в домик и начал стыдить жену и дочерей:

         - Как же вам не стыдно! Рядом с домом сидят два голодных дервиша, а  вы

    им даже корки хлеба не вынесли.

         Он вышел во двор и позвал путников:

         - Заходите в дом, дервиши. Будьте моими гостями.

         Пастух накрыл гостям хороший стол и пригласил их к трапезе.

         - Видишь? Эти три девушки-близнецы, - его дочери, - зашептались царь  и

    конюший.

         Переночевав в доме пастуха, путники отправились в обратную дорогу.

         Вернувшись во дворец, царь сказал:

         - Я нашёл для вас  невест,  -  трёх  сестёр-близнецов.  Они  красавицы,

    правда рода не знатного: их отец - пастух. Но, видно, на то воля Бога.

         Конюший вернулся в домик пастуха  и  передал  ему  царский  подарок,  -

    тысячу серебряных монет. Пастух открыл на эти деньги своё дело и  уже  через

    три месяца стал преуспевающим купцом.

         После этого к нему в очередной раз пожаловал конюший:

         - Царь хочет, чтобы его сыновья и  твои  дочери  поженились.  Как  тебе

    нравится такое предложение?

         Купец, подумав, что это, должно быть, шутка, улыбнулся.

         - Я не шучу, -  сказал  конюший.  -  Я  сюда  прибыл  для  того,  чтобы

    договориться о свадьбе.

         - Если дети царя хотят взять себе в жёны моих детей, то я  буду  только

    рад, - сказал купец.

         Конюший достал три обручальных кольца и положил их на каминную полку.

         Вышли девушки, подошли к камину, взяли с полки кольца и  надели  их  на

    пальцы. Вышло так: старшая сестра надела кольцо старшего  царевича,  средняя

    сестра надела кольцо среднего царевича, а младшая - златокудрого царевича.

         - Это событие надо как следует отметить, - сказал купец.

         Они устроили пир. А на следующий день конюший отбыл во  дворец,  сказав

    купцу, что первого мая вернётся сюда со  свадебной  процессией  во  главе  с

    царём, чтобы забрать невест и отвезти их женихам.

         Когда пришло время, царь собрал вельмож,  музыкантов,  взял  дружину  в

    тысячу всадников и собрался ехать за невестами.

         Смутно было на душе у златокудрого царевича. Он предупредил отца, чтобы

    тот не  разбивал  лагерь  и  не  останавливался  на  ночлег  в  окрестностях

    Запретного ручья, который пересекал их путь. Царь  пообещал  выполнить  этот

    наказ.

         Но на обратном пути в столицу, после того, как забрали  невест,  многие

    участники свадьбы были пьяны от вина и не смотря  на  приказ  царя  всё-таки

    расположились на ночлег около Запретного ручья.

         Проснувшись на рассвете, царь  увидел,  что  весь  его  лагерь  окружён

    вишапом, - огромным драконом.

         Люди обнажили мечи и сабли и стали ждать приказ царя к атаке. А  дракон

    вдруг сказал человеческим голосом:

         - Успокойтесь, люди. Вы не напугаете меня своими мечами и саблями.  Они

    бесполезны в битве со мной.

         Царь склонил свою голову и сказал:

         - Мой дорогой дракон,  отпусти  нас,  пожалуйста,  с  миром.  Я  обещаю

    выполнить любую твою просьбу.

         - Пришли мне сюда своего златокудрого сына, - ответил ему дракон.

         Царь был как в трауре. Все его люди были напуганы. Но царь уже  не  мог

    взять обратно данное  им  слово.  Он  приказал  всем,  кто  был  с  ним,  не

    рассказывать пока о происшедшем златокудрому царевичу. До самой свадьбы.

         Прибыв во дворец, все приступили к свадебной  церемонии.  Вышел  вперёд

    Богос и взял за руку старшую сестру. Затем  вышел  Бедрос  и  взял  за  руку

    среднюю сестру. Златокудрый царевич не вышел вперёд, не сделал шаг навстречу

    невесте, и она осталась стоять невостребованная женихом.

         - Пусть она лучше будет моей сестрой, чем моей вдовой. Так как я больше

    не царский сын, а жертва, которую  вы  принесли  дракону,  -  горько  сказал

    златокудрый царевич.

         - Если наш брат говорит так, то пусть и  наши  невесты  будут  нам  как

    сёстры. Негоже нам свадьбу играть в такой момент,  когда  мы  теряем  нашего

    брата, - сказали Богос и Бедрос.

         Спустя неделю после этого разговора, царевич простился со  всеми,  кого

    он знал и сказал на прощанье:

         - Как пойду я к дракону, пусть люди, в память обо мне, сорок дней носят

    траур и молятся за упокой моей души.

         Когда царевич уходил к ручью, все люди плакали, плакала и младшая  дочь

    купца, так и не ставшая женой царевича. А что же царь? Он сдержал данное  им

    дракону слово, так  как  нарушив  его,  подверг  бы  свою  страну  огромному

    несчастью.

         Добравшись до места, где на ночлег останавливался царь, юноша искупался

    в ручье и прилёг вздремнуть на его берегу.

         Проснувшись, он увидел стоявшего перед ним дракона.

         - Так, так... Значит ты всё-таки пришёл сюда, златокудрый  царевич.  Ну

    что же, приготовься к полёту.

         Дракон приблизился к юноше:

         - Закрой глаза.

         Царевич закрыл глаза. А когда он открыл их, то увидел, что дракон парит

    в небе, а он сидит у него на спине.

         - Посмотри вниз, на землю. Скажи мне, что ты  там  видишь?  -  попросил

    дракон.

         - Вижу горы. Они все  в  снегу,  -  их  как  будто  мукой  посыпали,  -

    откликнулся царевич.

         Дракон поднялся ещё выше в небо.

         - Слушай, имей сердце, в конце концов. Ты же изжаришь  меня  на  солнце

    заживо, - закричал царевич.

         - Скажи мне, что ты видишь сейчас? - опять спросил его дракон.

         - Я уже ничего не могу различить внизу, - ответил юноша.

         - Мы сейчас пролетаем над страной Чин-ма-Чин. Сможешь  ли  Ты  привести

    мне дочь царя Чин-ма-Чина?

         - Попробую.

         - Да уж, попробуй. А то возьму да и сброшу тебя  вниз  с  этой  высоты.

    Потом костей не соберёшь.

         Дракон приземлился на другой стороне моря, в стране Чин-ма-Чин. Хвостом

    снял юношу со своей спины и поставил его на землю.

         Ну а теперь, как говорится, в добрый путь,  -  сказал  он  царевичу.  -

    Пусть тебе сопутствует удача.

         Царевич отправился в столицу страны Чин-ма-Чин. На  душе  у  него  было

    тоскливо. Вдруг смотрит он - что за дела? На вершине  горы  дерутся  друг  с

    другом три ховта.

         - Этот смертный помешает нам выяснить наши отношения, -  сказали  ховты

    друг другу, увидев приближающегося юношу.

         Златокудрый царевич подошёл к ним и говорит:

         - Что тут у вас происходит? Почему дерётесь?

         Ховты ответили, что, мол, они три брата и делят между собой наследство:

    шапку, ключ и скатерть.

         - И вы дерётесь из-за таких пустяков? - удивился юноша.

     

         - Это вовсе не пустяки, - обиделись ховты. - Если  наденешь  на  голову

    эту шапку, то станешь невидимым. Сможешь пройти мимо  ста  тысяч  человек  и

    никто тебя не увидит. А ключом этим можно открыть и закрыть любую  дверь,  -

    какие бы замки и засовы там не были. Н

         Златокудрый царевич взял три камня, бросил  их  в  пропасть  и  говорит

    ховтам:

     

         - Теперь и  вы  спуститесь  на  дно  ущелья.  Когда  дам  вам  знак,  -

    поднимайтесь сюда как можно быстрее. Тот, кто придёт первым, получит  шапку.

    Пришедший  вторым  -  скатерть.  Ну  а  ключ  достанется  тому,  кто  придёт

    последним.

         Ховты бросились на дно ущелья.

         - Поднимайтесь! - крикнул им царевич.

         Ховты стали карабкаться в гору, а юноша, тем временем, надел на  голову

    шапку и стал  невидим.  Ховты  широко  раскинули  свои  лапы,  ловили-ловили

    царевича, да где там... Царевич, прихвативший с собой ключ и  скатерть,  был

    уже далеко.

         - Он обманул нас, - обиделись ховты. - Но  ведь  нам  некого  винить  в

    собственной глупости, кроме как самих себя. Ведь обмануть можно только того,

    кто даёт себя обмануть.

         А юноша, тем временем, шёл в  столицу  страны  Чин-ма-Чин.  Только  Бог

    знает, как долго он шёл, пока не подошёл к  такому  месту,  где  дорогу  ему

    перегородили семь дэвов. Это был узкий проход между высокой отвесной  скалой

    и буйным морем и обойти дэвов было нельзя.

         Чудовища заметили юношу:

         - Давненько нам не приходилось лакомиться человечьим мясом, - прорычали

    дэвы нетерпеливо глотая слюни.

         Царевич стал лихорадочно соображать: что делать? И он решил испробовать

    в деле скатерть-самобранку. Юноша помолился Богу и раскинул скатерть.

         У дэвов был такой пир, какой они себе и в лучших мечтах представить  не

    могли:

         - Мы не ели ничего подобного целых семь лет, - сказали дэвы и  спросили

    у юноши, чем они могли бы его отблагодарить за угощение.

         - Просто  дайте  мне  пройти  дальше,  -  сказал  царевич,   сворачивая

    скатерть. - Я иду в столицу, к царю Чин-ма-Чина.

         Дэвы не только пропустили юношу, они дали ему на прощанье клок  шерсти,

    сказав при этом:

         - Как только тебе понадобится наша помощь - брось этот  клок  шерсти  в

    огонь.

         Царевич отправился в путь дальше. Долго ли шёл он, коротко ли,  про  то

    ему лучше знать. Наконец, добрался он до такого места, где было очень  много

    муравьёв. Они уже были готовы наброситься на него и съесть,  но  царевич  не

    растерялся. Он расстелил перед ними скатерть-самобранку  и  помолился  Богу:

    муравьи поели вволю.

         - Благодарим тебя, ты можешь идти дальше.  Только  возьми  с  собой  на

    прощанье этот маленький коготок. Как только тебе понадобится наша  помощь  -

    брось его в огонь, - сказали муравьи.

         Пошёл юноша дальше. Шёл он, шёл и, наконец, дошёл до такого места,  где

    всё небо закрывали огромные  стаи  белых  птиц.  Эти  птицы  уже  собирались

    разорвать царевича в клочья, но тот успел расстелить  скатерть-самобранку  и

    помолиться Богу.

         Птицы были очень признательны юноше за угощение.  Прощаясь  с  ним  они

    дали ему перо, и сказали:

         - Как только тебе понадобится наша помощь - брось это перо в огонь.

         Царевич пустился в дальнейший путь. Долго ли он шёл, коротко ли, про то

    ему лучше знать. Наконец, дошёл он до столицы царства Чин-ма-Чин.

         В городе, отдохнув в тени платанов, юноша стал искать  себе  жильё.  Он

    снял комнату в доме одной старушки и прожил  там,  ничего  не  предпринимая,

    целую неделю.

         И вот, как-то утром, он говорит своей квартирной хозяйке:

         - Матушка, пойди сходи к вашему царю, скажи ему, что я хочу жениться на

    его дочери.

         - Сынок, забудь об этом. Царь никогда не отдаст за тебя свою дочь. Если

    не хочешь лишиться головы, то не ввязывайся в это дело, - ответила старушка.

         - Не беспокойся обо мне. Просто сделай так, как я тебя  прошу.  Я  хочу

    жениться на царевне.

         Делать нечего. Пошла старушка во дворец, села на скамье у ворот и стала

    ждать.

         Вышел царский советник и спрашивает:

         - Что тебе здесь надо, старушка?

         - Мой сын хочет жениться на царской дочери.

         Советник пошёл к царю и доложил:

         - Там пришла вдова какого-то пастуха. она сватает своего сына  за  твою

    дочь.

         - В самом деле? Ну что же, пусть войдёт.

         Старушку привели к царю.

         - Так, так... Поведай же мне, что ты хочешь, - спросил её царь.

         - Мой сын хочет жениться на твоей дочери. Вот я и  пришла  просить  для

    него её руки.

         - Если твой сын желает стать моим зятем, то ему придётся  пройти  через

    испытания. Если он не справится хоть с одним из них - не сносить ему головы.

    Так что предупреди его.

         Старушка отправилась домой  и  вскоре  вернулась  во  дворец  вместе  с

    юношей, который повязал свою голову платком так, чтобы  не  было  видно  его

    золотых волос.

         - Прежде, чем отдать тебе свою дочь, ты  должен  пройти  испытания.  Ты

    должен доказать, что достоин её, - объявил царь.

         Вечером царские стражники заперли юношу  в  комнате.  На  семи  больших

    медных подносах они оставили там семь изжаренных на вертеле бараньих туш:

         - Если ты за одну ночь съешь все семь туш, то царская дочь твоя. А если

    нет, то утром отрубим тебе голову, - сказали стражники.

         Как может один человек съесть семь  баранов?  Царевич  понял,  что  это

    задание невыполнимо и тут же  вспомнил  о  семерых  дэвах.  Юноша  вынул  из

    кармана клок шерсти и сжёг его. Затем, пользуясь добытым у ховтов  волшебным

    ключом, он открыл дверь: семеро дэвов стояли на пороге.

         Царевич пригласил их в комнату, угостил  бараниной,  а  затем  проводил

    обратно и запер за ними дверь. Управившись, юноша лёг спать.

         Утром царь позвал палача и говорит:

         - Пойди, отруби парню голову и принеси её сюда.

         Палач, увидев что юноша сладко спит, а жаренных бараньих туш рядом нет,

    бросился обратно к царю и воскликнул:

         - Да он всё съел! Может  быть  удачливость  этого  юноши  смягчит  твоё

    сердце?

         Царь вскочил, надел туфли и бросился к комнате, в  которой  был  заперт

    юноша. Смотрит,- действительно пропала вся еда.

         - Жаль, что не дали мне хлеба, - усмехнулся юноша глядя на царя. -  Или

    у вас хлеб едят только по праздникам?

         Царь от удивления словно язык проглотил. Он отпустил царевича  домой  в

    сопровождении охраны. Когда юношу вели по дворцу, его  увидела  царевна.  Ей

    так понравился симпатичный царевич, что она тут же влюбилась в него.

         На следующий день царь пригласил юношу во дворец  на  обед.  После  его

    окончания царевича отвели в большую комнату, где была рассыпана  целая  гора

    зерна: рожь, пшеница и просо, и заперли там.

         - Хочу, чтобы ты разделил всё зерно по сортам, парень, - сказал царь. -

    Если у тебя ничего не выйдет, то не сносить тебе головы.

         Пригорюнился царевич, опечалился. И вдруг его взгляд стал ясным,  -  он

    вспомнил о муравьях. Он сжёг маленький  коготок  -  их  подарок.  И  тут  же

    отовсюду: из под двери, с потолка, через окна, начали  в  комнату  проникать

    муравьи.

         - Что мы можем сделать для тебя, златокудрый царевич?

         - Разложите эту кучу зерна по сортам: отдельно рожь, пшеницу и просо.

         Муравьи  справились  с   работой   за   два   часа.   Юноша   расстелил

    скатерть-самобранку и от души накормил муравьёв. После того, как они поели и

    ушли, царевич лёг спать.

         Рано утром царь вместе с палачом отправился рубить юноше голову. Увидев

    их, царевич не захотел пускать их внутрь, заявив:

         - Вам я не доверяю. Приведите  сюда  честных  людей,  боящихся  божьего

    гнева, пусть они войдут первыми и увидят мою работу. А то людям, вроде  вас,

    ничего не стоит взять да и смешать горсть зерна, как войдёте.

         Царь вызвал честных людей, боящихся гнева божьего. Они вошли в  комнату

    и увидели, что зерно разложено по сортам:

         - Он победил, он должен получить твою дочь, - сказали они.

         И опять пригласил царевича к себе на обед царь.  А  на  следующее  утро

    сказал:

         - Хочу, чтобы ты принёс своих белых птиц, чтобы они сразились  с  моими

    чёрными птицами. Если мои птицы победят, - ты потеряешь голову. Если же  мои

    птицы проиграют, - отдам за тебя свою дочь.

         Вылетели на битву чёрные птицы царя и померкло солнце  -  так  их  было

    много. Царевич был в тупике. Он не знал, что предпринять. И тут, словно удар

    молнии, вспыхнула мысль: перо! Он вынул из кармана птичье  перо,  подаренное

    ему птицами, и сжёг его.

         Рассекая воздух взмахами  могучих  крыльев,  появились  несметные  стаи

    белых птиц. И сошлись они в битве, белые птицы и чёрные.  И  упали  с  небес

    чёрные птицы и усеяли своими безжизненными телами  землю.  Ни  одной  чёрной

    птицы не осталось в небе, всех их сбросили оттуда белые птицы.

         Юноша в этот раз не вынимал скатерть-самобранку. Он не хотел делать это

    в присутствии царя:

         - Я угощу вас позже, - пообещал царевич белым птицам. - А теперь летите

    к своим гнёздам.

         Затем, подойдя к царю, юноша сказал:

         - Пусть годы твои будут долгими, царь, не кажется ли тебе, что я прошёл

    испытания?

         И царь ответил:

         - Ты прав. Ты победил. Моя дочь - твоя.

         Семь дней и семь ночей шёл свадебный пир. Царевич и царевна стали мужем

    и женой.

         Но, придя в спальню, царевич вынул свой меч и положил  его  на  кровать

    между собой и женой.

         - Что ты делаешь? - заплакала царевна.  -  Если  бы  ты  знал,  сколько

    славных юношей, просивших моей руки, потеряли свои головы!

         - Прости меня, царевна, но сорок дней мы будем жить с тобой как брат  и

    сестра.

         Как-то раз, когда юноша был в своих покоях один, без платка на  голове,

    царевна, неожиданно войдя в  комнаты  увидела,  что  они  наполнены  золотым

    сиянием. Она бросилась к отцу:

     

         - Пойдём скорее! Посмотри на своего зятя...

         Царь, царица и царевна кинулись в покои царевича. А он к этому  времени

    уже повязал голову платком. Царевна подошла к нему и стянула с головы  юноши

    платок.  Покои  вновь  наполнились  чудесным  золотым  светом,   излучаемыми

    золотыми кудрями. Тут только царь смекнул, что юноша этот не кто  иной,  как

    сын того царя, кому он платит дань.

     

         - Прости  меня,  царевич,  за  все  те  опасности,   которым   я   тебя

    подвергал, - начал просить царь.

         - Что было, - то было. Я тебя простил, так что позволь мне вернуться  в

    свою страну с твоей дочерью.

         Радостный царь тут же согласился и отпустил молодых, одарив их богатыми

    подарками и снабдив огромным приданым.

         По пути домой новобрачным повстречались стаи белых птиц,  которых  было

    так  много,  что  казалось,  будто  бы  наступила  зима.  Царевич   раскинул

    скатерть-самобранку и накормил их. Птицы пропустили их дальше.

         Затем они пришли в страну муравьёв. Юноша их также накормил.  Довольные

    муравьи позволили ему продолжать путь дальше.

         Потом пришёл черёд расстелить скатерть-самобранку перед  семью  дэвами.

    Насытившись, дэвы с удовольствием пропустили их дальше.

         Наконец, они подошли к тому месту,  где  их  поджидал  дракон.  Царевич

    поднял голову, - стал искать в небе дракона. Он надеялся,  что  его  невеста

    скажет дракону правду о том, что они всё это время жили вместе  как  брат  и

    сестра, а не как муж и жена.

         - Почему ты та беспокойно смотришь в небо? - спросила царевна.

         - Посмотри! Видишь - дракон. Я должен  передать  тебя  ему,  -  ответил

    царевич.

         Девушка побледнела и задрожала. Как только дракон опустился  на  землю,

    он тут же скинул свою драконью кожу и обернулся юношей, очень похожим внешне

    на жену златокудрого царевича. Как оказалось,  это  был  ни  кто  иной,  как

    родной брат царевны. Брат и сестра со слезами  на  глазах  и  с  радостью  в

    сердце обнялись и  расцеловались.  Потом  они  кинулись  обнимать  царевича.

    Девушка рассказала своему брату о том, как златокудрый  царевич  прошёл  все

    испытания и добился её руки.

     

         - Мой отец был очень жесток ко всем, кто сватался к моей сестре. Из  их

    черепов он выстроил  семиэтажный  дом,  -  начал  рассказывать  златокудрому

    царевичу брат его жены. - Я  не  мог  вынести  жестокость  этого  тирана.  Я

    молился Богу, я просил превратить меня в др

         Брат царевны надел драконью кожу и обернулся драконом. Он посадил  себе

    на спину молодых и перенёс их на другую сторону моря.

     

         - Прощайте же, друзья мои, - начал прощаться брат царевны.

         - Постой, погоди. А ты что же, так и будешь драконом? Теперь  ведь  всё

    изменилось. Может быть, ты начнёшь новую жизнь? -  спросил  его  златокудрый

    царевич.

     

         - Вообще-то мне приглянулась одна девушка, ответил ему брат царевны.  -

    Я увидел её в тот день, когда окружил у Запретного ручья войско твоего отца.

    Это младшая дочь купца. Я вот подумал, что если бы я ей понравился, то я...

         - Вот и отлично, - обрадовался царевич. - Идём вместе с нами.

     

         Все втроём они благополучно добрались до столицы царства.

         В городе первый же встречный просился на них с  кулаками.  Он  закричал

    сердито:

         - Как же вы посмели войти в наш город с невестой в белоснежном  платье,

    когда у нас траур и все носят чёрные одежды? Разве вы  не  знаете,  что  всё

    наше царство оплакивает потерю нашего златокудрого царевича?

         Царевич дал ему золотую монету и сказал:

         - Беги скорее к царю и скажи ему, что его пропавший сын вернулся.

         Царь наградил гонца и с музыкантами вышел дворца встречать сына.

         Младшая дочь купца грустно наблюдала,  глядя  из  окна,  за  церемонией

    встречи.

         Златокудрый царевич поднялся к ней и сказал:

         - Пойдём со  мной,  красавица.  Если  судьба  твоя  -  выйти  замуж  за

    царевича, так не отворачивайся от неё.

         Устроили великий пир. Богос женился на старшей дочери купца.  Бедрос  -

    на средней. Брат царевны Чин-ма-Чина женился на младшей дочери купца.  Ну  а

    златокудрый царевич и царевна Чин-ма-Чина отпраздновали свою свадьбу  уже  в

    стенах родного дома.

         Пир длился семь дней и семь ночей. Все, кто хотел, мог прийти на него и

    поздравить молодых.

         Их мечты сбылись, так пусть же сбудутся и ваши.

    Оставьте свой комментарий об этой страничке: